Джемал Козаев

В чем сила ОМОН Южной Осетии: история отряда в воспоминаниях ветерана

409
(обновлено 11:23 14.02.2020)
Ко дню образования отряда милиции особого назначения Южной Осетии, который отмечается в республике 14 февраля, Sputnik пообщался с одним из первых бойцов структуры Джемалом Козаевым

Ян Габараев

И солдат, и ребенок, когда они ничем не заняты – потенциальные преступники, считает ветеран югоосетинского ОМОНа Джемал Козаев.

В пятницу, 14 февраля, отряд милиции особого назначения Южной Осетии отмечает свой день рождения. С 1992 года эта силовая структура охраняет покой граждан согласно неизменному принципу.

"Противодействовать врагу – внутреннему и внешнему. Это центральный принцип", — вспоминает Козаев слова первого командира ОМОН, Вадима Газзаева.

Предпосылок к появлению новой структуры в правовом поле республики в начале 90-х годов - две. В первую очередь, это негласное требование общества, которое в условиях краха законных институтов раздирали бандитизм и беззаконие. Во-вторых – это внешняя военная угроза и, как следствие, "реактивный" патриотизм.

До узаконивания ОМОНа, как подведомственной МВД организации, в республике уже действовали две мобильные группы, которые пытались удержать шаткий порядок в стране. В последующем их участники и составили костяк отряда.

"Все были кадровые сотрудники милиции. Из вооружения у нас изначально было 14 автоматов – осталось 13, когда пропал один из сотрудников", — рассказывает Козаев.

К моменту заключения Дагомысских соглашений в рядах организации, которая, по аналогии с московским ОМОНом, сама себя обозначила, уже работало больше ста человек.

За этот короткий период югоосетинский ОМОН не раз сменил месторасположение.

"В 1992 году мы поехали во Владикавказ. Нас там вооружили, и мы стали законным подразделением", — говорит Козаев.

Сардинелла

Козаев вспоминает, что появление ОМОНа пришлось на самый тяжелый период в новейшей истории Южной Осетии.

"Казарма очень сближает людей. Так же и голод. Если люди правильные – в противном случае, станет только хуже", — говорит он.

В те годы, вспоминает Козаев, голод висел над головами Дамокловым мечом постоянно.

"Было время, что мы два месяца питались сардинеллой. Наш повар чего только из нее не делал – умудрялся варить из нее уху. Тот самый, "германский" хлеб мы жарили на масле – иначе съесть его было невозможно", — рассказывает он.

Козаев вспоминает, что в одно время они не получали заработную плату целый год.

"Впрочем, когда я поехал во Владикавказ, мне зарплаты за весь год не хватило даже на кроссовки", — говорит он.

Жесткий и справедливый

"Если мы их не возьмем к себе, они станут преступниками", — цитирует Козаев первого командира югоосетинского ОМОНа.

Однажды, когда ОМОН еще располагался в дубовой роще, к ним пришли устраиваться целый класс выпускников. Козаев – тогда он работал замом по личному составу – верный принципу командира не брать на работу "сырых" ребят, отнесся к этой идее без энтузиазма.

"Вадим сказал, что, если мы их не возьмем, они найдут свое место в преступном мире. Поэтому, объяснял он, мы их воспитаем. Сегодня все эти ребята со званиями не ниже полковника", — говорит он.

С особым трепетом командир относился к семьям своих бойцов. Знал их родственников лично.

"Если он проезжал по городу и встречал, к слову, жену или мать своего бойца, он выходил, здоровался, интересовался, как у них дела и чем им помочь", — говорит Козаев.

А в случае новобранцев фильтрация была беспощадная. По словам Козаева, командир быстро оценивал личностные качества человека. Сложившееся впечатление оставалось подтвердить или опровергнуть "в поле".

Понимание того, что конкретному новобранцу нечего делать в ОМОН, возникает быстро, говорит Козаев.

"Это заметно даже по тому, как он садится в машину. По правилам, боец должен в полной готовности и уже в машине быть за 45 секунд", — объясняет он.

Если человек оттягивает момент, избегает выезда – это однозначный показатель.

"Главное в те годы – это состояние души. Сила шла на силу, и прогибаться было нельзя", — добавляет он.

Джемал Козаев
Из личного архива Джемала Козаева
Джемал Козаев

В конечном итоге, замечает он, наступает время, когда интеллектуальный ресурс исчерпан. Тогда наступает время применять силу.

А силу – всегда уважают.

Врач, дворник и милиционер заняты одним делом

"Сотрудник милиции знает, куда идет. В нашей работе разделение простое. Ты – сотрудник, а он – преступник", — говорит Козаев.

В этом нехитром уравнении, считает он, нет места дружеским и родственным чувствам.

"Другое дело, что настоящий командир должен таких ситуаций избегать, не отправлять своего бойца арестовывать брата. Желательно", — отмечает он.

Козаев подчеркивает, что каждый должен в полной мере отдавать отчет своим обязанностям.

"Я не вижу разницы между врачом, дворником и милиционером. Все они заняты очищением. От болезней, грязи и преступников", — считает он.

Кто работает в ОМОН

"Если бы ты увидел, как бойцы играют на балалайках, ты бы никогда не поверил, что они могут надеть маски и поехать на вызов", — говорит Козаев.

В ОМОН идут разные люди – художники, борцы, боксеры и музыканты.

"Это не какая-то избранная категория людей. Это очень простые ребята, которых сплачивает дружба и дисциплина. Этим двум компонентам ОМОН обязан своим устрашающим фактором", — замечает он.
Военный парад
© Sputnik / Наталья Айриян
Военный парад

Сложности профессии, добавляет Козаев, пропорциональны ценному опыту.

"ОМОН – это кузница руководящих кадров. Достаточно вспомнить, где начинали свою работу наши министры. Вдобавок, каждый сотрудник занимается спортом, ходит в театр. Самое важное – он находит настоящих друзей", — заключает он.

409
Покупатель в продуктовом магазине в Москве

Альберт Валиев о том, как выжить бизнесу в Южной Осетии в эпоху коронавируса

217
(обновлено 18:09 26.05.2020)
В России 26 мая отмечается День российского предпринимательства. Праздник был установлен в 2007 году. Целью даты является привлечение внимания общественности к вопросам развития российской экономики, проблемам среднего, малого и крупного бизнеса

Sputnik решил в этот день обратить внимание на проблемы югоосетинского бизнеса в период эпидемии коронавируса. Президент югоосетинской  организации малого и среднего предпринимательства "Фарн", а также один из крупных бизнесменов Альберт Валиев рассказал в интервью Диане Козаевой о том, как ситуация с эпидемией коронавируса повлияет на малый и средний бизнес в Южной Осетии, с какими проблемами пришлось столкнуться и как удержаться на плаву.

– В таких случаях удар всегда приходится на малый и средний бизнес. И речь не только о чисто экономической составляющей, то есть, выживет предприятие или нет, это одно. Второе – это то, что и наемные работники остаются без зарплаты, а то и без работы в дальнейшем, даже если организация останется на плаву.

У нас нет таких предприятий, которые бы имели достаточный запас прочности в финансовом плане. И, естественно, когда закрывается объект, люди остаются без зарплаты, к тому же сохраняется большое количество обязательств по части кредитов, арендных плат, уплаты коммунальных расходов и так далее. Предприниматели всегда оказываются в очень сложном положении.

Кризисы случались и ранее – в конце 90-х, после войны 2008 года, когда многим в буквальном смысле приходилось все начинать с чистого листа.

Здесь, в принципе, как в зоне конфликта, трудно было начинать и развивать системный бизнес. Поэтому и инвестор к нам не особо спешил.
Но я думаю, что все-таки выправится ситуация – было бы понимание сути проблемы и правильный подход, в том числе со стороны государства.

Альберт Валиев
© Sputnik / Наталья Айриян
Альберт Валиев

– К примеру, в России прогнозируют, что от 30 до 50 процентов малого и среднего бизнеса разорится. Грозит ли что-либо подобное, на ваш взгляд, Южной Осетии?

– Думаю, процессы идут одинаковые. Честно сказать, в Южной Осетии бизнес в целом не так развит. К примеру, у нас очень большая бюджетная сфера. По сравнению с той же Северной Осетией, в процентном отношении, она у нас в два – два с половиной раза больше. То есть, работники этой сферы в таких случаях более или менее защищены, потому что у них есть стабильный доход, в отличие от тех, кто занят в частном предпринимательстве.

Почему-то и в России, и здесь избегают термина "форс-мажор". А для нас эта ситуация именно форс-мажорная, какие бы иные формулировки не использовались. Поэтому какие-то меры поддержки должны быть предприняты в любом случае.

Я уже около 30 лет занимаюсь предпринимательством, многое видел и, можно сказать, ко всему привык. За все это время я заметил еще одну вещь –  во время таких потрясений крайним всегда остается предприниматель, который фактически остается один на один со своими проблемами.

Даже в 2008 году после войны, когда мы остались совсем без бизнеса, банки продолжали начислять проценты за кредиты, как ни в чем не бывало. Это была ужасная ситуация, потому что я и тогда остался с двумя кредитами. И тогда были неправильные подходы к бизнесу. Очень сложно было выкарабкиваться. Да, у меня что-то получилось, но не все так могут.

– В нынешней ситуации подход государства отличается от того, что бывало ранее?

– Сейчас ситуация лучше в любом случае. Хотя пока никакой конкретной реакции со стороны государства не было. Я бы расширил послабления, чтобы дать возможность бизнесу вернуться на свои позиции. К примеру, ввести послабления по коммунальным платежам. В бизнесе все нужно считать.

При прежней власти для предпринимателей, наоборот, увеличили тарифы за коммунальные услуги. Я считаю, что нужно действовать в обратном направлении, чтобы, в том числе, повысить инвестиционную привлекательность. Именно так поступают во многих других странах.

Сейчас власть лучше понимает эти вещи, тем не менее, в обществе сохраняется это предвзятое отношение к предпринимателям. Это пережитки советского прошлого. Могу сказать, что это было и одной из причин разрушения Советского Союза, где молодых, инициативных людей называли спекулянтами и торгашами.

Даже в нынешней ситуации вокруг бизнеса создан какой-то неблагоприятный фон, когда предпринимателей обвиняют в недобросовестности, завышении цен и прочее. Между тем, правила всегда диктует рынок, и кризис всегда на него влияет не в самом положительном смысле. Сейчас фактически произошел дефолт – доллар подскочил, цены на нефть рухнули, естественно, все дорожает. Тем более, у нас возникли большие проблемы с перевозками, появился дефицит некоторых продуктов. А дефицит всегда влечет за собой повышение цен. К тому же, и перевозчикам теперь приходится платить в два раза больше. Рынок, естественно, реагирует.

Вернусь к вопросу о банках. Это такая же коммерческая структура, и они тоже зарабатывают деньги. Условно говоря, банки продают деньги и получают прибыль с процентов. В таких ситуациях банки заявляют об отсрочках, кредитных каникулах, но на самом деле, нам это ничего не дает. Другое дело, если бы за это время, к примеру, не начислялись проценты. Мы ведь не отказываемся возвращать взятые кредиты, но бизнес уходит в глубокий минус, а банк при этом ничего не теряет, а как всегда, остается в плюсе. 

– Что было самое сложное при перестройке работы под действовавшие почти два месяца ограничения?

– Первое время человек как-то запаниковал. Я всегда стараюсь отвечать по своим обязательствам, а здесь это очень трудно делать. У нас нет никакого запаса по кредитам и прочее. А тут вдруг работа совсем остановилась. Но в такой период все-таки совсем останавливаться тоже нельзя. Мы, наоборот, наладили производство новой продукции – хлеба, выпечки, полуфабрикатов. Как-то надо было выходить из ситуации. Опыт подсказывает, что  если просидеть такие непростые периоды сложа руки, станет еще хуже.

– Как бизнесу вернуться на прежние позиции и что для этого нужно сделать? Сколько времени это может занять?

– Прогнозировать в этой ситуации очень сложно. Прежде всего, падает посещаемость, повышаются цены, люди становятся менее платежеспособными. К тому же, многие, все-таки, опасаются и особо никуда не ходят, у некоторых и вовсе начинается какой-то психоз. Нет полноценного дорожного сообщения с Россией.

Ситуация обнажила несколько проблем, прежде всего то, что у нас должна быть своя производственная база. Это самое главное.

К примеру, мы сейчас вплотную занялись этим вопросом, будем развивать животноводство и собственное производство молочной продукции. То есть, такие моменты часто становятся толчком к чему-то новому, заставляют двигаться в других направлениях, искать новые подходы. 

Бывали подобные ситуации, и человек заново вставал на ноги. Думаю, и сейчас не должно быть хуже.

– Что бы вы сказали коллегам по бизнесу в Южной Осетии?

– Сегодня день российского предпринимательства, но я бы хотел поздравить югоосетинских предпринимателей. Что объединяет всех предпринимателей, так это неугасимый бунтарский дух, острота ума и свежесть мысли. Поздравляю с праздником смелых и находчивых людей, которых не остановят ни бури, ни преграды, ни даже бюрократические тяжбы. Пусть всегда в голове появляются гениальные идеи, и хватает сил на их реализацию! Желаю, чтобы бизнес был приятным и доходным, партнеры — порядочными и честными, а клиенты — довольными и благодарными.

217
Глава Миссии МККК в Южной Осетии Мария Кармен Эчесаррета

Красный Крест поможет медикам Южной Осетии в борьбе с COVID-19: интервью с главой миссии

348
(обновлено 15:03 26.05.2020)
Новая глава представительства МККК в Южной Осетии Кармен Эчесаррета в интервью корреспонденту Sputnik рассказала, что, несмотря на нелегкие из-за пандемии времена, комитет постарается реагировать на кризис и оказывать поддержку властям всеми имеющимися ресурсами

– Какие приоритеты Международный комитет Красного Креста (МККК) определил для своей деятельности в Южной Осетии на остаток года? Как пандемия повлияла на деятельность МККК? 

– Наши приоритеты в глобальном понимании соответствуют нашей гуманитарной миссии, которая заключается в защите жизни и достоинства лиц, пострадавших от вооруженного конфликта или других ситуаций насилия, в предоставлении им помощи, а в рамках реагирования на пандемию – в оказании поддержки самым уязвимым.

В марте этого года МККК в Южной Осетии начал кампанию информирования населения о базовых правилах безопасного поведения, следовать которым необходимо для предотвращения распространения COVID-19. Плакаты с рекомендациями были распространены по всем общественным местам в Южной Осетии, в том числе, среди структур здравоохранения в городе и в сельской местности. Средства индивидуальной защиты (СИЗ) и комплекты гигиенических средств доставили в места содержания под стражей с целью поддержать администрации таких учреждений в их усилиях предотвратить распространение COVID-19.

Сегодняшняя ситуация требует гибкости и творческого подхода к реагированию на новые вызовы, и МККК во всех контекстах своего присутствия должен был мобилизовать все свои ресурсы и адаптировать свою деятельность, чтобы реагировать на нужды наиболее пострадавшего населения.

Усилия по недопущению ухудшения вследствие COVID-19 условий людей, которые уже пострадали от последствий вооруженного конфликта, в первую очередь, одиноких и пожилых, разделенных со своими семьями, – наш приоритет в Южной Осетии.

– Минздрав обратился к вам с просьбой оказать помощь в виде средств индивидуальной защиты. На какой стадии находится это обращение, и есть ли у МККК возможность оказать помощь медикам?

– На протяжении всего периода мы очень внимательно следим за развитием ситуации на местах и поддерживаем постоянный контакт со всеми соответствующими структурами власти, всеми, кто вовлечен в реагирование на кризис, в том числе, конечно, со структурами, ответственными за здравоохранение. Цель таких контактов – понимание существующих потребностей и соответствие этим нуждам шагов, предпринимаемых МККК по реагированию на кризис.

Чтобы ответить на ваш вопрос об обращении к МККК за помощью медперсоналу, следует отметить очевидный и существенный спрос на средства индивидуальной защиты (СИЗ) на местном и глобальном уровнях. Такое положение дел, к сожалению, может продолжаться еще какое-то время. Тем не менее, МККК в пределах своих возможностей немедленно приступил к реализации внутренних процедур по закупке СИЗ, необходимых для Южной Осетии. Закупка завершена, и в ближайшие недели мы сможем оказать помощь структурам здравоохранения средствами защиты, включающими защитные очки, респираторы, лицевые экраны-щиты, дезинфекторы, маски, перчатки, и т. д., общей суммой, превышающей 6,5 миллионов рублей. Эта поддержка предназначена структурам здравоохранения для защиты медперсонала, непосредственно вовлеченного в оказание медицинской помощи. Но пока груз со средствами индивидуальной защиты еще не доставлен, мы уже передали 300 масок из нашего офисного резерва Минздраву. 

Кроме прочего, мы усиливаем нашу команду делегатом по вопросам здравоохранения, приезд которого мы ожидаем, и чьи функции будут заключаться в вовлечении в оказание поддержки структурам здравоохранения.

Для всех нас наступили нелегкие времена, тем не менее, Красный Крест будет стараться реагировать на кризис и оказывать поддержку властям всеми имеющимися ресурсами и знаниями.

– Случаи COVID-19 уже подтверждены в Южной Осетии. Какого рода поддержку МККК готов оказывать в такой ситуации? Продолжите ли вы оказывать помощь заключенным и населению в сельской местности?

– В дополнение к запланированной помощи средствами индивидуальной защиты структурам здравоохранения, МККК продолжил реализацию своей Программы поддержки наиболее уязвимых категорий населения.

1 апреля мы начали очередную ежеквартальную раздачу продовольствия и непродовольственных товаров нашим постоянным 240 получателям. Чтобы обеспечить непрерывность наших раздач и доступ к нашим получателям в условиях ограничений в передвижениях и контактах, мы решили совместить два квартальных рациона, и таким образом, наши бенефициарии получат пакеты помощи, рассчитанные на следующие шесть месяцев. Мы покрываем нужды пожилых одиноких людей доставкой базовых продуктов питания и средств гигиены. Эти раздачи осуществляются с соблюдением дистанции, без личного контакта с получателем, чтобы предотвратить возможное заражение среди пожилых бенефициариев.

Я участвовала в одной из недавних раздач гуманитарной помощи в Ленингорском районе, и это прекрасная возможность увидеть своими глазами влияние такой помощи на жизни социально незащищенных людей и их признательность за эту помощь. 

Мы также рассматриваем возможность оказать помощь продовольствием и непродовольственными товарами дополнительной группе получателей в рамках нашего реагирования на кризис, вызванный COVID-19. Это будет одноразовая помощь уязвимым категориям пожилых и одиноких, на положение которых негативно повлияли новые испытания, вызванные пандемией. 

Как вы правильно отметили, мы уже оказали помощь местам содержания под стражей – эта помощь включала в себя более сотни индивидуальных гигиенических наборов, полотенец, 100 кг стирального порошка и прочее, и мы будем продолжать оказывать такую помощь до конца текущего года.

– Выяснение судьбы лиц, пропавших без вести, - один из приоритетов вашей работы. Как вы планируете продолжить эту работу в сложившихся условиях?

– Выяснение судьбы лиц, пропавших без вести в вооруженных конфликтах 1990-х и 2008 гг., остается для МККК приоритетом. Несмотря на то, что мы ограничены в передвижениях, мы успешно поддерживаем связь со всеми официальными лицами и властями, участниками Координационного механизма по вопросам лиц, пропавших без вести. Мы очень ценим непрерывную вовлеченность всех участников, и верим, что обмен в рамках Механизма продолжится, в режиме онлайн или визави, с одной общей целью, тем, что является приоритетом для всех – дать ответы семьям лиц, пропавших без вести, о судьбе их близких.

Кроме того, мы продолжим свою поддержку развитию местных ресурсов судебно-медицинской экспертизы, в частности, посредством передачи в дар оборудования моргу в Цхинвале, и, содействуя контактам между нашими и местными экспертами в области судебно-медицинской экспертизы.

348
Темы:
Пандемия коронавируса
Новый детский сад

И страшно, и не терпится: цхинвальские родители о детях и карантине

0
(обновлено 14:46 27.05.2020)
В Южной Осетии дошкольные учреждения закрыты на карантин. Sputnik опросил жительниц столицы, как они справляются со своими детьми, которым некуда выплеснуть энергию, и ждут ли они открытия детских садов

ЦХИНВАЛ, 27 мая - Sputnik, Ян Габараев. Ситуация с коронавирусом и последующий режим самоизоляции парализовал жизнь республики на всех уровнях. Под прицелом опасного вируса, как, впрочем, и в любой эпидсезон, оказались школы и дошкольные учреждения. А детство – период нескончаемой энергии, и не секрет, что идею отсиживаться по домам самые юные жители республики восприняли в штыки.

"Большую часть времени мои дети сидят в квартире, и им попросту некуда деть свои силы. Стоит ли говорить, что им уже невмоготу? Думаю, что пора бы их выпустить наружу", - говорит молодая мама из Цхинвала.

Идеологическая дихотомия вокруг темы коронавируса в лагерях "свидетелей пандемии" и агностиков эпидемии сохранилась. И в текущем контексте одни родители уверены в том, что детские сады пора "реанимировать", другие – категорически против этого.

"Открытие детских садов приведет к катастрофе. Мы все знаем, что дети способны переносить вирус бессимптомно. И если, к счастью, вирус для них не опасен, то для пожилых людей все наоборот. А дедушки и бабушки дома есть у всех, и если ребенок принесет инфекцию домой, то организм пожилых родственников может не выдержать", - говорит другая жительница Цхинвала.

Любопытное замечание сделала другая девушка, у которой Sputnik также поинтересовался ее мнением насчет происходящего.

На этой неделе власти страны пошли на некоторые послабления: с 25 мая возобновили работу заведения общепита и спортивные центры.

"Сейчас начинают открываться бассейны и детские развлекательные центры. И мне непонятно – если в бассейне детям собираться можно, то почему им нельзя ходить в садик", - говорит она.

Остальная часть опрощенных выбрала выжидательную позицию, и возлагает решение открывать детские сады на те же органы, которые в своем время перевели их в режим карантина.

"Я понимаю родителей, понимаю их просьбы, но считаю, что пока открывать садики небезопасно. Нужно потерпеть, переждать момент", - говорит другая участница опроса.

Об итогах опроса Sputnik рассказал министерству образования республики. Там к мнениям родительниц замкнутых на карантине детей отнеслись с пониманием.

"У нас нет временных ориентиров касательно того, когда именно откроются детские сады. Это произойдет не раньше, чем улучшится эпидемиологическая ситуация", - сказала министр образования Натали Гассиева.

Первые случаи заражения COVID-19 в Южной Осетии появились 6 мая, с тех пор в республике было зафиксировано 37 случаев заболевания коронавирусом.

0
Темы:
Пандемия коронавируса