Спецоперация ФБР

С кинжалом, но без плаща. Запад хочет рассекретить разведку

152
(обновлено 14:00 08.11.2020)
Джеймс Бонд умер. Вообще-то это произошло с лучшим из экранных Бондов, с Шоном Коннери. Однако теперь и профессию его самого известного персонажа хотят не то чтобы отменить, а, скорее, изменить до неузнаваемости.

Секретный агент, работающий на свою страну и свое правительство, должен стать не сильно секретным и работать на что-то другое, более важное, чем какие-то там государства и их правители: есть такая идея.

Это, конечно, пока всего лишь частное мнение женщины по имени Эми Зегарт из Стэнфордского университета, что в Калифорнии.
Стэнфорд — то самое место, где очень хорошо размножаются бактерии глобализма с его идеями о том, что не должно быть ни наций, ни государств и вообще все в мире должно быть по-другому. Но, во-первых, Эми обращает наше внимание на реально происходящие в США процессы с разведкой и вокруг разведки. А во-вторых, ранее уже звучали вдохновенные инициативы насчет того, что дипломатия уже не нужна, но никто всерьез не заикался, что и разведка устарела. Это попросту никому не приходило в голову — по крайней мере, до такой степени, чтобы делать журнальные статьи.

Что касается реальных фактов, то Эми отметила сенсацию: главы весьма секретных ведомств — например, генерал Пол Накасоне, занятый поиском киберврагов сразу в Пентагоне и в АНБ, — впервые показали лица публике. А ведь раньше не каждому полагалось даже знать об их существовании. А сейчас "киберугрозы настолько трансформируют наш мир, что разведагентствам приходится быстро к этому адаптироваться".

В целом понятно, о чем речь: фактически о заговоре спецслужб против Дональда Трампа, заговоре, который возник еще в 2016 году. Накасоне и другие не зря пугают людей через голову властей киберугрозами. Не просто американская, а англо-американская команда, в которой кадровые шпионы перемешались с частными операторами, запустила фальшивку насчет "российского вмешательства в президентские выборы".

Сначала команда эта работала на остававшуюся у власти администрацию Обамы, потом тихо вредила победившим республиканцам. Об этой истории — с именами и фактами — написаны уже целые тома, и вывод ясен: сформировалось некое разведсообщество, не сильно подчиняющееся официальным властям и проводящее свою линию даже вопреки таковым. Другое дело, что люди Трампа откровенно не доверяли этой публике и ее данным, что нетрудно понять после того, на чем этих шпионов поймали в собственной стране.

Вот теперь Эми Зегарт из Стэнфорда нам и объясняет: разведка как автономное нечто — так и должно быть, потому что угрозы изменились, мир стал другим. И проводит главную свою мысль. Разведка должна работать не только и не столько на свое государство. Ее продукт — информация — куда нужнее, например, главам хайтековых компаний, типа хорошо известных всем Google, Microsoft и прочих, а это не только не государственные, а даже не обязательно американские игроки, но нечто, стоящее выше всего этого.

Более того, работающая на корпорации разведка должна одновременно уметь напрямую обращаться к народу (или народам) и для этого отказываться от устаревшего плаща секретности, военной дисциплины (особенно от немногословности) и прочих пустяков. То есть шпионы должны учиться быть еще и пропагандистами.

Ничего принципиально нового в этой идее нет, как и в желании переделать в корне дипломатию. Вспомним наш 1917 год, когда дипломатия, как предполагалось, должна была стать открытой, никаких конфиденциальных переговоров и секретных протоколов за спиной народов больше не должно было быть. Но новое государство тогда очень быстро поняло, что не продержится долго без уже своей, пусть новой профессиональной дипломатии и, конечно, разведки. Еще, позже, был Джулиан Ассанж, которому казалось очень важным рассекретить тайны дипломатии США. Да, любая юная революция ненавидит существующее государство и связанные с ним профессионализм, заслуги, опыт и ответственность. Но очень быстро понимает бессмысленность этой ненависти, когда оказывается на том же месте.

Но то, что предлагается взамен сейчас, это никак не бред очередного левого разрушителя. Тут есть система, и во многом речь о легализации давно идущего ползучего переустройства не одного даже государства, а целой группы таковых.

Что означает предлагаемая Эми Зегарт "фундаментальная реформа", в ходе которой "разведчики должны сами решить, кто в этом мире действительно принимает решения"? Означает она, что они, по сути, должны выступить в роли независимого сообщества, определяющего, кому нужна его специфическая информация, добываемая специфическими методами. А из этого следует, что правительства не имеют больше значения. Шпионское сообщество само собой управляет и объясняет властям (если считает это необходимым), где есть угрозы и что надо делать. Так же автономны громадные наднациональные лобби, которых шпионы, получается, и должны обслуживать, — медицинское, нефтяное, информационное, военно-промышленное.

Понятно, что следует забыть про такой пустяк, как избираемость власти. Выборы можно сохранить как ритуал, смысл которого давно уплыл в века, а по существу должно быть так, как оно и происходило последние годы: президент пишет твиты, которые подвергают цензуре хайтековые компании, а реальная власть принадлежит вот этим самым саморегулирующимся сообществам. Они объясняют декоративным правительствам, что тем делать.

Но избираемость власти — разумная вещь, потому что она означает контроль. Не идеальный, но все-таки контроль множества людей даже не над властью, а через власть над разными энтузиастами своего дела. Чем плох глобализм? Не тем, что все перечисленные и еще многие прочие лобби глобальны, а тем, что они вдобавок никем не контролируются, замкнувшись в специфичности своих сфер деятельности. Государство, в том числе через дисциплинированно подчиняющихся ему рыцарей плаща и кинжала, должно как-то отслеживать эти ситуации и знать, как все обстоит на самом деле, но глобализм, как видим, в государствах, а также народах и нациях, не нуждается и уже открыто о том заявляет.

Источник: РИА Новости

152
Флаги стран-участников саммита ЕС в Брюсселе.

Куда приведет Европу "пропутинский" блок поляков, венгров и итальянцев

45
(обновлено 12:47 11.04.2021)
В Европе опять нашли пророссийскую пятую колонну — причем с участием поляков!

Впрочем, сами поляки и нашли — Дональд Туск, бывший польский премьер и европейский президент, обвинил нынешнего главу польского правительства Матеуша Моравецкого в работе на Россию:

"Россия мобилизует силы вокруг Украины. США объявляют чрезвычайное положение в Европе. Моравецкий в Будапеште организует с Орбаном и Сальвини пропутинский политический блок. Это не первоапрельская шутка".

Другой бывший руководитель Польши, Александр Квасьневский, пошел еще дальше — и заподозрил в потенциальных пророссийских симпатиях даже реального правителя Польши Качиньского:

"Маттео Сальвини — горячий сторонник Путина, а Виктор Орбан — его близкий друг. Претензии к Путину (если они, конечно, искренние) пока предъявляем только мы, но, возможно, скоро Ярослав Качиньский объявит, что Путин — более подходящий союзник, чем Евросоюз. Я бы этого не исключал".

Польские разборки на русскую тему, конечно, смешны — подозревать Моравецкого и Качиньского даже не в симпатиях, а в объективном отношении к России нет никаких оснований. Качиньский поддерживает шизофренические обвинения Путина в убийстве его брата Леха (польского президента, погибшего в авиакатастрофе под Смоленском), а Моравецкий за три с лишним года своего премьерства ни разу не только не встречался, но даже не говорил по телефону ни с кем из российских руководителей. Но сейчас русофобское польское руководство оказалось в "плохой компании", то есть среди тех, кто не считает Россию и Путина главной угрозой Европе, — и тут же получило за это выговор от своих политических противников.

Да, Моравецкий на прошлой неделе съездил в Будапешт на встречу с венгерским премьером Орбаном и итальянским политиком, лидером партии "Лига" и бывшим вице-премьером Сальвини. Орбан, конечно, никакой не близкий друг Путина, но поддерживает с ним хорошие рабочие отношения — и вообще выступает за нормальные связи своей страны (и Европы) с Россией. Сальвини, бывший еще не так давно самым популярным политиком Италии, действительно в свое время позировал на Красной площади в майке с портретом Путина — но виделся с нашим президентом всего пару раз. Но уж точно не симпатии к Путину и России привели Моравецкого в Будапешт — у трех политиков, да и у трех стран, есть много общих интересов.

Кстати, почему бы не считать их агентами Ватикана? Поляки, венгры и итальянцы ведь действительно относятся к числу все еще католических народов Европы — и три политика, хотя лично не являются образцовыми католиками, разделяют веру своих народов. Но вот беда, антикатолическое, антиклерикальное клеймо сейчас не столь раскручено в Европе (как в позапрошлом или прошлом веках) — куда привычнее антироссийское. А то быть бы Сальвини — Моравецкому — Орбану не ужасными путинистами, а опасными папистами. Впрочем, главный их грех перед "настоящими европейцами" как раз и состоит в отстаивании традиционных ценностей — народ, вера, семья. Именно об этом и говорил Виктор Орбан накануне будапештской встречи:

"Многие европейцы отвергают иммиграцию и мультикультурализм, хотят защитить свою национальную идентичность и считают, что национальная власть выше европейских директив".

А после переговоров тройки Орбан заявил, что они стремятся к европейскому ренессансу, а Сальвини добавил, что хочет "сделать Европу вновь великой, вернув ее к первоначальным ценностям". Понятно, что все эти намерения сходу отвергаются нынешней евроэлитой, а отстаивающие их политики объявляются "врагами демократии" и диктаторами. Именно поэтому, кстати, их и обвиняют в работе на Россию — посмотрите, добрые европейцы, ведь неудивительно же, что подобное тянется к подобному, то есть восточноевропейские диктаторы и их итальянский единомышленник (практически дуче) тяготеют к главному врагу современной демократии, к этому ужасному Путину.

Европейская либеральная элита тем самым думает дискредитировать бунтарей — но достигает прямо противоположного результата. Венгерские и польские власти уже много лет держатся под нажимом Брюсселя, недовольным якобы их давлением на судебные власти и общей антидемократичностью, а на самом деле отстаиванием национального суверенитета и традиционных ценностей. Популярность правящей в Венгрии партии "Фидес" и руководящей Польшей "Права и справедливости" сохраняется на высоком уровне — то есть у них есть мандат избирателей на сопротивление давлению Евросоюза. Сальвини сложнее в калейдоскопичной итальянской политике — но и его "Лига", одно время поднимавшаяся до уровня самой популярной партии Италии, держится на плаву. И от обороны на национальном уровне три партии решили перейти к наступлению на уровне общеевропейском. По крайней мере, попытаться.

Именно это и злит Туска и других евроруководителей — ведь на встрече в Будапеште лидеры трех партий обсуждали возможность создания новой фракции в Европарламенте. Причем такой, которая потенциально (с прицелом на следующие выборы) может стать самой крупной в Страсбурге.

Партия Орбана "Фидес" недавно вышла (точнее, была вынуждена выйти — упреждая исключение) из крупнейшей фракции Европарламента, Европейской народной партии. Этой партией, точнее, надпартийным образованием, объединяющим европейских условно правых (ядро которых — германские христианские демократы), руководит, кстати, Дональд Туск — и сейчас у нее осталось 175 депутатов, то есть четверть от всего состава Европарламента.

© Sputnik / Густаво Вальенте

Было на 11 больше — до того как однопартийцы Орбана ее покинули. ЕНС, наряду с "Прогрессивным альянсом социалистов и демократов" (145 мест) и либеральным "Обновляя Европу" (97 мест), это основа европейской интеграции. То есть именно на них в первую очередь всегда могут опереться так называемая брюссельская бюрократия и наднациональные европейские элиты. Сам по себе выход венгров из ЕПН не опасен для элит — мало ли в Европарламенте евроскептиков и бунтарей. Есть даже "Идентичность и демократия" с 74 депутатами, куда входят самые дерзкие, вроде "Лиги" Сальвини, "Альтернативы для Германии" и "Национального объединения" Марин Ле Пен.

Но что будет, если Орбан, Сальвини и Моравецкий договорятся создать новую фракцию? Поляки из "Права и справедливости" сейчас составляют костяк фракции "Европейские консерваторы и реформаторы" (62 места) — если вся эта фракция объединится с "Идентичностью и демократией" и к ним добавятся венгры, то получится вторая по численности группа в Европарламенте с 147 депутатами. Она будет больше социалистов — и, самое главное, объединит в себе и запад, и восток, то есть и западно- и восточноевропейских правых традиционалистов. А это уже реальный вызов для глобалистски настроенной евроэлиты.

И хотя на пути к слиянию европейских консерваторов-евроскептиков в единый кулак еще много препятствий (как внутренних разногласий, так и сознательной работы по расколу со стороны их противников), уже сама подобная возможность вызывает серьезное беспокойство у евроинтеграторов. Неспособных, впрочем, придумать в плане пропаганды ничего лучше навешивания ярлыка "путинских марионеток".
Но это не особо работает даже на польском уровне — что уж говорить про общеевропейский. К тому же, если упорно называть тех, кто отстаивает национальные интересы своих государств, путинистами, то в результате можно привить европейцам образ Путина как главного защитника национального суверенитета и идентичности европейских государств. Мы этого не просили — но против точно не будем.

Источник:РИА Новости

45
Выставка Памяти предков.

Искусство как зеркало. Как развитие культурной жизни в Южной Осетии отражает дух времени

138
(обновлено 00:41 11.04.2021)
Какова роль искусства в развитии культуры и общественных институтов государства? О том, как творчество формирует, преображает и предсказывает этапы жизни народа – в материале Sputnik

Искусство, наряду с наукой, является основным способом познания человеком окружающего мира, однако, в отличие от строгих эмпирических канонов и стремлению к точности в научном подходе, искусство познает мир через эмоции и трактовку, совершенно не стремясь к точности, а зачастую нарочно ее избегая.

По мнению антропологов, в самые ранние этапы становления человеческой культуры, люди использовали музыку, танцы и ранние формы живописи как обрядовый и информативный инструмент, вполне функциональный и логичный. Исходя из этого, можно предположить, что осознанное творчество, которое можно было бы назвать искусством, родилось и развилось вместе с развитием социальной культуры и усложнением отношений внутри членов и групп первобытного общества, нераздельно сопровождая становление цивилизации.

Едва ли, даже если приложить огромные ментальные усилия, можно полноценно разделить понятия "культура" и "искусство". Культура, как охватывающая практически все аспекты жизни парадигма, в рамки которой вписываются любые формы творчества, труда, философии и межличностных отношений любого конкретного сообщества или всего человечества в целом, является индикатором, благодаря которому, словно по пульсу, можно определить, что общество еще живо.

Искусство, в свою очередь, является своеобразным средством самоанализа культуры, благодаря которому, она приобретает эстетическую форму, отражающую характер, суть и вектор культурной парадигмы своего времени. Именно через искусство, мы можем легко разграничить темное средневековье и эпоху возрождения, благодаря памятникам архитектуры, живописи, скульптуры и керамики мы можем делать выводы о высоком уровне эстетической культуры древних народов, ныне бесследно исчезнувших.

Собственно, каждый этап развития человеческого общества, каждый исторический поворот непременно сопровождался, или даже предсказывался, сменой вектора культурной парадигмы и искусства. Искусство своего рода отражение культуры, обогащающее, фокусирующее и украшающее жизненный путь человека и в то же время проявляющее различные течения внутри всех аспектов и этапов развития цивилизации.

Прецедент того, что во время тяжелых дней военного периода пульс культурной жизни в Южной Осетии так и не прервался, хотя, по очевидным причинам и был весьма прерывист и слаб – крайне воодушевляет. Поколения художников, музыкантов и поэтов, ни на один день не прекращавшие свой творческий путь, каждый день, совершенно безвозмездно, доказывали, что культура Осетии все еще жива, а значит жив и сам народ. Тот факт, что творчество, в самые тяжелые дни войны и во время долгого периода восстановления, зиждилось не на деньгах спонсоров и даже не общественном интересе, а на чистом энтузиазме самородков – делает его самой чистой формой искусства. В период современной истории Южной Осетии, разнообразный спектр творчества вызывает все больший интерес у местного населения. Молодые творцы и специалисты следом за общественными институтами встают на ноги, утверждаясь на своем пути и тем самым сохраняя преемственность культурной жизни родной Республики. Помимо ролей детектора внутренней энергии народа и лакмусовой бумаги, проявляющей процессы, происходящие в общественной жизни, искусство является окном, в котором чуткий зритель может увидеть образы скорого будущего, или по крайней мере надежду на его светлую версию. А надежда и на светлое будущее, вкупе со способностью искусства вдохновлять и проявлять лучшие качества человека, это то, что так нужно нашей Республике в начале ее долгого пути к светлому настоящему.

138
Генеральный прокурор РЮО Урузмаг Джагаев

Урузмаг Джагаев освобожден от должности генпрокурора Южной Осетии

17
(обновлено 10:25 13.04.2021)
Решение об отставке главы надзорного ведомства было принято на сессии парламента республики. Сегодня же депутаты рассмотрят кандидатуру его преемника

ЦХИНВАЛ , 13 апр - Sputnik, Диана Козаева. Парламент Южной Осетии освободил Урузмага Джагаева от должности генерального прокурора республики.

Представление президента было рассмотрено и одобрено во вторник на заседании сессии.

Джагаев проработал на этой должности пять лет - с апреля 2016 года.

Сегодня же парламент намерен рассмотреть еще одно представление президента - о кандидатуре Виталия Савченко в качестве преемника Джагаева.

17