Заключенные в тюрьме. Архивное фото

Смертная казнь: жестокое наказание или легкое избавление?

104
(обновлено 10:28 21.05.2021)
Почему в нашем обществе так часто спорят о необходимости смертной казни или ее запрете? Что движет людьми, высказывающими свое мнение об этом вопросе – жестокость или справедливость? На эту тему рассуждает колумнист Sputnik Аслан Засеев

В связи с недавними событиями в Казани, российское общество и некоторые представители власти всерьез задумались об отмене моратория на смертную казнь. Для тех, кто не знал, следует пояснить, что в России смертная казнь не отменена полностью, а находится, скажем так, в "заморозке". То есть, высшая мера наказания, коей является смертная казнь, на время моратория заменяется пожизненным заключением.

Каждый раз, когда широкой общественности становится известно о каком-либо тяжком преступлении, снова и снова возникает вопрос о возвращении практики применения смертной казни. Однако в обществе до сих пор нет однозначного конвенционального мнения относительно смертной казни. Отношение людей к смертной казни можно условно разделить на четыре группы.

  • Первые подходят к этому вопросу с точки зрения своих представлений о справедливости, согласно принципу талиона "око за око, зуб за зуб", считая, что за смерть можно ответить только смертью. По мнению некоторых представителей данной группы, смертная казнь не просто должна быть введена институционально, но еще и иметь разновидности, применяемые в зависимости от тяжести преступления осужденного.
  • Представители второй группы считают, что смертная казнь необходима с экономической точки зрения. По мнению таких людей, содержание за счет налогов граждан огромного количества преступников попросту несправедливо и нерационально, а значит смертная казнь будет наиболее верным решением вопроса нежелательных расходов.
  • Третья группа полагает, что смертная казнь попросту негуманна и недопустима. Первой причиной запретить смертную казнь, по мнению этих людей, является морально-этическая дилемма, по принципу которой легализуя убийство, пусть даже и на законных основаниях, одного условного убийцы, мы создаем еще одного – его палача. Помимо этого, некоторые представители этой группы по религиозным или философским причинам считают сам акт убийства аморальным и недопустимым как для преступника, так и для карателя. Еще одной причиной для запрета смертной казни, по мнению множества людей, является их недоверие к органам судебной и пенитенциарной системы. Эти люди считают, что коррупция и халатное отношение к расследованию дела могут привести к казням невинных. Люди с таким мнением часто говорят, что лучше не убивать виновных, чем убить одного невиновного.
  • Четвертая же группа, тоже выступающая против смертной казни, в отличие от третьей считает, что она не должна применяться не из соображений гуманизма и этики, а ровно наоборот. Такие люди полагают, что смерть является слишком легким избавлением от страданий, а настоящей карой является пожизненное заключение в тяжелых условиях колоний строгого режима. Еще более радикальные представители этой группы считают, что осужденные за крайне тяжкие преступления должны отбывать пожизненный срок в одиночной камере, оставшись наедине со своими мыслями и "призраками прошлого", постепенно сходя с ума.

Вопрос о возвращении смертной казни или ее запрете конечно не самый простой и однозначный. С одной стороны голос разума и морали взывает к рациональному подходу в решении этого вопроса, с другой - эмоциональный отклик на трагедии и истории о покалеченных судьбах жертв требует жестокого воздаяния за страшные грехи перед человечеством. Тем не менее, прежде чем принять какое-то конкретное решение относительно смертной казни, следует признать два важных аспекта этого вопроса.

Во-первых, мировая практика и статистика показывают, что смертная казнь не является фактором, останавливающим людей от тяжких преступлений. Тем более очевидно, что для жестоких социопатов, маньяков, террористов и преступников, смерть – постоянный спутник. Большинство из них готовы рисковать, готовы играть со смертью, или попросту недееспособны, а значит, не могут осознать ни своей вины, ни наказания за нее. Статистика показывает, что в большинстве стран, где отменена смертная казнь, количество тяжких и особо тяжких преступлений не возросло, а наоборот, понизилось, так что никакой существенной функции сдерживания смертная казнь в себе не несет.

Второй важный момент – это само наказание. Можно ли считать, что преступник, жестоко убивший, например, группу людей, в том числе и несовершеннолетних, будучи казненным полноценно ответит за свое преступление? Да, как функцию самозащиты и самоочищения общества смертную казнь можно считать эффективным методом избавления от опасных элементов, но как их наказание – едва ли. Преступнику будет страшно, близкие и пострадавшие почувствуют удовлетворение, которое, однако не избавит их от горя. Для убийцы эта история закончится в один миг, тогда как живые пронесут эту боль до конца своей жизни.

Сложно это все. Возможно, когда-нибудь мы придумаем схему справедливого наказания для чудовищ, не создавая новых, пусть даже и легальных. Знаменитый философ Фридрих Ницше говорил: "Тому, кто сражается с чудовищами, следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем".

104
Боевики запрещенной в РФ террористической организации Талибан

Талибы у власти в Афганистане: чем это грозит странам Центральной Азии

6
(обновлено 14:49 23.09.2021)
Талибы нарушают договоренности, не владеют всей полнотой власти в Афганистане, создают благоприятные условия для активизации целого ряда террористических группировок на афганской земле и террористической экспансии в сопредельные страны ОДКБ и ШОС

Соседи вынуждены проводить целую серию совместных военных маневров вблизи афганских границ – для превентивного сдерживания "проекции эмирата", пишет военный обозреватель Александр Хроленко.

Военно-религиозное движение "Талибан"* несет угрозу не только для Афганистана, но и всего региона. Ранее в борьбе с иностранными военными интервентами (США и НАТО) талибы широко практиковали убийства сограждан – военнослужащих и полицейских. Сегодня врагами движения становятся все инакомыслящие афганцы (которых немало в стране), нарушители правил поведения в "эмирате", уцелевшие иностранцы (гражданские). Несмотря на блокаду со стороны талибов, продолжаются бои с Фронтом сопротивления в Панджшерском ущелье.

Новое неинклюзивное правительство талибов-пуштунов представляют лишь около трети 40-миллионного населения Афганистана. Наблюдаются попытки выселения жильцов целых городских микрорайонов, построенных ранее для правительственных служащих и военнослужащих.

Никем не признанные талибы намерены пересмотреть конституцию страны, уже назначили собственного постпреда при ООН. И требуют у мирового сообщества денег, поставок продовольствия и прочих материальных благ. В ООН заявляют о нарушении талибами своих обязательств и прав человека.

Предчувствие новой войны

Известно, что за финансовую помощь Запада многим правительствам "независимых" стран приходится быстро привыкать к послушанию и "демократическим" гей-парадам в столицах. Как это было, к примеру, в Киеве и Тбилиси. Можно ли представить подобное в Кабуле? Вопрос риторический.

Очевидно, евро-долларовый поток иссяк надолго, и талибы проявляют заинтересованность в развитии отношений с Россией, Китаем, Пакистаном. Параллельно "Талибан"* издал закон о новом "Дне независимости" – от русских, британцев и американцев (политическая логика отсутствует). Этим же законом "отрикошетило" афганским узбекам (около 1,5 млн человек), язык которых в Афганистане перестал быть официальным. Заметим, Узбекистан достаточно лоялен к талибам. Недоброе пренебрежение "студентов" национальной гордостью узбеков заставляет вспомнить известную мысль Уинстона Черчилля о сложном выборе Ташкента "между войной и позором". 

Между тем, талибы "у власти" диалектически становятся мишенями новых "революционеров" – боевики ИГ* на днях устроили серию взрывов в трех крупных городах страны, и сегодня – в Джелалабаде. Борьба конкурирующих джихадистов кажется бесконечной. Американского оружия для этого в Афганистане более чем достаточно. Террористы получили в свое распоряжение 23 самолета и 108 вертолетов, восемь тактических беспилотников, 175 артиллерийских орудий, около двух тысяч бронированных автомобилей, более полумиллиона единиц стрелкового оружия и тонны боеприпасов. В общих чертах понятно, как сложится дальнейшая судьба этого арсенала.

Военно-политическая обстановка в стране чрезвычайно сложная. Талибы упрямо опровергают присутствие в Афганистане идеологически близкой "Аль-Каиды"*. Ранее бывший директор ЦРУ Майкл Морелл заявил, что главарь этой террористической организации Айман аз-Завахири живет в Афганистане под покровительством талибов. Кроме того, британская Daily Mail сообщает о возращении в родную провинцию Нангархар близкого соратника прежнего лидера "Аль-Каиды"* (Усамы бен Ладена) – Амин уль-Хак. Тесные исторические связи "Талибана"* и "Аль-Каиды"* не обещают ничего хорошего народам Центральной и Южной Азии, а также Соединенным Штатам и их союзникам.

Закрыть шлюзы

На фоне всех бед и несчастий население стремится бежать из Афганистана – с визами или без. Многие страны отказались принимать афганских мигрантов, в потоке которых могут оказаться эмиссары террористических группировок. Идеи "Талибана"* и без того распространяются в молодежной среде стран Центральной Азии, и севернее.

Так, в Екатеринбурге сегодня задержали четверых граждан Таджикистана и одного россиянина, которые приняли идеологию талибов, готовили теракты, и уже создали взрывчатое вещество массой три килограмма. По российским законам, членам террористической группировки "светят" огромные сроки лишения свободы. И это лишь один маленький фрагмент глобальной проблемы.

Проблему "проекции" терроризма страны Центральной Азии и Россия стремятся решить совместными усилиями – оказать афганскому народу гуманитарную помощь и не допустить бесконтрольной миграции.

Таджикистан уже не заявляет о готовности принять до 100 тысяч афганских беженцев, как это было в июле. Узбекистан не меняет своего принципиального решения – не принимать мигрантов, и отправляет афганских летчиков (перебежчиков) на Запад.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев 16 сентября заявил о поддержке общей позиции ОДКБ по недопущению афганских мигрантов на территорию Центральной Азии. Президент Кыргызстана Садыр Жапаров предложил создать пояс безопасности в регионе, и жестко контролировать миграционные процессы. Туркменистан еще в 2020 году провел переговоры с талибами – о блокировании возможных потоков беженцев на его территорию.

Российский президент Владимир Путин ранее высказался против даже временного размещения афганских граждан в странах Центральной Азии – для оформления виз в США и Европу. Москва придерживается пока позиции наблюдателя, умеренно контактирует с талибами – исключительно для обеспечения безопасности своих региональных союзников, стремится не допустить большой войны, и все же перебросила в Таджикистан значительную партию современного вооружения и боевой техники. Ранее Sputnik сообщал о серии военных учений ОДКБ и ШОС. Государства региона готовы к любому развитию событий.

* – террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Подписывайтесь на канал военного обозревателя Александра Хроленко в Telegram.

6

Хионизм, или Как устроиться на работу в Южной Осетии