Сергей Кочиев

Высокие результаты и ценные призы: Кочиев о награждении танкового экипажа из Южной Осетии

137
Представитель Министерства обороны Южной Осетии Сергей Кочиев рассказал в эфире радио Sputnik о выступлении танковых экипажей из Южной Осетии в "АрМИ–2020"
Высокие результаты и ценные призы: Кочиев о награждении танкового экипажа из Южной Осетии

Второй танковый экипаж Минобороны Южной Осетии занял третье место на армейских Международных играх 2020 "Танковый биатлон". Как рассказал представитель Министерства обороны Южной Осетии Сергей Кочиев, призеры были награждены медалями и ценным призом.

"Ребята также были награждены медалями за вклад в развитие международных армейских игр. Медаль ведомственная от Министерства обороны Российской Федерации", - отметил Сергей Кочиев.

Кочиев добавил, что игры проходят уже шестой раз, но команда Южной Осетии участвовала впервые, показав при этом высокие результаты.

"Организаторы игр и другие команды, которые не первый раз участвуют в играх, были приятно удивлены такими высокими результатами нашей команды", - добавил Кочиев.

137
Кристина Гаглоева

Все волнуются. Гаглоева о предстоящих концертах ансамбля "Симд"

6
(обновлено 13:44 01.10.2020)
Директор Государственного ансамбля песни и танца "Симд" Кристина Гаглоева рассказала о подготовке артистов к первым концертам в обновленном составе
Все волнуются. Гаглоева о предстоящих концертах ансамбля "Симд"

Государственный ансамбль песни и танца Южной Осетии "Симд" после длительного перерыва выступит с концертами в Цхинвале. Выступления творческого коллектива пройдут 24-25 декабря. Подробнее об этом в эфире радио Sputnik рассказала директор ансамбля "Симд" Кристина Гаглоева.

"Даты концерта уже назначены, мы проведем их 24 и 25 декабря. Артисты репетируют до 5 часов вечера. Волнение перед концертом есть даже у тех, кто выступал на большой сцене. Мы представим ценителям народного искусства новую программу, около 20 номеров. В программу вошли танцы народов Кавказа. В каждом номере будут задействованы 12 и более пар. Некоторые артисты выйдут на сцену первый раз", - рассказала Гаглоева.

В минувшем году руководство ансамбля сообщило о реорганизации — коллектив обновил состав танцоров, солистов хора и оркестр. Отбор и аттестация артистов нового состава Государственного ансамбля проводились квалификационной комиссией по приглашению Анатолия Бибилова. Кроме того, у "Симда" сменился художественный руководитель - им стал Радион Гуларов.

Государственный ансамбль песни и танца Южной Осетии "Симд" имени Бориса Галаева был основан в 1936 году. За годы своего существования "Симд" вырастил целую плеяду профессиональных музыкантов, композиторов, хореографов и танцоров.

Подробнее слушайте в нашем аудиоматериале и на частоте 106.3 FM.

6
Каринэ Геворгян

Эскалация ситуации в Карабахе: эксперт о конфликте между Арменией и Азербайджаном

14
(обновлено 13:32 01.10.2020)
Политолог и востоковед Каринэ Геворгян рассказала в эфире радио Sputnik о возможном вмешательстве России в конфликт
Эскалация конфликта Армении и Азербайджана: эксперт о ситуации в Нагорном Карабахе

Столкновения в Нагорном Карабахе обострились в конце минувшей недели. Баку и Ереван обмениваются взаимными обвинениями. В Армении ввели военное положение и всеобщую мобилизацию. Как рассказала политолог, востоковед Каринэ Геворгян, пока трудно делать серьезные прогнозы, учитывая вес и возможности России.

"Я полагаю, что российская дипломатия и военные предпринимают все возможные усилия, чтобы остановить эту эскалацию", - отметила Каринэ Александровна.

По мнению эксперта, и Армения, и Азербайджан являются инструментами в большой игре. Россия же безусловно сможет повлиять на ситуацию в регионе, так как она имеет стратегически партнерские отношения и с Арменией, и с Азербайджаном.

14
Флаги Нагорного Карабаха и Армении на площади Свободы в Степанакерте

Может ли Турция вытеснить Россию из Закавказья?

0
Война в Карабахе может привести к потере нашего влияния в Закавказье — именно об этом все чаще говорят в России, одни с тревогой, другие (вечные борцы с русским империализмом) с надеждой, замечает обозреватель РИА Новости Петр Акопов.

И если Россия потеряет, то приобретет, конечно же, Турция — поэтому, дескать, нужно решительно поддержать одну из сторон конфликта, предупредив турок о недопустимости вмешательства. Иначе все потеряем — Армения проиграет и разочаруется в России (и переориентируется на Запад), а Азербайджан убедится в эффективности турецкой поддержки и тоже охладеет к Москве. Турция же станет самой влиятельной силой на Южном Кавказе и начнет активнее ставить палки в колеса России на других направлениях, в первую очередь сирийском и ливийском. В общем, вернутся времена русско-турецких войн, пишет автор.

Эта концепция в целом ущербна и неправильна — Россия не будет никого поддерживать в этой бессмысленной войне и добьется ее скорого прекращения, не потеряв при этом влияния в регионе. Однако все эти страхи части нашей публики активно подпитывают громкие заявления турецких руководителей. Которые, в отличие от российских, не только не призывают к прекращению огня, но и всячески поддерживают Баку, попутно упрекая Россию. То Эрдоган скажет, что сейчас нагорнокарабахский конфликт должен быть решен раз и навсегда, а великие державы не должны давать ему советов по этому вопросу:

"США, Россия и Франция не могут решить этот вопрос около 30 лет. <...> Группа, называемая "минской тройкой", не решила эту проблему. Более того, она сделала все возможное, чтобы не решить эту проблему. Теперь они лишь умничают и временами угрожают. Пришло время расплаты. Азербайджан сам должен отрезать свою пуповину".

То министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявит, что "мы вместе с Азербайджаном и за столом переговоров, и на поле боя. Это не пустые слова. Какая бы помощь ни понадобилась Азербайджану, мы готовы ее оказать". А заодно и обратится "ко всей мировой общественности, в частности к ОБСЕ", с протестом против двойных стандартов:

"Сегодня мы сообща поддерживаем территориальную целостность Украины и Грузии. Это обоснованная и верная позиция. Однако когда дело касается Азербайджана, то Азербайджан, чьи земли были оккупированы, ставят на одну чашу весов со страной-оккупантом Арменией. Эта позиция в корне неверна и несправедлива".

То есть Турция напоминает России о своем непризнании Крыма, о том, что не поддерживает Россию в вопросе Южной Осетии и Абхазии, а теперь еще и игнорирует призывы Москвы прекратить подливать масло в огонь. Неужели Эрдоган решил перейти черту в отношениях с Путиным, поставить под удар русско-турецкое взаимодействие? Причем если после того, как турки в ноябре 2015-го сбили наш Су-25 , замороженные на девять месяцев отношения удалось восстановить, то новой ссоры они могут и не выдержать.

Нет, несмотря на всю воинственную риторику, Турция не хочет рисковать отношениями с Россией — и не будет вмешиваться в армяно-азербайджанскую войну. Сообщения о переброшенных из Сирии боевиках, как и об уничтожении армянского Су-25 турецким F-16, относятся к дезинформации. Однако политическое вмешательство Турции, конечно, есть — и оно уже приобрело внушительные масштабы. Зачем это Анкаре, чего она добивается?

Хочет вытеснить Россию с Южного Кавказа? Но это нереально — Кавказ несколько веков был зоной соперничества и столкновений России и Турции, по итогам которого он оказался в составе нашей страны. Распад СССР не означал ухода Закавказья из российской зоны влияния — даже сложные отношения, а потом и война с Грузией (не сумевшей принять того факта, что ее распад стал следствием развала СССР, которого она же активно добивалась) не лишили Москву контрольного пакета влияния в регионе. Да, Турция давно уже скупила половину Грузии, да, с Азербайджаном у нее "два государства одного народа" — но исторически, экономически и человечески все три республики очень плотно завязаны на Россию. Даже не имеющая дипломатических отношений с Российской Федерацией Грузия нуждается в России: живущие в России грузины, в том числе и владеющие крупным бизнесом, приезжающие русские туристы, внушительная российская собственность в самой республике. Да, Грузия пытается играть с НАТО — но географию не обманешь, а Россия категорически против вступления несостоявшегося государства в Североатлантический альянс. При этом Москве нет особого дела до ползучего отуречивания грузинской экономики.

Турция может и дальше усиливать свое влияние в Закавказье, но только не пытаясь делать ставку на вытеснение России из региона, не за счет игры на ослабление российских позиций. А именно последнее сейчас и пытается сделать Эрдоган. Поддержка войны в Карабахе нужна ему для того, чтобы Россия согласилась на совместную с Турцией работу по урегулированию карабахского вопроса. По сути, именно об этом и сказал Чавушоглу:

"Были предложения от нашего президента Путину, также проводились обсуждения с Лавровым, однако этот конфликт так и не нашел своего решения. Как мы вместе действуем в Сирии, так пытались и здесь, но не удалось. Говорят: пусть остановится война. Пусть. Нужно объявить перемирие, но при этом Армения должна уйти с оккупированных территорий. Говорится ли это? Нет. Тогда как вопрос будет решен? <...> Уже тридцать лет длятся эти переговоры, которые не приносят результатов. И ничего конкретного для решения вопроса они не предлагают. Мы спокойным языком пытаемся донести нашим партнерам эту информацию. Но говорить это лишь за столом переговоров недостаточно. Это как обращение к глухому. Поэтому важно вести подобные процессы и за столом переговоров, и на поле боя. Что мы и делаем. И мы уже много раз наблюдали пользу от такого подхода".

Глава турецкого МИД не видит противоречий — мол, если в Сирии сумели с Россией договориться, то почему здесь нельзя сделать так же? Нельзя — потому что в Сирии к моменту появления там России уже четыре года шла война, а в Карабахе она закончилась в 1994-м. Нельзя — потому что хотя Сирия относится к зоне жизненных интересов Турции точно так же, как и Армения с Азербайджаном относятся к российской зоне интересов, в Сирии Турция не имела решающего влияния. И не могла в одиночку ничего сделать — шла гражданская война, множились боевики ИГИЛ*, действовало немало других внешних игроков, включая Соединенные Штаты. Взаимодействие с Россией, укрепившей Башара Асада, было в конечном счете выгодно Турции, потому что помогало ей защитить свои интересы на севере Сирии. Но зачем Москве кооперироваться с Анкарой в Карабахе? Чтобы развязать войну, в которой Россия категорически не заинтересована?

Чтобы помочь урегулировать карабахский вопрос за столом переговоров? Однако появление Турции в качестве посредника или представителя Азербайджана лишь напугает армян. И самое главное: зачем России помогать укреплению позиций Турции в зоне наших жизненных интересов? Потому что турки и азербайджанцы — это практически один народ?

Но русские и украинцы тоже едины, однако Турция поддерживает ставку Запада на атлантизацию Украины. При всей положительной динамике роста самостоятельности Турции при Эрдогане, приведшей и к ослаблению ориентации на Запад, и к укреплению отношений с Россией (самым знаковым событием тут стала покупка С-400), Турция все еще остается членом НАТО. Альянса, явно направленного не просто на сдерживание России, но и на вытеснение нашей страны со всего постсоветского пространства. Турция хочет быть влиятельной силой на Кавказе в качестве национального государства, а не члена НАТО? Ну так это сейчас так, а что будет через десять лет? Или — если Эрдогана сменят верные атлантисты?

Вот когда Турция выйдет из НАТО и вступит, скажем, в Евразийский союз, тогда она окажется в едином пространстве с тюркскими народами бывшего СССР — тем же Казахстаном, а там и Азербайджан непременно подтянется.

Сейчас же Турция может поучаствовать в закавказской политике только одним способом — перестать призывать Азербайджан разрубить карабахский узел силой. Армяно-азербайджанский конфликт все равно не имеет военного решения, не говоря уже о том, что российское присутствие и влияние делает войну бессмысленной. Россия и Турция вместе уже добились очень многого — и еще больше могут сделать, если продолжат координировать свои усилия на мировой арене.

Было бы абсолютным безумием ставить под удар весь комплекс российско-турецких отношений из-за тяжелейшего, не требующего немедленного решения (да и не имеющего его) карабахского узла, и можно быть уверенным в том, что Реджеп Эрдоган на такое точно не способен. Громкие слова, но стратегическое видение (в первую очередь национальных интересов Турции), рациональные поступки и умение договариваться с Владимиром Путиным — вот что отличало 17 лет их взаимоотношений, ставших временем небывалого подъема российско-турецкой кооперации. Направленной в будущее — а не к попыткам переиграть итоги русско-турецких войн за Кавказ.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

0