Один день на земляничном поле

Замедляют старение: названы продукты, помогающие мозгу

180
(обновлено 20:12 16.11.2018)
Оказалось, что лекарства, созданные на основе клубники и куркумы, способны защищать нейроны от воспаления, связанного со старением мозга

ЦХИНВАЛ, 16 ноя — Sputnik. Исследователи из Института Солка представили уникальные препараты — геронтонейропротекторы, которые являются потенциальными кандидатами для лечения болезни Альцгеймера, пишет Вести.Медицина.

Относительно новый класс препаратов на фармакологическом рынке — геронтопротекторы способствуют улучшению состояния здоровья в пожилом и старческом возрасте. Однако исследования позволяют дополнить линейку этих препаратов новыми наименованиями. Так, недавно созданный уникальный подкласс таких соединений, получивший название геронтонейропротекторы (ГНП), призван замедлить процессы старения.

Специалисты поработали с двумя химическими веществами, обнаруженными в составе растений — физетином, которым богаты некоторые овощи, фрукты и ягоды (особенно клубника) и куркумином, входящими в состав куркумы, и вывели три препарата, получившие рабочие названия CMS121, CAD31 и J147. Лекарства способны защищать нейроны от воспаления, связанного со старением мозга, и помочь в лечении болезни Альцгеймера. Лабораторные исследования показали уменьшение молекулярных маркеров старения и деменции у грызунов, заодно увеличили средний срок их жизни. 

Сейчас препараты задействованы в токсикологических исследованиях на животных, необходимых для допуска к клиническим испытаниям на людях.

180
Атомная подводная лодка ВМФ России. Архивное фото

Что делает российский атомный "Антей" в Балтийском море

11
(обновлено 13:50 14.07.2020)
Шведский телеканал SVT бьет тревогу: в Балтийское море вошла российская атомная подлодка класса "Антей", способная нести крылатые ракеты большой дальности и торпеды с ядерными боеголовками, "в десять раз превышающие мощность бомбы, которая стерла с лица земли Хиросиму".

Местные эксперты оценивают данные действия РФ как демонстрацию силы. Факт участия корабля в давно запланированном Главном военно-морском параде в честь Дня ВМФ России скандинавские военные и специалисты обошли стороной, замечает военный обозреватель Александр Хроленко.

Глава исследовательского отдела шведского Института оборонных исследований Никлас Гранхольм высказывает предположение, что в ближайшие несколько недель состоятся какие-нибудь учения ВМФ России. И замечает, что 150-метровая субмарина с двумя ядерными реакторами слишком велика и опасна для Балтики. Дизельные подводные лодки Швеции длиной 60 метров явно проигрывают. Военный эксперт делает вывод: "Антей" – это демонстрация российской военной мощи.

Русскоязычное издание "Stockholm сейчас" приводит мнение другого специалиста, советника по безопасности Йоакима фон Брауна: "Российские военные посылают нам четкий сигнал: они хотят показать, что они большие и сильные". Вооруженные силы Швеции следят за развитием событий на Балтике. Датчане гордятся тем, что первыми обнаружили 150-метровую "иголку в стоге сена", то есть российский атомный подводный ракетный крейсер К-266 "Орёл" в надводном положении и на 15 узлах хода (около 27 км/час).

Что там Балтийское море, если в опасности находится весь Атлантический океан. Западные эксперты отмечают, что в последние годы российские подлодки существенно улучшили свои характеристики, а экипажи – мастерство. Дальние субмарины стали головной болью для НАТО, где ранее заявили о потере своего господства в Северной Атлантике. И все же, что происходит на Балтике?

Атомный подводный ракетный крейсер К-266 "Орёл" с ядерной энергетической установкой, действительно, совершил переход с Северного флота в Финский залив Балтийского моря. Минобороны РФ этого не скрывает. Известно и другое: субмарины проекта 949А "Антей" предназначены преимущественно для борьбы с авианосными группировками противника, и страны Балтийского региона могут спать спокойно (авианосцев у них нет). И военно-морские силы НАТО в Европе целью "Орла" также не являются.

Ответ на вопрос о цели похода российской АПЛ лежит на поверхности. В последнее воскресенье июля в России отмечают день ВМФ (то есть в 2020 году – 26 июля). Поэтому странно, что специалисты ВМС в странах Балтийского региона сегодня теряются в догадках о цели визита атомного "Антея". Напомню, в 2018 году крейсер "Орёл" уже представлял Северный флот на Главном военно-морском параде России в Финском заливе Балтийского моря. Хотя экипажу тогда и в 2020-м пришлось преодолеть более 1500 морских миль (около 2800 км) между Североморском и Кронштадтом, это исключительно мирная миссия.

"Антей" партнеров не обидит

Атомные многоцелевые субмарины третьего поколения проекта 949А "Антей" ("Орёл", "Смоленск", "Воронеж", "Омск", "Тверь" и другие) созданы для ракетных ударов по авианосцам и береговым объектам противника сверхзвуковыми крылатыми ракетами "Гранит" дальностью действия около 500 км. Имеют прочный корпус цилиндрической формы (10 отсеков) из стали толщиной 45 – 68 мм, и пусковые установки противокорабельных ракет за пределами прочного корпуса под углом 45 градусов к горизонту (подводный старт). Конструкция укреплена для плавания в арктических широтах. При этом "Антей" стоит примерно в 10 раз меньше, чем американский авианосец типа "Нимиц".

Подводный крейсер К-266 "Орёл" находится в боевом строю ВМФ России с 1993 года. После модернизации в 2017 году имеет на вооружении противокорабельный ракетный комплекс П-800 "Оникс", боезапас – 72 ракеты ЗМ-45 и 24 торпеды нескольких типов. Для сравнения, флагман Северного флота, тяжелый атомный ракетный крейсер "Петр Великий" несет только 20 противокорабельных ракет. "Орёл" нарастил возможности за счет новых автоматизированной системы боевого управления, гидроакустической системы и малошумных гребных винтов. Ранее стало известно, что в ходе глубокой модернизации "Антеи" оснащают также ракетными комплексами "Калибр", позволяющими наносить удары по наземным целям на удалении до 2500 км.

Как бы то ни было, атомный подводный ракетный крейсер "Орёл" обладает уникальными боевыми характеристиками, способен погружаться на глубину до 600 метров, имеет огромное водоизмещение – 24 тыс. тонн, длину – 155 метров, скорость подводного хода – до 32 узлов (около 59 км/час), автономность – 120 суток, экипаж – 130 человек. Корабль успешно участвовал во многих учениях и походах, дважды завоевывал приз главкома ВМФ за стрельбу по морской цели.

В кильватерном гордом строю

Главком ВМФ России Адмирал Николай Евменов 13 июля сообщил: "Отряд кораблей Северного флота в составе большого противолодочного корабля "Вице-адмирал Кулаков" и атомного подводного ракетного крейсера "Орёл" прибыл в Финский залив для участия Главном военно-морском параде. В ближайшие дни отряд приступит к мероприятиям по плану подготовки к Параду". Акватория Кронштадтского рейда готова к временному базированию кораблей большого водоизмещения.

За время межфлотского перехода экипажи большого противолодочного корабля (БПК) "Вице-адмирал Кулаков" и атомного подводного ракетного крейсера "Орёл" отработали ряд корабельных учений по противовоздушной и противолодочной обороне, по обмену сигналами в ночное и дневное время, по борьбе за живучесть. Ценный опыт получили вахтенные офицеры и штурманы – с учетом навигационных особенностей акватории Балтийского моря.

Начались тренировки парадного строя боевых кораблей крупного водоизмещения. Вместе с крейсером "Орёл" на Кронштадтском рейде к празднику готовятся БПК "Вице-адмирал Кулаков", большие десантные корабли "Минск" и "Королёв". Экипажи отрабатывают систему связи и взаимодействия, движение в кильватерной колонне с заданными скоростью и курсом. Проверяется подготовка вахтенных офицеров и штурманских специалистов к плаванию в непростой акватории Кронштадта (непростой – даже для моряков-балтийцев).

Комплекс ПВО морского базирования Панцирь-МЕ
АО Конструкторское бюро приборостроения им. Академика А.Г. Шипунова

Современный Балтийский флот – форпост России на Западном направлении, разновидовое оперативно-стратегическое объединение, включающее корабельные силы, морскую авиацию, средства противовоздушной обороны, береговые войска, единые органы оперативного и технического обеспечения. Привлеченные к Главному параду значительные силы и средства военно-морского флота (десятки кораблей, самолетов и вертолетов) превращают праздник в подобие стратегической операции. Цели – мирные, но организация – боевая. Это нормально. Присутствие ВМФ России в Балтийском море – не угрожающая кому-то демонстрация военной силы, а исторический факт протяженностью 317 лет. И атомный подводный ракетный крейсер К-266 "Орёл" здесь – дома, а не в гостях.

11
Собор Святой Софии в Стамбуле

Может ли Святая София объединить русских и турок?

19
Турки сделали главный православный собор мира, Святую Софию в Константинополе, мечетью — Россия должна защищать христианскую веру и наказать Турцию! Звучит правильно?

Но османы переделали храм в мечеть в 1453 году — после того, как взяли Константинополь, а на месте Римской империи (называемой еще Византийской) утвердилась империя Османская, Османский халифат, до начала ХХ века правивший немалой частью исламского мира, отмечает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Империя и халифат погибли после Первой мировой войны — на ее месте туркам с трудом удалось сохранить хотя бы свое национальное государство, Турецкую Республику. Ислам в этом светском, вестернизируемом государстве не подвергался таким репрессиям и погрому, как православие в России, — но турецкий Ленин Ататюрк вытеснил его на обочину жизни, поставил под контроль государства. Одним из важных символических решений было и превращение Айя-Софии из мечети в музей — обнаруженные там византийские фрески стали привлекать миллионы туристов.

Сближение Турции с Западом продолжалось и всю вторую половину ХХ века — но постепенно даже прозападно настроенные турки стали понимать, что Европа не сольется с Турцией, что различия между двумя цивилизациями слишком сильны. Да и потенциальная угроза со стороны России, в свое время приведшая Турцию в НАТО, перестала быть геополитическим фактором после распада СССР. А в самой Турции постепенно начался исламский реванш — к власти пришли силы, опиравшиеся на народное большинство, выступавшие за освобождение ислама, за его выход из подполья. Правящий уже 17 лет Реджеп Эрдоган постепенно утверждает Турцию как суверенную исламскую державу, проводящую самостоятельную политику и внутри страны, и на мировой арене.

Важным символическим решением стал и его шаг по возвращению Айя-Софии статуса мечети: "Мы приняли решение об изменении статуса Айя-Софии, основываясь на мнении нашего народа, а не на том, кто что про нас скажет… Страна продолжит идти верным путем — к строительству великой и сильной Турции".

Действительно, решение Эрдогана поддерживают три четверти турок — притом что его собственный рейтинг куда ниже. Турки имеют право делать у себя дома то, что считают правильным?

И вот тут выясняется, что нет: целый ряд стран сначала пытались отговорить Турцию от этого шага, а потом выразили сожаление и озабоченность происходящим. Считающие себя чуть ли не наследниками Византии греки и вовсе потребовали ввести против Турции санкции — на уровне ЕС и международные. Потому что Святая София — это не греко-турецкий, а глобальный вопрос:

"Это вопрос отмены правил и неуважения к мировому сообществу… Эрдоган делает все умышленно. Он отменяет даже традиции своей страны. Он отворачивается от международного сообщества и его правил".

Так заявил министр иностранных дел Греции, православной страны. Но ведь Россия занимает схожую позицию? Вот и Госдума принимала обращение к турецким властям еще до принятия решения, и глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата, митрополит Иларион назвал действия Эрдогана "ударом по всему мировому православию": "Потому что для всех православных христиан по всему миру храм Святой Софии — это такой же символ, как для католиков собор Святого Петра в Риме, поэтому мы с большим сожалением воспринимаем это решение".

Но позиция Русской православной церкви и не могла быть другой — Россия стала Третьим Римом после падения Второго, и Святая София навсегда останется для православных символом великой православной Византийской империи — империи, построенной равноапостольными Константином и Еленой. Защищать Святую Софию — естественная обязанность РПЦ, даже если нет ни одного шанса вернуть на нее крест.

Но позиция России как государства другая: хотя нас волнует будущее Святой Софии, мы не считаем себя вправе указывать Турции на то, как ей себя вести, и уж тем более угрожать ей. Как заявил в понедельник заместитель министра иностранных дел России Сергей Вершинин, "мы исходим из того, что речь идет о внутренних делах Турции, в которые, естественно, ни мы, ни другие не должны вмешиваться". При этом замминистра напомнил о "широком общественном резонансе, который получил этот вопрос и в нашей стране, и за ее пределами", и сказал, что мы "обращаем внимание на значение этого объекта с точки зрения объекта мировой культуры и цивилизации".

То есть Россия не давит на Турцию — притом что, как писала европейская пресса, Владимир Путин был единственным, кто мог бы отговорить Эрдогана от подобного шага. Но это неправильная оценка — да, у Путина и Эрдогана сложились очень тесные и доверительные отношения, но они основаны на взаимном уважении и невмешательстве в дела друг друга. То есть Путин в принципе не мог указывать Эрдогану на то, как ему поступать со Святой Софией, — хотя, конечно, они обсуждали эту тему. Впрочем, официально о таком обсуждении было объявлено только после принятия решения — в ходе телефонного разговора в понедельник: "Владимир Путин обратил внимание Реджепа Тайипа Эрдогана на значительный общественный резонанс, который вызвало в России решение изменить статус храма Святой Софии в Стамбуле. Президент Турции дал соответствующие пояснения, отметив, что доступ к этому уникальному памятнику мировой цивилизации будет гарантирован для всех желающих, включая иностранных граждан, и будет обеспечена сохранность христианских святынь".

Но ни о каких уговорах и уж тем более ультиматумах с нашей стороны не могло быть речи.

И это с учетом того, что в 2015-м, после уничтожения нашего Су-24 на сирийско-турецкой границе, Путин фактически поставил Эрдогану ультиматум — и все контакты находились на паузе девять месяцев, до тех пор, пока турецкий президент не извинился за гибель нашего летчика.

Но тогда речь шла о двухсторонних отношениях — а сейчас, при всем всемирном значении Святой Софии и огромном внимании, которое Россия и Путин уделяют защите православия во всем мире, речь идет о внутреннем деле Турции.

Наши страны в прошлом часто воевали — у нас долгая и сложная история отношений. Но СССР спас Турцию от полного раздробления столетие назад — а в последние десятилетия отношения постоянно развиваются по восходящей. Причем речь не только о двухсторонних связях — но и о действиях на мировой арене, даже там, где, как в Сирии, наши страны находились, по сути, по разные линии фронта. Подобное взаимодействие и нахождение компромиссов стали возможны по одной простой причине — Путин и Эрдоган являются самостоятельными и сильными государственными деятелями, отстаивающими интересы своих стран и нацеленными на их укрепление.

Стратегические цели Путина и Эрдогана совпадают — и Турция, и Россия видят себя важными участниками строительства нового миропорядка, постзападного мира. Поэтому даже объективные противоречия и разногласия между интересами двух стран они пытаются решать тем или иным путем — потому что понимают, что стратегическое взаимодействие России и Турции выгодно обеим странам и работает на усиление каждой из них.

К тому же сейчас между нами нет тех противоречий, что были два века назад, да и Турция больше не "больной человек Европы", и Запад уже не может использовать русско-турецкие противоречия для сдерживания России. Потому что Турция становится менее западной и более исламской страной — и это можно только приветствовать, ведь речь идет о самостоятельной державе, не желающей быть ничьей марионеткой. Святая София навсегда останется для нас православным собором — а для турок она всегда была мечетью и снова станет ей. При этом христианским фрескам ничего не угрожает — на время служб их будут затенять с помощью специальной аппаратуры. Доступ в Святую Софию будет открыт для всех, и даже плата теперь взиматься не будет.

Святая София всегда была для русских важнейшей частью нашего самосознания — из нее мы получили православную веру, а потом долгие годы она была символом русско-турецкого конфликта: мы хотели вернуть на нее крест. Но прошлое не вернуть, не изменить — к тому же фундаментальный постулат нашей государственности гласит, что Второй Рим пал, Третий стоит, а четвертому не бывать. То есть нет уже Константинополя — есть Стамбул. А его место не просто в православии, а в мире как таковом заняла Москва.

Самозваный претендент на звание четвертого Рима, США, на наших глазах входят в завершающий этап своей истории — а Москве, Третьему Риму, и туркам, от рук которых пал Второй Рим (хотя султаны и считали себя его продолжателями), сейчас, по большому счету, нечего делить. Святая София может разъединять нас — а может объединять, оставаясь для нас памятью о наших православных корнях и будучи для турок символом их побед и их веры. Две великих цивилизации встали на путь возрождения — и им точно не место в музее.

19
Сожженные казармы российских миротворцев

Борис Чочиев: без миротворцев август 2008-го случился на 16 лет раньше

21
(обновлено 14:39 14.07.2020)
Борис Чочиев – государственный деятель, много лет руководивший переговорным процессом. Он был членом Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта, а с 2001 года возглавлял югоосетинскую часть СКК.

Диана Козаева

В интервью Sputnik Борис Чочиев рассказал, почему гордится тем, что столько лет проработал в этой области, значении миротворческой операции и поделился воспоминаниями об участии в переговорном процессе.

– В этот день человек мысленно переносится на 28 лет назад. Все старшее поколение помнит 14 июля. И ни для кого не секрет, что, несмотря на то, что формат считался трехсторонним, основной груз лежал на плечах именно российских миротворцев.

Формат был уникальнейший. И это не просто дежурные слова, которые принято повторять в этот день. Сегодня, анализируя то время, можно сказать, что со страной, которая угрожает почти всему миру, с агрессором в лице США, мы столкнулись еще в годы работы в рамках Смешанной контрольной комиссии. Да, ОБСЕ сыграло здесь свою роль, но если анализировать и положить на весы все положительное и отрицательное в их деятельности, то отрицательное, однозначно, перевесит. Потому что, это были агенты страны, которая сегодня показала свое истинное лицо.

Мы не раз заявили о том, что в отношении Южной Осетии превалирует политика "двойных стандартов". Это оказалось правдой, и все это увидели.

День миротворца в Южной Осетии
© Sputnik / Natalia Airiyan
Борис Чочиев на митинге в честь Дня миротворца

– Борис Елиозович, 17 лет длилась миротворческая операция в Южной Осетии. Это было сложное время, когда приходилось принимать нестандартные решения, работать 25 часов в сутки. Никогда не возникало мысли о том, чтобы все бросить и передать все это кому-то другому, отдохнуть?

– Понимаете, это была такая работа, что я себя на другом месте даже не представлял. Это не сидеть в кабинете и принимать решения, это значило быть непосредственным участником в процессе становления мира на этой земле. Миротворец – это ведь не просто слово и статус, это люди, с которыми было очень интересно работать. Никогда в жизни я не думал о том, чтобы  бросить это дело.

Была как-то передача "Наедине со всеми", и там одна маленькая девочка задала вопрос, верю ли я, что когда-нибудь Южную Осетию признает Россия. Я ответил, что если бы в это не верил, я бы в тот же момент ушел с работы.

Я всегда верил, что будет мир. Но мира без кровопролития не бывает. Я вспоминаю 13 июля 1992 года – день перед вводом миротворцев. Тогда в районе села Тамарашен погибли наши ребята, в их числе молодой парнишка Олег Дриаев. До этого была Зарская трагедия 20 мая, где погиб мой родной брат. Мог ли я, видя и пережив все это, отказаться от тех полномочий, которыми меня тогда наделило мое руководство?  

Я эти годы вспоминаю с большой гордостью. Потому что, в том, что на этой земле наступил мир, есть и частица моей работы.

Очень многие после 2008 года – люди, которые, в основном не жили здесь и многого не понимали – начинали упрекать миротворцев в том, что случился август 2008 года. Но я хочу сказать, что если бы не миротворцы, август восьмого случился бы в 92-м.

Я часто вспоминаю, когда к власти в Грузии пришел Эдуард Шеварнадзе: ночная бомбежка, а утром он проводит совещание в городе Гори. Он обращается к замминистра обороны Грузии с упреком и отчитывает его за то, что у военных не хватает "тхъуиа цъамали". Я понял, это выражение, как порох. Утром встречаю своего соседа-грузина и спрашиваю, почему Шеварнадзе говорил о порохе. Он мне объяснил, что президент Грузии имел ввиду боеприпасы, которых не хватает тем, кто воюет против нас и обстреливает нас. Вот вам и грузинский миротворец.

И если бы, я повторюсь, август 2008-го произошел в 1992-м, вопрос Южной Осетии решился бы тогда. Потому что тогда у России была другая ситуация. Я знал, что рано или поздно, они (Грузия и США) втянут Россию в эту авантюру. Но надо было оттянуть время, чтобы у России было больше возможностей. И когда международные организации обвиняли Россию в том, что она вступила в войну, я всегда приводил второй пункт меморандума о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте, подписанного в 1996 году, где черным по белому было отражено, что если одна из сторон решится на конфликт, другая вправе осуществить защиту своих граждан. То есть, Россия пришла сюда не воевать, не земли отнимать, а защищать своих граждан.

Кстати, грузинский батальон ССПМ совместно с осетинским до определенного периода осуществлял неплохую работу. И это благодаря активным координационным действиям российского контингента. Нынешний посол России в нашей республике Марат Кулахметов, будучи тогда командующим ССПМ, держал их в ежовых рукавицах.

Сегодня легче анализировать тогдашние события. И можно сказать, что Михаил Саакашвили ведь пришел не просто так. Это – продукт США. И они его поставили именно для того, чтобы втянуть Россию в эту войну. Но Россия сделала все, как надо и главное, в рамках подписанных ранее соглашений.

– Вы говорили о том, что готовите книгу о работе в СКК, о последующем переговорном процессе.

– Материала очень много и будет преступлением с моей стороны, если его не опубликовать. Это богатейший и интереснейший материал. Чтобы будущие поколения знали правду, все надо показать и рассказать.

Пока я собираю хронологию всех событий, потом, наверное, будут и воспоминания.

Сегодня я хочу поблагодарить за службу всех миротворцев, которые с честью и достоинством выполнили возложенную на них миссию. Хочу поздравить их с сегодняшним днем и пожелать всего наилучшего.

21