Хионизм, или Как устроиться на работу в Южной Осетии

411
(обновлено 12:42 22.09.2021)
В республике сложилась система, благодаря которой устроиться на работу зачастую можно по звонку кого-то "влиятельного" или "своего", считает колумнист Sputnik Ольга Цховребова. Так бывает не всегда, но часто, уверена она. И приводит примеры

Найти работу в нашей республике и просто, и сложно одновременно. Для того, чтобы вас взяли на работу, вам не нужно приходить на собеседование или проходить кастинг (если это творческая профессия). Не нужно предоставлять резюме. Многие вообще никогда в жизни его не составляли. В этом нет необходимости. Нужно, чтобы кто-то позвонил и попросил взять вас на работу. Кто-то влиятельный либо на уровне республики, либо на уровне города, либо человек, который в хороших отношениях с потенциальным работодателем, и так далее. И не важно, есть ли у вас вообще образование (не говоря уже о необходимой для должности специальности), есть ли у вас навыки, подходите ли вы хоть сколько-нибудь на эту должность. Все это совершенно не важно. Важно, что за вас попросят. И самое ужасное в данной ситуации то, что к этому привыкли и сами соискатели, и работодатели. Но есть, конечно, исключения.

Когда я пришла в поисках работы на телевидение в 2015 году и собиралась подойти к директору, меня спросили на посту охраны, есть ли договоренность о встрече. Я ответила, что нет, так как не знала, куда звонить, чтоб заранее договориться. Они посмотрели на меня с удивлением, позвонили руководителю и пропустили. Директор, как она сама потом в этом признавалась, тоже была, мягко говоря, удивлена моим поведением. Хотя, на мой взгляд, я не делала ничего необычного. Как и в других местах (но в Москве) пришла, принесла резюме и диск со своими работами, заявила, что хочу работать, готова показать, что могу. Хорошо, что Рада Дзагоева оказалась из тех руководителей, которые принимают решение, исходя из интересов своей компании…

До сих пор даже некоторые родственники думают, что меня устроил на эту работу мой отец. Папе, конечно, приятно. И смешно. Мне тоже было вначале смешно, а потом стало грустно… Когда коллеги тебя спрашивают: "А кто тебя привел на эту работу?". А ты отвечаешь - никто, и видишь в глазах собеседника, что он вообще не в силах понять, что такое возможно, становится невероятно обидно за наше общество. Когда тебе отвечают: "Так не бывает. Всех кто-то приводит!", хочется плакать навзрыд. Серьезно.

Как-то меня спросила одна девушка, какая зарплата на телевидении и есть ли "хорошая" вакансия. Правда, я не знаю, что эта девушка имела в виду под "хорошей" должностью. Я ответила, что платят всем по-разному, а насчет вакансий я точно не знаю. Тогда она ответила: "Я интересуюсь, потому что могу сказать, чтоб позвонили, и меня возьмут". Я подумала, это она так пытается пошутить, и начала смеяться. На что она обиделась, сказав, что не шутит, и что действительно может кого-то попросить. Я попыталась сделать серьезное лицо. Мне даже стало неудобно, что я не всерьез восприняла ее слова. К слову, она была сотрудником салона красоты. И, кстати, очень хорошим и востребованным мастером. Очень приятная и неглупая, с высшим образованием. Но, видимо, ей даже в голову не могло прийти, что она сама может куда-либо устроиться на работу.

Другая девушка интересовалась вакансиями в информагентстве Sputnik. Как раз нужен был корреспондент, в крайнем случае – внештатный. Потенциальный соискатель попросила меня узнать все условия. Они ей, вроде, понравились. Затем она попросила меня заявить о ней руководителю. Я сказала, что кто-то интересуется, хочет попробовать. Руководитель сказал: пусть приходит. Я передала. Девушка переспрашивает: "А ты сказала, предупредила, что я приду?". Она несколько раз это переспрашивала. Ей надо было прийти, заявить о себе, и пройти испытательный срок. Она так и не пришла. Позже устроилась на работу, где, видимо, можно было миновать все эти процедуры и неопределенность, где сразу надо было прийти и приступить к работе после чьей-то договоренности.

Знаю даже о случае, когда в государственное учреждение позвонил мужчина и заявил руководителю: "Возьми мою дочку на какую-нибудь должность. Я заплачу". Называлась даже конкретная сумма. Может, от отчаяния звонил этот отец, который беспокоится за своего ребенка. Может, даже и хороший специалист эта дочка. А, быть может, и нет. Этого я не знаю. Но факт остается фактом.

Недавно я рассказала знакомой о имеющейся в одной компании вакансии. Предложила ей попробовать свои силы. Она сказала, что не уверена, интересует ли ее это. Позже оказалось, что до нашего с ней разговора кто-то уже звонил и просил взять ее на эту должность. Причем, ни положительного, ни отрицательного ответа на тот момент у нее еще не было. Но соискательница решила не афишировать свое желание работать. Вдруг не возьмут по просьбе. А если возьмут – хорошо.

Но почему нельзя человеку самому прийти и сказать, что он хочет работать?! Если даже ему откажут, что случится? Упадет корона с его головы? Это будет позором на века или что?...

У некоторых еще есть такая отговорка: "Я, конечно, подхожу на эту должность, я даже (!) отнесла резюме. Но все же, понимаешь, когда "с улицы" - это одно, а когда "по рекомендации" - совершенно другое". Действительно совершенно другое. У меня возникает лишь один вопрос: нет ли у людей, которых берут по чьей-то просьбе, страха того, что они не справятся с возложенными на них обязанностями? Или это уже становится не столь важным?

Вся эта складывавшаяся годами и десятилетиями система уже никого не удивляет. Это, к сожалению, стало нормой для большинства людей в республике. Они даже уже не представляют себе, что может быть как-то иначе. Конечно, во всех странах мира можно встретить такое, но не в таких масштабах, как в Южной Осетии. Здесь практически невозможно пройти обычный процесс собеседования или кастинга.

Если же вы уже работаете и возникла какая-то проблема, то ситуация схожая. Если вы сами пытаетесь ее решить, то большинство работодателей (не все, конечно) рассуждают так: "Ну, раз за него никто не просит, то можно решить проблему в пользу того, за кого просят, за кем стоят влиятельные или не очень покровители, или мои друзья, или родственники". И потом мы удивляется, когда сталкиваемся с непрофессионализмом на местах. В таких ситуациях надо сразу же вспоминать прекрасное осетинское слово, которое сложно перевести на другие языки – хионизм. "Он свой", поэтому и на этой должности. Так что претензий к такому человеку никаких. Спрашивайте с тех, кто просил за него и кто брал его на работу…

Но все-таки виднеется свет в конце тоннеля. Есть среди работодателей пока те, которые реально смотрят на потенциального соискателя, оценивают, насколько он подходит на ту или иную должность, и, исходя из интересов рабочего процесса, принимают решение. Но их единицы. И иногда даже на таких начинается давление "сверху", "рекомендуют" принять на работу менее подходящую кандидатуру, но чьего-то родственника или друга.

411
Города мира. Лондон

Британия отложила войну с Россией: первая на очереди Франция

44
(обновлено 11:10 24.10.2021)
На самом западе Европы разворачиваются события исторического масштаба, скрытые от внимания российской общественности толстой стеной других новостей.

Париж готов пойти на обострение дипломатических отношений из-за ситуации, сложившейся в проливе Ла-Манш, пишет колумнист РИА Новости Сергей Савчук. Официальный Лондон уже месяц отказывается согласовывать квоты и выдавать лицензии на вылов морепродуктов французским рыбакам, для большинства которых морской промысел является делом многих поколений либо единственным источником дохода.

Обида Франции совершенно понятна.

По условиям соглашения между Великобританией и Евросоюзом, заключенного в результате Brexit, стороны обязываются не препятствовать рыбной ловле в территориальных водах друг друга, а лишь вести учет и выдачу разрешительных документов. Оборот рыбной ловли в территориальных водах Британии, где, помимо французов, промышляют еще и бельгийцы с голландцами, составляет 635 миллионов евро в год, в то время как островные рыболовы в водах объединенной Европы ловят всего на 110 миллионов. Во время документального оформления Brexit соглашение по морским промыслам было самым острым, стороны спорили по нему дольше всего. Лондон, разводясь со вчерашними друзьями, письменно пообещал не чинить препятствий рыбакам с противоположного берега. Но наступил суровый 2021 год с его второй волной пандемии, заоблачными ценами на энергоносители — и британцы передумали.

Париж тщетно призывал к разуму, памяти и апеллировал к подписанным бумагам. Лондон хранил молчание и игнорировал мольбы французских рыбаков, вынужденных выходить на промысел фактически нелегально.
И вот тут начинается самое интересное.

Отчаявшись достучаться до соседей по дипломатическим каналам, Париж в лице министра моря Анник Жирарден (Annick Girardin) сформулировал дальнейшее развитие событий максимально лаконично: не откроете нашим рыбакам свои воды, отключим поставки электроэнергии по энергомосту.
Чтобы понять серьезность этого заявления нужно понимать, о чем именно идет речь.

В настоящий момент берега Ла-Манша соединяют два энергомоста: IFA-1 и IFA-2 — мощностью две тысячи и тысяча мегаватт соответственно. Первый интерконнектор был построен в уже далеком 1986 году, второй — из-за постоянно растущей британской потребности в электроэнергии и неспособности самостоятельно обеспечить свои нужды — в 2020-м. Управление мостами осуществляет совместное предприятие Interconnexion France-Angleterre (IFA), совладельцами которого выступают британская компания с ограниченной ответственностью National Grid и французская French Transmission Operator (RTE).

В середине сентября, когда на мировом горизонте только-только начали сгущаться черные тучи глобального энергетического кризиса, Британию поджидал первый удар. В результате аварии и последовавшего пожара вышел из строя более мощный энергомост IFA-1.

Первоначально ожидалось, что кабель, идущий из французской коммуны Мервиль-Франсвиль-Плаж в британский Фархэм, оперативно починят и уже в октябре перетоки в две тысячи мегаватт возобновятся. Но очень быстро стало понятно, что авария гораздо серьезнее, чем считалось, и Interconnexion France-Angleterre объявила датой возобновления работы март 2022 года. Именно это событие и вызвало обвал британской энергосистемы, что вместе с рекордными ценами на газ вынудило Лондон даже ввести в строй угольные электростанции, законсервированные под снос.

Согласно официальным данным, собственная генерация королевства составляет 75,8 гигаватта установленной мощности (320 гигаватт-часов).
При этом импорт постоянно растет, и по результатам 2020 года из  Франции, Нидерландов и Ирландии "перетекло" 24,5 гигаватт-часа. Для сравнения: в 2010-м импорт едва превышал семь гигаватт-часов.

В структуре поставок Франция занимает доминирующее положение, на ее долю приходится порядка 80 процентов всех перетоков. Фактически, если на французском берегу опустят рубильник, в Британии погаснет каждая одиннадцатая лампочка, дорожный фонарь и вывеска над магазином. Кстати, отдадим французам должное: они до последнего не спекулировали своим исключительным положением и скрупулезно выполняли контрактные обязательства. Но, видимо, легендарная британская дипломатия все же смогла довести Париж до точки кипения.

Во всей сложившейся ситуации примечателен даже не сам факт ультиматума и подготовленного пакета антибританских санкций, а то, что вчерашние соседи по Евросоюзу без малейших сомнений пустили в ход тяжелую энергетическую артиллерию. События последних месяцев со всей ясностью показали главную уязвимость Британии — это ее энергодефицитность и зависимость от поставок извне. И если раньше переговоры по вопросам лова рыбы или таможенных пошлин могли тянуться месяцами, то с началом отопительного сезона все экивоки отодвинуты в сторону, вопрос ставится сразу и ребром: либо работа для наших рыбаков, либо холодный полумрак в каждом десятом британском доме.

На месте Лондона имело бы смысл уделить самое пристальное внимание складывающейся ситуации.

Средняя температура на островах неуклонно понижается, к тому же на днях президент Франции Эммануэль Макрон анонсировал амбициозный план стоимостью 30 миллиардов евро, целью которого заявляется ренессанс атомной энергетики и наращивание производства топливного водорода.

Франция занимает второе место в мире по количеству действующих атомных реакторов, уступая лишь США. Но если у американцев средний возраст "горшков" уверенно приближается к пятидесятилетию, то французские блоки моложе в среднем на десять лет. Французский атомный сектор сегодня — это 56 действующих энергоблоков, вырабатывающих 413 тераватт-часов электричества в год.

Если выступление Макрона не пустая бравада и Франция начнет строительство реакторов средней и малой мощности, в перспективе вся Западная Европа будет сидеть на французской электрической игле.

Впрочем, кто мы такие, чтобы давать советы Лондону.

44

США зовут на парад демократий, но почти никто не хочет участвовать