Военнослужащие армии США в провинции Кандагар, Афганистан

США: хватит вести экономические войны с миром. Начнем настоящие

155
Наиболее влиятельное издание США The New York Times опубликовало грустное размышление о том, что возвращение США к той же внешней политике, которая характеризовала "эпоху позднего Обамы", вряд ли будет триумфальным и может оказаться довольно болезненным.

Автор материала ведущей американской газеты — Эмма Эшфорд, аналитик номинально республиканского (но насквозь пропитанного симпатиями к американскому "глубинному государству") исследовательского центра Cato Institute, которая открыто поддерживает Байдена и сильно не любит Трампа, что, впрочем, не мешает ей признать очевидное: "возвращение к нормальности", которое может произойти в случае победы Байдена на выборах, на самом деле будет упущенным шансом в плане выстраивания более здоровых отношений между США и окружающим миром.

Стоит отметить, что перспектива победы Байдена и сопутствующего переформатирования внешней политики США печалит не только некоторых номинально республиканских аналитиков (которые при этом не готовы простить Трампу его излишнее миролюбие), но даже некоторых демократов, включая журналистов и высокопоставленных сотрудников администрации самого Барака Обамы.

В свежем номере журнала Foreign Affairs Бен Роудс, который был советником по вопросам национальной безопасности в администрации Обамы с 2009 по 2017 год, в красках описывает, что произойдет после изгнания Трампа из Белого дома:

"Для начала важно иметь четкое представление о том, чего не следует делать новой демократической администрации. Было бы неправильно возвращаться к провалам (внешней. — Прим. ред.) политики США после 11 сентября в ответ на суровую реальность колоссальных ошибок самого Трампа. <...> Существует опасная пропасть между ожиданиями тех избирателей, которые могут избрать Байдена, и инстинктами тех представителей внешнеполитического истеблишмента, которые будут требовать возвращения Соединенных Штатов, действующих как (мировой. — Прим. ред.) гегемон. Если Байден прислушается к своим избирателям, а не к воинственным вашингтонским чиновникам, то ему бы стоило заявить о прекращении состояния постоянной войны (в которой находятся. — Прим. ред.) США, отменив билль "Разрешение на использование военной силы от 2001 года".

Билль, к отмене которого призывает советник по вопросам национальной безопасности Барака Обамы, — это специальный закон, принятый после терактов 11 сентября 2001 года, который дал президенту США практически безграничные полномочия в плане использования военной силы за рубежом. Создатели американской конституционной системы и системы государственного управления в свое время специально не дали президенту таких полномочий и ввели требования точечного согласия со стороны конгресса (то есть учета мнения оппозиции), что, в свою очередь, должно было служить тормозом для слишком кровожадных или авантюрных политических лидеров. Джордж Буш воспользовался терактами, чтобы это ограничение убрать, ввергнув США в состояние той самой "перманентной войны", к остановке которой автор Foreign Affairs призывает Байдена. Однако вряд ли этот призыв будет услышан.

Эмма Эшфорд в статье для New York Times формулирует причину, по которой демократическая администрация в случае победы над Трампом не будет отказываться от "перманентной войны": "Байден хочет вернуться к "нормальной" внешней политике. В этом проблема. Америка не может вернуться к тому, чтобы быть везде и решать каждую проблему".

Соответственно, легко себе представить, как будет выглядеть попытка влезть во все проблемы на мировой арене, причем срочно, особенно в исполнении той части команды Обамы, которую штаб Байдена усадит за штурвал внешней политики. Среди предполагаемых "возвращенцев" — не только сторонники идеи угрожать Китаю "уничтожением его флота за 72 часа" в лице предполагаемого министра обороны Мишель Флурнуа, но и такие кровожадные безумцы, как Саманта Пауэр (сторонница военных интервенций в Ливии, Сирии и вообще везде), Энтони Блинкен — сторонник бесконечной войны в Афганистане, который жестко критиковал Трампа за миролюбие, а Обаму — за нежелание проводить полноценное военное вторжение в Сирию, а также известный и яростный сторонник войны в Ираке 2003 года Николас Бэрнс.

Парадоксальным образом попытка "исправить" внешнеполитические "ошибки" эпохи Дональда Трампа может привести новую администрацию Байдена к типично "трамповской" ситуации — то есть к войне на нескольких фронтах одновременно, только в ее случае это будут не экономические и дипломатические конфликты, а самые настоящие — военные, с вечно повышающимися ставками и рисками

Белый дом, в котором поселится наиболее кровожадный сегмент команды Обамы, который будет пытаться наверстать упущенные четыре года, может втянуться в жесткое противостояние с Китаем, причем сразу в двух горячих точках: в Южно-Китайском море (плюс Тайвань) и на индо-китайской границе, которая стала ареной кровавых столкновений из-за нерешенных территориальных споров. Запрос на то, чтобы "обрубить крылья китайскому дракону", присутствует и в американской элите, и в американском обществе. Также новой администрации может показаться очень соблазнительной идея все-таки провести военную интервенцию в Венесуэле и показать, что там, где у Трампа с Гуайдо ничего не получилось, вопрос могут решить стратегические бомбардировщики. Введение американских войск в Ливию — это тоже вполне вероятный шаг для того, чтобы "ливийская нефть не досталась Путину".

И конечно, первый же день президентства Байдена можно будет считать первым днем периода повышенного риска начала третьей мировой войны, потому что новая вашингтонская администрация попробует выиграть "сирийскую партию", поражение в которой было невероятно унизительным для американского истеблишмента. И тут в ход вполне могут пойти не только традиционные для США провокации в стиле "белых касок", но и настоящие бомбардировки Дамаска, попытки физической ликвидации сирийского руководства и, вероятно, даже силовые столкновения с российскими силами в регионе.

Если бы речь шла о любой другой группе политиков, чиновников, дипломатов и экспертов (неважно, из какой страны), то можно было бы сказать, что осознание тех ужасающих последствий, к которым приведет эскалация любого из вышеперечисленных конфликтов, обязательно остановит реализацию столь катастрофических сценариев.

Проблема в том, что внешнеполитическая команда Байдена в том виде, в котором она вырисовывается сейчас, — это не те люди, которых пугают какие-либо последствия, ибо они железно, на уровне религиозного фанатизма, верят в "американскую исключительность" и что единственное, что нужно для мирового счастья, — это максимально жестокое принуждение всего мира к вылизыванию американского сапога. Спасти мир от целой серии кровавых конфликтов может специфика внутриполитического момента, через который проходит Америка. С учетом того что Дональд Трамп вполне может не признать результаты выборов, команде Байдена, прежде чем развязывать международные войны, может потребоваться для начала выиграть гражданскую войну в США. А уж победителю в такой войне в любом случае будет не до международных военных авантюр.

155

Надежды для Китая нет

28
(обновлено 11:25 23.01.2021)
Пекин ввел санкции против 28 сотрудников администрации США, включая бывшего госсекретаря Майка Помпео и советника Трампа Питера Наварро - за "серию безумных действий, которые стали серьезным вмешательством во внутренние дела Китая и нанесли ущерб интересам КНР".

Представитель уже нового руководства Соединенных Штатов назвал данное решение "непродуктивным и циничным".

Кроме того, первый день президентства Джо Байдена ознаменовался и другими знаковыми для китайско-американских отношений событиями.

На инаугурацию американского лидера был официально приглашен представитель Тайваня. Союзнические и в целом очень близкие отношения Вашингтона с непризнанным государством-островом никогда не являлись секретом, но на столь выразительное нарушение формальных дипломатических правил американцы пошли впервые за сорок лет.
Ну а затем стало известно, что Twitter заблокировал аккаунт посольства КНР в Вашингтоне, проявив при этом изощренное иезуитство.

Суть в том, что в последние недели работы администрация Трампа в конфронтации с Пекином стала вновь активно эксплуатировать уйгурскую тему. В декабре США ограничили импорт хлопка из Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. А буквально за сутки до своей отставки Помпео назвал ситуацию там "геноцидом" и "систематическими попытками китайского правительства уничтожить уйгуров".

В свою очередь, пару недель назад посольство КНР опубликовало твит, в котором указало, что благодаря политике "раскрепощения" уйгурские женщины больше не являются "машинами по зачатию детей". Вот за это-то Twitter и наложил рестрикции на аккаунт, заявив, что тот нарушает "политику против расчеловечивания", проводимую социальной сетью.

Тут, конечно, отдельно впечатляет, что заявление дипмиссии о катастрофически бесправном положении женщин в традиционном уйгурском укладе и о прогрессивно-эмансипирующей роли политики КНР было расценено Twitter как антигуманное расчеловечивание.

Но интереснее даже другое: для снятия наказания и восстановления доступа к своему аккаунту посольство должно самостоятельно удалить неприемлемый для соцсети твит, скрытый сейчас от аудитории. Это новый, по-своему оригинальный и, конечно, просто отвратительный шаг в политике цензуры, масштабно развернутой глобальным Big Tech.

Разумеется, Китай — как и ни одно уважающее и дорожащее собственной репутацией государство — не может поддаться подобному публичному шантажу, да еще со стороны частной корпорации.

Другое дело, что за Twitter, не скрываясь, маячат уши американского государства и конкретно новой администрации США, а это, как и прочие события, дает повод для неутешительных выводов.

Первые решения Джо Байдена в Белом доме подтвердили ожидания, что он сразу начнет демонтаж наследия Дональда Трампа. И действительно, все пошло как по нотам: возвращение США во Всемирную организацию здравоохранения и в Парижское соглашение по климату, отмена строительства стены на границе в Мексикой и запрета на въезд в Штаты граждан из ряда мусульманских и африканских стран, отзыв разрешения на строительство нефтепровода Keystone XL.

Однако если перечисленные шаги были вполне ожидаемыми, то судьба самой главной темы внешней политики предыдущего хозяина Белого дома — экономической и политической войны с Китаем — была не ясна.

Хватало оптимистичных мнений экспертов, которые считали, что стоит ожидать потепления в отношениях двух стран. В пользу такого сценария склоняло как не разрушенное до конца китайско-американское торговое партнерство, ставшее квинтэссенцией глобализованного мира, так и давно сложившиеся особо тесные отношения с КНР и ее бизнесом представителей нового руководства и их родственников (вплоть до Хантера Байдена, сына своего отца).

Правда, скептики указывали на объективное исчерпание потенциала, возможностей и выгод Химерики (China+America=Chimerica), а также нарастание противоречий между двумя ее составляющими. Трамп просто оказался готов открыто признать данные реалии и действовать в соответствии с ними, отказываясь плести кулуарно-дипломатические кружева. Из этого очевидным образом следовало, что никакие конфликты между прежним и новым руководством США не изменят, что Байдену и его команде придется иметь дело с тем же самым набором — довольно неблагоприятных для Америки — обстоятельств, которые просто вынудят их продолжить антикитайскую политику предшественника.

Что ж, первый же день президентства Джо Байдена подтвердил правоту данной точки зрения.

Более того: есть серьезные основания полагать, что политика Вашингтона в отношении Пекина станет даже более жесткой и опасной в своей бескомпромиссности.

Трамп, будучи бизнесменом во власти, концентрировался на экономических аспектах борьбы с Китаем — развязанная им торговая война служит тому подтверждением. Политические, идеологические или тем паче военные элементы носили в его политике (и не только в отношении КНР) сильно второстепенный и подчеркнуто обслуживающий характер.

Однако для нынешних хозяев Белого дома приоритеты расставлены принципиально иным образом. Для них характерен идеологический детерминизм, а последние месяцы доказали, что они не считают необходимым соблюдать какие бы то ни было правила, как писаные, так и неписаные — плюс свято верят в эффективность грубой силы, в том числе военной, как метода политической борьбы.

Все это создает откровенно взрывоопасный коктейль не только для взаимоотношений Китая и США, но и для всей Юго-Восточной Азии.

Источник:РИА Новости

28

Зачем Навальному жертвы пороков взрослых?

20
(обновлено 12:35 23.01.2021)
Противники российской власти, пытаются убедить всех, что предстоящими протестными акциями в защиту Алексея Навального сумели поставить Кремль перед очень неприятным выбором, пишет колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Противники российской власти — что внешние, что внутренние — пытаются убедить всех, что предстоящими протестными акциями в защиту арестованного на 30 суток Алексея Навального сумели поставить Кремль перед очень неприятным выбором, по сути, вилкой: массовость мероприятия при бездействии полиции покажет слабость власти и сделает успешными и еще более многочисленными следующие акции, а его разгон радикализирует как участников, так и сочувствующих, чуть ли не откроет путь к российскому майдану.

Мечтания, а точнее, пропаганда "лучших людей" беспокоит и противоположную сторону — некоторые начинают чуть ли не паниковать, требуя от силовиков показательно жесткого разгона несанкционированных митингов, дабы не допустить начала смуты в российском государстве. Но есть ли хоть какие-то реальные предпосылки даже не для полноценной смуты, а хотя бы для повторения Болотной, то есть событий девятилетней давности?

В том-то и дело, что их нет. События 2011-12 годов были связаны с попыткой западно ориентированной части наших элит не допустить возвращения Владимира Путина в Кремль — в этом желании они полностью совпадали с нашими геополитическими противниками, которые весной 2011 года устами Байдена порекомендовали Путину не выдвигаться в президенты. Сейчас никакой проблемы "трансфера власти" в России нет и не предвидится даже в ближайшей перспективе — в прошлом году подавляющее большинство наших граждан поддержало поправки в Конституцию, позволяющие Путину избираться в президенты в 2024 году.

То есть убрать Путина легальным путем у его ненавистников нет ни одного шанса, а попытки выдать предстоящие осенью выборы в Госдуму за некую проблему для Кремля — абсолютно несерьезны. Путин опирается не на конкретную партию, а непосредственно на большинство нашего народа, и не только не боится изменений в партийном раскладе и балансе ветвей власти, но и сам их инициирует — как это было с конституционными поправками, усиливающими влияние Госдумы на формирование правительства. Ставка на раскол элит в преддверии мифического трансфера власти также не работает — поэтому все, что остается, так это очередная попытка раскачать ситуацию с помощью проекта "Навальный".

Инцидент в прошлом августе дал старт новому сезону этой спецоперации — потом было возвращение, арест, выход фильма про "дворец Путина" и призыв выйти на митинги в защиту "узника режима". Все это, по сути, повторяло бы прошлые сезоны "Навальниады": очередное кино, участие кумира в несанкционированном митинге, его задержание, митинги в его защиту, предсказания ужасных последствий для власти в случае разгона, возмущение, требование отпустить задержанных — и завершение сезона с переключением внимания на какое-нибудь новое "злодеяние власти". Все было бы так и в этот раз, если бы не два обстоятельства, резко усилившие ожидания от 23 января.

Первое — абсолютно объективное и связано с коронавирусом: долгие карантинные ограничения наскучили, и агрессивно-крикливое меньшинство хочет "движухи". Столичные "революционеры" уверены, что народ — ну или хотя бы "их народ" — тоже истосковался по "прогулкам по бульварам" и готов "выйти на площадь" за Навального и против Путина.

Никто не мешает им верить в это — уже много лет мы наблюдаем эти повторяющиеся ритуалы, попытки представить ничтожное меньшинство "голосом народа". И власть в принципе не мешала этим протестам — кроме тех, которые сознательно планировались как несанкционированные и провокационные. Но года три назад к акциям стали привлекать подростков и школьников, что само по себе вызвало возмущение даже совершенно аполитичных обывателей.

В этот раз агитация среди школьников достигла небывалого размаха — и это второе отличие нынешних акций. В самом популярном среди подростков и детей Tik-Tok за пару дней набрались десятки, сотни миллионов кликов на хештеги в поддержку Навального, против Путина и с призывами выйти на улицу 23 января. Подростки плохо знают, кто такой Навальный? Но зато они хорошо знают, кто такой Путин, — и им предлагают фильм Навального про "дворец Путина". Возмущайся, негодуй, выходи с протестом против тирана на улицы своего города, требуй освободить героя, который борется за народное счастье против буржуев. Нет, про буржуев тиктокерам не говорят, там основной призыв — против власти, которая "сидит вечно".

Расчет понятный: собрать внушительную массу сторонников Навальному никогда не удавалось. Его пик пришелся на начало 2012 года — но тогда он пытался вести за собой сборные полки столичных хипстеров, левых, либералов и националистов — и на выборы мэра Москвы в 2013-м, когда он мобилизовал едва ли не весь столичный антипутинский электорат, набрав более 600 тысяч голосов. Но с тех пор много воды утекло — большая часть тех, у кого были какие-то иллюзии в отношении Навального, расстались с ними после Крыма и Донбасса. А события последних месяцев заставили даже тех, кто смеялся над словами о "работе Навального на ЦРУ", поверить как минимум в работу ЦРУ с Навальным.

Без детей за Навального в Москве на несанкционированный митинг вышли бы максимум несколько тысяч человек. Примерно так рассуждали в штабе проекта "Навальный": а вот если привлечь широкие подростковые массы? Понятно, что ни на какие миллионы не рассчитывали. Но даже если две-три-четыре тысячи школьников в столице придут на митинг? Это же картинка — тем более, если власти будут силой разгонять собравшихся, тут вообще только успевай фотографировать.

Однако ставка на детей не сработала уже на стадии замысла — как только взрослые увидели, как в (до этого аполитичном) Tik-Tok разгоняется протестная волна. Возмущение спецоперацией навальнистов было совершенно искренним и массовым, причем у совсем по-разному относящихся к Путину людей. Пришлось в ответ даже запускать "версию" о том, что это все провокация Кремля, который специально придумал весь этот гон в Tik-Tok, чтобы тем самым скомпрометировать Навального.

То есть провокаторы сами оказались в заложниках у своей же провокации. И многие еще недавно безразличные и колеблющиеся стали видеть в Навальном провокатора. На этом фоне даже странно призывать его одуматься и отказаться от "детского призыва" или напоминать о том, что он не несет ответственности даже перед собственными сторонниками, — например, не сдержав слово об обещанной "юридической поддержке" нарушителям закона в ходе прошлых несанкционированных митингов. Какой смысл стыдить провокатора?

Каковым он изначально и являлся — и именно так к нему относится все эти годы власть. Личная ли это склонность, работа ли внешних сил, которые сделали на него ставку, — не имеет по большому счету никакого значения. Власть давно уже оценивает Навального как провокатора, который является марионеткой в руках наших геополитических противников. Точно так же к нему относилось и большинство наших граждан, а после 23 января таких будет уже подавляющее большинство.
С которым ничего невозможно сделать — оно не даст никому разыгрывать ни судьбу России, ни судьбы собственных детей. И это — главный залог того, что в России не будет никакой смуты.

А дети — которых на Пушкинскую площадь выйдет очень немного — это наши дети. Дети всегда жертвы пороков взрослых, и мудрое общество не даст увести их за собой никаким провокаторам, сколь бы порочными они ни были.

Источник: РИА Новости

20
Андрей Джиоев встретился с работниками культуры

Капремонт и нехватка кадров: какие проблемы в сфере культуры Дзауского района

14
(обновлено 15:42 23.01.2021)
Глава районной администрации собрал работников культуры и обсудил возможности повышения эффективности их деятельности

ЦХИНВАЛ, 23 янв – Sputnik, Элина Габараева. Вопросам развития культуры в текущем году необходимо уделить особое внимание, заявил глава администрации Дзауского района Южной Осетии Андрей Джиоев на встрече с работниками культуры.

В ходе общения, в частности, были обсуждены вопросы, касающиеся развития культуры и намечены пути выхода из проблемных ситуаций.

Джиоев поблагодарил участников встречи за их труд и отметил, что администрация района непременно будет поддерживать их.

"Дзауский район всегда занимал передовые позиции в сфере культуры, и сегодня, мы вновь должны стремиться к таким показателям", - цитирует главу администрации пресс-служба района.

В свою очередь, работники культуры рассказали, с какими проблемами они сталкиваются в процессе работы. Так выяснилось, что в здании районного дома культуры требуется капитальный ремонт, а в клубе села Хвце наблюдается нехватка кадров.

"Мы сталкиваемся с проблемой нехватки кадров, в остальном все хорошо. Благодаря работе районной администрации, здание дома культуры теперь отапливается, нам выделили и новый музыкальный инструмент — осетинскую гармонь", - рассказала директор ДК Анжела Санакоева.

Глава района заверил собравшихся, что вопросы найдут решение, и что он приложит максимум усилий для оказания помощи домам культуры.

14