Китай потратит миллиарды на защиту от новых зомби

92
(обновлено 14:29 30.07.2021)
Вся китайская (и не только китайская, а и соседние) цивилизация стоит на трепетном уважении к образованию, прежде всего гуманитарному. Известно, что даже среди мигрантов из Китая в Юго-Восточную Азию первые заработанные копейки шли на обучение детей.

Вопрос на сотни миллиардов американских долларов: Китай начал наводить порядок в сфере частного образования, и один из авторов агентства Bloomberg предсказуемо обвинил Пекин в завинчивании гаек и диктате компартии. Впрочем, блумберговцы — и не только они — всегда и неизменно обвиняют Китай именно в этом, что бы там ни произошло. А как на самом деле, разбирался колумнист РИА Новости Дмитрий Косырев.

Для начала — это вопрос громадных денег. Объем рынка частного образования только с хайтековым уклоном оценивается в этой стране в 100 миллиардов долларов. Дивиденды компаний в этой сфере должны были принести 76 миллиардов к 2024 году. Речь о мощной отрасли бизнеса, которую создавали как местные информационные гиганты, так и иностранцы. Только в Гонконге на бирже зарегистрировано 20 образовательных компаний (в основном иностранных) с активами на 24 миллиарда — и их акции сейчас резко пошли вниз. Так что внезапно отдавленных ног оказалось много, событие не пустяковое, это серьезный удар по бизнесу, просто так его наносить бы не стали.

Но когда начинаешь интересоваться, что и почему реально произошло, то обнаруживаешь у происходящего массу чисто местных особенностей. Это уж точно не борьба авторитарного режима с любыми живыми ростками неважно каких культур. На первом месте несколько другие соображения.

В этой сфере только что принято несколько законов, к ним есть пояснительная записка Госсовета (правительства) — и выясняется, что прежде всего образовательному бизнесу обрубают многие возможности учить детей в выходные, на каникулах и поздно вечером. Нельзя теперь также бесконтрольно учить тех, кто младше шести лет, то есть дошкольников. Суть проблемы — в типичном для китайского, а также японского и прочих похожих обществ феномене, когда родители насильно загружают наследников таким объемом обучения, что начинаются всякие неприятные явления.

Отметим мимоходом, что вся китайская (и не только китайская, а и соседние) цивилизация стоит на трепетном уважении к образованию, прежде всего гуманитарному, но не только. Известно, что даже среди мигрантов из Китая в Юго-Восточную Азию (речь о беднейших кули, которые выезжали туда на рубеже ХIX и XX веков) первые заработанные копейки шли на обучение детей. И тот же феномен наблюдался на заре китайских реформ в начале 1980-х. Собственно, сегодня страна не была бы мировым технологическим и прочим лидером, если бы не возродившийся всенародный культ любого рода знаний, о котором внешний мир тогда знал довольно мало.

Но дети, замученные бесконечным школярством, могут стать и медицинско-социальной проблемой. Известны случаи в Китае, Японии и не только там, когда задерганные преподавателями и родителями дети давали какую-то невообразимую статистику самоубийств. Образовательные компании к этому тоже приложили руку. Так что происходящее — это прежде всего ответ властей на массовое беспокойство происходящим.

© AP Photo / Damian Dovarganes
И уже во-вторых — да, без политики, причем глобальной, тут обойтись не могло. Например, образовательный бизнес, работающий в сфере музыки, искусств (да и хай-тека) коренных идейных перемен не ощутит. Но совсем другое дело те, кто хочет преподавать школьные предметы. Иностранному бизнесу эта сфера теперь закрыта или серьезно ограничена.

Не секрет, что школа и университет — это не просто политика, а один из фронтов происходящей сейчас глобальной гражданской войны. Вот (с сокращениями) цитата:

"Университеты за последние 40 лет стали нетерпимыми центрами левизны и все более антиконституционными центрами. И они заодно создали золотую схему, которую боялись тронуть их администраторы — поскольку речь шла о курице, несущей золотые яйца, — гарантированные на федеральном уровне студенческие кредиты, которые никак не гарантировали академическую ответственность, зато запускали в стратосферу расходы на образование".

Это про США. Но смотрим дальше:

"Было никем не оспариваемое предположение, что любой диплом любого престижного заведения был пропуском в американский успех. Мы цинично пожимали плечами, говоря, что наиболее престижные заведения все равно что клеймили скот, давая выпускникам незаработанные привилегии на всю жизнь… Но сегодня академические и прочие успехи белых или азиатских абитуриентов имеют все меньше значения… Университеты все больше вынуждены делать выбор между обвинениями в расизме или выставлении студентам оценок, имеющих мало отношения к их фактическим успехам… Публике это надоело. Впервые люди будут спрашивать: почему мы субсидируем студенческие кредиты, почему многомиллионные частные дотации освобождаются от налога и почему мы считаем, что диплом по социологии или гендерным исследованиям — это "инвестиции", которые готовят кого бы то ни было к чему бы то ни было".

Автор — один из столпов американского консерватизма Виктор Дэвид Хансен, который давно уже показывает, до какой стадии развала дошли многие сферы американской и в целом западной жизни. В том числе те, где причудливо перемешались глобальная политика, идеология и очень большой бизнес: это и образование, и медицина, и многое другое.

Так что понятно желание не только Китая, а любой вменяемой страны защититься от идейной заразы, способной прийти в страну через "инвестиции" в такие отрасли. Ведь получается, что в Китае (раз уж речь в данном случае о нем) было не так много тормозов для любого инвестора, заявлявшего, что несет детям свет знаний. И Гонконг, через который шла немалая часть таких инвестиций, оказался местом, где университеты стали штабами подрывной деятельности, которую вели прежде всего студенты. Вот на днях одного из таких приговорили за то, что он на собственном мотоцикле пошел на таран полицейских машин.

Другое дело, что просто запретить что-то, повесить всякие занавесы — это только кажется, что оно просто. Видимо, выход все-таки в том, чтобы перманентно вырабатывать свою — здоровую — систему образования.

92
Что делать России с трудовыми мигрантами

Что делать России с трудовыми мигрантами

22
(обновлено 14:46 16.09.2021)
После изнасилования и убийства 67-летней женщины в Подмосковье закрыли общежитие для мигрантов. Также по распоряжению губернатора Андрея Воробьева в ближайшие дни в области пройдут проверки "подобных мест, вызывающих у людей тревогу и беспокойство"

Информация о произошедшей трагедии и возмущении местных жителей, собравшихся на народный сход около злополучного общежития, дополнила и так весьма насыщенный поток новостей по теме гастарбайтеров. В этом потоке смешиваются решения властей, запросы бизнеса, общественные требования и криминальные происшествия, пишет обозреватель РИА Новости Ирина Алкснис.

Причины активизации темы вполне понятны. Идет интенсивное восстановление экономики после затишья прошлого пандемийного года — как следствие, страна вновь открыла двери для иностранных работников. Кроме того, играют свою роль и более масштабные процессы: Россия нуждается в рабочих руках не только здесь и сейчас. Очередной демографический спад, переживаемый страной, заставляет государство выстраивать долгосрочную политику привлечения трудовых ресурсов из-за рубежа.

Еще в мае Владимир Путин заявил, что нам не хватает рабочих рук "в целых отраслях экономики". Слова президента регулярно подтверждаются конкретными фактами. На днях в правительстве Москвы рассказали, что в столице дефицит в 200 тысяч работников в одном только строительстве.
В целом же стоит задача привлечь в Россию пять миллионов трудовых мигрантов до 2024 года.
Цифра колоссальная — и даже несколько пугающая. Однако за ней важнейшая ставка, которую делает страна для экономического прорыва.

Стандартный аргумент против политики привлечения иностранной рабочей силы — во всем мире, а не только в России — утверждает, что нужно просто местным платить достойную заработную плату, тогда и не придется нанимать гастарбайтеров. Это соображение неизменно находило широкую общественную поддержку.

Правда, в настоящее время ситуация несколько изменилась. Высокая инфляция заставляет все больше людей осознавать причинно-следственные связи, работающие в экономике. Понятно, что свою роль, например, в бешеном росте цен на недвижимость за последний год сыграло множество факторов, включая ажиотажный спрос со стороны граждан. А это, в свою очередь, оказалось возможным в том числе благодаря государственным ипотечным программам и сниженным банковским процентам.

Но очевидно, что повышение зарплат строителей неизбежно также сказывается на стоимости квадратного метра. Уже сейчас кадровый голод на рынке заставляет компании переманивать друг у друга работников, увеличивая их заработки, что автоматически влечет удорожание продукта их труда.
Если же гипотетически предположить ситуацию, при которой зарплаты в строительной отрасли сделают повсеместно привлекательными для россиян, то неизбежным следствием окажется взлет цен на недвижимость — а за ней во множестве других сфер — прямо в стратосферу.

Так что при всем традиционно негативном отношении очень многих людей к привлечению в страну гастарбайтеров популистские заявления, предлагающие простые решения из серии "держать и не пущать", звучат все реже и пользуются все меньшей популярностью.

Российское общество постепенно осознает, что активное использование труда мигрантов — реальность, которой нам не избежать. А значит, надо искать механизмы решения порождаемых этим процессом проблем. Тем более таковые постоянно на слуху и являются серьезным общественным раздражителем.

В последние месяцы привычными стали сообщения о массовых драках между гастарбайтерами. Теперь вот кошмарное преступление в Подмосковье. Статистика также подтверждает мрачные общественные стереотипы, что уровень преступности среди мигрантов выше, чем среди россиян.
Государство применяет метод кнута и пряника. С одной стороны, запущены программы адаптации мигрантов. На одной из станций московского метро появились указатели на таджикском и узбекском языках. С другой стороны, участников массовых драк выдворяют из России пожизненно.

Однако убийство женщины в Бужаниново в очередной раз указало, что с эффективностью государственной политики в данном вопросе дело обстоит не лучшим образом. Ведь это преступление представляет собой не просто трагический инцидент, а страшную развязку долго назревавшей беды — местные жители давно жаловались на ухудшение ситуации с безопасностью из-за компактного проживания мигрантов. И совсем неслучайно подмосковный губернатор распорядился проинспектировать другие подобные места по региону: эта проблема носит системный характер.

А значит, и решать ее нужно тоже системно.

Прямо сейчас поступает множество предложений по этому поводу. Тут и строительство трудовых лагерей для гастарбайтеров, и введение для них коллективной ответственности, и ужесточение ответственности для компаний, которые используют труд мигрантов, и даже замена иностранных работников вчерашними российскими школьниками.

Без сомнения, еще будет высказано немало инициатив разной степени рациональности и экзотичности. Вероятно, некоторые из них будут приняты на вооружение государством, чтобы миграционная политика становилась более эффективной — обеспечивающей как выгоду для всех заинтересованных сторон, так и поддержание комфортной и безопасной среды в стране.

Ну а российскому обществу предстоит в очередной раз осознать, что не существует простых решений для сложных проблем.

22
Подготовка к совещанию председателей верховных судов государств-членов ШОС

Россия и Китай изменили Азию и Америка начала ее терять