Города мира. Шанхай

Китай опять выиграл глобальный кризис

64
Кажется, Китай опять это сделал: из очередного мирового кризиса выходит сильнее, чем был до него. Сильнее в смысле возросшей роли его экономики в глобальном пейзаже, пишет Дмитрий Косырев

Об этом говорит статистика за минувшие весну и лето, также как мрачные американские оценки ситуации. Если коротко, то — как констатирует The New York Times — в 2018 году 12,8% мирового экспорта шло из Китая, в 2019-м — 13,1%. А сейчас — 20%.

Двадцать процентов — это по данным за апрель — июнь. Есть и другие цифры с наблюдениями, более свежие, за август. Существует такой индекс PMI, касающийся производственного сектора, прежде всего мелких и средних предприятий, и отдельно он же — для сферы услуг и прочих. Оба индекса в Китае летом не просто показали положительную динамику — получается, что такой скорости роста продаж у этой страны не было с начала 2011 года. А 2011 год — это когда оказалось, что именно Китай вырвался в мировые лидеры (на роль одной из первых двух экономик мира, вместе с США) по итогам финансового кризиса 2008 года, при котором поначалу думали, что вся мировая экономика рухнет с грохотом, голодом и прочими бедствиями.

С одной стороны, причина производственного бума понятна. Китай первым вошел в период антивирусных карантинов и закрытия производств и первым из него вышел — как раз когда прочие страны еще боролись со своими локдаунами (а у кого-то они и сейчас не вполне кончились). Так китайская продукция начала по всему миру заполнять громадные дыры в потребительском спросе. Отсюда те самые невероятные 20%, которые, конечно же, навечно не удержатся — такой экспансии на рынках просто не бывает.

Но, с другой стороны, ничего понятного в нынешней ситуации нет. Потому что случилась вся эта карантинная история в момент яростного наступления конкурента, США, на то самое китайское производство и ту самую долю Китая в мировом экспорте. Собственно, упомянутая выше паническая публикация в The New York Times эту ситуацию и разбирает — как могло получиться, что зима 2019-2020 годов, когда Америка всерьез занялась уничтожением китайского доминирования в мире, привела к такому неожиданному лету.

Итак, на территорию самих США китайские товары теперь поступают с невиданным таможенным тарифом в 25%. Заметим, речь об основном (пока что) экономическом партнере Китая, куда уходит ключевая часть его экспорта. Вдобавок на частный бизнес не только в США, но и на территории союзников оказывается лютое давление с одной, четко заявленной целью: уничтожить ситуацию, когда Китай оказался главным производителем мира. Экспортные фабрики с иностранным капиталом в этой стране надо закрыть, производственные цепочки (с рабочими местами) вернуть в США или перевести в любые другие страны, а какими причинами это оправдывается — несущественно: список обвинений длинный и даже не пытающийся быть похожим на правду.

И тут случается эта история с карантинами. Конечно, как здесь не выстроить классическую теорию заговора — все они доводят реальную сложную ситуацию до примитива. Китай, отбиваясь от США, выпустил в мир новый вирус и выиграл от этого, в том числе потому, что его карантины были быстрыми и не всеобщими. И это не случайность — по крайней мере, так считает до 78% американцев.

Реальная же ситуация, описанная в той же газете, вот какая: во-первых, китайские производства, работающие на весь мир, опираются на короткие и удобные логистические цепочки. Страна, понимаете, такая — если речь о производстве, то там все под рукой. А в соседних странах Азии этого не будет, пусть там и рабочая сила дешевле. И это не говоря о качестве работы; китайский рабочий класс — это люди из страны с отличным образованием и культурой. В итоге получилось, что китайские товары, особенно технологически сложные, выигрывают конкуренцию у американских даже при тех самых 25%. И так будет, по оценкам, лет 20-30.

А тут еще такой факт: в Китае производят массу тех самых товаров, которые сейчас нужны. Медицинские — это понятно, но есть еще что-то для работы дома и просто для дома: допустим, сауны под ключ или акустические системы высокого класса. В общем, товары повышенного спроса. Спрос — штука, конечно, временная, но хорошо в данном случае использованная… а с другой стороны, что в этом мире постоянного?

Но есть еще во-вторых. Оказывается, даже если корпорация очень хочет порадовать Вашингтон перестройкой производственных цепочек, возвращением рабочих мест в страну, у нее сейчас, скорее всего, нет для этого денег и желания рисковать: еле держится на плаву. Из-за все тех же карантинов. И это тоже фактор, работающий против схемы Дональда Трампа "вернуть производства домой".

Возникает вопрос — что дальше. В 2020 году, получается, Китай только выиграл от пандемии, просто потому, что у других стран все еще хуже, чем у него. Можно даже ожидать обещанного экономистами — нулевой или положительный рост его экономики при спаде всех прочих. А вот что может произойти дальше?

Ответ на этот вопрос будет составлять основное содержание международной политики на обозримый период. Мир пока что делится на страны (их немного), с большим или меньшим желанием поддающиеся на бешеное давление США — "разведитесь с Китаем", и на прочие, которые и говорить об этом не хотят. Первая группа государств интереснее, потому что там повсюду политика и идеология борются с экономическими реальностями.

Вот небольшая страна — Филиппины, где происходит увлекательный сюжет. Министр иностранных дел Теодоро Локсин заявляет, что хорошо бы присоединиться к американским санкциям против китайской строительной корпорации, возводившей чудо-город на одной из спорных территорий Южно-Китайского моря (Филиппины в этих спорах участвуют). А президент Родриго Дутерте отвечает, что санкций не будет, потому что та же корпорация строит чудо-город и второй столичный аэропорт на самих Филиппинах, сумма инвестиций — десять миллиардов долларов. И это в стране, где публика — в отличие от прочих государств региона — все еще больше любит Америку, чем Китай.

А вот огромная страна — Индия. Это, похоже, пока что главная в мире жертва карантинов, которые были там чудовищно жесткими: спад экономики почти на 24% — что-то невиданное. Индия, при нынешнем правительстве, постоянно оказывается в конфликте с Китаем и налаживает теснейшие в истории отношения с США. Но получается, что ни в экономике, ни в военной политике Америка не способна дать Индии ответы на все вопросы, а при нынешнем погроме экономик обеих стран и внутреннем расколе в США все стало еще хуже.

И это только два примера сложностей завтрашнего мира, где лишить Китай плодов очередной победы будет нелегко.

64
Флаги стран-участников саммита ЕС в Брюсселе.

Куда приведет Европу "пропутинский" блок поляков, венгров и итальянцев

45
(обновлено 12:47 11.04.2021)
В Европе опять нашли пророссийскую пятую колонну — причем с участием поляков!

Впрочем, сами поляки и нашли — Дональд Туск, бывший польский премьер и европейский президент, обвинил нынешнего главу польского правительства Матеуша Моравецкого в работе на Россию:

"Россия мобилизует силы вокруг Украины. США объявляют чрезвычайное положение в Европе. Моравецкий в Будапеште организует с Орбаном и Сальвини пропутинский политический блок. Это не первоапрельская шутка".

Другой бывший руководитель Польши, Александр Квасьневский, пошел еще дальше — и заподозрил в потенциальных пророссийских симпатиях даже реального правителя Польши Качиньского:

"Маттео Сальвини — горячий сторонник Путина, а Виктор Орбан — его близкий друг. Претензии к Путину (если они, конечно, искренние) пока предъявляем только мы, но, возможно, скоро Ярослав Качиньский объявит, что Путин — более подходящий союзник, чем Евросоюз. Я бы этого не исключал".

Польские разборки на русскую тему, конечно, смешны — подозревать Моравецкого и Качиньского даже не в симпатиях, а в объективном отношении к России нет никаких оснований. Качиньский поддерживает шизофренические обвинения Путина в убийстве его брата Леха (польского президента, погибшего в авиакатастрофе под Смоленском), а Моравецкий за три с лишним года своего премьерства ни разу не только не встречался, но даже не говорил по телефону ни с кем из российских руководителей. Но сейчас русофобское польское руководство оказалось в "плохой компании", то есть среди тех, кто не считает Россию и Путина главной угрозой Европе, — и тут же получило за это выговор от своих политических противников.

Да, Моравецкий на прошлой неделе съездил в Будапешт на встречу с венгерским премьером Орбаном и итальянским политиком, лидером партии "Лига" и бывшим вице-премьером Сальвини. Орбан, конечно, никакой не близкий друг Путина, но поддерживает с ним хорошие рабочие отношения — и вообще выступает за нормальные связи своей страны (и Европы) с Россией. Сальвини, бывший еще не так давно самым популярным политиком Италии, действительно в свое время позировал на Красной площади в майке с портретом Путина — но виделся с нашим президентом всего пару раз. Но уж точно не симпатии к Путину и России привели Моравецкого в Будапешт — у трех политиков, да и у трех стран, есть много общих интересов.

Кстати, почему бы не считать их агентами Ватикана? Поляки, венгры и итальянцы ведь действительно относятся к числу все еще католических народов Европы — и три политика, хотя лично не являются образцовыми католиками, разделяют веру своих народов. Но вот беда, антикатолическое, антиклерикальное клеймо сейчас не столь раскручено в Европе (как в позапрошлом или прошлом веках) — куда привычнее антироссийское. А то быть бы Сальвини — Моравецкому — Орбану не ужасными путинистами, а опасными папистами. Впрочем, главный их грех перед "настоящими европейцами" как раз и состоит в отстаивании традиционных ценностей — народ, вера, семья. Именно об этом и говорил Виктор Орбан накануне будапештской встречи:

"Многие европейцы отвергают иммиграцию и мультикультурализм, хотят защитить свою национальную идентичность и считают, что национальная власть выше европейских директив".

А после переговоров тройки Орбан заявил, что они стремятся к европейскому ренессансу, а Сальвини добавил, что хочет "сделать Европу вновь великой, вернув ее к первоначальным ценностям". Понятно, что все эти намерения сходу отвергаются нынешней евроэлитой, а отстаивающие их политики объявляются "врагами демократии" и диктаторами. Именно поэтому, кстати, их и обвиняют в работе на Россию — посмотрите, добрые европейцы, ведь неудивительно же, что подобное тянется к подобному, то есть восточноевропейские диктаторы и их итальянский единомышленник (практически дуче) тяготеют к главному врагу современной демократии, к этому ужасному Путину.

Европейская либеральная элита тем самым думает дискредитировать бунтарей — но достигает прямо противоположного результата. Венгерские и польские власти уже много лет держатся под нажимом Брюсселя, недовольным якобы их давлением на судебные власти и общей антидемократичностью, а на самом деле отстаиванием национального суверенитета и традиционных ценностей. Популярность правящей в Венгрии партии "Фидес" и руководящей Польшей "Права и справедливости" сохраняется на высоком уровне — то есть у них есть мандат избирателей на сопротивление давлению Евросоюза. Сальвини сложнее в калейдоскопичной итальянской политике — но и его "Лига", одно время поднимавшаяся до уровня самой популярной партии Италии, держится на плаву. И от обороны на национальном уровне три партии решили перейти к наступлению на уровне общеевропейском. По крайней мере, попытаться.

Именно это и злит Туска и других евроруководителей — ведь на встрече в Будапеште лидеры трех партий обсуждали возможность создания новой фракции в Европарламенте. Причем такой, которая потенциально (с прицелом на следующие выборы) может стать самой крупной в Страсбурге.

Партия Орбана "Фидес" недавно вышла (точнее, была вынуждена выйти — упреждая исключение) из крупнейшей фракции Европарламента, Европейской народной партии. Этой партией, точнее, надпартийным образованием, объединяющим европейских условно правых (ядро которых — германские христианские демократы), руководит, кстати, Дональд Туск — и сейчас у нее осталось 175 депутатов, то есть четверть от всего состава Европарламента.

© Sputnik / Густаво Вальенте

Было на 11 больше — до того как однопартийцы Орбана ее покинули. ЕНС, наряду с "Прогрессивным альянсом социалистов и демократов" (145 мест) и либеральным "Обновляя Европу" (97 мест), это основа европейской интеграции. То есть именно на них в первую очередь всегда могут опереться так называемая брюссельская бюрократия и наднациональные европейские элиты. Сам по себе выход венгров из ЕПН не опасен для элит — мало ли в Европарламенте евроскептиков и бунтарей. Есть даже "Идентичность и демократия" с 74 депутатами, куда входят самые дерзкие, вроде "Лиги" Сальвини, "Альтернативы для Германии" и "Национального объединения" Марин Ле Пен.

Но что будет, если Орбан, Сальвини и Моравецкий договорятся создать новую фракцию? Поляки из "Права и справедливости" сейчас составляют костяк фракции "Европейские консерваторы и реформаторы" (62 места) — если вся эта фракция объединится с "Идентичностью и демократией" и к ним добавятся венгры, то получится вторая по численности группа в Европарламенте с 147 депутатами. Она будет больше социалистов — и, самое главное, объединит в себе и запад, и восток, то есть и западно- и восточноевропейских правых традиционалистов. А это уже реальный вызов для глобалистски настроенной евроэлиты.

И хотя на пути к слиянию европейских консерваторов-евроскептиков в единый кулак еще много препятствий (как внутренних разногласий, так и сознательной работы по расколу со стороны их противников), уже сама подобная возможность вызывает серьезное беспокойство у евроинтеграторов. Неспособных, впрочем, придумать в плане пропаганды ничего лучше навешивания ярлыка "путинских марионеток".
Но это не особо работает даже на польском уровне — что уж говорить про общеевропейский. К тому же, если упорно называть тех, кто отстаивает национальные интересы своих государств, путинистами, то в результате можно привить европейцам образ Путина как главного защитника национального суверенитета и идентичности европейских государств. Мы этого не просили — но против точно не будем.

Источник:РИА Новости

45
Выставка Памяти предков.

Искусство как зеркало. Как развитие культурной жизни в Южной Осетии отражает дух времени

138
(обновлено 00:41 11.04.2021)
Какова роль искусства в развитии культуры и общественных институтов государства? О том, как творчество формирует, преображает и предсказывает этапы жизни народа – в материале Sputnik

Искусство, наряду с наукой, является основным способом познания человеком окружающего мира, однако, в отличие от строгих эмпирических канонов и стремлению к точности в научном подходе, искусство познает мир через эмоции и трактовку, совершенно не стремясь к точности, а зачастую нарочно ее избегая.

По мнению антропологов, в самые ранние этапы становления человеческой культуры, люди использовали музыку, танцы и ранние формы живописи как обрядовый и информативный инструмент, вполне функциональный и логичный. Исходя из этого, можно предположить, что осознанное творчество, которое можно было бы назвать искусством, родилось и развилось вместе с развитием социальной культуры и усложнением отношений внутри членов и групп первобытного общества, нераздельно сопровождая становление цивилизации.

Едва ли, даже если приложить огромные ментальные усилия, можно полноценно разделить понятия "культура" и "искусство". Культура, как охватывающая практически все аспекты жизни парадигма, в рамки которой вписываются любые формы творчества, труда, философии и межличностных отношений любого конкретного сообщества или всего человечества в целом, является индикатором, благодаря которому, словно по пульсу, можно определить, что общество еще живо.

Искусство, в свою очередь, является своеобразным средством самоанализа культуры, благодаря которому, она приобретает эстетическую форму, отражающую характер, суть и вектор культурной парадигмы своего времени. Именно через искусство, мы можем легко разграничить темное средневековье и эпоху возрождения, благодаря памятникам архитектуры, живописи, скульптуры и керамики мы можем делать выводы о высоком уровне эстетической культуры древних народов, ныне бесследно исчезнувших.

Собственно, каждый этап развития человеческого общества, каждый исторический поворот непременно сопровождался, или даже предсказывался, сменой вектора культурной парадигмы и искусства. Искусство своего рода отражение культуры, обогащающее, фокусирующее и украшающее жизненный путь человека и в то же время проявляющее различные течения внутри всех аспектов и этапов развития цивилизации.

Прецедент того, что во время тяжелых дней военного периода пульс культурной жизни в Южной Осетии так и не прервался, хотя, по очевидным причинам и был весьма прерывист и слаб – крайне воодушевляет. Поколения художников, музыкантов и поэтов, ни на один день не прекращавшие свой творческий путь, каждый день, совершенно безвозмездно, доказывали, что культура Осетии все еще жива, а значит жив и сам народ. Тот факт, что творчество, в самые тяжелые дни войны и во время долгого периода восстановления, зиждилось не на деньгах спонсоров и даже не общественном интересе, а на чистом энтузиазме самородков – делает его самой чистой формой искусства. В период современной истории Южной Осетии, разнообразный спектр творчества вызывает все больший интерес у местного населения. Молодые творцы и специалисты следом за общественными институтами встают на ноги, утверждаясь на своем пути и тем самым сохраняя преемственность культурной жизни родной Республики. Помимо ролей детектора внутренней энергии народа и лакмусовой бумаги, проявляющей процессы, происходящие в общественной жизни, искусство является окном, в котором чуткий зритель может увидеть образы скорого будущего, или по крайней мере надежду на его светлую версию. А надежда и на светлое будущее, вкупе со способностью искусства вдохновлять и проявлять лучшие качества человека, это то, что так нужно нашей Республике в начале ее долгого пути к светлому настоящему.

138

В Южной Осетии выявили девять новых случаев COVID-19

20
(обновлено 11:23 13.04.2021)
За все время пандемии в Южной Осетии положительный результат исследований на коронавирус был зафиксирован у 3275 человек

ЦХИНВАЛ, 13 апр — Sputnik, Залина Кулумбегова. В Южной Осетии выявили девять новых случаев коронавируса за минувшие сутки, сообщила Sputnik глава санитарного ведомства республики Марина Кочиева.

Она отметила, что всего в понедельник в ПЦР-лаборатории Югосетпотребнадзора было проведено 72 исследования.

"Из проведенных тестов на выявление COVID-19 положительный результат подтвержден в девяти случаях", — сказала Кочиева.

Глава ведомства также добавила, что с учета врачей за сутки было снято семь человек, общее количество выздоровевших за все время пандемии в Южной Осетии составляет 2906 человек.

Под наблюдением врачей на стационарном и амбулаторном лечении на сегодняшний день остается 369 человек.

Всего в республике с начала пандемии было проведено 20 985 тестов на выявление коронавирусной инфекции, из них положительный результат подтвердился в 3275 случаях.

20
Теги:
Югосетпотребнадзор, коронавирус, пандемия
Темы:
Пандемия коронавируса