В Грузии агенты Путина опять победили

В Грузии "агенты Путина" опять победили

160
(обновлено 11:54 04.10.2021)
Кто стоит за возвращением Саакашвили в Грузию, и для чего был организован "прорыв границы" авантюристом, который является лучшим раздражителем для грузин - в колонке Владимира Корнилова

Для многих возвращение Михаила Саакашвили в Грузию стало неожиданностью, пишет колумнист РИА Новости Владимир Корнилов. Сам-то бывший президент этой страны не раз заявлял о своих намерениях въехать в Тбилиси на белом коне. Но делал он это настолько часто, что в конечном итоге превратился в басенный персонаж — в мальчика, который все время кричал "Волки!", после чего на его крики перестали обращать внимание.

Однако нет никаких сомнений в том, что "прорыв границы" авантюристом готовился заранее и согласовывался с его западными кураторами. Саакашвили действовал по тому же сценарию, который он реализовал в сентябре 2017 года, когда продирался на Украину через Польшу. Тогда он тоже публично демонстрировал билеты, которыми в итоге не воспользовался, садился в поезд, на котором никуда не поехал, то есть постоянно вбрасывал фейки, отвлекая внимание от реального сценария. Вот и сейчас экс-президент показал свой билет в Грузию, заявляя, что намерен прилететь в Тбилиси вечером 2 октября, то есть к завершению там местных выборов. Но уже утром 1 октября демонстрировал свое видео из Батуми, куда он, по всей видимости, пробрался по морю.

Стоит напомнить, что четыре года назад, накануне прорыва украинского кордона, Саакашвили рассказывал, что заручился поддержкой высокопоставленных западных деятелей. А на самой границе его сопровождали депутаты Европарламента, так или иначе связанные со структурами Джорджа Сороса, и целый ряд украинских "грантоедов", которые никогда шага не делают без указания от покровителей.

Не приходится сомневаться, что и сейчас хронический нарушитель границ не мог действовать столь авантюрно без одобрения тех структур, которые поддерживают его с момента начала "революции роз" 2003 года. Цель очевидна: спровоцировать очередной виток внутригрузинского конфликта, новый парламентский кризис и еще одну "цветную революцию". Саакашвили вновь используется в качестве тарана. Авторы же сценария находятся за пределами Грузии и на сей раз не скрывают своей вовлеченности в события. Можно смело утверждать, что нынешний конфликт прямо спровоцирован действиями Евросоюза и США.

На первый взгляд, состоявшиеся 2 октября выборы не являлись знаковой и значимой частью общеполитической повестки дня Грузии — в отличие от прошлогодних парламентских (когда Саакашвили тоже обещал вернуться). На этот раз избирались всего лишь мэры и региональные органы власти. Но именно Евросоюз превратил их де-факто в референдум по вотуму доверия власти, чем только подбросил дров в вечно тлеющий там конфликт.

Учитывая факт, что после формирования парламента в Грузии начался очередной кризис (оппозиционные партии заблокировали его работу, отказываясь приходить на заседания), в спор вмешался лично глава Европейского совета Шарль Мишель. После длительных переговоров с грузинскими политиками в апреле сего года было подписано соглашение, которое так все и называют поныне: "Договор Мишеля".

Суть документа заключается в обязательствах провести новые реформы избирательного законодательства (все уже как-то забыли, что и предыдущая "реформа" спускалась грузинам с Запада), в который раз амнистировать оппозиционеров, участвовавших в уличных беспорядках (за одного из них Евросоюз даже внес залог), и гарантировать прочие стандартные для Грузии компромиссы. Но главный пункт соглашения в том, что в стране должны пройти досрочные парламентские выборы, если на нынешних муниципальных правящая партия "Грузинская мечта" наберет по партийным спискам менее 43% голосов избирателей. Да-да, не 50%, не 40%, а именно 43% — даже у грузинских политиков это вызвало недоумение. Тот же Саакашвили задавал вопрос: "Мы что, на рынке торгуем, покупаем два килограмма сыра?"

Собственно, сам этот подход обрекал Грузию на запрограммированный виток кризиса по итогам выборов 2 октября. Считать проценты общенациональных партий на малозначимых местных выборах, в ходе которых проходили разрозненные локальные кампании, — дело неблагодарное и субъективное. Муниципальные органы в Грузии (сакребуло) являются всего лишь совещательными. Куда более жесткая борьба развернулась за выборы мэров крупных городов, в первую очередь столицы. Но Евросоюз это явно не интересовало. Задача заключалась не в том, чтобы добиться необходимого электорального результата, а именно в том, чтобы поднять градус противостояния в обществе. Для этого в последний момент перед выборами и был запущен очередной проект "Саакашвили — нарушитель границы".

Надо заметить, что поначалу "Договор Мишеля" отказалась подписывать как раз главная оппозиционная партия, ведомая грузинскими "соросятами" во главе с самим Саакашвили, — "Единое национальное движение". И это не служило поводом для каких-то санкций против нее или отзыва западной поддержки. А вот когда правящая "Грузинская мечта" в августе заявила, что отзывает подпись под соглашением (на том основании, что главная сила оппозиции не участвует в нем), начались гневные окрики с Запада и требования наказать официальный Тбилиси. И это все — несмотря на страстное желание властей Грузии угодить Америке и Европе.

По мнению ряда западных аналитиков, с уходом Саакашвили Грузия проводит недостаточно русофобский курс. Как та ни доказывала свою приверженность Западу, любимчиком у различных госдеповских и соросовских структур всегда оставались сторонники нынешнего гражданина Украины. Поэтому давно уже звучат призывы наказать прозападное правительство Грузии санкциями.

А когда "Грузинская мечта" объявила о выходе из "Договора Мишеля", она вообще была обвинена в том, что "повернулась спиной к Западу" и "затягивает Тбилиси в московскую орбиту". Что характерно, пока партия Саакашвили отказывалась подписать данное соглашение, никто не обвинял ее в "пророссийскости" и не требовал наказать за это.

Следует обратить особое внимание на то, что за личности неприкрыто выступают на стороне грузинской оппозиции, обвиняя официальный Тбилиси в "пророссийскости". Первую скрипку здесь играют бывший посол США в Грузии Ян Келли и бывший помощник госсекретаря Дэвид Крамер. Оба сейчас читают лекции в американских вузах, напрямую связанных с различными соросовскими фондами, а Крамер выступает инициатором различных воззваний в поддержку Джорджа Сороса. Сейчас он не сходит с экранов грузинских оппозиционных каналов, пофамильно перечисляя лидеров "Грузинской мечты", которые должны быть подвергнуты западным санкциям.

Самым забавным в грузинской политике является то, что там (как и на Украине) каждая политическая сила обвиняет своих оппонентов в "работе на Кремль". Так, Саакашвили в своем "письме на волю" обвинил грузинские власти в том, что те действуют по указаниям российской власти: "Когда я уезжал из Киева и приехал сюда, я знал, что, скорее всего, меня арестуют по сфабрикованным, ложным приговорам, вынесенным по приказу Путина".

А вот что говорит председатель "Грузинской мечты" Ираклий Кобахидзе: "Саакашвили в течение девяти лет действовал в интересах России, когда был у власти. <…> Затем, находясь в оппозиции, он продолжал делать русское дело".
Как видим, в Грузии ничего не меняется: "агенты Путина" в грузинской власти активно борются с "агентом Путина" Саакашвили. И обе стороны клянутся в верноподданнической любви к Западу. Иначе ведь могут лишить довольствия.

Нет ничего удивительного в том, что в субботу, сразу после закрытия избирательных участков, в Грузии развернулась привычная для нее война экзит-поллов. Основной целью обоих лагерей являлся тот самый барьер, установленный Мишелем, — 43%. Провластный телеканал "Имеди", конечно же, сообщил о том, что "Грузинская мечта" преодолела искомую отметку, получив 47,6%. А оппозиционная телекомпания "Мтавари Архи" прогнозируемо заявила о том, что власть недотянула до заветного рубежа, достигнув лишь 38,6%.

Мало кто изначально сомневался и в том, что официальные итоги выборов, которые подведет Центризбирком, покажут необходимый результат "Грузинской мечты". Как и в том, что оппозиционные политсилы объявят этот результат сфальсифицированным — абсолютно по сценарию прошлогодних парламентских выборов. Можно подумать, глава Евросовета наивно предполагал иной исход, вынуждая грузинские партии подписывать свое соглашение.

В этом и была задумка западных деятелей, навязавших данный сценарий. Видя, что протесты на улицах стихли, был придуман вариант, который мог бы взорвать ситуацию в стране, — резкая поляризация общества во время не особо значимых выборов. А понимая, что лучшим раздражителем для грузин является фигура Саакашвили, он был послан туда в самый подходящий момент. Правда, высадки в бухте Жуан, с которой Наполеон начал свой поход на Париж в 1815 году, у грузинского авантюриста явно не получилось. Ликующие фанаты Саакашвили не понесли его на плечах до президентского дворца в Тбилиси. Даже аналога его встречи на украинской границе четырехлетней давности не удалось повторить.

Но беглый экс-президент Грузии может быть уверен: Запад будет жестко требовать его освобождения. Собственно, подобные заявления уже прозвучали. И здесь грузинской власти предстоит серьезный тест. Если поддадутся нажиму извне и выпустят уже приговоренного Саакашвили, это станет не просто свидетельством зависимости Грузии от внешних игроков, это будет непоправимым ударом по "Грузинской мечте" в глазах ее избирателей, жаждущих, чтобы преступник ответил по заслугам. Если же проявят твердость, сохраняя его в тюрьме, столкнутся с таким давлением, которого страна давно не испытывала.

В нынешних грузинских событиях Запад в который раз показывает, что он способен делать не только с противниками, но и с верными вассалами, впавшими в немилость.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

160
Города мира. Лондон

Британия отложила войну с Россией: первая на очереди Франция

44
(обновлено 11:10 24.10.2021)
На самом западе Европы разворачиваются события исторического масштаба, скрытые от внимания российской общественности толстой стеной других новостей.

Париж готов пойти на обострение дипломатических отношений из-за ситуации, сложившейся в проливе Ла-Манш, пишет колумнист РИА Новости Сергей Савчук. Официальный Лондон уже месяц отказывается согласовывать квоты и выдавать лицензии на вылов морепродуктов французским рыбакам, для большинства которых морской промысел является делом многих поколений либо единственным источником дохода.

Обида Франции совершенно понятна.

По условиям соглашения между Великобританией и Евросоюзом, заключенного в результате Brexit, стороны обязываются не препятствовать рыбной ловле в территориальных водах друг друга, а лишь вести учет и выдачу разрешительных документов. Оборот рыбной ловли в территориальных водах Британии, где, помимо французов, промышляют еще и бельгийцы с голландцами, составляет 635 миллионов евро в год, в то время как островные рыболовы в водах объединенной Европы ловят всего на 110 миллионов. Во время документального оформления Brexit соглашение по морским промыслам было самым острым, стороны спорили по нему дольше всего. Лондон, разводясь со вчерашними друзьями, письменно пообещал не чинить препятствий рыбакам с противоположного берега. Но наступил суровый 2021 год с его второй волной пандемии, заоблачными ценами на энергоносители — и британцы передумали.

Париж тщетно призывал к разуму, памяти и апеллировал к подписанным бумагам. Лондон хранил молчание и игнорировал мольбы французских рыбаков, вынужденных выходить на промысел фактически нелегально.
И вот тут начинается самое интересное.

Отчаявшись достучаться до соседей по дипломатическим каналам, Париж в лице министра моря Анник Жирарден (Annick Girardin) сформулировал дальнейшее развитие событий максимально лаконично: не откроете нашим рыбакам свои воды, отключим поставки электроэнергии по энергомосту.
Чтобы понять серьезность этого заявления нужно понимать, о чем именно идет речь.

В настоящий момент берега Ла-Манша соединяют два энергомоста: IFA-1 и IFA-2 — мощностью две тысячи и тысяча мегаватт соответственно. Первый интерконнектор был построен в уже далеком 1986 году, второй — из-за постоянно растущей британской потребности в электроэнергии и неспособности самостоятельно обеспечить свои нужды — в 2020-м. Управление мостами осуществляет совместное предприятие Interconnexion France-Angleterre (IFA), совладельцами которого выступают британская компания с ограниченной ответственностью National Grid и французская French Transmission Operator (RTE).

В середине сентября, когда на мировом горизонте только-только начали сгущаться черные тучи глобального энергетического кризиса, Британию поджидал первый удар. В результате аварии и последовавшего пожара вышел из строя более мощный энергомост IFA-1.

Первоначально ожидалось, что кабель, идущий из французской коммуны Мервиль-Франсвиль-Плаж в британский Фархэм, оперативно починят и уже в октябре перетоки в две тысячи мегаватт возобновятся. Но очень быстро стало понятно, что авария гораздо серьезнее, чем считалось, и Interconnexion France-Angleterre объявила датой возобновления работы март 2022 года. Именно это событие и вызвало обвал британской энергосистемы, что вместе с рекордными ценами на газ вынудило Лондон даже ввести в строй угольные электростанции, законсервированные под снос.

Согласно официальным данным, собственная генерация королевства составляет 75,8 гигаватта установленной мощности (320 гигаватт-часов).
При этом импорт постоянно растет, и по результатам 2020 года из  Франции, Нидерландов и Ирландии "перетекло" 24,5 гигаватт-часа. Для сравнения: в 2010-м импорт едва превышал семь гигаватт-часов.

В структуре поставок Франция занимает доминирующее положение, на ее долю приходится порядка 80 процентов всех перетоков. Фактически, если на французском берегу опустят рубильник, в Британии погаснет каждая одиннадцатая лампочка, дорожный фонарь и вывеска над магазином. Кстати, отдадим французам должное: они до последнего не спекулировали своим исключительным положением и скрупулезно выполняли контрактные обязательства. Но, видимо, легендарная британская дипломатия все же смогла довести Париж до точки кипения.

Во всей сложившейся ситуации примечателен даже не сам факт ультиматума и подготовленного пакета антибританских санкций, а то, что вчерашние соседи по Евросоюзу без малейших сомнений пустили в ход тяжелую энергетическую артиллерию. События последних месяцев со всей ясностью показали главную уязвимость Британии — это ее энергодефицитность и зависимость от поставок извне. И если раньше переговоры по вопросам лова рыбы или таможенных пошлин могли тянуться месяцами, то с началом отопительного сезона все экивоки отодвинуты в сторону, вопрос ставится сразу и ребром: либо работа для наших рыбаков, либо холодный полумрак в каждом десятом британском доме.

На месте Лондона имело бы смысл уделить самое пристальное внимание складывающейся ситуации.

Средняя температура на островах неуклонно понижается, к тому же на днях президент Франции Эммануэль Макрон анонсировал амбициозный план стоимостью 30 миллиардов евро, целью которого заявляется ренессанс атомной энергетики и наращивание производства топливного водорода.

Франция занимает второе место в мире по количеству действующих атомных реакторов, уступая лишь США. Но если у американцев средний возраст "горшков" уверенно приближается к пятидесятилетию, то французские блоки моложе в среднем на десять лет. Французский атомный сектор сегодня — это 56 действующих энергоблоков, вырабатывающих 413 тераватт-часов электричества в год.

Если выступление Макрона не пустая бравада и Франция начнет строительство реакторов средней и малой мощности, в перспективе вся Западная Европа будет сидеть на французской электрической игле.

Впрочем, кто мы такие, чтобы давать советы Лондону.

44

США зовут на парад демократий, но почти никто не хочет участвовать