Лобстер

Дело арестованных лобстеров. Кому, кроме Китая, нужна Австралия

44
(обновлено 14:10 06.11.2020)
С редкостным садизмом реагируют пекинские публицисты на очередную панику в Австралии: несколько тонн австралийских, еще живых лобстеров застряли на китайской таможне.

"Да у вас паранойя. Где вы видите торговую войну?", усмехаются журналисты. Мало ли, почему таможня недовольна. И что с того, что 94 процента этих замечательных животных из Австралии идут в Китай (речь о примерно 700 миллионах долларов в год), то есть тамошним рыбакам некуда их больше девать, новые рынки сразу не завоевываются. Вы просто подождите, дорогие австралийцы, вдруг все наладится, пишет обозреватель РИА Новости Дмитрий Косырев.

Если Пекин все-таки ведет торговую войну с соседом, то она очень странная — ее называют призрачной. Она идет в основном на уровне слухов о том, что вот с этой пятницы в Китай не будут пускать (по любым удобным соображениям) еще австралийский хлопок, вино, говядину и ячмень. Правда, упоминаются также древесина, уголь, медный концентрат и руда, железная руда. И пшеница. Причем пока что речь о технических барьерах — например, о новых импортных тарифах, которые таможня как бы еще не зафиксировала, или о новых санитарных нормах. Но под удар попадает, пусть по большей части пока в разговорах, практически все, что раньше валом шло в Китай. А сейчас — вроде бы местным властям и таможням уже сообщили в устной форме, что скоро барьер опустится полностью. Но официально ничего не признается.

И надо признать, что у Пекина есть все основания для такого изящного выкручивания у австралийцев всего, что крутится. О чем те же публицисты прямо через запятую после разговоров о лобстерах, паранойе и прочем и говорят: странно получается — нынешнее правительство вашей страны наращивает враждебность к Китаю и одновременно требует от него покупать больше, например, вашей пшеницы? Вы там разберитесь у себя.

История с внезапно ставшей антикитайской Австралией — великолепная иллюстрация того, что сейчас происходит для решения вопроса завтрашнего устройства нашего мира. Кто в нем будет хозяином, кто и кому партнером, кому предстоит процветать, а кому тихо скатываться на периферию и к бедности.

Стратегический американский бомбардировщик B-52
© Sputnik / Александр Поляков
Короткий взгляд на карту напоминает, что Австралия расположена в азиатско-тихоокеанском регионе, очень далеко от любых стран, которые считаются Западом. Взгляд на экономическую статистику подтверждает эту реальность: первый торговый партнер Австралии — Китай (притом что для Китая Австралия далеко не приоритет). Объем торговли — 172 миллиарда долларов, вдобавок баланс сводится в пользу Австралии на 51 миллиард. Двадцать девять лет непрерывного роста австралийской экономики были возможны прежде всего благодаря партнерству с Китаем.

А дальше произошла замечательная и очень характерная для нашей эпохи история: идеология взяла верх не просто над экономикой, а над логикой выживания страны. Или, точнее, эта идеология поставила вопрос о том, что такое выживание.

В Австралии две ключевых партии, лейбористы и либералы, почти полный аналог демократов и республиканцев в США. К первой партии тяготеют те идеологи и прочие мыслители, кто считает, что их страна — это часть АТР. Ко второй партии — сторонники идеи, что Австралия — форпост Запада в Азии. Пока это были просто разговоры, все шло неплохо.

Но в августе 2018 года к власти пришел премьер-министр Скотт Моррисон (либерал), который вдобавок считается самым популярным политиком за всю обозримую историю страны. И он с невиданной скоростью начал превращать страну не просто в форпост, а в главную антикитайскую силу региона. Он такой не один: недавно на слушаниях в парламенте Эрик Абетц, сенатор от Тасмании, бросил вызов трем австралийским гражданам китайского происхождения: а вы готовы здесь и сейчас "безусловно осудить диктатуру китайской коммунистической партии"?

Китайских австралийцев — 1,2 миллиона из 25 миллионов граждан, причем они могут быть выходцами с Тайваня, из Малайзии или Сингапура. Но сейчас идейная ярость либералов такова, что все эти люди находятся под подозрением — с соответствующими последствиями для атмосферы в стране. Доверие местных жителей к любым и всяким китайцам упало ровно вдвое согласно разным опросам. Везде ищут шпионов, агентов влияния, вмешивающихся в выборы и прочую политику.

Австралия с восторгом поддержала попытки администрации Дональда Трампа в США развести американскую и в целом экономику Запада с Китаем. То есть, попросту взяла курс на холодную войну с Китаем. Ключевой символ веры тут — технологии 5G, и Канберра демонстративно отказалась брать таковые у Пекина. А еще есть бешеная американская идея расследовать, не специально ли Китай выпустил в мир коронавирус и не он ли склонил этот самый мир к болезненным для экономики методам борьбы с пандемией. И Австралия оказалась чуть не первой в списке энтузиастов такого расследования. Вдобавок она пытается переманить на свою сторону близкие Пекину страны Юго-Восточной Азии и делает много иного не сильно дружественного.

Перед нами достаточно типичная ситуация мира, в котором Запад окончательно понял, что теперь придется жить на планете, где есть две первые и примерно равные экономики вместо одной. При этом вторая экономика, Китай, еще и идет к технологическому лидерству. То есть "век Запада" завершился не только по той причине, что его социальные технологии и прочая философия оказались не вполне пригодными для всего мира вообще. И у некоторых стран с такой философией выбор оказался довольно занятным: между экономическим выживанием и идейным комфортом.

С выживанием все понятно. Объем ВВП Австралии меньше, чем у китайской провинции Гуандун. Китай всерьез зависит разве что от австралийской железной руды, и то ситуация поправима. Товары, которые составили основу процветания Австралии, блокируются в США и не очень нужны Европе. Таким образом, делать из Китая угрозу означает превращение страны в нечто бедное и второстепенное.

Но никогда не надо сводить суть существования народов только к экономике и иным материальным вещам. Идеи бывают сильнее материи. Вопрос о том, "кто и что мы есть", иногда оказывается важнее прочих. Конечно, нынешний австралийский опыт — это гротеск, концентрированное и смешное отражение того же, что происходит с Европой и прочими, с той разницей, что Старый Свет все-таки достаточно велик, чтобы выжить, даже резко потеряв значение в мире. Но в любом случае имеет смысл отдать должное безумству храбрых, которым хочется быть настоящим Западом в мире, где этот Запад уже никого никуда не ведет.

44
Брошенная армянская военная техника

В чем причина больших потерь армянской стороны в Нагорном Карабахе?

36
(обновлено 13:37 04.12.2020)
В ходе боев в Карабахе у экспертов и в медиа возникли дискуссии об эффективности российских вооружений, которые были у армянской стороны.

Сегодня наблюдаются отдельные попытки оправдать поражение армянской стороны "бесполезными" истребителями Су-30СМ, "подслеповатыми" зенитными ракетными комплексами С-300, "неэффективными" комплексами РЭБ и танками "не той системы" российского производства. Будто бы армянская сторона никогда не приобретала оружие третьих стран (к примеру, индийские радары Swathi), а азербайджанские войска были вооружены исключительно израильскими и турецкими образцами (типа Bayraktar), которые и определили "великий перелом". Общий дискурс: Карабах скорректирует поставки российских вооружений союзникам и партнерам. Ходульные схемы подобных рассуждений маскируют стратегические промахи военно-политического руководства и ожесточенную конкурентную борьбу на мировом оружейном рынке. Целесообразнее вернуться в реальность, отмечает военный обозреватель Александр Хроленко. 

Москва предоставила несколько военных кредитов Армении. Дальнейшее военное строительство – дело армянской стороны. Если ЗРК С-300 российского производства все же участвовали в боевых действиях в Карабахе и пострадали из-за отсутствия надежной (эшелонированной) системы ПВО, то ранее упомянутые контрбатарейные индийские радары Swathi за 40 миллионов долларов никаких следов активности не оставили. А могли бы, согласно рекламной аннотации, обнаруживать минометные выстрелы на расстоянии до 20 километров, артиллерийские – до 30 километров и ракетные – до 40 километров (каждая установка, вроде бы, способна отслеживать до 7 целей одновременно). Возможно, расчеты не успели освоить новые радары. Обучение армянских специалистов может показаться решающим (слабым) звеном и в эксплуатации боевой техники российского производства (оружие само не стреляет). Разумеется, совершенно нетерпимы в военном деле неорганизованность и самонадеянность.

Потери и трофеи

Глава Азербайджана Ильхам Алиев 1 декабря в обращении к нации подробно рассказал о потерях боевой техники армянской стороны в Нагорном Карабахе. В длинном списке сотни единиц различных вооружений, уничтоженных и взятых в качестве трофеев. Азербайджанский президент упомянул и ракетные комплексы, и реактивные системы залпового огня, и танки, и средства радиоэлектронной борьбы.

Можно по-разному относиться к этим цифрам и намеренному оставлению "в тени" потерь азербайджанской армии (наверняка значительных), но в сложившейся ситуации (возвращения семи районов) президенту нет резона радикально преувеличивать данные о потерях противника. Закономерно возникает вопрос об уровне военной организации армянской группировки в ходе 44 суток боев в Нагорном Карабахе.

Большое количество уничтоженной техники армянских войск можно объяснить ожесточенностью боевого противостояния, но при этом изумляют оставленные 79 танков, 47 боевых машин пехоты, 104 ствола артиллерии (пушки и минометы), 5 зенитных установок "Шилка", 93 спецавтомобиля, 270 грузовых автомобилей (возможно, эти трофеи еще покажут в Баку в качестве доказательств слов главы государства). Между тем только 79 боеспособных танков – это вооружение двух с половиной танковых батальонов (огромное могущество в атаке и в обороне). Полагаю, у невероятной "щедрости" армянской стороны может быть лишь два объяснения: боевая техника брошена при неорганизованном (стихийном) отступлении либо не подвезли горючее (проблемы тылового обеспечения), и машины дальше ехать просто не смогли.

При любом раскладе здесь надо делать оргвыводы, но это прерогатива генерального штаба и военно-политического руководства Армении.

36

"При Трампе было хорошо". Мигранты из Азии задумались о смене хозяина США

12
(обновлено 13:27 04.12.2020)
Диссиденты Азии переругались между собой по вопросу о том, при каком президенте США им должно быть лучше: как сегодня, при Дональде Трампе, или при Джозефе Байдене

Подробный обзор мнений, метаний и терзаний иностранных политических беженцев публикует The New York Times — в виде чистой информации, почти без выводов. Впрочем, с выводами всегда можно помочь, пишет обозреватель РИА Новости Дмитрий Косырев.

Два предварительных замечания. Первое: в данном случае речь идет о том, какой президент США злее к Китаю и вообще азиатским "диктатурам", но если вам захочется вместо "Китай" подставить "Россия", то, по сути, не так уж многое изменится. И второе: надо точно определить, о какого рода интервьюированных идет речь.

Есть коренная разница между оппозицией и диссидентами (правозащитниками, подберите любое другое определение). Оппозиция — это люди, готовые вцепиться в глотку идейным противникам-соотечественникам по вопросу о том, как сделать лучше для своей, общей для них обоих страны. Диссидентами же в данном случае числят тех, кто думает, как бы эту страну поэффектнее уничтожить (с иностранной помощью, раз уж иначе не получается) и на ее месте построить что-то новое — для себя.

Американская газета публикует мнения в основном бывших граждан Китая, ныне эмигрантов, а также их единомышленников из Вьетнама, Мьянмы и прочих стран. Картина получается такая: пока в США демократы обвиняли Трампа в "любви к диктаторам" (лидерам Китая или Северной Кореи), диссиденты не слушали, что Трамп говорит, а смотрели, что он делает: доводит отношения с Пекином до грани войны, уже далеко не только торговой. И это диссидентам все больше нравилось.

"Президент Байден — это все равно что (китайский лидер) Си Цзиньпин, сидящий в Белом доме", говорит гонконгский антиправительственный активист Элмер Юэн. Почему: потому что Байден, на его взгляд, хочет сосуществования с Китаем, а это плохо, Китай надо давить.

Салих Худаяр, родившийся в китайском Синьцзяне, но еще в детстве оказавшийся в США, считает, что Трамп сделал для его бывшей родины больше, чем все прочие страны вместе. А Байден — что, если он позволит отношениям с Китаем вернуться к нормальности? Так же настроен качинский националист (речь о национальном меньшинстве в Мьянме) и заодно лидер местных баптистов Хкалам Сэмсон, которого принимали недавно в Овальном кабинете и предоставили ему целых 60 секунд для рассказа о страданиях качинов.

А вот старейший из китайских диссидентов, художник Ай Вэйвэй, думает, что — если говорить о настоящих демократических идеалах — никого хуже Трампа быть не может. Вэйвэй, кстати, эволюционировал до акционизма: фотографируется на фоне построенных корпорацией Трампа зданий с отставленным средним пальцем и включает результат в свои шедевры.

Вообще-то, речь о вопросе, от которого будет зависеть вся мировая политика на протяжении ближайших десятилетий: что будет с отношениями первой и второй экономик мира? И размышляет над ним далеко не только разношерстная команда азиатских диссидентов, а весь мир.

Считается, что Пекин желал возвращения к власти в США демократов, но это далеко не факт, не говоря о том, что выборная победа Байдена при такого масштаба фальсификациях — это сложная проблема. По крайней мере, китайское экспертное сообщество пока что воспринимает ситуацию осторожно, всматриваясь в реальное состояние экономики США. Один из выводов: чудес ждать не надо, но в назначениях на экономические посты в команде Байдена заметны люди, которые очень скептически отзывались о торговых войнах Трампа.

Например, возможная будущая министр финансов Джанет Йеллен говорила, что тарифное удорожание китайских товаров в США множество семей там и не заметит, а попытки технологического давления на китайский хай-тек замедлят разработки искусственного интеллекта и технологий 5G далеко не только в Китае. Или: карантинные потери экономики США таковы, что Америке сейчас было бы логично выстраивать систему партнерских отношений по всему миру, а не продолжать возводить торговые барьеры.

Эта мысль, без упоминаний Китая, присутствует в наиболее серьезной из пока имеющихся публикаций на тему того, какой должна стать экономическая политика демократов. Автор — Джейсон Ферман, работал в команде Барака Обамы главой группы экономических советников. Он для начала не считает, что Байден унаследует от Трампа руины, совсем наоборот.

По крайней мере, когда байденовская (то есть обамовская) команда принимала страну у Джорджа Буша в 2009 году, вот был кошмар — на грани повторения Великой депрессии 1929-го и прочих годов. А сейчас, примерно за год, благодаря печатанию долларов (долг — это пустяки) и волшебным образом испаряющейся пандемии, можно сделать чудеса. Что же касается глобальной экономической картины, то тут китайские оценки в целом подтверждаются.

По Ферману, проблема будет не в американской экономике, а в разгроме и разорении Европы, Латинской Америки и многих прочих. В такой ситуации США выгоднее вернуться к международному сотрудничеству, как в том же 2009 году. И — домыслим за автора — сейчас не лучшее время, чтобы заставлять партнеров тоже сдерживать Китай, нанося этим ущерб их экономике. Так что наиболее абсурдных форм торговых войн можно и правда не опасаться.

Но мы забыли про наших диссидентов из Азии — и не только оттуда. Тут есть одна хорошо известная тонкость ситуации: вообще-то, они в целом находятся на кормлении у демократов. Демократы — большие мастера подрыва всяческих стран изнутри. И все эти бесчисленные негосударственные фонды и институты, прикармливающие местных недовольных по всему миру, создавая глобальное правозащитное лобби, — это демократы, и только в минимальной степени республиканцы. Последние же, как мы видим на примере азиатской политики Трампа, предпочитают давить конкурентов извне.

Поэтому приступ трампомании среди части азиатских диссидентов и прочих правозащитников — феномен эстетический, а деньги остаются деньгами. В целом всей этой команде предстоит сейчас сидеть тихо и дожидаться развития событий в виде выработки внешней политики демократов. А потом диссидентам сообщат, кого и как им полагается ненавидеть и до какой степени подрывать.

12

Ситуации с COVID-19 в Северной Осетии: еще 2 человека стали жертвами коронавируса

0
(обновлено 14:00 05.12.2020)
Общее число инфицированных в республике достигло 9847. Из них 9070 человек выздоровели, 81человек скончался.

ЦХИНВАЛ, 5 дек - Sputnik. За минувшие сутки в Северной Осетии зафиксировали два летальных случая от COVID-19. Об этом сообщили в Роспотребнадзоре республики.

На утро субботы зарегистрировано 9847(плюс 83 за сутки) случаев заражения коронавирусной инфекцией.

  • 195 человек находятся на амбулаторном лечении.
  • 413 человек проходят лечение в мед. учреждениях республики.
  • 9158 человек выздоровели.
  • 81 человек скончался.

В рейтинге стран с наибольшим распространением COVID-19 Россия находится на четвертом месте после США, Индии и Бразилии.

Раскрыта причина низкой стоимости российской вакцины от COVID-19
© Ruptly . РФПИ / youtube_RussiaUN / www.cbc.ca / WHO / АФК "Система", завод "Биннофарм"

Число случаев COVID-19 в России за минувшие сутки выросло на рекордные 28 782. Общее количество зараженных в стране достигло 2 431 731.  Всего с начала пандемии от COVID-19 скончались 42 684 человек, выздоровели 1 916 396 пациент с коронавирусом.

Всемирная организация здравоохранения 11 марта объявила вспышку нового коронавируса COVID-19 пандемией. Согласно данным Университета Джонса Хопкинса (Балтимор, США), коронавирусом заражены свыше 65 миллионов человек на планете, скончались более 1,5 миллиона зараженных.

0
Темы:
Пандемия коронавируса