"Или дефолт, или выход": схватка между Евросоюзом и Италией неизбежна

85
(обновлено 12:50 10.02.2019)
О том, почему Италия подрывает единство Евросоюза, и чем ей это грозит, рассуждает автор РИА Новости Иван Данилов

В Евросоюзе назревает двойной итальянский кризис. С одной стороны, он носит политический или даже геополитический характер: Италия подрывает единство Евросоюза, блокирует общеевропейское признание венесуэльских путчистов в качестве законной власти, не дает расширять санкции против России и даже поддерживает движение "желтых жилетов" во Франции, что вызывает буквально бурю гнева со стороны французского руководства, пишет автор РИА Новости Иван Данилов.

С другой стороны, кризис носит экономический характер: Италия опять скатилась в экономическую рецессию (в стране "отрицательный экономический рост"), итальянские банки вновь сталкиваются с финансовыми проблемами, а деловые СМИ уже подсчитали, что итальянский экономический кризис может буквально взорвать всю европейскую банковскую систему.

Вполне вероятно, что руководство Европейского союза скоро окажется перед выбором: пытаться спасти Италию (и всю Европу) от очередного кризиса или показательно наказать итальянское руководство за независимую экономическую и внешнюю политику. В свою очередь, перед правительством итальянского премьера Конте, скорее всего, встанет дилемма: склонить голову и продать свои принципы ради помощи из Брюсселя или пойти до конца по пути восстановления итальянской независимости.

Выбор не будет легким, любое решение станет очень болезненным, да и какой угодно финал итальянской драмы вряд ли можно будет назвать счастливым. Как справедливо пишет британская The Telegraph: "Кризис, который назревает в Италии, приведет или к дефолту, или к выходу из еврозоны, или к тому и другому одновременно".

В чем суть "итальянской проблемы": кризис 2008 года на самом деле никуда не ушел, а все победные реляции европейских (и в частности итальянских) политиков были на самом деле попытками "спрятать под ковер" старые и нерешенные проблемы. Итальянская экономика до недавнего времени демонстрировала анемичный рост, а последние два квартала она начала сокращаться. Причем не помогают усилия по наращиванию кредитования — в еврозоне негативные процентные ставки, но банкам зачастую выгоднее держать деньги на счетах в Европейском центральном банке (даже под отрицательный процент) или инвестировать их где-то вне Италии, чем кредитовать рискованные итальянские предприятия и рядовых итальянцев, которые, скорее всего, эти деньги не вернут. Более того, на конец 2017 года в Италии зафиксировано "плохих банковских долгов" на 185 миллиардов евро — и это рекорд для Евросоюза. Примерно четверть "проблемных банковских долгов" (то есть таких, по которым не проводятся выплаты или выплаты серьезно просрочены) в еврозоне приходится на Италию — и легко понять, почему Брюссель считает эту страну самой больной точкой Евросоюза.

В июне 2018-го, после прихода к власти правительства Конте, которое представляет коалицию из двух популистских и евроскептических партий, обострилась другая проблема: оно пытается решить экономические вопросы страны за счет повышения государственного стимулирования, но Италия уже в долгах (госдолг составляет 131% от итальянского ВВП), а Еврокомиссия запретила ей увеличивать бюджетный дефицит и слишком активно наращивать госдолг, в том числе угрожая штрафами за нарушение "бюджетной дисциплины".

Из-за угрозы экономических санкций (!) со стороны Еврокомисии правительству Италии пришлось идти на переговоры и уступки в плане бюджетной политики, а сейчас из-за сокращения экономики перед командой Конте снова встает дилемма: или терпеть "экономическое удушение" со стороны европейских чиновников (и недовольство избирателей), или пойти на жесткий конфликт с Евросоюзом.

Для полноценного понимания итальянской проблемы нужно осознавать, что Италия как страна — член Евросоюза и еврозоны не имеет полноценного национального суверенитета, особенно в экономических вопросах: она не контролирует монетарную политику Европейского центрального банка и даже не может сверстать бюджет в соответствии с желаниями собственного правительства или парламента без риска нарваться на санкции и штрафы со стороны Еврокомиссии. Помимо этого, итальянские евроскептические политики подозревают, что Еврокомиссия (в которой главные роли принадлежат ставленникам Германии, Франции и США) наказывает Италию и буквально "душит" ее экономику, руководствуясь политической неприязнью к геополитическим действиям итальянского правительства.

Достаточно привести несколько свежих примеров: официальный Рим заблокировал признание Хуана Гуайдо президентом Венесуэлы на уровне Евросоюза. Логично, что за такое поведение проамериканские чиновники в Еврокомиссии будут стараться наказать Италию максимально жестоким образом. Итальянские демарши не ограничиваются Венесуэлой. Один из лидеров правительственной коалиции, заместитель председателя Совета министров Италии Луиджи ди Майо на этой неделе провел встречу с лидерами движения "желтых жилетов" во Франции и поддержал их деятельность, что вызвало крайнее раздражение в администрации президента Макрона, который, вероятно, видит в таких действиях итальянских властей попытку легитимизировать политические требования этого движения, настроенного на смещение Макрона с должности. В этой ситуации давление на Италию через Еврокомиссию и ее "бюджетные рычаги" представляется логичным ответом Макрона на действия итальянского правительства.

Очевидно, что конфликты такого рода не являются признаками политической стабильности Евросоюза. Ситуация становится по-настоящему взрывоопасной: с одной стороны, Еврокомиссия действительно может поставить Италию на грань банкротства или даже спровоцировать полноценный экономический коллапс, который, возможно (но далеко не обязательно), приведет к смене правительства в Риме. Но, с другой стороны, в этом случае Италия вполне может объявить или о дефолте по государственным долгам, или о выходе из еврозоны, или (как справедливо замечает уже упомянутая британская The Telegraph) объявить дефолт и выход из еврозоны одновременно, тем более что подобные угрозы (вплоть до выхода из Евросоюза) уже звучали от правительства, неформальным лидером которого является вице-премьер Маттео Сальвини.

Главными пострадавшими от такого развития событий будут (ирония судьбы!) французские банки, у которых (по подсчету Bloomberg) на балансе находятся итальянские облигации на сотни миллиардов евро. Более того, после такого шока иностранные инвесторы (да и многие европейские) могут начать бегство из зоны евро, что добавит к банковскому кризису еще и валютную компоненту.

Готова ли Еврокомиссия пойти на эти риски, чтобы наказать слишком свободолюбивых итальянских политиков, покажет время. Но уже сейчас можно согласиться с Луиджи ди Майо, который после встречи с "желтыми жилетами" заявил, что "ветер перемен перешел Альпы".

Для тех, кто пережил коллапс СССР, вольный или невольный символизм фразы итальянского политика не может не вызвать определенных ассоциаций с тем, что говорилось в 80-е годы прошлого века в тогда еще советском инфополе. В то время в Советском Союзе тоже из всех щелей дул "ветер перемен" — и мы точно знаем, что ничем хорошим это не заканчивается. Европейские политики-популисты любят сравнивать Евросоюз с поздним СССР, и сейчас в этом как никогда раньше присутствует определенная доля истины.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

85
Коронавирус

Полгода пандемии: почему Россия борется лучше других

21
(обновлено 15:10 02.07.2020)
В России продолжается устойчивая тенденция снижения числа новых случаев заражений COVID-19. Страна постепенно выходит из режима противоэпидемических ограничений

Остались в прошлом как общественные страхи первых недель эпидемии, когда был неясен масштаб угрозы, с которой пришлось столкнуться, так и моральная усталость людей от долгого пребывания в четырех стенах ближе к окончанию режима самоизоляции.

И хотя врачи настоятельно рекомендуют не расслабляться, предупреждая о возможности второй волны, текущая ситуация дает основания для подведения определенных итогов — как минимум общественных и государственно-политических, пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

Ведь эпидемия — это не только медицинская проблема. Это также всегда испытание для общества и государства, проверка на прочность множества систем, а далеко не только здравоохранения. Коронавирус же стал вызовом такого масштаба, с каким человечество не сталкивалось уже очень давно.

На данный момент в мире зафиксировано 10,4 миллиона случаев COVID-19, более полумиллиона человек скончались.

Вклад России в эту печальную статистику: более 650 тысяч заболевших и около 9500 умерших. Страна находится на третьем месте в мире по числу заболевших (а вернее, выявленных случаев инфицирования) и на двенадцатом по количеству жертв. Показатель летальности у нас один из самых низких в мире: около 1,4 процента.

За сухими цифрами скрывается титаническая работа государства. Взять хотя бы сравнительно большое число выявленных зараженных. Это ведь означает в первую очередь эффективность созданной системы диагностики — от изготовления тестов анализов до максимально широкой и плотной медицинской сети, охватывающей население.

Многие европейские страны, где ситуация оказалась наиболее тяжелой, не скрывают, что их катастрофически высокие показатели летальности (Испания — более 11 процентов, Великобритания и Италия — около 14 процентов, Бельгия — почти 16, Франция — свыше 18 процентов) связаны главным образом с отсутствием массового тестирования. А у них этого не было просто потому, что не хватало возможностей и ресурсов.

В разгар эпидемии в российском обществе обрели чрезвычайную популярность дискуссии, сравнивавшие преимущества различных социально-экономических укладов в условиях чрезвычайных ситуаций: что лучше справляется с экстренными обстоятельствами — социализм с его плановостью, директивными методами управления и развитой системой общественного здравоохранения или капитализм с его гибкостью и опорой на частную инициативу?

Коронавирус продемонстрировал полную бессмысленность подобных сравнений.

Соединенные Штаты, оплот мирового капитализма, несколько недель не могли справиться с дефицитом базовых потребительских товаров, включая туалетную бумагу. При этом США действительно очень быстро организовали мощную систему тестирования на COVID-19, но это весьма слабо им помогло в борьбе с эпидемией. Икона же европейского социализма — Швеция — вовсе отказалась от карантинных ограничений, действуя по принципу "пусть выживут сильнейшие", — и закономерно получила самую мрачную среди соседей эпидемическую картину.

Так что нет, дело вовсе не в социально-экономическом укладе, а в приоритетах общества и государства — и в способности эффективно действовать в чрезвычайных ситуациях, используя все имеющиеся в распоряжении ресурсы и справляясь с многозадачностью.

Эпидемия коронавируса стала очередным доказательством, что Россия это умеет.

В кратчайшие сроки отечественная система здравоохранения переключилась на борьбу с заболеванием, включая строительство с нуля новых больниц. По всей стране многократно увеличилось производство самых необходимых изделий — от простейших средств индивидуальной защиты до ИВЛ, причем не только обеспечили ими себя, но и нарастили экспорт. Параллельно ученые форсировали разработку вакцины и уже вышли на стадию тестирования на людях. Отечественные препараты по лечению вируса также запущены в производство.

Для решения возникающих задач привлекли все возможные силы: от армии до волонтеров. А страна узнала имена новых героев — врачей и медсестер, оказавшихся на передовой борьбы с эпидемией.

При этом соцопросы снова — далеко не в первый раз — подтвердили зрелость российского общества, которое с пониманием отнеслось и поддержало принимаемые меры, хотя это стало непростым испытанием для многих семей и их бюджета. Кстати, ситуация не изменилась и ныне. Исследования показывают, что абсолютное большинство респондентов считает адекватными решения, принятые из-за эпидемии о грядущих вскоре ЕГЭ и сегодняшнем голосовании по поправкам к Конституции.

То же, судя по поступающим данным, справедливо и в отношении самого голосования по поправкам: в обществе есть единство, общество не раскололось. Общество не поддалось ни на одну из провокаций и не повелось ни на одну из предлагавшихся массовых истерий. Общество сохранило мир и получило бесценный результат — спасенные жизни.

В то же время мир наблюдает просто поразительные события за океаном — с продолжающимися массовыми протестами, плавно перетекшими в беспорядки. Все это выглядит сюрреалистичным бредом в свете тяжелейшей ситуации с COVID-19 в США (около 130 тысяч умерших при 2,6 миллиона инфицированных) и катастрофическими прогнозами специалистов, которые обещают увеличение ежедневного прироста случаев коронавируса до 100 тысяч.

Вторая волна эпидемии, которой пугают медики, на глазах становится реальностью именно в Америке — а Россия продолжает наращивать успехи в системной борьбе с коронавирусом.

Правы те, кто видит в этом глубокий символизм и отражение множества иных процессов, охвативших наш мир.

21
Девушки в национальных костюмах

Невзрослеющие взрослые: почему осетинскому обществу нужно национальное самосознание

288
(обновлено 15:51 02.07.2020)
Колумнист Sputnik Диана Уалион о том, почему мы не спешим взрослеть, и о принятии своей идентичности

Недавно в Telegram-канале про национальную одежду и культуру "Azawxan" вышла серия постов о психологических факторах в предпочтении одежды. Автор канала – замечательная девушка Алана Хугати, которая занимается возрождением и популяризацией осетинского костюма и рукоделия. Раскрывая тему, она подробно остановилась на проблеме психологической инициации у современных девушек и ее связи с их внешним видом и выбором одежды. Хоть я не совсем согласна с категоричностью выводов, приведенных в публикациях, проблема с психологической инициацией в современном мире действительно актуальна и очень интересна.

Впервые об обряде инициации я прочитала в книге французского этнолога Клода Леви-Стросса "Первобытное мышление". Тогда описание ритуала произвело на меня большое впечатление. Впоследствии стала замечать, что образное осмысление инициации лежит в основе многих мифов, народных сказок и легенд, сохранивших архаичные черты первобытного ритуала. Эту особенность прекрасно разобрал известный фольклорист и филолог Владимир Пропп. В его книге про морфологию сказки подробно описаны жуткие истоки знакомых всем сюжетов. О значении обряда инициации для осетин упоминали все отечественные авторы, исследующие культуру и эпос.

Если коротко, сам ритуал в первобытности тоже был довольно жутким. Смысл состоял в том, что юноша-неофит в процессе инициации умирал, испытывая страшные муки, а затем возрождался в образе полноценного мужчины-воина. Причем если смерть была условной, то муки – очень даже реальными.

В традиционном обществе этот обряд проводил четкую грань между детством и взрослением, не оставляя возможности для выбора. Жизненные ориентиры, цели, нормы поведения и роли молодых людей были предопределены и очевидны. И малейшее отступление от них приводило к осуждению и порицанию обществом.

В общем, никакого самокопания и рефлексии. Идеально.

В современном мире с этим сложнее. Ритуалы, которые способствуют нашему вступлению во взрослую жизнь, очень условны. Окончание школы, университет, даже женитьба и рождение собственных детей не дают гарантии того, что мы раз и навсегда определимся со своим предназначением и идентичностью. Надо ли говорить о том, что последователи Питера Пэна больше не хотят взрослеть?

Процесс инициации затягивается на долгие годы поиска себя и своего места. Не знаю, насколько это уместно, но, кажется, этот путь по значению сопоставим с самопознанием. С познанием и принятием себя отступает страх перед будущим и ответственностью, сопутствующей поступкам по-настоящему зрелого человека.

Описывая проблему инициации, Алана приводит в пример отставание психологической (внутренней) инициации от внешней, в результате перехода "от состояния девочки к состоянию девушки, а затем и к состоянию взрослой, мудрой женщины". Проще говоря, внешний переход в стадию девушки или женщины необязательно говорит о внутреннем взрослении.

При этом она верно замечает, что фундамент, способствующий этим перевоплощениям, закладывается с детства. Действительно, семья – это первый социальный институт, с которым знакомится ребенок. Однако в мире, переполненном информацией и многообразными паттернами поведения, даже этот фактор не является гарантом успешной самоидентификации, которая сопровождает инициационное развитие личности. Мы слишком много думаем, перебираем бесконечные варианты своего будущего, боимся ошибиться, боимся не успеть и, в результате, очень боимся взрослеть и брать ответственность за свои поступки.

Проспект Мира во Владикавказе
© Sputnik / Анна Кабисова

В динамичном мире, за которым невозможно угнаться, мы нуждаемся в упрощенных и статичных схемах ориентации, способных компенсировать неопределенность и непредсказуемость жизни. Человек, у которого с детства сформированы ценностные ориентиры и выработаны маркеры идентичности, больше приспособлен к сегодняшней рационально прогрессирующей реальности.

Поэтому в осетинском обществе прослеживается рост национального самосознания и большой интерес к культурно-историческому знанию. Это помогает людям обрести почву под ногами и почувствовать свою принадлежность к чему-то большому, неизменному и независящему от внешних факторов.

По моим наблюдениям, такой поворот к истории и культуре, у многих происходит в сознательном возрасте. Люди, никогда не задумывающиеся о родном языке или национальных особенностях культуры, начинают открывать новый мир и впервые осознавать себя его частью.

Возвращаясь к корням, мы приближаемся к пониманию себя. И это самый простой и, в то же время, долгий путь к познанию и принятию своей идентичности.

В течение жизни мы вольны примерять к себе разные роли, включая те, что нам совершенно несвойственны или противоречат внутренним убеждениям. Мы проходим через тысячи событий и переживаний, которые меняют мышление и приводят к переосмыслению, казалось бы, устоявшихся ценностей. Свобода выбора опьяняет, мы делаем ошибки и учимся на них, познавая мир и самих себя. Вся жизнь в непрерывном развитии напоминает затянувшийся ритуал инициации, который через мучения и боль может привести к гармонии и спокойствию.

288
Детский сад №10 Сауахсид (Рассвет) в Цхинвале

Карантин закончился, проблемы остались: почему пустует двор детского сада в Цхинвале

62
(обновлено 19:06 02.07.2020)
Проблемы одного из столичных детских садов уже не первый год не позволяют воспитателям выводить детей на прогулку во двор

ЦХИНВАЛ, 2 июл - Sputnik. В Южной Осетии в четверг возобновили свою работу детские сады, закрытые на карантин еще в середине марта. Детские дошкольные учреждения находились на трехмесячном карантине из-за сложной эпидемиологической обстановки и угрозы распространения COVID-19.

Начались занятия и в детском саду №10 "Сауахсид" (Рассвет) - по словам директора Людмилы Цховребовой, детишки пришли нарядными и радостными, как на первое сентября.

Но приподнятое настроение воспитателей и родителей не смогло заставить забыть и о проблемах. Наиболее обсуждаемым в первый же день работы детского сада стал вопрос благоустройства. Внешний вид дошкольного учреждения оставляет желать лучшего, требует обустройства и территория. Проблема не решается уже не первый год.

На сегодняшний день территория детского сада не заасфальтирована, нет тут ни игровой площадки, ни навесов и скамеек для прогулок детей.

"Зимой детей не выводят гулять на улицу из-за слякоти, дождей и снега, однако и летом играть нашим воспитанникам во дворе непросто. Дети из старшей группы еще могут поиграть на старой горке. Что касается детишек в ясельных группах, то они не могут выйти на улицу, так как для них нет оборудованных мест для игр, нет и навесов, где они могли бы укрыться от солнца и дождя", - говорит одна из родителей Зарина.

Эту проблему отмечают и сами воспитатели. Иногда детей нельзя вывести на прогулку и в хорошую погоду из-за ветра, который поднимает пыль. Несколько месяцев назад во дворе детского сада насыпали щебень, теперь во время дождей здесь уже не образуются лужи. Но щебенка все же не лучшее место для детских игр.

Детский сад №10 Сауахсид (Рассвет) в Цхинвале
© Sputnik / Залина Кулумбегова
Детский сад №10 "Сауахсид" (Рассвет) в Цхинвале

Начальник управления образования администрации города Цхинвал Жанна Лолаева рассказала, что проблемы детского сада "Сауахсид" хорошо известны. По ее словам, единственное, что удалось сделать силами администрации города – это обустроить ограждение детского учреждения.

"К сожалению, на благоустройство всей территории детского сада на данный момент средств нет", – констатировала Лолаева.

По словам депутата района Алана Гаглоева, с данной проблемой к нему не раз обращалось руководство детского сада. Но из-за отсутствия средств, решение вопроса приходится откладывать на неопределенное время, отметил он.

62