Год 2020-й как он есть: ураганы и банды устанавливают мировые цены на газ

60
(обновлено 13:42 21.09.2020)
Газовый рынок постепенно восстанавливается: биржевые цены в Европе и АТР (для рынка СПГ) составляют соответственно 130 и 150 долларов за тысячу кубометров

Причины для роста цен есть и со стороны спроса, и со стороны предложения. За восемь месяцев текущего года суммарный импорт СПГ оказался, пусть и всего на 1,3 процента, но выше, чем за тот же период годом ранее. Резкий рост импорта СПГ в июле и августе показывают Индия и Китай, пишет колумнист РИА Новости Александр Собко.

То есть, если делать простую оценку, глобальный спрос на СПГ сейчас на уровне прошлого года, притом что спрос на трубопроводный газ ниже (это видно и по российскому экспорту в Европу, а Китай снижает импорт газа из Средней Азии). Но на рынке СПГ тоже избыток мощностей, так как и на текущем фоне запускались достраивавшиеся заводы предыдущей инвестиционной волны (в основном это США).

Поэтому стабилизировать цены помогают и провалы со стороны предложения: по-прежнему не работает плавучий завод Prelude в Австралии (там технические проблемы), в той же стране остановлена одна из линий Gorgon LNG. Про США уже говорилось немало. Из-за недавних сверхнизких цен, которые не окупали даже операционные затраты, отгрузки СПГ летом снижались до половины и ниже от плановых мощностей заводов, сейчас экспорт постепенно уже может восстанавливаться вместе с ростом глобальных цен, но сезон ураганов мешает быстрому возврату к норме. В ближайшие месяцы рост американского экспорта вновь окажет давление на цены.

То есть восстановление котировок пока не выглядит устойчивым (добавим к этому заполненные хранилища), хотя, по некоторым прогнозам, в отопительный сезон спотовые цены в Азии могут даже превысить 200 долларов за тысячу кубометров. Такие цифры уже соответствуют приемлемой долгосрочной цене для всех производителей. Правда, есть одно но: такой уровень цен должен быть среднегодовым, а не только "зимним".

Но год сложный, нетипичный, делать по нему долгосрочные выводы нельзя. Всех интересует перспектива. И тут самое интересное: в текущем году, впервые за двадцать лет, пока не принято ни одного нового инвестиционного решения о строительстве новых заводов по сжижению. Прогнозы на итог этого года — от нуля до одного-двух решений. Напомним, что в прошлом году сделано рекордное количество инвестрешений, а произошло этого, в свою очередь, после длительного трехлетнего затишья (2016-2018 годы, небольшое число решений) из-за переинвестирования в предыдущий цикл (2011-2015 годы).

Почему так происходит? Простой ответ понятен: все нефтегазовые компании сильно потеряли в доходах, а потому сокращают свои инвестпрограммы. Но, как известно, инвестиции упали всего лишь на треть, уж что-то, казалось бы, должно перепасть и СПГ.

Часть ответа в том, что рынок СПГ последние годы развивается парадоксально. С одной стороны, мы видим и текущий избыток газа, а также острую конкуренцию в будущем (Катар, США, Россия, Восточная Африка), все это не способствует высоким ценам и не посылает достаточных рыночных сигналов для инвестиций в новые проекты. Одновременно рынок считается перспективным (спрос на газ будет расти во всех, даже самых зеленых, сценариях). Одним из драйверов развития рынка стало участие нефтегазовых ТНК, которые постепенно начали переходить от "уходящей" нефти к перспективному СПГ.

Как результат — при дорогой нефти (как тогда казалось, надолго) нефтегазовые компании могли вкладывать в перспективный сжиженный газ из общей корзины доходов. Либо прямо через непосредственные инвестиции в заводы, либо косвенно, через покупку в свой портфель СПГ по долгосрочным контрактам, что давало возможность получить кредиты на постройку заводов остальным, относительно небольшим, участникам рынка СПГ.

Сейчас же, с падением нефтяных котировок, нефтяным ТНК не до этого. Плюс к тому некоторые из них нервничают и объявляют о резком "позеленении" своих инвестиционных планов. В свою очередь, у нефтяных гигантов, которые хотят оставаться приверженными ископаемому топливу, также тяжелая ситуация. Это видно на примере компании ExxonMobil, финансовое состояние которой сейчас находится в непростом положении.

У этой компании были в планах (и, как еще ожидалось в прошедшем году, с "быстрым" инвестрешением) два главных и крупных СПГ-проекта: это Golden Pass LNG в США (совместно с Qatar Petroleum) и Rovuma LNG в Мозамбике.

Оба они сейчас отложены в долгий ящик, принятие решений по американскому заводу задерживается как минимум на год, по Мозамбику — до 2023 года. Планы по расширению действующего завода СПГ компании в Папуа-Новой Гвинее также сдвигаются до лучших времен.

Остальные американские заводы, разумеется, также не торопятся принимать новые решения, ведь прогарантировать строительство долгосрочными контрактами на продажу СПГ сейчас затруднительно. Буксует ситуация и в Восточной Африке в целом. Напомним, что шельф этого региона (Мозамбик, Танзания) рассматривался как один из новых перспективных центров добычи. Об отсрочках в проекте Exxon уже было сказано.

А вот СПГ-заводу, по которому решение уже принято в прошлом году, Mozambique LNG (под контролем Total), регулярно мешают действующие в регионе группы экстремистов, что ставит под вопрос достройку его в срок. Про планы заводов в Танзании последнее время вообще почти не вспоминают.

Из этого всего можно было бы сделать вывод, что в среднесрочной перспективе мы увидим и дефицит предложения. Так бы оно и было, если бы не планы Катара по сразу нескольким новым заводам. Официального инвестрешения еще нет, но предварительные работы активно ведутся. А низкая себестоимость СПГ позволит Катару строить с минимальной оглядкой на цены.

Наконец, еще один фактор, который создает неопределенности: механизмы ценообразования. Несмотря на развитие спотового рынка, до последнего времени ценовая привязка к нефти позволяла производителям СПГ гарантировать окупаемость. При этом на фоне дорогой нефти и растущей конкуренции в СПГ коэффициент этой привязки последние годы в новых контрактах все снижался и снижался.

Сейчас нефть подешевела, но маловероятно, что покупатели захотят возвращаться к старым, высоким коэффициентам. А при нефти по 45 долларов и типовом в последнее время коэффициенте привязки в 0,11,

СПГ будет стоить всего около пять долларов за миллион БТЕ, или около 180 долларов за тысячу кубометров. А покупателей при этом все больше интересует газ по спотовым ценам, тем более что с постепенным окончанием у Катара долгосрочных контрактов все больше СПГ из этой страны будет выходить на биржевой рынок.

Напомним также, что развивающиеся страны АТР способны "переварить" большие объемы газа (с чем и связаны прогнозы удвоения рынка СПГ за 15 лет), но только по низким ценам, максимум на уровне 200 долларов за тысячу кубометров, а лучше меньше.

Все эти факторы приводят к неопределенностям и некоторой парадоксальности развития рынка. Природный газ в целом и СПГ в частности остаются очень перспективным топливом, но на высококонкурентном рынке, спрос на котором, в свою очередь, будет уверенно расти только при достаточно низких ценах.

60
Активисты в костюмах белых медведей, выступающие за использование ядерной энергии взамен ископаемых видов топлива, во время климатического марша в Катовице, Польша

Атомный капкан для России

6
(обновлено 12:21 27.10.2020)
Польша, верная выбранному геополитическому курсу и своим обязанностям "главного друга США в Европе", продолжает планомерную работу по разрыву отношений с Россией и максимальному противодействию российской энергетической экспансии, пишет колумнист Сергей Савчук

В начале октября польское Управление по охране конкуренции и потребителей (UOKiK) наложило на "Газпром" рекордный штраф в размере 7,6 миллиарда долларов, а компании — участники проекта — Engie, Uniper, Wintershall и OMV, — по мнению Варшавы, должны ей еще 61 миллион. Также UOKiK обязала данные корпорации расторгнуть все контракты, предусматривающие финансирование "Северного потока — 2". Польша обиделась на то, что немцы, французы и австрийцы решили строить жизненно важный для них газопровод, не спросив разрешения у нее.

Это далеко не первое подобное решение Варшавы, пишет колумнист РИА Новости Сергей Савчук. Правда, на текущий момент "Газпром" и его партнеры по всем аналогичным требованиям выплатили ровно ноль долларов, но поляки упорно гнут свою линию.

Тем временем информационное агентство Reuters сообщило, что Соединенные Штаты и Польша заключили судьбоносное соглашение, которое позволит восточноевропейской стране раз и навсегда избавиться от зависимости от российского газа, а также отказаться от угля в качестве энергетического базиса и начать новую, экологически чистую главу собственной истории.

По словам министра энергетики США Дэна Бруйетта, Штаты обязуются в течение ближайших полутора лет разработать план строительства шести атомных реакторов на территории Польши совокупной мощностью до девяти гигаватт. Также известно, что покупка американских атомных технологий обойдется польскому бюджету в 18 миллиардов долларов, а всего на реализацию плана перевооружения энергетического комплекса может понадобиться порядка 40 миллиардов. За эту сумму Вашингтон обещает запустить первый реактор не позднее 2033 года, а к 2040-му в Польше будет три рабочих АЭС, при помощи которых удастся отказаться от сжигания угля и еще через десять лет выйти на нулевой показатель выброса парниковых газов.

Соглашение более чем странное, если знать ключевые факты о финансово-технических способностях подписантов.

Начать нужно с того, что сорок миллиардов долларов для Варшавы сумма неподъемная сугубо физически. Польша уже много лет один из главных получателей финансовой помощи со стороны Евросоюза. Каждый год в польский бюджет в среднем безвозмездно вливается порядка 20-23 миллиардов евро, потратить которые она может на решение внутренних экономических проблем. Прямую передачу денег американцам Брюссель просто заблокирует хотя бы потому, что главными донорами европейского бюджета выступают Германия, Австрия и Франция. Те самые, которым поляки изо всех сил мешают строить "Северный поток — 2".

Кстати, относительно недавно Вашингтон и Варшава уже анонсировали проект, который должен был окончательно похоронить планы Москвы привязать Европу к себе при помощи газопроводов. Речь шла о поставках американского СПГ. Осенью 2018 года регазификационный терминал в порту Свиноуйсьце заключил соглашение с американской Cheniere Marketing International LLP на поставку 0,52 миллиона тонн СПГ (0,7 миллиарда кубометров) в год. Тогдашний глава PGNiG — главной нефтегазовой компании Польши — Петр Возняк заявлял, что цена на американский сжиженный газ "совершенно конкурентоспособна" и очень скоро Польша слезет с русской газовой иглы.

Примечательно, что на все прямые вопросы о стоимости газа господин Возняк тогда уклонился от ответа. На дворе конец 2020-го, он уже почти год как уволен с должности руководителя, а цена все еще является абсолютной тайной.

С американской же стороной все еще интереснее.

С 1954 года и по настоящий момент все внешнее сотрудничество в сфере атомной энергетики в США регулируется положениями так называемого Atomic Energy Act. Документ весьма объемный, но основные условия в нем прописаны максимально четко. Соединенные Штаты, продавая собственные атомные технологии, сохраняют за собой все права физической и интеллектуальной собственности. Покупатель не имеет права ни передавать какие-либо данные, ни самостоятельно обогащать уран, ни искать других поставщиков топлива. Более того, все технические и научные разработки, полученные в результате эксплуатации американских реакторов, автоматически переходят в собственность США. На текущий момент на такие кабальные условия согласились сорок девять стран и Тайвань.

Впрочем, подписание межгосударственных соглашений с Америкой вовсе не значит, что вторая сторона действительно получит атомный "горшок".

Самый яркий и наглядный пример последних лет — это строительство американских АЭС в Китае, который, модернизируя собственную энергетику, попросил американцев в лице Westinghouse и General Electric построить сразу шесть атомных электростанций. В результате было построено две — "Хайян" и "Саньмынь", при этом сроки строительства с четырех лет выросли до двенадцати, а проектная смета утроилась. Проанализировав ход строительства, Пекин расторг соглашение и от дальнейшего сотрудничества отказался.

Американцы пытались делать хорошую мину при плохой игре, заявив, что, обладая самыми передовыми техническими наработками, они прекрасно чувствуют себя и на внутреннем рынке, где, к слову сказать, средний возраст АЭС уже вплотную приблизился к пятидесяти годам. Однако на практике все опять вышло иначе.

Westinghouse продавала за рубеж реакторы АР1000 поколения III+ установленной мощностью 1,1 гигаватт. В 2011 году, понимая, что контракт с Китаем безнадежно срывается, для АР1000 организовали срочное лицензирование в Комиссии по ядерному регулированию (Nuclear Regulatory Commission), и она получила все необходимые разрешения для применения внутри США. Спустя девять лет в собственной стране таких реакторов построено ровно ноль. Последняя попытка внедрить АР1000 на внутренний рынок состоялась в 2013 году, когда было начато строительство сразу двух АЭС — Vogtle и Virgil C. Summer, однако по целому ряду причин ни одна из них так и не была завершена.

Пока Westinghouse металась по миру, пытаясь продать свой реактор хоть кому-нибудь, китайская государственная State Power Investment Corp (SPIC) заявила, что начинает разработку собственного реактора нового поколения CAP1400, или "Гуохэ-1". Как несложно догадаться из аббревиатуры, в основе китайского реактора лежит американский AP1000, однако китайская сторона сразу отмела все возможные посягательства на авторские права.

Главный инженер SPIC утверждает, что компания "полностью переработала конструкцию главных насосов, запорной арматуры, корпуса реактора, парогенератора, внутриреакторных устройств, приводов управляющих стержней, поковок роторов турбин, сварочных материалов, U-образных труб и других ключевых компонентов". То есть, по сути, это совершенно новое техническое решение.

Анализ и трезвый расчет говорят о том, что для получения первой в истории страны АЭС Польше следовало бы обратиться к кому угодно, только не к США, но у большой политики свои правила, где логика играет далеко не ведущую роль.

В связи с польскими планами нами умышленно ни разу не упомянуты Россия и корпорация "Росатом". Американо-польский тандем направлен именно против нашей страны и флагмана ее атомной энергетики. Правда, поскольку полякам нечем платить, а американцам нечего строить, все это очень напоминает очковтирательство и имитацию бурной деятельности.

6
Официальная резиденция президента США

Демократы спешат, потому что боятся: Америка поворачивает вправо

8
В 1970-1980-е годы в СССР был популярен анекдот, что силы небесные специально держат нашу родину в застывшей и убогой неизменности для острастки другим.

Потому что где-то ведь должна быть такая страна — наглядное пособие, куда можно привезти молодое поколение и объяснить: смотрите, дети, вот так жить нельзя, замечает колумнист РИА Новости Дмитрий Косырев.

Тогдашним советским гражданам трудно было бы объяснить, что году этак к 2020-му те же настроения охватят американское общество.

История тут такая: есть преподаватель, автор книг, социолог и прочая — Джоэл Коткин из Университета Чапмена и его новая публикация, которая призывает смотреть не на опросы "за кого вы будете голосовать 3 ноября — за Трампа или Байдена", тем более что аналогичные исследования на предыдущих президентских выборах четыре года назад благополучно провалились. Коткин копает глубже и прослеживает, куда ведут кривые графиков общественных настроений безотносительно личности и партийности двух кандидатов. И получается, что эти графики уже не первый год изгибаются если не за Трампа, то против демократов в целом. Причем виноваты в этом сами американские либералы, которые перестарались по части принуждения людей к единообразным высказываниям и поведению.

Демократы устроили в стране хаос, выпустив на улицу радикалов, жгущих здания, свергающих статуи и прочее? Демократы начали кампанию против "расизма" и за то, чтобы лишить "расистскую полицию" финансирования? Но в итоге только 27 процентов респондентов опроса службы Rasmussen согласны с идеей уменьшения бюджета полиции. А 59 процентов резко против такой идеи (причем против нее примерно в таком же большинстве и "угнетенные негры"). Погромы предсказуемо сработали против демократов.

Далее Коткин прослеживает статистику внутренней миграции в США за 20 лет. Получается, что люди бегут из демократических штатов — Нью-Йорк, Калифорния, Нью-Джерси, Иллинойс — куда быстрее, чем происходит отток демократов из республиканских штатов типа Техаса. Еще: только восемь процентов респондентов готовы назвать себя "прогрессивными активистами", а вот консерваторов уже втрое больше. Прочие американцы помещаются между этими крайностями и разрываемы противоречивыми мыслями.

Особенно неприятны для демократов новости о том, как относятся люди к громадному аппарату внушения им правильного образа мысли. Казалось ведь, что здесь — особенно в годы правления демократа Обамы — установлен полный контроль со стороны либералов: газеты, телевидение... Однако опросы показывают, что общее доверие к СМИ снижается уже 17 лет — за исключением республиканских медиа. То же происходит с прочей печатной публицистикой и "новыми медиа" (соцсетями). А потому что не надо было вводить там, особенно в последние месяцы, продемократическую цензуру. Она не нравится, согласно службе Pew, более чем 70 процентам американцев. И еще больше не одобряют "политкорректность", когда можно говорить только определенные вещи и определенными словами, а иначе можно, например, расстаться с работой.

Падает популярность даже театра и особенно кино — церемонии вручения разных премий типа "Оскара" смотрит все меньше и меньше людей. А не надо было Голливуду полностью продаваться демократам и продвигать их стиль жизни и образ мыслей на экранах. Спорт — и тут та же тенденция: как только спортсмены начали бороться с расизмом и за правильные ценности, их аудитория стала снижаться.

Правый фланг кричит, что стране конец: демократы учинили в ней левацкую революцию, выкручивая наизнанку все традиционные американские ценности (многими из которых мы не очень тайно восхищались во времена СССР). Но получается, что учинить-то они ее учинили, но чем больше подвергали людей давлению, тем больше теряли (и продолжают терять) популярность. И тем больше американцев считают, что обитают в стране под названием "так жить нельзя".

И это многое объясняет о том, что творится сейчас, накануне выборов, и происходило несколько последних лет. Дело не в том, что в данный момент показывают честные или не очень честные опросы на тему "за кого будете голосовать", а в том, что кривые популярности всего того, что продвигают демократы, давно идут вниз. И они, видя, как рушится их проект, просто боятся не успеть — отсюда плохо объяснимое бешенство по итогам выборов 2016 года, отсюда невиданная истерика в последующие годы и особенно сейчас.

Есть такой несложный прием — прогулка по заголовкам типичного демократического СМИ (дальше заголовков читать бессмысленно). The Washington Post на минувшей неделе внушает нам, что: Трамп купается в обожании толпы, пока Байден работает через интернет; Трамп хочет уволить генпрокурора и директора ФБР за то, что те отказались заявлять о расследовании против Байдена; Трамп похищает детей (мигрантов); Трамп громоздит горы трупов, потому что каждый его митинг — рассадник заразы; те, кто голосовали за Трампа в 2016-м, сейчас сидят в печали; Трампа ждет катастрофа. Все прочие новости и тенденции по всему миру ушли куда-то на периферию, причем давно. И так происходит уже четыре года.

Истеричное нагнетание эмоций (прежде всего внутри своей, революционной аудитории) мы в России наблюдали в 2011-2012 годах. Сейчас то же самое происходит на уменьшившейся в разы поляне американских демократов. Но вопрос-то не в том, что в США уменьшается аудитория этих людей накануне выборов 3 ноября: важно, что она падает давно и уверенно. И демократы, повторим, спешат, ломят вперед, не разбирая дороги и забыв о всякой пристойности.

Таким образом, суть происходящего выходит далеко за рамки президентских выборов 2020 года. Собственно, все обрисованные выше статистические тенденции необязательно сработают на Трампа. Выборы в этой стране не прямые, а по штатам. И отток людей из демократических штатов в республиканские может сыграть против него, ведь Техас и раньше был правым, а вот в штатах демократов те могут лишь закрепить свое местное большинство. Ну и не забудем, что честных выборов в этот раз ждать было бы неосмотрительно.

Однако динамика, обозначенная Коткиным, наводит нас на мысль, что линии, видимо, будут гнуться в пользу американских правых даже в случае победы демократов. Мир может в этом случае получить дико озлобленную команду правителей страны, ускользающей из-под них; команду, яростно пытающуюся если не продвинуть, то хотя бы отстоять свой проект по навязыванию всем и каждому их новых "ценностей".

Будет интересно.

8

Сексуальные, страшные, смелые: жутко красивые наряды звезд на Хэллоуин фото

0
(обновлено 13:56 27.10.2020)
Хэллоуин для звезд Голливуда — мероприятие крайне знаменательное. Каждая знаменитость подходит к этому дню со всей основательностью, тщательно продумывая образ и выбирая соответствующих спутников.

Хэллоуин (День всех святых - с 31 октября на 1 ноября) широко отмечается во всем мире. Только в этот день каждый взрослый может "законно" перевоплотиться до неузнаваемости.

Смотрите в фотоленте Sputnik самые сексуальные и страшные наряды знаменитостей на праздновании Хэллоуина в разные годы.

0
  • © AFP 2018 / Getty Images for Heidi Klum / Nicholas Hunt

    Супермодель Хайди Клум в образе Джессики Рэббит и модель Джиджи Хадид на Хэллоуин-вечеринке Хайди Клум в Нью-Йорке, США.

  • © AFP 2018 / Getty Images for Casamigos / Bryan Steffy

    Модель Кендалл Дженнер в образе фембота из фильма «Остин Пауэрс» на Хэллоуин-вечеринке в Лас-Вегасе, США

  • © AFP 2018 / Getty Images for Heidi Klum / Mike Coppola

    Модель Эмили Ратаковски в образе Мардж Сипсон на Хэллоуин-вечеринке Хайди Клум в Нью-Йорке, США.

  • © AFP 2018 / Getty Images for Heidi Klum / Noam Galai

    Актриса Люпита Нионго в образе Дион Дэвенпорт из сериала "Бестолковые" на Хэллоуин-вечеринке Хайди Клум в Нью-Йорке, США.

  • © AP Photo / Invision / Joel Ryan

    Певица Игги Азалия в образе Круэллы Де Виль на Хэллоуин-вечеринке в Лондоне, Великобритания.

  • © AFP 2018 / Bryan Bedder

    Телезвезда Ким Кардашьян в образе Красной шапочки на Хэллоуин-вечеринке Хайди Клум в Нью-Йорке, США.

  • © AP Photo / Invision for Treats Magazine / Alexandra Wyman

    Светская львица Пэрис Хилтон в образе Рапунцель в кинотеатре Los Angeles Theatre в Лос-Анджелесе, США

  • © AP Photo / Invision / Charles Sykes

    Актриса и певица Дженнифер Лопес на Хэллоуин-вечеринке Хайди Клум в Нью-Йорке, США

  • © AP Photo / Evan Agostini

    Модель Хайди Клум в образе Фионы и ее бойфренд Том Каулиц в образе Шрека на 19th annual Halloween party в Нью-Йорке, 2018 год

  • © AFP 2018 / Getty Images for Casamigos Tequila / Alberto E. Rodriguez

    Модель Синди Кроуфорд на Halloween Party в Беверли Хиллз.

  • © AP Photo / Dan Steinberg

    Певица Келли Осборн и модель Люк Уорролл на Heidi Klum's 10th annual Halloween party в Калифорнии, 2009 год

  • © AFP 2018 / Getty Images / Rob Kim

    Модель Миранда Керр на Miranda Kerr's Halloween party в Нью-Йорке, 2011 год.

  • © AFP 2018 / Getty Images / Dave Kotinsky

    Ким Кардашьян на 2nd Annual Midori Green Halloween Party в Нью-Йорке, 2012 год

  • © AFP 2018 / Getty Images for Heidi Klum / Mike Coppola

    Актриса Зои Кравиц и певец Джо Джонас на Heidi Klum's 15th Annual Halloween Party в Нью-Йорке, 2014 год.

  • © AP Photo / Evan Agostini

    Певица Ферджи на Heidi Klum's annual Halloween party в Нью-Йорке, 2011 год.

  • © AFP 2018 / Getty Images for Svedka Vodka / Dimitrios Kambouris

    Актриса Блейк Лайвли на Halloween 2033 в Нью-Йорке, 2009 год.

  • © AFP 2018 / Getty Images / Mike Coppola

    Певица Мэрайя Кэри и актер Ник Кэннон во время празднования Хеллоуина в Нью-Йорке, 2009 год

  • © AFP 2018 / Getty Images / Jon Kopaloff

    Актриса Сара Мишель Геллар на вечеринке GOOD + Halloween Bash в Калифорнии, 2018 год.

  • © AP Photo / Chris Pizzello

    Хлои и Ким Кардашьян на вечеринке Pur Jeans Halloween Bash по случаю Хеллоуина в Лос-Анджелесе, 2008 год .

  • © AP Photo / Invision / Evan Agostini

    Актриса Мишель Трахтенберг на 15-й ежегодной вечеринке в честь Хэллоуина в Нью-Йорке, 2014 год .

  • © AFP 2018 / Getty Images for Casamigos Tequila / Todd Williamson

    Супермодель Алессандра Амбросио на вечеринке в честь Хэллоуина в Нью-Йорке, 2016 год .

  • © AP Photo / Evan Agostini

    Модели Крисси Тайген и Кейт Аптон на ежегодной вечеринке Хайди Клум в честь Хэллоуина в отеле Dream Hotel в Нью-Йорке, 2011 год.

  • © AP Photo / Evan Agostini

    Певица Pink на ежегодной вечеринке Хайди Клум в честь Хэллоуина в Нью-Йорке, 2008 год.

  • © AFP 2018 / Getty Images for SVEDKA Vodka / Craig Barritt

    Певец The Weeknd в образе Битлджуса и модель Белла Хадид в образе Лидии на 19-й ежегодной вечеринке в честь Хэллоуина в Нью-Йорке, 2018 год.