Цхинвал: День Победы

Национальная идея: нет цели, есть только путь?

117
(обновлено 15:00 08.06.2021)
В последние дни все чаще можно услышать разговоры о разобщенности осетинского общества, как на политическом уровне, так и на уровне социальных и общественных институтов

Народы объединяются под воздействием различных центростремительных сил, будь то этническое, языковое, географическое или культурное единство. Когда это объединение произошло, когда у народа сложилась историческая общность, возникают закономерные вопросы: "Что дальше?", "Что нас объединяет?" и "Куда мы все идем?", пишет колумнист Sputnik Южная Осетия Аслан Засеев. Предполагается, что ответом на эти  вопросы является "национальная идея", но так ли это?

В последние дни все чаще можно услышать разговоры о разобщенности осетинского общества, как на политическом уровне, так и на уровне социальных и общественных институтов. По мнению небезразличных граждан, сложилась ситуация, в которой общество фактически не является единой монадой, а скорее представляет собой простую социальную модель, в которой все участники взаимодействуют друг с другом лишь на почве сиюминутных интересов и личных симпатий. Говоря глобальнее, у осетинского общества не сложилось какого-то единого вектора действий и идей, вокруг которых общество бы консолидировалось и на идеалах которых бы взрастала база философских, мировоззренческих и этических парадигм.

Само собой, с такой проблемой столкнулось не только осетинское общество. По всему миру множество народов, государств и прочих крупных сообществ пытаются найти некую идею, в рамках которой, они могли бы объединиться и создать импульс развития, который, как предполагается, должен осветить и направить исторический путь народа.

В разные исторические периоды и на разных этапах становления многие народы находили некие идеи и принципы, начинавшие пассионарные тенденции и инспирировавшие консолидацию общества. Однако история и практика показывали, что все эти "национальные идеи" и пассионарность были временными, не создав стабильной последовательной системы координат, которая бы до сих пор объединяла народ. Все мы видели, как за последний век множество монолитных систем и непогрешимых идей разбились вдребезги, оставив после себя множество осколков и невнятных симулякров, не способных на что-либо существенное.

Так о чем же мы говорим, когда речь заходит о поиске объединяющей национальной идеи осетин? Может ли быть объединяющей идеей история? Казалось бы, вполне подходящий фундамент для объединения народа. Однако если обратиться к древней и новейшей истории человечества, то станет очевидно, что фундамент этот не очень устойчив. Посмотрите, сколько народов с общей историей, культурой и языком являются в наше время политическими оппонентами, а в отдельных случаях и вовсе врагами. Разве общая тысячелетняя культура стала преградой для взаимной вражды Южной и Северной Кореи? Примерно посчитайте, сколько государств на карте были когда-то едиными политическими и культурными объединениями. Время, идеологии, исторический и культурный контекст легко размывают любые связи, тем более, если они являются ретроспективными.

Что же тогда? Может религия и национальная культура? Боюсь, на данном этапе исторического развития человечества, эти сферы вряд ли могут являться стабильным основанием для построения единого общества. Очевидных причин этой проблемы всего две. Во-первых, попытка создания моноконфессионального государства, вокруг религии которого общество объединится и нормы которого возведет в "культурный код", будет вызывать обратную реакцию, так как на данный момент духовная жизнь и религиозные течения в Осетинском обществе уже сложились. Любые поползновения на свободу совести и переделку сложившегося баланса вызовут внутри осетинского общества центробежные процессы, где каждый будет отстаивать свои взгляды и позиции. Во-вторых, общенациональная культурная парадигма, опять же, будет фактором разделения, а не объединения. Основной причиной тому служит факт, что абсолютное большинство населения любого открытого государства, так или иначе, является субъектом и потребителем мировой массовой культуры, а значит, попытки выстраивания ретроспективных тенденций и восстановления традиционной культуры, вероятно, обречены на провал. Практика показывает, что все подобные попытки рано или поздно превращаются в симулякры и фолк-историю, трактуемую на разный лад и разделяющую группы традиционалистов на "истинных" и "ложных". Взять то же славянское родноверие, появившееся как попытка восстановления традиционной культуры и веры славян, а по факту превратившееся во множество различных "клубов по интересам", часто противоречащих друг другу или и вовсе прямо конфликтующих. У осетинской фолк-истории и псевдотрадиционализма, вероятно, судьба будет такой же.

Становление культуры и традиций – естественный процесс. Культура народа развивается на протяжении долгих лет, развиваясь, видоизменяясь и актуализируясь под условия современности. Традиции и культурное наследие осетин живой и актуальный фактор, с которым, несомненно, нужно работать, изучая, развивая и популяризируя то, что нам оставили наши славные предки. Тем не менее, любые искусственные рычаги воздействия на эту культуру наверняка будут губительны для нее, равно как и возведение ее в абсолют и канон.

Что же остается? Что может стать нашей национальной идеей? Неужели экономика? А может ли вообще экономика, говорящая с нами языком цифр, выгоды и интересов быть национальной идеей? На каком-то этапе, как не удивительно – да. Процветание государства, его независимость и потенциал являются прямыми следствиями экономических успехов. Да и согласитесь, в широком смысле, когда ты сыт, у тебя есть крыша над головой и ты обеспечен всем, что тебе необходимо, думать над идеями предназначения и национального пути – куда легче. Однако, к сожалению, экономика является хорошей базой для становления национальной культуры, но никак не может являться ею самой, так как сиюминутная выгода и интересы различных экономических агентов могут прямо конфликтовать с интересами народа. Да и что греха таить, от национальной идеи, помимо процветания народа, мы ожидаем существенного влияния на культуру и этику, а экономика, в этом случае, может лишь помогать, но никак не определять процесс становления национального "культурного кода".

Эта статья ни в коем случае не является попыткой обличения и топорной критики концепций, которые должны лечь в основу национальной идеи. Тот факт, что в нашем обществе об этом вообще задумываются, сам по себе очень радует и внушает надежду, а статья эта не что иное, как приглашение к диалогу внутри нашего общества. Решать вопросы о концепции национальной идеи и ее основ – наша общая задача и ответственность, причастными к которой должны быть все думающие граждане Осетии без исключения.

117
Байден отказался говорить про Афганистан и заблудился в конференц-зале

Чтобы не начал войну: у президента США отобрали ядерную кнопку