Почему в США отложили полет на Луну

51
В Америке заявили о том, что в 2024 году полететь на Луну, скорее всего, не удастся, полет предварительно перенесен на год.

NASA заявило, что в 2024 году полететь на Луну, скорее всего, не удастся. Может быть, в 2025-м. Но это не точно. Правда, Starship Илона Маска, на котором предполагается лететь, до сих пор регулярно взрывается при посадке. Но на этот раз дело не в нем, а в скафандрах. Они будут готовы хорошо если весной 2025 года, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости.

Казалось бы, вот с этим-то уж точно проблем не должно быть. Скафандры в США успешно производят с начала 1960-х. Американцы летают в них на МКС и выходят в открытый космос. На фотографиях с Луны 50-летней давности мы видим участников миссии "Аполлон", все они в скафандрах, беленьких, сияющих, на них еще так хорошо видна эмблема с американским флагом.

Но вот уже четырнадцать лет космическая индустрия Америки бьется над скафандром для возвращения на Луну — ан нет, не выходит каменный цветок. За это время в рамках многомиллиардной программы "Артемида" на космические костюмы потрачено больше четырехсот миллионов долларов. Планируется спустить еще больше шестисот. Но в чем реально астронавты полетят покорять Луну, науке неизвестно. "Голые короли", — печально шутят топ-менеджеры NASA.

Казалось бы, что проще? Зайти в Музей авиации и космонавтики в Вашингтоне, взять скафандр Нила Армстронга, первого человека на Луне, посмотреть, что и как. Ну поэкспериментировать с новыми материалами, может быть. Приспособить к нему электронные девайсы и придумать для них защиту. Ну, собственно, и все. Принцип-то не изменился.

Остались какие-то вопросы? Можно свериться с советским скафандром, разработанным специально для полета на Луну. Один такой, купленный на Сотбис эксцентричным миллиардером Россом Перо, выставлен в том же вашингтонском музее.

Впрочем, при демонстрации прототипа лунного скафандра в 2019 году видно было, что одну советскую идею американцы уже позаимствовали: им понравилась задняя дверца, через которую астронавт сможет заходить в свой костюм, словно в шкаф. Используются и сходные утяжелители для плеч, компенсирующие невесомость.

Согласно официальной версии, NASA задерживает выпуск скафандров из-за повышенных требований к безопасности: защите астронавтов от радиации, вакуума, маленькой гравитации на Луне. Однако принципиально технические решения не изменились: в борьбе со сниженной гравитацией используются все те же громоздкие утяжелители, а системы жизнеобеспечения по старинке прячутся в короба типа рюкзаков.

Радиация? Ну ведь побывавшие на Луне американские астронавты прожили довольно долго. Из этого можно сделать вывод, что уже тогдашние скафандры вполне надежно защищали их от зашкаливающей радиации. Зачем заново изобретать велосипед?

Как какое-то невероятное достижение подается то, что лунный скафандр NASA будет защищать астронавта от минус 150 до плюс 120 градусов по Цельсию. Но примерно в таком же диапазоне от минус 130 до плюс 160 работал и старенький советский скафандр "Кречет", ставший прототипом гораздо более совершенного "Орлана".

Ну и название, конечно. Новый скафандр — это не просто какой-то там скафандр. Это "исследовательская единица внекорабельной мобильности" — просто на зависть Тони Старку. Особую ответственность на ее создателей накладывает то, что покорителями Луны должны стать женщина и цветной. Эта идея родилась в Белом доме и призвана компенсировать женщинам и цветным века угнетений.

Тема со скафандрами наглядно показывает, какая чепуха творится с технологиями в стране, позиционирующей себя как лидера научного прогресса. Что, на самом деле, случилось со сверхтяжелыми ракетами, запускавшими лунные модули больше полувека назад? Где все чертежи, расчеты? Где те гениальные старые кадры, которые обеспечили такой невероятный прорыв американской науки и техники? Почему в 1960-х надежные лунные скафандры разработали за два-три года, а сейчас валандаются четырнадцать лет?

Все проблемы, успешно решенные в 1969-1972 годах в рамках миссии "Аполлон", приходится заново решать в рамках миссии "Артемида". Причем такое впечатление, что от славной эпохи покорения Луны не осталось буквально ничего, кроме кинопленки.

Вот сейчас команда NASA тщетно бьется над проблемой лунной пыли. Ученые опасаются, что поднявшаяся при посадке лунного модуля пыль ослепит и приборы, и астронавтов. При маленькой гравитации оседать она будет очень медленно. Что делать?

Обращаемся к первоисточнику. В мемуарах Нила Армстронга сказано туманно. "На высоте меньше 100 футов (около 30 метров) нас начала обступать прозрачная пелена пыли, слегка затруднявшая видимость. Чем ниже мы спускались, тем больше падала видимость". Так что там с пылью-то? Она лишь слегка затрудняла видимость или вообще ничего не было видно? Когда она рассеялась? Ученые пересматривают видеозаписи с Луны, но на них никакой пыли не видно...

Конспирологи — отнюдь не только в России, но и в США — торопятся сделать из всего этого вывод, что американцы вообще не бывали на Луне. На деле, однако, ситуация куда печальнее. Если бы они никуда не летали, а сейчас пытались с нуля покорить Луну, это было бы круто. Это был бы просто подвиг — и мы все аплодировали бы стоя.

А вот иметь в своем распоряжении такие замечательные технологии, таких выдающихся ученых, инженеров, конструкторов и за полвека так эпически пустить на ветер все полимеры — это надо было постараться. Это действительно упадок — и науки в целом, и ракетно-космической отрасли в частности. Говоря простыми словами — сегодня не получается построить то, что успешно строилось полвека назад. Деградация налицо. И никакими теслами и айфонами этот очевидный регресс не закамуфлировать.

А еще тут сама собой напрашивается нехорошая мыслишка об откатах и попилах. Ну серьезно. Четырнадцать лет работы, миллиард долларов, и что в результате? Не самый новаторский скафандр, ах, простите, "исследовательская единица внекорабельной мобильности". Да и тот еще надо дорабатывать.

Кстати, совершенно очевидно, почему запуск скафандра в производство намечен на конец 2024 — начало 2025 года. Дело в том, что каждый новый американский президент берется покорять космос по-своему. В 2024-м как раз пройдут выборы. Если власть удержит нынешний президент, Илон Маск, только что предложивший NASA сделать для них скафандры, может рассчитывать на прежнее финансирование. Если Байден покинет Белый дом, тогда все планы NASA и, соответственно, Space X могут пойти под нож.

Роковой период — от выборов до инаугурации — как раз и приходится на конец 2024 — начало 2025 года. Опытнейший политик, виртуоз госконтрактов Илон Маск в таких вещах разбирается прекрасно. Вдруг новый президент запланирует миссию к альфе Центавра. Тогда скафандр придется переделывать вновь — и под это дело запрашивать новое финансирование. Ну а не получится скафандр — там уже до следующих выборов будет недалеко. Подобным образом выбивал бюджетное финансирование еще Ходжа Насреддин: или ишак сдохнет, или шах умрет (проиграет на выборах).

Нет, в этих наблюдениях нет никакого злорадства. Космос остался, пожалуй, последней отраслью, которая еще не слишком загажена милитаризмом. Люди со всего мира с искренним интересом следят за работой китайских, российских, американских ученых. Это же восхитительно, когда на Землю, целенький и невредимый, возвращается Falcon 9. И когда взлетает наш "Протон", это тоже прекрасно. Это предел человеческой изобретательности, позволивший нам сделать невозможное, выйти в бесконечность.

Жаль будет, если американская лунная программа окажется такой же туфтой, такой же ширмой для распилов, как их "Звездные войны". Это будет большой шаг назад — и для Америки, и для всего человечества.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

51

Хионизм, или Как устроиться на работу в Южной Осетии

191
(обновлено 12:42 22.09.2021)
В республике сложилась система, благодаря которой устроиться на работу зачастую можно по звонку кого-то "влиятельного" или "своего", считает колумнист Sputnik Ольга Цховребова. Так бывает не всегда, но часто, уверена она. И приводит примеры

Найти работу в нашей республике и просто, и сложно одновременно. Для того, чтобы вас взяли на работу, вам не нужно приходить на собеседование или проходить кастинг (если это творческая профессия). Не нужно предоставлять резюме. Многие вообще никогда в жизни его не составляли. В этом нет необходимости. Нужно, чтобы кто-то позвонил и попросил взять вас на работу. Кто-то влиятельный либо на уровне республики, либо на уровне города, либо человек, который в хороших отношениях с потенциальным работодателем, и так далее. И не важно, есть ли у вас вообще образование (не говоря уже о необходимой для должности специальности), есть ли у вас навыки, подходите ли вы хоть сколько-нибудь на эту должность. Все это совершенно не важно. Важно, что за вас попросят. И самое ужасное в данной ситуации то, что к этому привыкли и сами соискатели, и работодатели. Но есть, конечно, исключения.

Когда я пришла в поисках работы на телевидение в 2015 году и собиралась подойти к директору, меня спросили на посту охраны, есть ли договоренность о встрече. Я ответила, что нет, так как не знала, куда звонить, чтоб заранее договориться. Они посмотрели на меня с удивлением, позвонили руководителю и пропустили. Директор, как она сама потом в этом признавалась, тоже была, мягко говоря, удивлена моим поведением. Хотя, на мой взгляд, я не делала ничего необычного. Как и в других местах (но в Москве) пришла, принесла резюме и диск со своими работами, заявила, что хочу работать, готова показать, что могу. Хорошо, что Рада Дзагоева оказалась из тех руководителей, которые принимают решение, исходя из интересов своей компании…

До сих пор даже некоторые родственники думают, что меня устроил на эту работу мой отец. Папе, конечно, приятно. И смешно. Мне тоже было вначале смешно, а потом стало грустно… Когда коллеги тебя спрашивают: "А кто тебя привел на эту работу?". А ты отвечаешь - никто, и видишь в глазах собеседника, что он вообще не в силах понять, что такое возможно, становится невероятно обидно за наше общество. Когда тебе отвечают: "Так не бывает. Всех кто-то приводит!", хочется плакать навзрыд. Серьезно.

Как-то меня спросила одна девушка, какая зарплата на телевидении и есть ли "хорошая" вакансия. Правда, я не знаю, что эта девушка имела в виду под "хорошей" должностью. Я ответила, что платят всем по-разному, а насчет вакансий я точно не знаю. Тогда она ответила: "Я интересуюсь, потому что могу сказать, чтоб позвонили, и меня возьмут". Я подумала, это она так пытается пошутить, и начала смеяться. На что она обиделась, сказав, что не шутит, и что действительно может кого-то попросить. Я попыталась сделать серьезное лицо. Мне даже стало неудобно, что я не всерьез восприняла ее слова. К слову, она была сотрудником салона красоты. И, кстати, очень хорошим и востребованным мастером. Очень приятная и неглупая, с высшим образованием. Но, видимо, ей даже в голову не могло прийти, что она сама может куда-либо устроиться на работу.

Другая девушка интересовалась вакансиями в информагентстве Sputnik. Как раз нужен был корреспондент, в крайнем случае – внештатный. Потенциальный соискатель попросила меня узнать все условия. Они ей, вроде, понравились. Затем она попросила меня заявить о ней руководителю. Я сказала, что кто-то интересуется, хочет попробовать. Руководитель сказал: пусть приходит. Я передала. Девушка переспрашивает: "А ты сказала, предупредила, что я приду?". Она несколько раз это переспрашивала. Ей надо было прийти, заявить о себе, и пройти испытательный срок. Она так и не пришла. Позже устроилась на работу, где, видимо, можно было миновать все эти процедуры и неопределенность, где сразу надо было прийти и приступить к работе после чьей-то договоренности.

Знаю даже о случае, когда в государственное учреждение позвонил мужчина и заявил руководителю: "Возьми мою дочку на какую-нибудь должность. Я заплачу". Называлась даже конкретная сумма. Может, от отчаяния звонил этот отец, который беспокоится за своего ребенка. Может, даже и хороший специалист эта дочка. А, быть может, и нет. Этого я не знаю. Но факт остается фактом.

Недавно я рассказала знакомой о имеющейся в одной компании вакансии. Предложила ей попробовать свои силы. Она сказала, что не уверена, интересует ли ее это. Позже оказалось, что до нашего с ней разговора кто-то уже звонил и просил взять ее на эту должность. Причем, ни положительного, ни отрицательного ответа на тот момент у нее еще не было. Но соискательница решила не афишировать свое желание работать. Вдруг не возьмут по просьбе. А если возьмут – хорошо.

Но почему нельзя человеку самому прийти и сказать, что он хочет работать?! Если даже ему откажут, что случится? Упадет корона с его головы? Это будет позором на века или что?...

У некоторых еще есть такая отговорка: "Я, конечно, подхожу на эту должность, я даже (!) отнесла резюме. Но все же, понимаешь, когда "с улицы" - это одно, а когда "по рекомендации" - совершенно другое". Действительно совершенно другое. У меня возникает лишь один вопрос: нет ли у людей, которых берут по чьей-то просьбе, страха того, что они не справятся с возложенными на них обязанностями? Или это уже становится не столь важным?

Вся эта складывавшаяся годами и десятилетиями система уже никого не удивляет. Это, к сожалению, стало нормой для большинства людей в республике. Они даже уже не представляют себе, что может быть как-то иначе. Конечно, во всех странах мира можно встретить такое, но не в таких масштабах, как в Южной Осетии. Здесь практически невозможно пройти обычный процесс собеседования или кастинга.

Если же вы уже работаете и возникла какая-то проблема, то ситуация схожая. Если вы сами пытаетесь ее решить, то большинство работодателей (не все, конечно) рассуждают так: "Ну, раз за него никто не просит, то можно решить проблему в пользу того, за кого просят, за кем стоят влиятельные или не очень покровители, или мои друзья, или родственники". И потом мы удивляется, когда сталкиваемся с непрофессионализмом на местах. В таких ситуациях надо сразу же вспоминать прекрасное осетинское слово, которое сложно перевести на другие языки – хионизм. "Он свой", поэтому и на этой должности. Так что претензий к такому человеку никаких. Спрашивайте с тех, кто просил за него и кто брал его на работу…

Но все-таки виднеется свет в конце тоннеля. Есть среди работодателей пока те, которые реально смотрят на потенциального соискателя, оценивают, насколько он подходит на ту или иную должность, и, исходя из интересов рабочего процесса, принимают решение. Но их единицы. И иногда даже на таких начинается давление "сверху", "рекомендуют" принять на работу менее подходящую кандидатуру, но чьего-то родственника или друга.

191
<