Режиссер Спайк Ли. Архивное фото

Обратный расизм и охота на ведьм сломали "Фабрику грез"? 

115
(обновлено 15:38 24.05.2021)
Политико-социальные веяния и тенденции в обществе всегда отражаются на индустрии кино, а если речь идет про столицу творческой и либеральной мысли, коей несомненно является Голливуд, влияние этих факторов усиливается многократно.

Часть 1. Ресентимент

Последнее десятилетие прошло во всем развитом мире под флагом либерализации и всеобщего равноправия. Можно уверенно заявить, что основным локомотивом этого процесса являлись Соединенные Штаты, выступающие для всех своеобразным ментором в вопросе социальной справедливости. Основным ретранслятором политических, социальных и культурных идеалов США всегда была киноиндустрия, а Голливуд, как столица кино, был главным генератором этих сигналов.

Все бы ничего, равноправие и справедливость являются универсальным человеческим идеалом блага и гуманизма, но, как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад. На фоне скандалов с продюсером Харви Вайнштейном и хэштегом "MeToo", протестов чернокожих актеров и режиссеров, запустивших акцию "OscarsSoWhite" (Оскар такой белый), которая предполагала создания расовых квот для кандидатов на премию "Оскар", голливудские продюсеры и крупные игроки рынка начали прогибаться под мнение армии протестующих меньшинств. А далее, как это обычно и бывает, началось лавинообразное развитие массовой истерии вокруг любых примеров мнимой дискриминации.

Казалось бы, где как не в США у левых, феминисток, сексуальных и расовых меньшинств есть весь спектр прав, а также, практически всеобщая поддержка простого населения? Как говорится "а чего вам не хватало?". Однако в последние годы градус борьбы SJW (англ. Social Justice Warriors – воины социальной справедливости) наоборот усилился, обрушиваясь критикой и травлей на любую персону или организацию, нарушившую, по их мнению, "новые правила игры". А после того, как по всей стране прокатились инспирированные организацией BLM (англ. Black Lives Matter – жизни черных важны) протесты и погромы, практически расколовшие американское общество, – маятник дискриминации окончательно качнулся в другую сторону.

Своеобразная социальная шизофрения коснулась многих аспектов культурной, научной и политической жизни "родины демократии", однако, самые яркие и возмутительные примеры двоемыслия общества проявились в наиболее, казалось бы, толерантной и инклюзивной среде – киноиндустрии.

Первыми ласточками в кризисе Голливуда стали члены творческого сообщества, консолидировавшиеся на расовой почве и создавшие союз "цветных" актеров, к которым позже присоединились не менее "цветные" режиссеры и сценаристы. "Ну, объединились и объединились, дай им бог здоровья", – скажет любой здравомыслящий человек, и будет абсолютно прав. Однако, к сожалению, это сообщество, ведомое режиссерами Спайком Ли и Джорданом Пилом вместе с другими знаменитыми чернокожими артистами, превратило свою борьбу за равноправие и инклюзивность в бесконечную "охоту на ведьм".

Получилось так, что при поддержке левой общественности, СМИ и сообществ вроде BLM удалось продавить в Голливуде стандарты и правила, которые на деле являются обратным расизмом.

Собственно, вышеупомянутые Джордан Пил и Спайк Ли не раз высказывали крайне сомнительные идеи, граничащие с открытым расизмом. Например, Пил как-то заявил: "Я не представляю себе белого парня в главной роли, не то чтобы я плохо к ним относился. Но такое я уже видел".

Самое странное во всей этой истории то, что Голливуд и "прогрессивное" общество, возможно из-за так называемого "комплекса белой вины", полностью приняло эти претензии и неиронично следует сомнительным требованиям и рекомендациям разнородных сообществ SJW и меньшинств.

Мода на трансгендерность: как Запад оказался во власти новой эпидемии
© Ruptly . Jordan Strauss/Invision/AP / AP Photo/Chris Pizzello / instagram / elliotpage / twitter / HillaryClinton / twitter / JustinTrudeau / instagram / charlizeafrica / instagram / sarahemcbride

Сложилась ситуация, в которой огромное количество критериев, требований и критики со стороны различных леволиберальных сообществ и социальных групп стали бескомпромиссным условием для создания "правильного" контента. Крупные студии, прежде чем снять кино, советуются с армией специалистов по инклюзивности и равноправию, заранее составляют "таблицы" и "формулы" с правильной пропорцией различных меньшинств. Затем студии находят "одобряемого" сценариста или шоураннера, за которым SJW не нашли (пока) никаких "грехов". Далее этот процесс повторяется много раз, применяясь к каждой кадровой позиции, и только после этого с одобрения различных SJW-лобби начинают писать сценарий и составлять каст актеров, за составом которых, естественно, тоже внимательно следят небезразличные активисты меньшинств.

Продолжение следует. 

115

Хионизм, или Как устроиться на работу в Южной Осетии

267
(обновлено 12:42 22.09.2021)
В республике сложилась система, благодаря которой устроиться на работу зачастую можно по звонку кого-то "влиятельного" или "своего", считает колумнист Sputnik Ольга Цховребова. Так бывает не всегда, но часто, уверена она. И приводит примеры

Найти работу в нашей республике и просто, и сложно одновременно. Для того, чтобы вас взяли на работу, вам не нужно приходить на собеседование или проходить кастинг (если это творческая профессия). Не нужно предоставлять резюме. Многие вообще никогда в жизни его не составляли. В этом нет необходимости. Нужно, чтобы кто-то позвонил и попросил взять вас на работу. Кто-то влиятельный либо на уровне республики, либо на уровне города, либо человек, который в хороших отношениях с потенциальным работодателем, и так далее. И не важно, есть ли у вас вообще образование (не говоря уже о необходимой для должности специальности), есть ли у вас навыки, подходите ли вы хоть сколько-нибудь на эту должность. Все это совершенно не важно. Важно, что за вас попросят. И самое ужасное в данной ситуации то, что к этому привыкли и сами соискатели, и работодатели. Но есть, конечно, исключения.

Когда я пришла в поисках работы на телевидение в 2015 году и собиралась подойти к директору, меня спросили на посту охраны, есть ли договоренность о встрече. Я ответила, что нет, так как не знала, куда звонить, чтоб заранее договориться. Они посмотрели на меня с удивлением, позвонили руководителю и пропустили. Директор, как она сама потом в этом признавалась, тоже была, мягко говоря, удивлена моим поведением. Хотя, на мой взгляд, я не делала ничего необычного. Как и в других местах (но в Москве) пришла, принесла резюме и диск со своими работами, заявила, что хочу работать, готова показать, что могу. Хорошо, что Рада Дзагоева оказалась из тех руководителей, которые принимают решение, исходя из интересов своей компании…

До сих пор даже некоторые родственники думают, что меня устроил на эту работу мой отец. Папе, конечно, приятно. И смешно. Мне тоже было вначале смешно, а потом стало грустно… Когда коллеги тебя спрашивают: "А кто тебя привел на эту работу?". А ты отвечаешь - никто, и видишь в глазах собеседника, что он вообще не в силах понять, что такое возможно, становится невероятно обидно за наше общество. Когда тебе отвечают: "Так не бывает. Всех кто-то приводит!", хочется плакать навзрыд. Серьезно.

Как-то меня спросила одна девушка, какая зарплата на телевидении и есть ли "хорошая" вакансия. Правда, я не знаю, что эта девушка имела в виду под "хорошей" должностью. Я ответила, что платят всем по-разному, а насчет вакансий я точно не знаю. Тогда она ответила: "Я интересуюсь, потому что могу сказать, чтоб позвонили, и меня возьмут". Я подумала, это она так пытается пошутить, и начала смеяться. На что она обиделась, сказав, что не шутит, и что действительно может кого-то попросить. Я попыталась сделать серьезное лицо. Мне даже стало неудобно, что я не всерьез восприняла ее слова. К слову, она была сотрудником салона красоты. И, кстати, очень хорошим и востребованным мастером. Очень приятная и неглупая, с высшим образованием. Но, видимо, ей даже в голову не могло прийти, что она сама может куда-либо устроиться на работу.

Другая девушка интересовалась вакансиями в информагентстве Sputnik. Как раз нужен был корреспондент, в крайнем случае – внештатный. Потенциальный соискатель попросила меня узнать все условия. Они ей, вроде, понравились. Затем она попросила меня заявить о ней руководителю. Я сказала, что кто-то интересуется, хочет попробовать. Руководитель сказал: пусть приходит. Я передала. Девушка переспрашивает: "А ты сказала, предупредила, что я приду?". Она несколько раз это переспрашивала. Ей надо было прийти, заявить о себе, и пройти испытательный срок. Она так и не пришла. Позже устроилась на работу, где, видимо, можно было миновать все эти процедуры и неопределенность, где сразу надо было прийти и приступить к работе после чьей-то договоренности.

Знаю даже о случае, когда в государственное учреждение позвонил мужчина и заявил руководителю: "Возьми мою дочку на какую-нибудь должность. Я заплачу". Называлась даже конкретная сумма. Может, от отчаяния звонил этот отец, который беспокоится за своего ребенка. Может, даже и хороший специалист эта дочка. А, быть может, и нет. Этого я не знаю. Но факт остается фактом.

Недавно я рассказала знакомой о имеющейся в одной компании вакансии. Предложила ей попробовать свои силы. Она сказала, что не уверена, интересует ли ее это. Позже оказалось, что до нашего с ней разговора кто-то уже звонил и просил взять ее на эту должность. Причем, ни положительного, ни отрицательного ответа на тот момент у нее еще не было. Но соискательница решила не афишировать свое желание работать. Вдруг не возьмут по просьбе. А если возьмут – хорошо.

Но почему нельзя человеку самому прийти и сказать, что он хочет работать?! Если даже ему откажут, что случится? Упадет корона с его головы? Это будет позором на века или что?...

У некоторых еще есть такая отговорка: "Я, конечно, подхожу на эту должность, я даже (!) отнесла резюме. Но все же, понимаешь, когда "с улицы" - это одно, а когда "по рекомендации" - совершенно другое". Действительно совершенно другое. У меня возникает лишь один вопрос: нет ли у людей, которых берут по чьей-то просьбе, страха того, что они не справятся с возложенными на них обязанностями? Или это уже становится не столь важным?

Вся эта складывавшаяся годами и десятилетиями система уже никого не удивляет. Это, к сожалению, стало нормой для большинства людей в республике. Они даже уже не представляют себе, что может быть как-то иначе. Конечно, во всех странах мира можно встретить такое, но не в таких масштабах, как в Южной Осетии. Здесь практически невозможно пройти обычный процесс собеседования или кастинга.

Если же вы уже работаете и возникла какая-то проблема, то ситуация схожая. Если вы сами пытаетесь ее решить, то большинство работодателей (не все, конечно) рассуждают так: "Ну, раз за него никто не просит, то можно решить проблему в пользу того, за кого просят, за кем стоят влиятельные или не очень покровители, или мои друзья, или родственники". И потом мы удивляется, когда сталкиваемся с непрофессионализмом на местах. В таких ситуациях надо сразу же вспоминать прекрасное осетинское слово, которое сложно перевести на другие языки – хионизм. "Он свой", поэтому и на этой должности. Так что претензий к такому человеку никаких. Спрашивайте с тех, кто просил за него и кто брал его на работу…

Но все-таки виднеется свет в конце тоннеля. Есть среди работодателей пока те, которые реально смотрят на потенциального соискателя, оценивают, насколько он подходит на ту или иную должность, и, исходя из интересов рабочего процесса, принимают решение. Но их единицы. И иногда даже на таких начинается давление "сверху", "рекомендуют" принять на работу менее подходящую кандидатуру, но чьего-то родственника или друга.

267