Чего не нужно ждать от новой украинской власти

31
(обновлено 10:15 27.07.2019)
Выборы в украинскую Верховную раду принесли сенсацию — победу на них с разгромным счетом одержала партия "Слуга народа", о существовании которой еще год назад никто не знал, пишет Нюра Н. Берг для РИА Новости

Даже главный слуга, президент Зеленский, похоже, не ожидал таких цифр в итоговом протоколе. Совокупное представительство в парламенте этой политической силы, выступившей как партийным списком, так и на мажоритарных округах, превышает половину от 450 мандатов. Это означает, что победитель получает все — ему не нужна коалиция, чтобы продвигать свои проекты и идеи. Владимир Александрович уже объявил, что теперь ничто не мешает ему выполнить предвыборные обещания, главное из которых — прекращение войны в Донбассе.
А пока штаб победителя ликует и строит переможные планы, посмотрим, как отреагировали на итоги выборов гражданское общество и другие заинтересованные лица, а также кратко оценим перспективы. Общество, как обычно, пребывает в состоянии перманентной зрадопереможной ганьбы (смесь предательства, победы и позора) — вечном украинском уроборосе. Другие заинтересованные лица выборочно поздравляют "заходящих" в Раду.

Начнем с наиболее пассионарных.

1. Самоназначенная элита имени Петра Порошенко, скукожившаяся ровно в три раза, а также вплотную примыкающие к ней радикальные националисты, и вовсе оставшиеся за бортом, пребывают в унынии, раздражении и злости. Они уверены, что идеалы Майдана преданы и впереди — откат от завоеваний Петра Алексеевича с погружением во мрак реванша.

Обозначены даже причины поражения: дело в том, уверяют обиженные ястребы, что донбасское быдло заразило собой всю страну, понаехав из обстреливаемого оккупационными бронебурятами региона на просторы Цеевропы. Именно эти прирожденные антиукраинцы занесли вирус реванша и обеспечили с помощью руки Кремля оппортунистические настроения в электорате.
2. Широкие народные массы избирателей, голосовавших за партию Зеленского, счастливы — они уверены, что молодой энергичный президент, которому они своими голосами развязали руки и язык, сможет показать высокий класс политического мастерства и уверенно поведет страну в лучшее будущее без войны, коррупции и косоруких вредителей-чиновников. Особенно привлекает внимание высокий уровень надежды именно на миротворчество Владимира Александровича, и к этой теме мы вскоре вернемся.
3. Часть, условно говоря, антимайданных политологов и лидеров общественного мнения тоже ликует — мол, монстру свернули шею, гидра войны, агрессии и алчности, олицетворяемая Порошенко, повержена, а впереди — победа лучшего над худшим. Они возлагают большие надежды на Зеленского — бог знает почему.
4. Так называемые ватники растеряны — "Оппозиционная платформа — За жизнь" набрала порядка 14% и еще кое-что на округах, но вполне очевидно, что ее голосов недостаточно, чтобы проводить предлагаемые ею законы.

Мы же, отринув разнополярные эмоции, тщету надежд и иррациональность веры, попытаемся холодно оценить реальное положение вещей.

Итак. Победа Зеленского на выборах означает прежде всего то, что он и его политическая партия параллельно с ярлыком на княжение вынуждены будут взять на себя и всю полноту ответственности. Никакие отмазки вроде тех, что так любят украинские политики, — "он хотел, но ему не дали", теперь не пройдут.
Казалось бы, бери и делай. Но нет. Еще не узнав окончательных результатов выборов, но уже понимая, что триумф на пороге, Зеленский предлагает Святославу Вакарчуку, получившему чуть более шести процентов голосов, создать коалицию в парламенте, четко обозначая причину — мы, мол, идеологически совершенно близки. В разгар голосования фронтмена популярной украинской рок-группы навещают послы США и Канады, курирующие нашу незалежность, дабы продемонстрировать граду и миру, на кого, собственно, они сделали свою главную ставку. Еще не зная итогов голосования, штаб потчует гостей рябчиками, хамоном и лобстерами, сам Вакарчук превентивно излучает праздничный оптимизм.

Святослав Вакарчук, напомним, уже был народным депутатом. Год его законотворчества ознаменовался полным отсутствием политической активности: как любят говаривать украинские гости российских телеэфиров, это было зеро. Заскучав, певец Славко Верховную раду покинул, вернувшись к артистической деятельности. Позже его присмотрела Демократическая партия США, опекала и обучала в Йеле, а затем вернула на родину с явной миссией.
Перед выборами свежеиспеченный политик многословно выступал, демонстрируя плохо освоенные навыки НЛП и не умея логично выразить ни одной идеи. Но тем не менее очаровал не такую уж и малую часть электората, желающего новых лиц и приколов.
Идеи Святослава, кстати, абсолютно идентичны агрессивным русофобским посылам Порошенко. Евроатлантическая интеграция, Россия — враг, никаких переговоров с сепаратистами, борьба за едыну мову и прочее и прочее. Из оригинального — только плач по всеобъемлющим правам ЛГБТ и обещание легализовать легкие наркотики. Вот такого соратника выбрал себе президент-миротворец, особо подчеркнув его исключительную идейную близость.

Говорит ли это о миротворческих планах Зеленского? О готовности вести переговоры с главами непризнанных республик, с их народом? О смене агрессивной риторики относительно России? Чтобы да, так нет.

Это, воля ваша, говорит о чем-то совершенно другом. А именно о том, что американцы ясно дали понять Зеленскому, кто за ним присмотрит и с кем ему следует политически дружить. Пока господа артисты будут принимать театральные позы, произносить патетические речи и играть лицами на публике, старшие поделят украинскую землю и оставшиеся природные и рукотворные сокровища. Избиратель, впрочем, успешно игнорирует эту реальность, увлеченно споря о том, кто привнесет в деятельность парламента больше приколов.
При этом кооперацию с Порошенко Зеленский решительно отвергает. А ведь, скажем, Петро продвигает абсолютно те же идеи и тоже беззаветно послушен кураторам. Кстати, рано радоваться по поводу виртуальной сдачи в утиль Порошенко и его партии. Она все же набрала примерно 8,5%. После того, что бывший президент сделал со страной, это катастрофически, трагически много. Сам Петр Алексеевич смотрится огурцом, сдаваться не собирается и вместе с побратимами приложит все силы, чтобы парализовать любой миротворческий процесс. Он ведь тоже по-прежнему любимец американских демократов, которые поздравили его с отличными результатами на выборах.
Или вот "Батькивщина" — такой же идеологический клон, и Юлия Тимошенко неоднократно без стеснения декларировала полную готовность к политическому соитию с партией президента. Но ее в гипотетическую коалицию не берут — Запад давно к Юлии Владимировне остыл. Рассматривается (он не нужен практически, но важен идейно) только Вакарчук. Святослав Иванович готов даже стать премьер-министром и рулить экономикой, о чем ничтоже сумняшеся поведал избирателям. Почему бы и нет? Мэр Киева — боксер, президент — комик, генеральный прокурор — бывший арестант, не боги же горшки обжигают.
Но пока коалиция только в проекте, можно рассмотреть конкретные дела лично президента Зеленского, интересные именно в разрезе миротворчества.

Объявленное прекращение огня в Донбассе не продержалось и дня, обстрелы не остановлены. Мирные жители накануне перемирия подверглись шквальному огню. В Первомайске погибла женщина, тяжело ранены семь человек, включая малого ребенка, разрушены дома. За день до этого украинские бойцы подорвались на своей же мине. Президент выразил глубокую скорбь в связи с гибелью солдат, но ни словом не обмолвился об убитых на гражданской войне мирных людях.
Некоторые оптимисты рассматривают возможное сотрудничество партии Зеленского с "Оппозиционной платформой", что позволило бы, пусть медленно, но все же двигаться от тотальной диктатуры партии войны в сторону мира. Увы, такая кооперация представляется абсолютно умозрительной фантазией.
Другие оптимисты утешаются тем, что в Раду не попала партия "Свобода", откровенно нацистская, да и по мажоритарным округам радикалы в целом перемоги не одержали. Но и здесь особенно радоваться не приходится, ведь профессиональные нацисты отличаются от самодеятельных только избыточной демонстративностью и брутальностью риторики. Содержательно же 75-80% состава Рады исповедуют одни и те же идеи украинской национальной исключительности, лелеют мечты о реванше, поддерживают войну, публично ненавидят Россию и грезят о евроатлантической интеграции, игнорируя очевидный статус Украины как подмандатной территории.
Таким образом, новый украинский парламент пока оснований для оптимизма не дает. Очень хочется ошибиться.

31
Мужчина за ноутбуком

В СМИ сменяются лидеры? Что показал анализ публикаций о коронавирусе в России

2
(обновлено 12:35 12.07.2020)
МИА "Россия сегодня" представило исследование "Осьминог 2.0. Коронавирус в России", посвященное образу страны в западных (и не только) СМИ. Результаты проанализировала колумнист Sputnik Ирина Алкснис.

На этот раз в фокус внимания исследователей попала пандемия, а охвачены оказались топовые медиа не только "Большой семерки", но и Китая, где произошла первая вспышка заболевания.

Пополнение оказалось весьма удачным, поскольку статистика по китайским медиа обеспечила довольно неожиданный фон для транслируемой западными изданиями картины мира.

В целом "Осьминог 2.0" не преподнес особых сюрпризов: COVID-19 был использован западными СМИ как еще один информационный повод для продолжения антироссийской пропаганды.

Безоговорочным лидером тут стали американцы — 58% публикаций по теме в пяти самых значимых (по охвату аудитории) американских СМИ имели негативную тональность. У следующих за ними германских медиа этот показатель составил 44%, у канадцев — 41%, а у британцев — 38%.

В то же время у оставшихся трех государств "семерки" доля негатива в отношении России по этой теме заметно ниже: у Японии — 33%, у Италии — 28%, а у Франции и вовсе впечатляющий 21%.

Правда, с позитивом у них у всех обстоит не очень — от одного до пяти процентов. Исключением является разве что Италия, где аж девять процентов упоминаний России и коронавируса имели положительную интонацию. Легко предположить, что именно помощь, оказанная россиянами итальянцам в борьбе с эпидемией (с отправкой медицинских ресурсов и врачей) обеспечила в их СМИ более высокую долю благоприятных публикаций.

Однако в этих цифрах любопытнее, пожалуй, иной аспект: они наглядно проявляют самые актуальные геополитические тренды текущего момента. С одной стороны, англосаксы (что из Старого Света, что заокеанские) остаются на острие антироссийской атаки, являясь ее движущей силой. Но с другой — они явно теряют поддержку даже ближайших союзников, которые стараются выдерживать более нейтральный подход и не усердствовать в русофобии, что вполне логично: времена-то изменились и на дворе давно не 2014 год.

Одновременно цифры вскрывают, в насколько сложном — в первую очередь для самой себя — положении находится Германия. Активная антироссийская позиция ведущих немецких СМИ явно противоречит государственно-политической линии, где Берлин не только продвигает и защищает совместные проекты с Москвой, но и последовательно избавляется от полуоккупационной зависимости от США. Однако в медиасфере очевидно сохраняется жесткая подчиненность и безоговорочная лояльность ключевых изданий не национальным интересам, а вашингтонскому сюзерену.

Что касается конкретных тем, которые использовались в антироссийско-ковидной пропаганде, то они не отличались оригинальностью, так или иначе сводясь к двум давно и хорошо знакомым лейтмотивам: Россия в очередной раз гибнет, как никогда раньше, но и она же представляет собой огромную угрозу всему миру.

В частности, это вылилось в критику и общей ситуации в стране, и состояния системы здравоохранения, и действий российских властей в борьбе с COVID-19 — с предсказаниями, что ситуация вновь держится на волоске и может рухнуть в любой момент. Что же касается угрозы остальной планете, то в данном случае ничего нового также придумано не было: главные обвинения — в проведении Москвой кампаний по дезинформации о пандемии, вплоть до утверждений, что Россия коварно внушает человечеству представления о бесполезности мытья рук.

Разумеется, в китайских СМИ картина освещения проблемы отличается разительно, и дело даже не в 20% позитивных публикациях о России в контексте борьбы с коронавирусом и отсутствии негативных. Главной особенностью является само количество статей на данную тему. За рассмотренный период — с марта по июнь — в топ-5 медиаресурсов Китая было опубликовано более 1200 статей о российском противостоянии эпидемии. Для сравнения: за тот же отрезок времени минимальное число текстов оказалось у Канады — 238 штук, а показатели остальных шести стран колеблются между 371 (Италия) и 470 (Япония). Кстати, американцы со своими 428 статьями на пятом месте в общем списке.

Получается, что за три месяца китайские СМИ опубликовали по теме "Коронавирус в России" почти в три раза больше материалов, чем вроде как самые мощные на планете американские медиа. Причем стоит напомнить, что у китайцев 80% из них носили нейтрально-информационный характер, то есть речь по преимуществу просто о новостных сообщениях.

Было бы ошибкой списывать подобную колоссальную разницу на особое внимание и интерес Китая к российским делам. Представляется, что все куда проще и банальнее: дело в более напряженной работе и более высокой эффективности ведущих китайских СМИ, которые перерабатывают и пропускают через себя гораздо больший информационный поток, чем их западные коллеги-конкуренты.

Фактически это подтверждает западные страхи об утрате информационного лидерства. Конечно, для преподнесения аудитории они раздуваются до анекдотичных форм, но по существу имеют под собой основания.

Некогда Запад создал средства массовой информации в современном их понимании, став безоговорочным лидером и образцом для подражания для всех остальных. Свобода слова и распространения информации превратились в одни из главных его козырей в борьбе против идеологических и геополитических противников — и были успешно использованы.

Но прямо сейчас мы наблюдаем нарастающий кризис этой еще не так давно казавшейся незыблемой системы.

Чем дальше, тем сложнее западным СМИ конкурировать с медиа "несвободного мира", будь то Китай или Россия. Можно сколько угодно смеяться над разгоняемой американскими и европейскими политиками паникой о "медиащупальцах Кремля", но RT и Sputnik и впрямь все чаще получают в социальных сетях больший отклик, нежели самые известные и влиятельные новостные ресурсы Европы. Более 1200 сообщений китайских СМИ против менее 450 — у американских всего по одной-единственной теме, причем достаточно узкой и не самой горячей для этих государств, отражают ровно тот же процесс.

Западные СМИ все хуже (в сравнении с подросшими конкурентами) справляются с выполнением своей главной функции — аккумулирования и донесения до аудитории максимально обширной и разнообразной новостной информации. Это касается и содержания, и подачи материала.

Да, Запад пока продолжает удерживать за собой ярлык "самой свободной, честной и профессиональной прессы". Но ведь тут ситуация, как с платьем короля из сказки, — однажды это просто перестанет работать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

2
Ведущий Юнен О'Нейлл в студии телеканала Russia Today в Москве.

Запрет вещания RT: как Запад разучился работать против России

22
Повторение ситуации один в один в Литве однозначно дает понять: не было и нет никакой случайной ошибки. Все это осознанная позиция властей Латвии и Литвы, которая сводится к принципу "и так сойдет"

Литва запретила на своей территории вещание пяти телеканалов RT. Это произошло спустя неделю после того, как аналогичный шаг предприняли власти Латвии. На очереди — Эстония, министр иностранных дел которой также не исключил возможности такого же решения, пишет в своей статье на РИА Новости журналист Ирина Алкснис.

Шансы на особую позицию Таллина в данном вопросе невелики: и в свете традиционного антироссийского консенсуса трех "прибалтийских тигров", и с учетом того, что именно власти Эстонии проявили наибольшую активность и последовательность в создании препон для работы в республике агентства Sputnik. Как известно, для достижения желаемого результата ими была устроена откровенная травля сотрудников с угрозами уголовного преследования.

Однако самым интересным во всей этой истории является официальное обоснование решения Вильнюса. То самое, которое утверждает, что RT подконтрольно Дмитрию Киселеву, в свою очередь, находящемуся под западными санкциями, что якобы и стало причиной принятия мер против "его" медиаресурса.

Дело даже не в том, что данное утверждение не соответствует действительности, за что литовские власти удостоились язвительных комментариев, авторы которых напомнили, что RT вообще не имеет отношения к структурам МИА "Россия сегодня", на самом деле руководимым Дмитрием Киселевым.

Важнее то, что все это уже было: ровно неделю назад, когда Национальный совет Латвии по СМИ объяснил запрет вещания RT тем, что телеканалы "находятся под фактическим контролем и единоличным надзором" Дмитрия Киселева. Тогда точно так же и Маргарита Симоньян и МИД России прошлись по вопиющему непрофессионализму латвийских официальных структур, подогнавших под свое решение откровенно бредовое обоснование.

В тот момент еще можно было объяснять произошедшее случайностью и ошибкой конкретных исполнителей: в конце концов, от дилетантов и халтурщиков ни одна система не застрахована. Государству же давать задний ход в подобной ситуации вроде как не комильфо, даже если его откровенно подставили собственные чиновники.

Но повторение ситуации один в один в Литве однозначно дает понять: не было и нет никакой случайной ошибки. Все это осознанная позиция властей Латвии и Литвы, которая сводится к принципу "и так сойдет".

Понятно, что запрет вещания RT — политическое решение. Но неужели нельзя было его объяснить юридически более "чистым" мотивом? Разумеется, можно. Но для этого пришлось бы прилагать больше усилий, напрягаться ответственным ведомствам, искать лазейки в законодательстве.

Когда-то именно эта особенность — юридическая изощренность для соблюдения хотя бы внешней безупречности принимаемых решений — была одним из важнейших козырей западной демократии. Она смотрелась чрезвычайно выигрышно на фоне иных политических систем, не склонных столь заморачиваться соблюдением формальных процедур.

Но с тех пор утекло очень много воды. В вопросе запрета вещания RT прибалтийские республики пошли по пути, хорошо накатанному за последние годы совсем иными и куда более мощными державами.

Для американцев размахивание пробиркой с неизвестным порошком заменило поиск действительно существовавших обстоятельств, которыми можно было бы попытаться обосновать вторжение в Ирак перед международным сообществом. Британцы устроили грандиозное шоу вокруг отравления Скрипалей — и их ничуть не смущают зияющие, очевидные любому внимательному глазу "дыры" этого дела. Нидерланды, сделавшие правосудие своим национальным брендом, устраивают в судебном процессе по делу МН17 такие правовые "кульбиты", что даже удивляться уже не получается.

Подобных примеров — в отношении не только России, но и Китая, Ирана, Венесуэлы и прочих "стран-изгоев" — стало так много, что они давно уже превратились из редких исключений в обыденность. На подобном фоне совершенно органично смотрится позиция литовских и латвийских властей в истории с запретом вещания RT: зачем напрягаться, если этого можно не делать, просто выдав в качестве официальной позиции явную околесицу?

В этом даже есть своя логика: аудиторию с антироссийскими взглядами устроит объяснение про "Киселева, контролирующего RT" (как и про "Путина, отравившего Скрипаля", или "Кремль, сбивший "Боинг" над Донбассом"), а на Россию и симпатизирующие ей силы Запад все более явно не видит смысла тратить ресурсы, видимо, считая безнадежной задачу по переубеждению и привлечению на свою сторону.

Изначально данный (откровенно халтурный) подход был порожден информационной, политической, идеологической и даже моральной монополией Запада. Именно из-за нее он в какой-то момент перестал считать нужным тщательно и высокопрофессионально прорабатывать свою политику — и вообще, и в отношении конкурентов. В результате сам не заметил, как этой монополии лишился, в том числе из-за утраты компетенций и расслабленного наплевательства в уверенности, что сойдет и так.

Теперь же ситуация вышла на новый виток. Ныне все те же силы не видят смысла качественно работать и прилагать серьезные квалифицированные усилия уже потому, что свои обойдутся, а противника все равно не убедишь.

Удивительным тут можно считать то, что они всерьез полагают (и свежие решения прибалтов по RT это подтверждают), что подобный профессиональный, а вернее — вопиюще непрофессиональный, подход приведет их к идеологической и геополитической победе над Россией.

22