Нефтяной станок-качалка

Нам осталось 20 лет: что будет "после нефти"

98
Раскручивание климатической повестки, которое мы наблюдали весь последний год, предсказуемо сделало популярной и дискуссию о декарбонизации энергетики и так называемом энергетическом переходе.

В свою очередь, по цепочке эти аспекты актуализировали еще одну тему для обсуждения: как будет происходить трансформация "нефтяных" компаний в сферу более низкоуглеродных источников энергии. Ведь даже оптимистичные прогнозы предполагают, что "пик нефти" наступит уже через десять-пятнадцать лет, после чего спрос начнет постепенно снижаться.

Для многих нефтяных компаний в этой трансформации есть и свой резон: все-таки и их запасы нефти, по крайней мере, приемлемо дешевой в добыче, в любом случае закончатся на сопоставимом временном промежутке. Но столь масштабные изменения — дело очень инерционное и небыстрое, поэтому уже сейчас нужно думать, что делать дальше, пишет колумнист РИА Новости Александр Собко.

При этом нужно понимать: несмотря на определенные шаги части нефтянки в этом направлении, в настоящее время доля вложений нефтегаза в зеленую энергетику (в самом широком смысле: в первую очередь пока это "ветряки" и солнечные батареи, но также хранение энергии и другие технологии) составляет единицы процентов от общего объема инвестиций, подавляющую часть которых по-прежнему составляют нефть и газ.

Одномоментно отказаться от инвестиций в ископаемые топлива, как предлагает Грета Тунберг, сейчас категорически невозможно. Если вдруг такой отказ произошел бы, то очень быстро, практически моментально, мы столкнулись бы с новым дефицитом нефти: добыча из уже действующих скважин падает достаточно быстро даже на традиционных месторождениях, не говоря уже о сланцевых.

Поэтому вопрос состоит лишь в том, как быстро компании будут переходить к зеленой энергетике в перспективе, сохранится ли доля ежегодных инвестиций в "зелень" в три процента от всего объема капзатрат (таковы оценки, приведенные в недавнем обзоре "Energy Transition: Evolution or Revolution" для 15 крупных нефтегазовых компаний) или же каждый год мы будем наблюдать здесь последовательное увеличение.

Важно отметить, что три процента — это средняя по больнице температура, которая показывает очень усредненную картину: у разных компаний стратегии отличаются кардинально. Американские нефтяные ТНК, такие как ExxonMobil и Chevron, пока в основном остаются в нефтегазе с уклоном в нефть (инвестиции в ВИЭ — на уровне одного-двух процентов), в то время как европейские компании (Shell, BP, Total) уходят все больше в возобновляемую энергетику (с вложениями уже на уровне пяти-пятнадцати процентов от общего объема), а, кроме того, также активно расширяют свою долю на газовом рынке.

Тем не менее у ExxonMobil и Chevron есть своя стратегия подготовки к изменениям рынка. Об этом мы уже писали ранее: обе упомянутых компании, особенно ExxonMobil, устроили масштабную распродажу нефтяных активов по всему миру. Но на этом фоне сосредотачиваются на национальном рынке, вырученные деньги они инвестируют в добычу сланцевой нефти в самих США.

И не потому, что сланцевая нефть выглядит конкурентоспособней традиционной добычи. Сейчас "традиционная" нефть — это уже, как правило, достаточно дорогая морская, поэтому вопрос открытый, у кого тут будет ниже себестоимость. И вообще, для компаний намного важнее, что в "сланцах" в разы короче инвестиционный цикл (два-три года), поэтому создание такого "гибкого" сектора у себя в добычном портфеле поможет им в будущем проще реагировать на возможные изменения цен и спроса на нефтяном рынке.

Но в целом, повторимся, американские компании по-прежнему в значительной степени ориентированы на нефтегаз, так как это соответствует сохраняющимся в США трендам на активное использование ископаемого топлива. Европа, напротив, уже сильно "погрузилась" в ВИЭ, и в соответствии с этими тенденциями европейские компании активнее инвестируют в зеленую энергетику.

Одновременно у европейских компаний уже несколько лет наблюдается особый интерес и к газовому сектору (в основном сжиженному природному газу). Shell уже стала крупнейшим в мире трейдером СПГ, к ней подбирается по объемам и Total.

Понятно, что природный газ рассматривается этими участниками рынка как "переходное" топливо на долгом пути к низкоуглеродной энергетике. Впрочем, у Total уже 50 процентов газа в структуре энергоресурсов, помимо этого, компания агрессивно инвестирует и скупает СПГ-проекты по всему миру. И, конечно, зеленая энергетика интересует компании во всех вариантах, необязательно только как "ветер" и "солнце".

К примеру, на днях та же Total объявила о планах создания СП с Peugeot по производству аккумуляторов для автомобилей, инвестиции составят более пяти миллиардов долларов. Однако, даже несмотря на амбициозную программу перехода, у Total, одной из самых активных в сфере новой энергетики нефтегазовых компаний, к 2040 году зеленая энергетика, по планам, даст только 15-20 процентов выручки.

Наконец, зададим главный вопрос: а какие инвестиции выгоднее? Традиционно считается, что инвестиции в нефтяную отрасль очень прибыльны, что заставляет компании оставаться в этом секторе. Но правильней было бы сказать, что высокая норма доходности отражает возможные риски. Поэтому принимаются инвестрешения с высокой (двузначной) нормой доходности при цене нефти, скажем, в 60 долларов. Это страховка от падения цен: даже если котировки умеренно снизятся, то компании останутся в прибыли, лишь уменьшится доходность вложений.

Но так как цены в среднем (в том числе благодаря соглашениям ОПЕК+) находятся на высоком уровне, нефтяной сектор позволяет генерировать хорошую прибыль, которая в том числе идет на инвестиции в новую энергетику. Напротив: инвестиции в ВИЭ часто оказываются низкоприбыльными, потому что они рассматриваются как низкорисковые — в том смысле, что в перспективе отрасль будет только развиваться и минимизируется риск обесценения активов в случае снижения спроса.

Но будущее неизвестно. Консенсусом является мнение, что еще от пяти (наиболее пессимистичный прогноз) до 20 лет (наиболее оптимистичный) спрос на нефть будет расти. Однако сама цена на нефть будет определяться балансом спроса и предложения, где остаются неопределенности: и спроса, и сланцевой добычи, и соглашения ОПЕК+. В какой точке окажется равновесие в среднесрочном интервале? А вдруг окажутся правы те, кто по-прежнему инвестирует именно в нефть?

Подытоживая. Во-первых, речь идет об очень медленном процессе, и даже активно инвестирующие в новую энергетику нефтяники готовы выделять на этот переход пока менее десяти процентов от общих капитальных затрат. А гипотетический одномоментный отказ от новых вложений в нефть приведет к мгновенному дефициту.

Во-вторых, разные компании совсем по-разному готовятся к закату нефтяного века. И здесь много факторов: и различное видение будущего у руководителей компании, и давление общественного мнения в разных странах, и, конечно, структура запасов.

Что все это означает для России? Наши нефтегазовые компании пока в минимальной степени вовлечены в инвестирование части доходов в новую энергетику или секторы за пределами энергетики (такой вариант также возможен), хотя небольшие движения в этих направлениях есть.

Сохраняющийся уклон реинвестирования прибыли исключительно в нефтянку связан в нашей стране с относительно неплохой ресурсной базой и налоговой системой, которая постепенно подстраивается под растущую себестоимость добычи. Но и запасов приемлемой по себестоимости нефти у нас остается лет на двадцать.

При этом выводы для самого государства и компаний разные. С точки зрения государства и бюджета это означает, что за десять-пятнадцать лет (а лучше пораньше) мы должны успеть минимизировать зависимость от нефтяных доходов. У компаний же совсем другая задача: им нужно успеть диверсифицировать свой нефтяной бизнес в другие направления. В любом случае здесь совсем не нужно торопиться и принимать поспешные решения, но начинать эту дискуссию необходимо уже сейчас и в нашей стране.

98

Эрдоган готовится к религиозной войне с Европой

67
(обновлено 11:51 31.10.2020)
Европа и Турция схлестнулись не на шутку. Эрдоган крайне резко высказался по поводу "европейского фашизма" и даже порекомендовал своему французскому коллеге Эммануэлю Макрону "лечить психику".

В ответ Париж немедленно отозвал посла из Анкары. Берлин, которому также досталось от турецкого президента, пока не отреагировал на его выпады.

Причина происходящего — в двух быстро набирающих силу и жестко конфликтующих друг с другом процессах.

С одной стороны, европейские власти наконец осознали угрозы, исходящие от радикального исламизма, которому они сами много лет создавали благоприятные условия для развития. В этих странах — причем первую скрипку играет именно Франция — быстро набирает силу борьба с опасным явлением. Можно спорить об осмысленности и эффективности выбранной тактики, но речь действительно идет о довольно жестких по меркам современного западного мира методах.

С другой стороны, Реджеп Тайип Эрдоган все громче позиционирует себя на международной арене как защитника и покровителя всех мусульман планеты. Он интерпретирует нынешние действия Европы как войну против ислама как такового.

Кризис в европейско-турецких отношениях на этой почве назревал уже достаточно давно, но именно в уходящем октябре ситуация существенно обострилась.
В начале месяца Эммануэль Макрон выступил с нашумевшей речью, обличавшей "геттоизацию" Франции и "исламистский сепаратизм". Он заявил о необходимости построения в стране "просвещенного ислама" и представил программу работы в этом направлении. Спустя две недели Европу потрясло зверское убийство французского учителя, продемонстрировавшего ученикам на уроке карикатуры на пророка Мухаммеда — и реакция властей не заставила себя ждать.

Готовится депортация 231 предполагаемого экстремиста. Уже выслана боснийская семья, которая применила насилие к "их дочери и племяннице" за то, что та встречалась с юношей-христианином. Сама девушка, которую родственники обрили и избили, осталась во Франции под опекой соцслужб и по достижении совершеннолетия получит вид на жительство. МВД страны намерено добиться роспуска нескольких мусульманских организаций, причем глава ведомства Жеральд Дарманен назвал их "врагами Французской Республики".

В Германии свои события.

В прошлую среду в берлинской мечети Мевляна прямо во время молитвы прошла полицейская спецоперация с участием полутора сотен офицеров. Причем поводом для рейда стали подозрения не в экстремизме, а в мошенничестве — по мнению правоохранителей, три представителя мечети без законных оснований обратились за антикризисной помощью государства в связи с коронавирусом.

Еще одним громким инцидентом стал отказ суда предоставить немецкое гражданство мусульманину, живущему в Германии почти двадцать лет, из-за того, что на церемонии вручения свидетельства о принятии в гражданство он не пожал руку чиновнице, проводившей мероприятие.

Именно по совокупности событий Эрдоган обвинил Европу в том, что она "открыла фронт против мусульман", и предсказал ее скорый конец. Есть подозрение, что согласится с ним куда большее количество людей, чем хотелось бы Макрону и его коллегам по ЕС.
Немалая часть принимаемых ныне Европой мер действительно способны вызвать как минимум недоумение, а как максимум — активное отторжение, причем не только у представителей ислама. Например, масштабный полицейский рейд в мечети во время молитвы кажется несколько избыточной мерой для борьбы с мелким мошенничеством. Ну а про откровенную глупость французской политики, которая через демонстрацию оскорбительных для верующих карикатур всерьез рассчитывает добиться интеграции мусульман, не говорил только ленивый.

Но все это можно было бы списать на отдельные неудачные решения и случайные эксцессы.

Хуже другое: Европа ныне столкнулась с миной замедленного действия, которую она сама под себя подложила и мощь которой наращивала на протяжении десятилетий.

Ведь политика открытых дверей, политической корректности, уважения к чужой идентичности и убеждениям вовсе не была пустыми словами. За ней стояли реальные и очень значительные дела. Европа действительно принимала мигрантов, легализовывала их, финансировала, да еще и нередко возмущенно обличала страны, откуда те, бедняжки, были вынуждены бежать, чтобы спастись от репрессий. И все это — под сладкоречивые заявления о демократии, правах и свободах человека.

А теперь внезапно выяснилось, что все, оказывается, совсем не так. Что в семье чеченцев, получивших политическое убежище от страшной России, вырос террорист, отрезавший голову преподавателю. Что еще вчера считавшиеся умеренными и благонадежными силы ныне объявлены властями национальной угрозой. Что Коллектив против исламофобии во Франции — одна из самых известных профильных организаций, получающая государственное финансирование и налоговые льготы, является, в формулировке министра внутренних дел, "врагом Французской Республики".

Кстати, все тот же министр специально едет в Москву, надеясь договориться о возвращении России бежавших из нее радикалов-исламистов, которых Франция два десятилетия считала борцами за свободу и жертвами Кремля, предоставляя им у себя режим наибольшего благоприятствования.
Внятных и содержательных объяснений происходящих изменений у европейских властей просто нет, поскольку таковым было бы признание принципиальной ошибочности всей миграционной и интеграционной политики последних десятилетий и самих ее идеологических основ.

Вместо этого имеются неубедительные отговорки и частенько неуклюжие действия, порождающие недоумение и неприятие даже далеких от радикальности мусульман, которым все более обоснованными кажутся обвинения Эрдогана в адрес Европы.

Источник:РИА Новости

67
Президент США Дональд Трамп и бывший президент США Барак Обама

Трамп не сумел задавить врага Америки: Байден сделает это по-настоящему

27
За шесть дней до президентских выборов в США ключевые советники из команды Байдена постарались показать, что никакого прекращения холодной войны, развязанной Трампом против Китая, не будет — а будет ее переформатирование, направленное на повышение эффективности.

Еще год-два назад главной претензией в адрес президента-антиглобалиста было недовольство "глубинного государства" развалом доставшейся Трампу в наследство системы управления глобальной экономикой и политикой. Теперь же главная претензия заключается в том, что он не смог как следует "задавить" Китай.

Это важное (и начавшееся еще в феврале) изменение политического и экономического дискурса указывает на существенную перемену в оценке места Китая в современном мире. Если раньше американское "глубинное государство", судя по заявлениям экспертов, считало Китай просто планетарным сборочным цехом, обслуживающим Америку и не представляющим никакой опасности, то сейчас они фактически признают, что Трамп был прав в своем мнении о Пекине как экзистенциальной угрозе США. Однако настаивают на том, что нынешний хозяин Белого дома неправильно ее купировал.

В этом смысле ожидания, в том числе некоторых пекинских изданий, которые утверждают, что с Байденом будет "легче иметь дело", чем с Трампом, могут не оправдаться самым радикальным образом.

По большому счету стратегия, о которой (уже официально!) говорят ведущие советники Байдена, сводится к тому, что Китай будут "душить" всем Pax Americana. Они пытаются даже апеллировать к синофобскому большинству американского электората с помощью незатейливого, но убедительного посыла: Трамп был эгоистом, поссорившись со всеми вассалами и друзьями Америки и попробовав ликвидировать Китай самостоятельно, а у администрации Байдена получится собрать эффективную антикитайскую коалицию.

Рейтер приводит дословную цитату одного из стратегов администрации Обамы, который будет работать над антикитайскими мерами президента-демократа.

"Неудача администрации Трампа заключалась в том, чтобы действовать в одиночку. И это дало Китаю аварийный люк для бегства", — заявил Джеффри Прескотт, бывший высокопоставленный сотрудник внешнеполитического ведомства администрации Обамы. Советники (Байдена) отказались сообщить, будет ли кандидат в президенты от Демократической партии в случае его избрания склоняться к отмене огромных тарифов на Китай, которые Трамп использовал для разжигания торговой войны между двумя крупнейшими экономиками мира. "Он (Байден) не собирается фиксировать какую-то позицию, пока мы не увидим, что именно мы наследуем", — заявил Прескотт, добавив, что "консультации с союзниками станут центральной частью (принятия решений)".

Конечно, позиция самого Байдена в данном случае не имеет никакого значения: он если и будет президентом, то в роли "номинальной живой политической мумии", которая символизирует эдакую попытку возвращения к "золотому веку" американской империи эпохи Барака Обамы. Сам потенциальный президент-демократ уже демонстрирует все признаки старческого маразма и может быть использован разве что в качестве наглядной рекламы достижений передовых фармакологических технологий в сфере нейростимуляторов. Управлять страной будут те самые безликие "эксперты" из американских спецслужб, госаппарата, армии и многочисленных "мозговых центров", находящихся на зарплате условного Джорджа Сороса.

Агрессивный миротворец: Трамп хочет вернуть американских солдат домой
© Ruptly . Sputnik / dvids / FoX News / us department of defense / twitter.com/realDonaldTrump
В случае замены президента Байдена "мадам президентом Камалой Харрис" результат будет идентичным, ибо она всегда относилась к той категории политиков, которую продвигали наверх не за ум и самостоятельность, а за покладистость в отношениях с "глубинным государством" и правильный цвет кожи. Это не предполагает способности или даже желания вести и формулировать самостоятельную стратегию.

Данные разъяснения необходимы для понимания, что позиция, обозначенная в интервью агентству Рейтер советниками Байдена, — это не точка зрения консультантов, с которыми конкретный президент США от Демократической партии может согласиться или не согласиться. На самом деле это позиция людей, которые выражают реальный консенсус той аморфной, но жесткой, последовательной и очень влиятельной группы (или даже социальной страты), объединяющей высшие чины американских спецслужб, государственной бюрократии и экспертного сообщества. Причем эта группа намерена (вновь) в обход любых демократических институтов и официальных процедур управлять страной.
Главным моментом истины для администрации Байдена будет день, когда американские дипломаты из "обоймы Обамы", которые вернутся на руководящие позиции в Госдепе США в случае устранения Трампа, отправятся в Европу и начнут сколачивать ту самую антикитайскую коалицию, необходимость и желательность которой фактически сформулировали советники Байдена.

Судя по их заявлениям, ожидания выглядят примерно следующим образом. Представители Госдепа прилетают в Европу. Местные политики кричат "барин вернулся!". Слезы радости мешают им говорить, но они уже готовы подписать все документы по антикитайским тарифам, запретам работы с китайскими банками и институтами развития (под предлогом "гонконгских репрессий" или еще чего-то в этом роде). И в рекордные сроки дружная американо-европейская команда блокирует тот "аварийный люк", с помощью которого Китай "сбежал" от экономических ударов Трампа.

Это, безусловно, очень приятный для американского "глубинного государства" образ будущего, но его реализация потребует серьезного нарушения законов физики: избрание Байдена, несмотря на колоссальную роль американского президента в мировых политических раскладах, вряд ли может обратить время вспять и сделать так, чтобы на календаре снова красовался 2013 год.

Европа уже обрела некоторую политическую субъектность и, например, пытается слегка душить налогами американские IT-компании, создает собственную армию и (пока успешно) отбивается от попыток запретить постройку "Северного потока — 2". А ведущие европейские лидеры, несмотря на все сложности в отношениях с КНР, заявляют о нежелании работать "геополитической пехотой" в американской войне против Пекина. Возможно, американскому "глубинному государству" удастся собрать большую антикитайскую и антироссийскую коалицию, но сделать это будет очень и очень непросто, да и триумфального возвращения Pax Americana на мировую арену эти успехи отнюдь не гарантируют.

Источник: РИА Новости

27

Во время пандемии не только мигрантам не хватало Москвы, но и Москве мигрантов.

0
(обновлено 16:53 31.10.2020)
Из-за закрытых границ в столице образовалась острая нехватка строителей, курьеров и таксистов

А многим из тех, кто остался в России, пришлось поменять профессию.

Однако о полной замене мигрантов и речи быть не может, ведь границы не будут закрыты вечно.

0