Как Россия добывает нефть в Арктике

А если спрос на нефть уже не восстановится?

64
(обновлено 12:32 01.08.2020)
В ОПЕК задались вопросом: не предвещает ли резкое сокращение спроса в этом году постоянные изменения и как лучше управлять поставками, если эра нефти приближается к концу? Вслед за экспертами ответ на этот вопрос искал колумнист Sputnik Иван Данилов.

На улице любителей поговорить о том, что с Россией все плохо, а скоро будет еще хуже, случился праздник: информированные источники агентства Рейтер из ОПЕК рассказали агентству о том, что альянс стран – экспортеров нефти на полном серьезе рассматривает сценарий, в котором спрос на нефть вообще никогда не восстановится, и это будет иметь довольно тяжелые последствия для нефтедобывающих стран.

Как сообщает британское новостное агентство, эпидемия коронавируса и сопутствующее падение цен на нефть "побудило некоторых должностных лиц ОПЕК, которая с момента своего основания 60 лет назад является самым мощным сторонником (использования) нефти, задать себе вопрос, не предвещает ли резкое сокращение спроса в этом году постоянные изменения и как лучше управлять поставками, если эра нефти приближается к концу".

Несмотря на то что семь источников агентства, среди которых есть бывшие и действующие высокопоставленные представители ОПЕК, якобы говорят о том, что долгосрочные прогнозы самой ОПЕК по поводу глобального потребления нефти должны быть пересмотрены в сторону перманентного понижения, стоит отметить, что официальная позиция организации далеко не столь пессимистична.

Собственно, именно из-за этого материал Рейтер и вызвал столь высокий (даже можно сказать, скандальный) интерес: ведь если за кулисами альянса нефтедобывающих стран обсуждается конец "эры нефти", то это действительно серьезное изменение ситуации, которое должно заставить пересмотреть свои планы на будущее такие разные страны, как Россия, Канада или Норвегия.

Впрочем, стоит отметить, что это уже не первый раз, когда западные (да и не только западные) медийщики вместе с анонимными (а иногда и не анонимными) высокопоставленными источниками торжественно заявляют об уже состоявшемся или вот-вот начинающемся закате "эры нефти".

Коронавирусный экономический шок, по сути, не добавил ничего нового в долгосрочную картину предполагающегося сокращения спроса на нефть и просто пополнил список, который прежде содержал лишь два пункта: меры по борьбе с глобальным потеплением и небывалое развитие технологий "зеленой энергетики". Соответственно, к этим двум факторам сейчас добавляется тезис о том, что коронавирус покалечит экономику планеты так, что былые уровни потребности в нефти не будут достигнуты вообще никогда.

Иными словами, коронавирус приведет к такому изменению поведения потребителей, что даже при восстановлении экономики в целом сами эти потребители уже не будут ездить на работу на автомобилях (а все останутся работать на удаленке) и уж точно не будут никуда летать в отпуск, потому что туризм умрет на фоне эпидемии.

Судя по ажиотажу, связанному с восстановлением доступа к традиционным туристическим направлениям, который наблюдается в самых разных странах, вряд ли стоит рассчитывать на некое перманентное изменение потребительского поведения в этом смысле. Восстановление мировой экономики в целом, даже если оно займет два или четыре года, все равно лишь замедлит естественный рост спроса на нефть.

О переходе значимой части сотрудников на режим удаленной работы говорят с 2004 года и начала эпохи интернета, но большая часть проведенных экспериментов такого рода не принесла успеха, ибо выяснялось, что дисциплина и продуктивность зачастую падает, а сотрудники, которые работают удаленно, быстро обнаруживают, что коллеги, находящиеся в офисе, общаются с начальством лично и лучше ориентируются в "офисной политике", в результате чего неизменно обходят их в подъеме по служебной лестнице, что делает удаленную работу довольно непривлекательной.

Единственной по-настоящему серьезной опасностью для спроса на нефть может быть какой-то настоящий технологический прорыв, который сделает электромобили, а также электрогрузовики и морские электрические контейнеровозы конкурентноспособными. Но тут коронавирус не привнес ничего нового – риск новых технологий всегда присутствовал. Что до принудительного отказа от нефти или введения заградительных тарифов на углеводороды в странах, озабоченных "борьбой за спасение климата" (то есть в Евросоюзе), то опыт Эммануэля Макрона и "желтых жилетов" (протесты которых начались после введения драконовского экологического налога) очень четко показывает, что попытка построить безуглеродную экономику административными мерами есть очень плохая и опасная идея, причем опасная не для нефтедобытчиков, а для тех политиков, которые испытывают "зеленые иллюзии".

Нельзя не заметить, что парадоксальным образом именно в моменты максимального беспокойства по поводу будущего какой-нибудь ресурсодобывающей отрасли инвестиции в эту отрасль оказываются наиболее привлекательными. Возможно, через год-два нынешние дискуссии о плачевном будущем мировой нефтедобычи будут смотреться смешно, ибо проблемы могут возникнуть не столько со спросом, сколько уже с предложением нефти.

Например, в интервью Financial Times президент одной из старейших независимых сланцевых компаний Parsley Energy Мэтт Гэллэхер заявил о том, что в США уже пройден пик нефтяной добычи, что до рекордного уровня в 13,1 миллиона баррелей в день она уже не восстановится в обозримом будущем и что сам мистер Гэллэхер не ожидает увидеть этого уровня при своей жизни.

Более того: сейчас, когда это уже мало кого интересует, выясняется, что сами сланцевые запасы нефти в США были в значительной мере фейковыми. И это – не оценка "кремлевской пропаганды", а результат расследования американского информационного агентства Bloomberg: "В интервью с пятью действующими и бывшими инженерами-геологами, общавшимися (с Bloomberg) на условиях анонимности, они описывают (корпоративную) культуру, которая вознаграждает чрезмерный оптимизм. Двое из опрошенных инженеров отмечают, что руководители (сланцевых компаний. – Прим. авт.) прямо велели им "раздувать" запасы. Другие заявляют, что подобные запросы подразумевались, и только инженеры, которые предлагали агрессивные оценки, получали повышение по службе. Некоторые говорят, что они или их коллеги были уволены, потому что не хотели "рисовать" ключевые показатели".

С учетом хронической недостаточности инвестирования в конвенциональную нефтедобычу за последние годы может случиться так, что после эпидемии спрос восстановится, однако объема нефти окажется недостаточно для того, чтобы его удовлетворить. И в этом, намного более вероятном, чем кажется на первый взгляд, сценарии перед альянсом ОПЕК+ тоже встанет задача правильного менеджмента добычи – только уже в условиях гораздо более высоких цен на нефть.

64
Шахтеры в Америке

Трампа может добить "черная смерть" американской энергетики

12
(обновлено 13:04 05.08.2020)
Обойти тему предстоящих выборов президента США очень сложно хотя бы потому, что речь идет об избрании руководителя первой экономики мира, повелителя планетарного печатного станка и главнокомандующего армией с мощнейшим ядерным потенциалом.

На дворе еще лето, но страсти на политической арене Америки накаляются по нарастающей, отмечает колумнист РИА Новости Сергей Савчук.

Дональду Трампу чрезвычайно не повезло, что выборы состоятся в текущем неспокойном и кризисном году. Потому что результаты первого полугодия работают против него: вчистую проигранная Министерством здравоохранения борьба с COVID-19 (более 150 тысяч умерших), галопирующая безработица (22,6 миллиона новых безработных с марта), кризис углеводородных рынков (цены на газ и СПГ падали до 25-летнего минимума). Имея на руках такие карты, крайне сложно довести партию до победы. Джо Байден в этом плане совершенно чист и наверняка будет использовать внутренние негативные тенденции для повышения собственного рейтинга.

Но есть еще один крайне важный аспект, способный качнуть чаши избирательных весов в ту или иную сторону. Речь идет о падении добычи угля.

Говоря о важности, мы ничуть не преувеличили. В пору предыдущей избирательной кампании Хиллари Клинтон и ее избирательный штаб опирались на так называемых селебрити и людей искусства. Голливудские и медиазвезды всемерно поддерживали госпожу Клинтон и выставляли Трампа средоточием всех мыслимых грехов, от расизма и до близкой дружбы с российскими спецслужбами. Команда республиканцев оказалась умнее и выиграла.

Ставка текущего президента была сделана на средний класс и один из его столпов — угольные профсоюзы. На фоне современного информационного тренда, где все внимание уделяется альтернативной энергетике, а ископаемые углеводороды преподносятся чуть ли не как главная беда человечества, незаметным остается тот факт, что в США уголь добывается в 25 штатах, то есть ровно в половине страны.

Если наложить карту угольных месторождений на карту голосования, то выяснится, что регионы угледобычи и поддержки Трампа совпадают идеально. Дверь в Овальный кабинет для Трампа распахнули руки американских шахтеров, которым рыжеволосый кандидат обещал остановить разрушение отрасли, восстановить добычу и дать работу. "Trump digs coal!" звучало практически на каждой его встрече с избирателями, и они верили в лучшее.

Главную бомбу под национальный углепром и президентские амбиции Трампа подложил его предшественник Барак Обама. Последний был падок на обещания производителей солнечных панелей и других ВИЭ и в феврале 2016 года подписал American Recovery and Reinvestment Act, согласно которому из бюджета страны 90 миллиардов долларов выделялось на стимулирование бескарбоновой энергетики, а еще 150 миллиардов долларов были потрачены в виде инвестиций в частные и нефедеральные "зеленые" проекты.

Именно при Обаме национальный угольный сектор стал стремительно хиреть и сжиматься. В 2011 году США в год добывали 1,1 миллиарда тонн угля, в 2015-м объем сократился до 896 миллионов, а 2016-й избирательный год Америка закончила уже с показателем 739 миллионов тонн.
Нужно отдать Дональду Трампу должное: предвыборные обещания он пытался выполнять. В следующем году угольные шахты и разрезы выдали на-гора 775 миллионов тонн, при этом вдвое вырос показатель экспорта черного золота — с 51 до 97 миллионов тонн. Именно на этот период, кстати, приходятся первые поставки пенсильванского угля на Украину.

А вот дальше процесс забуксовал и ситуация стала опять ухудшаться. В 2018 году добыто уже 755 миллионов, а в 2019-м — 705 миллионов тонн, то есть всего за год производство упало на семь процентов. Это худший показатель с 1978 года, когда Америкой управлял еще Джим Картер, а в СССР при власти был Леонид Брежнев.

Но за этими цифрами не видно главного — судеб людей.

За последние пять лет добыча угля полностью прекращена в Канзасе и Арканзасе, а в Вайоминге, Западной Виргинии и Пенсильвании (трех главных угольных штатах, дающих совокупно более 60 процентов добычи) производство сократилось в среднем на 20 процентов. В Аризоне была закрыта угольная электростанция Navajo, а вместе с ней закрылся и разрез Kayenta, из-за чего более трехсот горняков остались без работы, а бюджет индейской резервации хопи, где располагались эти объекты, одним махом сократился на 12 миллионов долларов, или 80 процентов.

Правда, Energy Information Administration, входящая в структуру Министерства энергетики США, убеждена, что уже в следующем году добыча восстановится и вернется как минимум к показателям прошлого года. Прогноз базируется на вере в то, что природный газ в 2021 году подорожает настолько сильно, что применение угля для производства энергии опять станет экономически выгодным. Совершенно непонятно, от каких исходных данных в своем анализе отталкиваются специалисты EIA, но столь бравурные ожидания очень похожи на использование административного ресурса, чтобы в канун волеизъявления успокоить целевую категорию граждан.

Абсолютно ясно, что результаты 2020 года по всем производственным фронтам будут еще хуже. COVID безжалостно перепахал не только планы нефте- и газобытчиков — пострадали бюджеты всех без исключения стран, и урон тем сильнее, чем крупнее экономика и чем больше она привязана к углеводородным рынкам.

Сегодня в США накоплены рекордные 560 миллионов тонн нефти, которые некуда и некому продавать. Количество рабочих скважин сланцевого газа сократилось втрое, и это тоже худший показатель с 1975 года.

Подобная диспозиция никак не облегчает Трампу переизбрание на второй срок, ведь приемами прошлой кампании воспользоваться явно не получится. Стране нужны уголь и рабочие места, а Дональд Трамп может предложить разве что свои посты в твиттере и бесконечную мантру о величии Америки.

12
Люди на улице в Пекине

Решено: Китай будут душить вдесятером. Пригласят ли Россию?

11
(обновлено 12:51 05.08.2020)
На фоне осознания неизбежности холодной войны с Китаем, которая, вероятно, будет включать в себя санкции, взаимный шпионаж и, возможно, даже силовые формы конфронтации, западное экспертное сообщество начинает искать некий волшебный способ победы над Пекином.

В той или иной форме почти все обсуждаемые в Вашингтоне, Лондоне или Брюсселе варианты "удушения китайского дракона" предполагают создание какой-то широкой антикитайской коалиции, с прицелом на то, чтобы коллективными усилиями изолировать, обезвредить и сломать Китай примерно по той же схеме, которая использовалась для успешной борьбы с СССР, пишет обозреватель РИА Новости Иван Данилов.

Однако если на уровне каких-то направляющих принципов никакого разнообразия не наблюдается, то вот на уровне конкретного воплощения этих принципов возникает серьезная проблема, вокруг решения которой ломаются копья президентов, премьеров, дипломатов и аналитиков.

Дело в том, что и в некоторых европейских столицах, и в "аналитических центрах" США уже возникает обоснованное впечатление, что многие страны Евросоюза (и особенно в этом вопросе выделяются Германия, Франция и Италия), а также некоторые страны Азии почему-то не горят желанием участвовать в новой холодной войне против КНР в качестве пешек США. Более того, им не хочется платить деньги за победу США в этой войне (что выражается в вечных скандалах по поводу нежелания Германии и Франции платить два процента от ВВП за американскую "военную крышу") и они даже не готовы сразу согласиться на полный запрет, например, поставок в Евросоюз оборудования китайской компании Huawei для сетей 5G, что невероятно злит "антикитайских ястребов" в Вашингтоне и Лондоне. На фоне европейских заявлений о фактическом создании собственной армии и деклараций Макрона о желании вести независимую (то есть и не "прокитайскую", но и не "проамериканскую") внешнюю политику подозрения в том, что "сколотить" широкий антикитайский альянс будет очень непросто и очень дорого, только усиливаются, а вместе с ними усиливаются поиски решений этой проблемы.

Авторитетный журнал Foreign Affairs, который выпускается под эгидой влиятельного "мозгового центра" Council on Foreign Relations ("Совет по международным отношениям"), анализирует два подхода к этой проблеме, один из которых можно условно назвать "подходом Дональда Трампа", а другой "подходом Бориса Джонсона". С учетом колоссального влияния, которым обладает Council on Foreign Relations на мышление американской элиты и проамериканской элиты в Европе (сам "мозговой центр" является героем нескольких популярных теорий заговора, в которых он считается чуть ли не "теневым правительством США"), стоит посмотреть на те методы, которые предлагаются для решения кризиса американоцентричного мироустройства и успешной борьбы с "китайской проблемой", тем более что они имеют самое прямое отношение к России.

Несмотря на то что свежая статья Foreign Affairs вышла под заголовком "Совет демократий может спасти многосторонность (в международных отношениях. — Прим. ред.)", предложенные методы все равно ориентированы на фактическое сохранение доминирования Вашингтона в (как минимум западном) мире, и разница заключается в конкретных способах сохранения американской гегемонии.

В качестве отправной точки для рассуждений авторы авторитетного американского издания отталкиваются от констатации того, что существующий миропорядок откровенно дышит на ладан, а главную угрозу сейчас представляет не коронавирус, а Китай и Россия.

"Но даже до пандемии коронавируса многосторонняя система, которую Соединенные Штаты помогли построить после Второй мировой войны, едва справляется с решением самых насущных проблем в мире. COVID-19 показал, что король — голый, но на самом деле король был скудно одет уже некоторое время.

Поскольку мировой экономический центр тяжести сместился в сторону Индо-Тихоокеанского региона, структурам с глобальными амбициями стало невозможно претендовать на достоверное лидерство без значимого представительства в этом регионе. Но у G7, возникшей после нефтяного шока 1973 года, все еще есть только один член — Япония — за пределами Евро-Атлантического региона. А "Большая двадцатка", которая была сформирована после азиатского финансового кризиса 1997 года и показала свою ценность во время глобального финансового кризиса 2008 года, оказалась слишком несовместимой с политической точки зрения и с точки зрения способности надежно решать международные проблемы. Тем временем Совет Безопасности ООН был покалечен возрождением агрессивного авторитаризма в Китае и России".

Это очень смелый диагноз, который можно свести к тезису: "Все пропало и ничего не работает!"

Соответственно, предлагаются два решения, одно от Трампа, другое от Джонсона.

"Джонсон был первым, кто подал идею для новой структуры. В мае он предложил создать альянс десяти ведущих демократий, состоящий из стран G7 плюс Австралия, Индия и Южная Корея, и назвать его D10 — для того, чтобы координировать политику в области телекоммуникаций и разрабатывать альтернативу лидеру китайского рынка Huawei, доминирующее положение которого в технологии 5G создало повсеместные проблемы безопасности. Вскоре после этого Трамп отменил встречу G7, которая должна была состояться в июне, и предложил вместо нее формат G11 на саммите осенью. Перещеголяв предложение Джонсона, новая группа Трампа будет включать те же страны, что и D10, но также и Россию".

Эксперты Foreign Affairs не рекомендуют брать Россию в этот клуб, и они предпочитают "вариант D10", то есть схему Джонсона, но это не самое важное. Большой интерес представляет мотивация этой рекомендации, и она заключается в том, что даже если Россию каким-то образом удастся убедить участвовать в антикитайской борьбе, то схема Трампа все равно будет выглядеть очень плохо и будет в долгосрочной перспективе бесперспективной из-за того, что будет строиться прежде всего на антикитайской повестке, а вот из схемы Джонсона якобы можно извлечь некую позитивную повестку, то есть некую объединяющую идею, которая позволит создать не "альянс против Китая", а некий "альянс за все хорошее".

Под позитивной повесткой, конечно, подразумевается набор пустых лозунгов — "Демократия", "Свобода" и "Права человека". Особенно забавно, что появление такой позитивной повестки ставится в противовес нынешней внешней политике Вашингтона: "Соединенные Штаты могут выступить против возглавляемого Китаем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, инициативы "Один пояс — один путь" и поддерживаемого Россией газопровода "Северный поток — 2", но им будет сложно убедить другие страны сделать то же самое, если они не предложат убедительных альтернатив. Вашингтон не может победить что-то, используя ничто".

Проблема этого подхода в том, что вряд ли "Демократия" и "Свобода" с биркой "Сделано в США" заменят Германии российский газ или Италии — китайские инвестиции. Тут могли бы сработать американские деньги, но такие отношения Вашингтону не нужны, причем независимо от фамилии конкретного будущего президента: и Байдену, и Трампу нужны колонии, но вернуть Евросоюз в это положение уже вряд ли получится, причем неважно, в формате D10 или G11, а уж про Россию и говорить нечего.

11
Бейрут

В Бейруте оценили ущерб от мощного взрыва в порту

0
(обновлено 13:16 05.08.2020)
По последним данным, больше ста человек погибли, около четырех тысяч получили травмы. Власти Ливана объявили трехдневный траур

ЦХИНВАЛ, 5 авг — Sputnik. Ущерб от взрыва, который прогремел во вторник в порту Бейрута, власти оценили в сумму от трех до пяти миллиардов долларов. Об этом сообщил губернатор Бейрута Марван Аббуд, передает РИА Новости.

"Размер ущерба достигает от трех до пяти миллиардов долларов, а возможно, и больше. Сотни жителей Бейрута остались без жилья", — привел слова губернатора ливанский новостной портал LBCI Nеws.

Причиной взрыва стало ненадлежащее хранение 2750 тонн аммиачной селитры. В результате более стал человек погибли, около четырех тысяч получили травмы. Многие люди до сих пор считаются пропавшими. Правительство Ливана объявило трехдневный траур по жертвам трагедии.

0