Трампизм не проиграл. Как президент США стал Конфуцием наших дней

66
(обновлено 14:18 14.11.2020)
Множество СМИ всего мира обошла статья агентства AP, сообщающая нам, что Дональд Трамп, может, и проиграл выборы, но трампизм ничего не проиграл: более того, он только начинается.

Кто-то видел это "предупреждение для своих" в лондонской The Guardian, кто-то в Japan Times.

Сама статья не шедевр аналитики. Она излагает то, что в российских СМИ уже ясно и неоднократно сказано. Например, что победа кандидата в президенты должна была означать массовую победу и других кандидатов (в сенат, в губернаторы и так далее) от той же партии, а этого не произошло. Президентство Трампа мобилизовало мощную избирательскую базу, идейно сплотило ее. Агентству осталось сказать, что необычный прилив голосов за Байдена был достигнут непристойно громадным жульничеством — но оно этого не говорит, может быть, потому, что примеров этого жульничества в других СМИ и без того сколько угодно.

Но главное, чего в материале нет — это точного определения, что же такое трампизм. А это хороший вопрос, если уж даже противниками его признается, что таковой только расправляет плечи. Есть смысл помочь американским друзьям сформулировать этот существенный вопрос — что же трампизм из себя представляет.

Задача нелегкая из-за личности самого Трампа. Здесь повторяется история с неким господином Куном, преподавателем в царстве Лу в пятом веке до нашей эры (нам он известен как Конфуций). Учитель Кун был, конечно, блестящим лектором, и у него в выступлениях и в голове была четкая и логичная система взглядов и идей. Но до нас они дошли в виде отдельных цитат (твитов?), по памяти записанных его учениками и расположенных не всегда по логике. Потребовалось несколько столетий, чтобы потомки четко сформулировали, что такое конфуцианство. Так же, между прочим, выглядела ситуация с прочими основоположниками мировых учений и религий, предпочитавшими устный жанр.

Но Трамп-то, в отличие от Конфуция, и сегодня жив. Вот только четких формулировок трампизма от него ждать не следует — он не философ. Более того: еще он не показал себя гениальным организатором и высшим государственным менеджером, работая, так же как и выступая, в жанре импровизации. Ему очень не хватает талантов Льва Давидовича Троцкого, который был не только идеологом, но и в краткий срок создал с нуля армию, победившую в Гражданской войне.

Общее впечатление от Трампа и трампизма — что это какая-то абсолютная человеческая нормальность, доведенная самим Трампом до гротеска. Соответственно, трампистские партии в каких угодно странах могли бы называться партиями нормальности, сменив или вобрав в себя провалившиеся консервативные, республиканские и прочие подобные партии, явно оказавшиеся ниже уровня ожиданий своих потенциальных избирателей.

Первый пункт идеологии трампизма в наших и не наших СМИ описан подробно. Это, конечно, патриотизм — в данном случае американский, причем в случае с США доведенный до абсурда (особенно во внешней политике), но ведь если есть патриотизм одной страны, то значит, это нормально и для других. Демократы и прочие "прогрессисты" считают нации и государства своим врагом — но мобилизовали против этого своего новшества мощную оппозицию.

Второй пункт менее очевиден потому, что слишком очевиден, сам Трамп на эти темы высказывался разве что отдельными фразами, потому что зачем говорить о чем-то и так понятном. Трампизм — это человеческая свобода и уважение к личности. Вспомним, как первые три года правления Трампа экономика страны переживала бум просто потому, что администрация снижала налоги и пачками отменяла ограничения, правила и инструкции, которые до того восемь лет штамповали демократы.

Дело в том, что любые "прогрессисты", по сути, заняты одним делом — ограничивают человеческую свободу, насильно вводя придуманные ими нормы и "нормальности". Что и понятно: если хочешь создать какое-то новое общество, то надо сначала разрушить то, что есть, а тут нужны крайние формы насилия, прежде всего морального. Делается это множеством способов, и не только через захваченные систему образования или СМИ. Для тотального контроля над мозгами пригодятся любые угрозы — экологические, медицинские, со стороны белых людей и вообще мужчин… А итог всего этого — что где-то есть группа личностей, с усталым вздохом объясняющая прочим, что теперь жить надо по-другому, сейчас скажем, как именно.

Собственно, этими двумя пунктами трампизм и ограничивается. Хотя я не сомневаюсь, что формулировки такового будут дополняться и доводиться до еще большей ясности, в США и не только там. Дело в том, что трампизм и вправду только начинает осознавать себя — в ответ на давнее и бешеное наступление его противников.

Что весьма заметно и по реакции обоих флангов американской политики на никак не наступающий исход выборов, с предстоящими исками и пересчетом голосов. Прогрессисты, они же либералы и демократы, привычно сотрясаются в истерике, в этот раз счастливой: уже победили, "конец кошмара". Правые… вот буквально наугад взятые на этой неделе статьи из The American Conservative. Одна о том, что "либерализм проигрывает вместе с Байденом", другая — что начинается "великое чрезвычайное положение". Консерваторы, понятно, слегка грустят, но уверенно говорят: все только начинается.

А именно: очень слабую победу одержала — если вообще одержала — партия ненависти (к Америке и к любым несогласным), вдобавок расколотая на несколько опять же полных ненависти друг к другу группировок. И если раньше недовольство самых разных людей могло быть обращено к правящей администрации, то теперь мишенью будут только демократы, которые поэтому — привычно для революционеров — пожрут друг друга. Хотя и на правом фланге раскол, крайние обвиняют во всем республиканцев, так и не примирившихся с трампизмом… Партии придется обновиться и выработать себе четкую идеологию — наверное, ту самую, речь о которой выше.

Это первая статья. А вторая — о том, что сельская Америка, Америка Трампа, в развалинах, ей нет резона принимать "прогрессистов" и мириться с ними и дальше. Если повезет — будет то, что в Восточной Европе конца 1980-х.

Добавим к этому: если же первыми актами новой администрации будет паническое завинчивание гаек, то все неприятные события произойдут еще быстрее.

66

Нищеты больше нет. Кого Китай победит следующим

20
(обновлено 12:13 26.11.2020)
Есть ощущение, что в Пекине еще не успели по-настоящему отпраздновать это достижение и сделать из него глобальное событие: в срок выполнена поставленная на 2020 год задача полностью покончить с крайней, абсолютной бедностью.

Однако если агентства сообщают, что из списка нищих уездов на этой неделе вычеркнуты последние девять, — то это оно и есть? Крайняя бедность в Китае побеждена?

На начало года нищих уездов было 832, пишет колумнист РИА Новости Дмитрий Косырев. Последние девять располагались в юго-западной провинции Гуйчжоу. До того в минувшие месяцы крайнюю бедность победили в Синьцзяне, Сычуани и еще нескольких провинциях.

Да, это событие мирового значения, оно еще больше укрепит статус Китая, например, в Африке, куда он и без того успешно экспортирует технологии развития самых вроде бы безнадежных регионов.

Хотя и без рекордов нынешнего года эксперты — например, доктор Маттиас Холуорт из Продовольственной программы ООН — напоминают в эти дни миру, что на Китай приходится 70 процентов побежденной мировой бедности (более 700 миллионов человек).

Да, собственно, эти цифры известны давно, по множеству публикаций и документов, и если бы Пекин добивал бедность еще год-другой, ситуация бы особо не изменилась.

Но когда такие события все-таки происходят, они наводят самых разных людей по всему миру на самые разные мысли.

Вот хотя бы публикация в Foreign Affairs, США: это только начало, китайцам еще очень многое предстоит сделать для улучшения жизни миллионов… А кто бы спорил: предстоит. И как не понять грустные чувства американца, ведь не США же поставили рекорд.

Первая из мыслей тут очевидна: это всего-навсего цифра, то есть штука условная, кто-то этот цифровой рубеж придумал, и вот он преодолен.

Стратегический американский бомбардировщик B-52
© Sputnik / Александр Поляков

Китайские экономисты вычислили, что крайняя бедность начинается ниже отметки в четыре тысячи юаней в год. Кстати, в тех самых последних уездах в Гуйчжоу средний ежегодный доход вырос до 11 487 юаней, то есть 1740 долларов США. Но кому-то покажется, что и такой доход — это ужас.

Главное же, что теперь обязательно начнется борьба уже не с крайней, а просто бедностью. Потому что это тот самый случай, когда цель — ничто, а движение — все.

Самое интересное здесь, конечно, это технологии, часть которых могла сработать только в Китае, а часть — где-то еще.

Крайняя нищета в стране сопротивлялась, что видно на карте, в местностях труднодоступных и далеко отстоявших от центров развития (в горах, например). И самым эффективным методом борьбы чаще всего оказывалась прокладка туда дорог.

Еще были импортные технологии типа "рис — рыба", то есть выращивание мальков в воде, которой положено часть года заливать рисовые посадки.

Еще — связь, без которой не догадаться, какую продукцию и за сколько можно продать в соседнем городке, если, повторим, дорога туда появилась.

Наконец — из серии китайских странностей — кое-где вешали на дом табличку "нищее хозяйство", но означала она, что хозяйство этот самый дом построило на беспроцентный заем, выданный местным офисом по развитию и борьбе с бедностью.

Это реклама для обмена опытом: приходят соседи и обсуждают, как эта технология работает… Хотя в каких-то странах больше принято вешать другие таблички, типа "дом образцового содержания", и учить только на хороших примерах, а плохие как бы не замечать.

Борьба с бедностью в Китае шла не только в последние 40 лет (то есть после маоизма), а столетиями. В других странах и цивилизациях происходило то же самое.

И человечество за это время успело догадаться, что речь о проблеме, в фундаменте которой — философия, то есть отношение людей и народов к тому, что вообще есть бедность и каков смысл усилий одного человека и всего общества.

И тут очень уместной выглядит статья, которая вышла чуть ли не в тот же день, когда Пекин сообщил о своем достижении.

Помещена она в индийской газете "Пионер", но ее автор — американская писательница Дженет Дейли, которая ни слова не говорит о Китае, она вообще-то пишет о том, почему трампизм теперь будет вечно живым. И — да, это о смысле усилий бедного человека. В США, хотя не только там.

Дженет начинает разговор со знаменитой цитаты Хиллари Клинтон насчет того, что немалая часть населения США — basket of deplorables, почти непереводимое оскорбление типа "куча грязи".

Дальше была странная история — эти слова приняли на свой счет как избиратели Трампа, так и избиратели демократов, то есть получатели всякого рода помощи от государства; бедные, в общем. Тем более что были и другие выступления Хиллари, как бы слившиеся с этим воедино.

И эти слова, все вместе, провалили выборы Хиллари и вынудили нынешнюю кампанию Байдена прибегнуть к крайней степени выборного жульничества. Так вот, нельзя так относиться к бедным, говорит Дженет, они не должны ощущать себя забытыми и вдобавок презираемыми.

Так же как нельзя было в Англии игнорировать судьбу жителей целых городов, строившихся на старых отраслях промышленности, — а британские демократы (то есть лейбористы) просто списали этих людей со счетов и вычеркнули из списков своих возможных избирателей.

Американская политическая культура — олицетворяемая в трампизме, говорит она, — предполагает, что почти все начинают карьеру бедными, а потом несут личную ответственность за свой успех или провал. Там никто не должен заботиться о бедных — зато там бедность и прочий неуспех не воспринимают с презрительным состраданием, сопровождающим подачки от государства.

И поэтому американцы и дальше будут массово голосовать за трампизм, а не только за социализм Демпартии, при котором "низших" кормят подачками в обмен на их электоральную поддержку, скрывая к ним презрение.

Но это же гимн классической правой идеологии, а Китай — какое он к этому имеет отношение? Разве там борется с бедностью не левая политика — "социализм с китайскими особенностями"?

Но в том-то и дело, что по американским меркам левого и правого настоящая левизна — это было при Мао, когда вся страна должна была сидеть на распределяемых поровну подачках от государства, с известным (нищета) результатом.

Сегодня с бедностью в дальних уездах борются по-американски: открывают людям возможность зарабатывать самим, а вовсе не раздачей помощи, на которую первая-вторая экономика мира деньги как-то бы наскребла.

Ну а если говорить о китайских особенностях, то там не презирают бедных, там считают их уважаемой частью общества, которой надо дать импульс стать еще более уважаемой — после того, как она своими руками свою бедность победит.

20

Почему Запад недоволен урегулированием в Нагорном Карабахе

44
(обновлено 13:32 24.11.2020)
Министр иностранных дел Франции поделился деталями гуманитарной миссии, которую его страна организовала для помощи жителям Нагорного Карабаха

Речь идет об отправке в регион миссии хирургов и медико-хирургического оборудования.

США, в свою очередь, и вовсе ограничились выделением пяти миллионов долларов Международному комитету Красного Креста и другим неправительственным организациям, которые оказывают помощь людям, пострадавшим при недавнем обострении конфликта.

Явное отсутствие энтузиазма Парижа и Вашингтона по поводу карабахского урегулирования — и в риторике, и в действиях — подтверждает правоту Сергея Лаврова, упомянувшего демонстрацию ими "уязвленного самолюбия".

О том же сказал и президент Азербайджана Ильхам Алиев, иронично отметивший, что США и Франция "хоть и с запозданием, но тем не менее также выразили свое позитивное отношение" к достигнутому соглашению.

И по сложившейся традиции совсем не церемонилась в выборе слов Анкара. Пресс-секретарь турецкого президента заявил, что Запад в лице НАТО и ЕС за тридцать лет оказался так и не в силах выдвинуть "конкретных и реалистичных предложений" по карабахскому противостоянию, в то время как Россия и Турция смогли "достичь взаимопонимания".

О том, что договоренности по Нагорному Карабаху оказались болезненным поражением Запада — особенно США и Франции, которые вместе с Россией являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ по поиску путей мирного урегулирования этого конфликта, — стали писать сразу.

Если верить журналистам The National Interest, Запад умудрился на этот раз проспать вообще все.

Для него стали неожиданностью и возобновление боевых действий, и подписанное соглашение, по которому в регион были введены российские миротворцы.

Нагорный Карабах: как Россия помогает беженцам
© Ruptly . Sputnik / Минобороны РФ / МЧС России

Издание возложило вину за произошедшее на американскую разведку, которая, по его сведениям, даже не смогла заполучить информацию о переговорах Путина и Эрдогана, а результатом стало чувствительное ослабление позиций США в регионе.

Однако в реальности ситуация обстоит еще хуже, поскольку позиция "разведка недоработала" позволяет прикрыть куда более масштабный характер провала США во всей этой истории.

Карабахское урегулирование, несмотря на относительно локальный характер конфликта, знаменует собой принципиально новый этап изменений, переживаемых глобальной политической системой. Это был первый раз, когда Соединенные Штаты и Европа оказались ненужными и нежеланными партнерами сразу для всех участвующих сторон.

Важнейшим маркером западной гегемонии на протяжении последних трех десятилетий была его вездесущность и повсеместная востребованность.

В любой ситуации, в любом конфликте — даже в значительной части внутриполитических в самых разных странах — всегда находились силы, которые апеллировали к Западу, обращались к нему за поддержкой, рассчитывали на помощь и нередко получали ее в том или ином виде.

В качестве выразительнейшего образца данного подхода можно напомнить эпизод в Крыму весной 2014 года, когда украинские военные попытались "штурмовать" российский военный объект с криками "Америка с нами".

Это, конечно, выглядит смешно, но в то же время очень точно отражает образ мыслей значительного числа людей, в том числе высокопоставленных, по всей планете — от Белоруссии до Венесуэлы, от Сирии до Гонконга.

Более того, такое положение дел целенаправленно поддерживается Западом, который, естественно, заинтересован оставаться истиной в последней инстанции и обладать если не контрольным пакетом, то как минимум правом вето по каждой проблеме и конфликту в мире.

Это, собственно, одна из главных составляющих его геополитического доминирования.

Нынешнее карабахское урегулирование оказалось уникально тем, что Запад был отрезан от него сразу всеми сторонами-участницами.

Это тем более впечатляет, что переговорный процесс явно был непростым, что отражалось и в официальных высказываниях вовлеченных столиц, которые местами взаимно были довольно резкими.

Однако вместо того чтобы по сложившейся мировой традиции подтащить к участию Штаты или Европу для усиления своей позиции, все дружно придерживались убеждения "сами между собой разберемся".

И действительно разобрались — уже постфактум, поставив Запад вместе с остальным миром перед фактом достигнутых и уже даже запущенных в реализацию договоренностей.

Тем самым был нанесен очень мощный удар по еще одному краеугольному камню влияния и претензий США на особый статус в мировой системе. А как показывает практика, за первой попыткой — тем более столь удачной — обязательно последуют другие.

Ничего удивительного, что американцы предпочитают списывать произошедшее на случайный провал своей разведки.

Это проще и комфортнее, нежели осознание и тем более публичное признание, что на самом деле урегулирование в Нагорном Карабахе означает очередной тектонический сдвиг в мировой политической системе, постепенно лишающий Соединенные Штаты и Запад в целом эксклюзивного статуса в ней.

44

Ты моя мама? Уличного котенка знакомят с домашней кошкой - видео

0
(обновлено 18:15 26.11.2020)
Кадры знакомства, опубликованные в TikTok, стали вирусными, набрав более 160 тысяч просмотров за день

Девушка нашла маленьких котят на берегу реки и не раздумывая забрала их домой. Она переживала только о том, как познакомить малышей с тринадцатилетней домашней кошкой. Момент знакомства одного из котят со взрослой пушистой кошкой она записала на видео. Как оказалось, волнения были напрасны.

Комментаторов до слез растрогало знакомство двух животных:

"Котенок такой: "Ты моя мама?". Это очень мило", - написал один из юзеров.

0