Украина объявила о победе в Гааге над Россией. Зря

4180
(обновлено 12:53 20.04.2019)
Международный арбитраж в Гааге постановил взыскать с России 44,4 миллиона долларов за "экспроприацию" имущества украинской компании "Укрнафта" в Крыму после присоединения полуострова к России, пишет Дмитрий Лекух для РИА Новости

Сейчас у украинского авторитетного олигарха Игоря Валерьевича Коломойского все складывается наилучшим образом. Мало того что в нужном ему ключе идут дела на Украине, открывая весьма заманчивые перспективы для ведения бизнеса. Так еще и крупнейшая на Украине нефтедобывающая компания, частично Игорю Валерьевичу принадлежащая, сообщила, что международный арбитраж в Гааге вынес решение в ее пользу.
Да не простое решение, а "обязывающее": Российская Федерация должна, по мнению гаагских "арбитров", выплатить компенсацию компании за "утраченное в Крыму имущество" в размере 44,4 миллиона долларов США. Также суд потребовал от "вероломной" Москвы компенсировать Игорю Валерьевичу проценты (более 5,5 миллиона), пеню и арбитражные расходы (более 3,5 миллиона долларов).
О чем, собственно, речь. 

Международный арбитраж, формально заседающий в Гааге, но в реальности уже довольно давно переехавший в Швейцарию под "крышу" Международного суда ООН, 12 апреля решил несколько расширить свои полномочия и постановил взыскать с России 44,4 миллиона долларов за "экспроприацию" имущества украинской компании "Укрнафта" в Крыму после присоединения полуострова к России. Формально определенные правовые основания у Постоянной палаты Третейского суда для принятия подобного решения были. Несколько лет назад Верховный суд Швейцарии признал "Укрнафту" "инвестором" по договору в вопросах собственности этой компании в Крыму, а ее имущество, являющееся в такой подаче "инвестициями", теперь является "защищенным": у нас с Украиной, опять-таки формально, продолжает действовать двустороннее соглашение о защите инвестиций. И именно исходя из этого документа, еще в 2017 году Постоянная палата Третейского суда и сочла себя вправе рассматривать данный иск украинской компании по существу. 

Но тут есть некоторые проблемы.
Дело в том, что это далеко не первый случай "победы" украинской стороны именно в гаагской ППТС: так, еще в мае 2018-го данный арбитраж постановил принудить Россию к выплатам предприятиям Коломойского 159 миллионов долларов компенсации за "незаконную экспроприацию" других их активов все в том же Крыму. В ноябре прошлого года Ощадбанк так и вообще заявил о том, что согласно решению ППТС Россия должна ему 1,3 миллиарда долларов, а в феврале текущего 2019-го нас там уже победил и лично Игорь Валерьевич, которому мы теперь должны и за "Аэропорт Бельбек", и за Приватбанк, и за "Нафтогаз Украины". Тут сумма компенсаций, конечно, еще не определена, и ее определят чуть позже, но от перемены мест слагаемых тут значение, в общем-то, не меняется: Украина может делать там все, что угодно, и даже "выигрывать" в Третейской палате любые споры, но Россия платить ей по этим искам все равно не будет ничего.
И причина — предельно проста. Все дело в самой структуре и полномочиях Постоянной палаты Третейского суда, которую наши и украинские "демократические СМИ" продолжают упорно именовать "Гаагским арбитражным судом". Полномочий, по большому счету, у ППТС — нет вообще никаких.

Чтобы было понятно.
Permanent Court of Arbitration, основанный еще в конце XIX века, конечно, является старейшей в мире организацией для разрешения международных споров, учрежденной еще по итогам Гаагской мирной конференции в 1899 году. Но с ним есть несколько проблем, главная из которых — это вообще не суд. Читаем, так сказать, сами уставные документы и сразу находим: "Палата не является отправляющим правосудие трибуналом". Дальше, в принципе, можно и вообще не читать.
Поясняем: это третейская инстанция, по сути — не судебная, а "понятийная".
Там каждая из сторон вольна самостоятельно выбирать арбитров и соглашается исполнять решение арбитража исключительно на добровольной основе. Более того, в отсутствие заблаговременного соглашения об иных вариантах ППТС может рассмотреть дело только с согласия всех спорящих сторон: Россия же такого согласия, понятное дело, ни Третейской палате, ни, тем более, лично Игорю Валерьевичу Коломойскому не давала. И если б Гаагская ППТС банально соблюдала свои собственные уставные документы, то она вообще была бы не вправе даже рассматривать в отсутствие представителей России иски против России. И уже одного этого для Российской Федерации вполне достаточно для того, чтобы не признавать юрисдикцию Палаты и ее решения не исполнять.

Третейский суд вообще, по определению, не имеет права признавать свою юрисдикцию в отношении споров, связанных с территориальными претензиями сторон. Это был бы "обвал" всего международного права: этими полномочиями в мире владеет вообще-то только Совет безопасности ООН.
На что Гааге не так давно достаточно жестко и внятно указала, кстати, не только Россия, но еще и Китай, отказавшийся признать решение Третейского суда в Гааге касательно территориальных споров в Южно-Китайском море.

И сделала это Китайская Народная Республика отнюдь не потому, что не уважает международное право, а как раз — с точностью до наоборот.
В принципе, "арбитраж" и не настаивает на исполнении своих собственных решений, у него и полномочий-то на это вообще никаких нет. Исполнение решений Гааги в этой ситуации должно идти по довольно замысловатой схеме: получив решение Третейской палаты, истец должен после этого еще и "просудить" его в странах, на территории которых находится "подлежащее изъятию" имущество Российской Федерации. При этом данные суды не имеют права считать решение ППТС юридически обязывающим документом и должны каждый раз, по сути, заново рассматривать дело по существу во всех инстанциях. И как это будет приблизительно происходить в реальности, мы можем проследить на прецедентных примерах исков к России как от известных "акционеров ЮКОС", так и от не менее печально знаменитой израильской компании Noga с ее "нефтью в обмен на окорочка" в грустные для нас девяностые: словом, нервы потрепать, безусловно, могут прилично. Но решить вопрос по существу, с отъемом непосредственно в пользу истца российского имущества — таких прецедентов нет.
И именно поэтому Россия в данном случае ведет себя абсолютно спокойно, не признавая решение Палаты просто на экзистенциальном уровне: не потому, что нам это решение "не нравится", а потому, что там банально нечего признавать.

4180
Комментарии
Загрузка...

Орбита Sputnik