Президент США Дональд Трамп

Заговор лидеров Европы против США "приведет Трампа в ярость"

1139
За несколько дней до того, как Евросоюз на официальном уровне подтвердил эту операцию против Штатов, респектабельный американский Fortune писал, что "Евросоюз скоро приведет Трампа в ярость" и реакция официального Вашингтона подтверждает эту оценку

Казалось бы, Евросоюз всего лишь создал официальный канал для обхода санкций, которые США ввели против Ирана, но по обе стороны Атлантики всем ясно, что дело тут не в Иране, а в том, что ЕС бросил двойной вызов: с одной стороны, долларовой системе, а с другой — контролю США за внешней политикой европейских стран, пишет Иван Данилов для РИА Новости.

Выражаясь на языке символов, можно сказать, что если у американского орла вырвать "санкционные когти", то получится довольно забавная, хотя и агрессивная курица, и именно из-за этого вопрос обхода иранских санкций приобрел столь принципиальный характер. Авторы схемы обхода — Германия, Франция и Великобритания — спроектировали его таким образом, чтобы ответственность была коллективной. То есть у этой ситуации могут быть только два варианта развития: или Берлин, Париж и Лондон создают прецедент коллективного непослушания Вашингтону и демонстративно унижают американскую дипломатию и всю администрацию Трампа, или администрация Трампа демонстративно "возвращает в стойло" европейских вассалов, которым захотелось слишком много свободы.

Про так называемый INSTEX (Instrument In Support Of Trade Exchanges ) — немецко-французско-британский механизм, позволяющий европейским компаниям вести бизнес с Ираном без использования долларов и без прямых транзакций с иранскими структурами, которые мог бы проследить и заблокировать Госдеп, уже написано и сказано очень много, но есть несколько ключевых моментов, заслуживающих особого внимания.

Во-первых, нельзя не отметить, что в процессе создания этого механизма Берлин и Париж объединились с Лондоном и что эта совместная антиамериканская работа была проведена, несмотря на острейший конфликт между Великобританией и остальными странами Евросоюза в контексте предстоящего Брекзита. Это парадоксально и невероятно, но факты указывают на то, что желание "наказать" администрацию Трампа до такой степени сильно в европейских столицах, что даже "развод со скандалом" между Великобританией и ЕС не смог помешать объединению вокруг этой идеи.

Второй важный аспект сложившейся ситуации: европейцы продемонстрировали доселе нехарактерное упрямство и готовность вести независимую политику, несмотря на прямые угрозы со стороны администрации Трампа, которые были озвучены через "утечки" в американские информационные агентства и, скорее всего, были также переданы в Берлин, Париж и Лондон по соответствующим дипломатическим каналам.

"Белый дом предупреждает европейцев, заявляя, что если они попытаются все-таки обойти санкции США в отношении Ирана, то будут подвергнуты суровым штрафам и наказаниям. ЕС невозмутимо выполняет план, который, в случае его реализации, может еще больше обострить трансатлантические отношения", — сообщало агентство Associated Press.

Последовательность и смелость ведущих европейских держав особенно ценна в контексте того, что до создания нынешнего трехстороннего механизма такие страны, как Австрия и Люксембург, традиционно финансовые и банковские центры Европы, отказались от роли "стран размещения" структуры, через которую будут проходить сделки с Ираном, и этот отказ был мотивирован как раз давлением со стороны США. Однако, видимо, вопрос оказался до такой степени принципиальным, что ведущие члены ЕС решили взять дело в свои руки и разделили ответственность на троих: сама структура расположится во Франции, ее руководителем будет немецкий специалист по банковскому делу, а наблюдательный совет организации разместится в Великобритании.

Нельзя не отметить тот факт, что американская дипломатия вчистую проиграла этот раунд и вообще демонстрировала непонимание европейских настроений и серьезность намерений руководителей Германии, Франции и Великобритании. Еще в прошлом году посол США в Германии праздновал победу, когда немецкие банки отказывались работать с Тегераном, а западные СМИ писали о том, что создание европейского механизма обхода американских санкций вряд ли возможно.

Обычно ставка на то, что европейские страны не смогут договориться по какому-то сложному вопросу, — это хорошая идея, но на этот раз американская внешняя политика столкнулась с исключением из правил.

Если посмотреть на вещи цинично, то можно сказать, что администрация Трампа сделала для единения Евросоюза больше, чем все чиновники Еврокомиссии вместе взятые. Более того, если сейчас европейцам сойдет с рук этот "иранский заговор", то главный инструмент внешней политики США окажется бесполезным, и не нужно быть пророком, чтобы увидеть следующий ход в этой партии. Если Вашингтон попробует воплотить в жизнь свои угрозы по поводу введения санкций за "Северный поток — 2", то тот же самый механизм будет просто расширен на работу с российскими компаниями, что делает санкции, по большому счету, бессмысленными. Конечно, у администрации Трампа остается "последний довод": введение ограничений уже не против компаний, а против Германии, Франции и Великобритании как государств, но если у президента США хватит смелости на такой безумный шаг, то его ждут серьезнейшие внутриполитические проблемы, а у европейских лидеров будет просто идеальный повод для принятия практически любых ответных мер, причем эти меры даже получат общественное одобрение.

Парадоксально, но самым уязвимым элементом схемы обхода санкций сейчас стал сам Иран, которому не нравится ограниченность европейского решения санкционной проблемы. Раздражение и нервозность официального Тегерана можно понять: экономическая ситуация сложная, внутриполитическая тоже, европейцы сорвали сроки по созданию механизма обхода санкций (он должен был быть готов в ноябре прошлого года), да и сейчас его еще нужно "довести до ума", на что, скорее всего, уйдет несколько драгоценных месяцев.

Впрочем, самое важное в этой истории уже произошло: старая Европа продемонстрировала волю к свободе от диктата США, а уж в каких формах эта воля реализуется в будущем, не так важно, а важно то, что Вашингтону эта европейская свобода сильно не понравится.

1139
Протесты в Америке

Революция бархатная и вместе с тем наждачная

30
(обновлено 13:43 02.06.2020)
Смятения народов в США, спусковым крючком для которых послужило дурное обращение полицейского Шовена с недостаточно социабельным афроамериканцем Флойдом, приведшее к смерти последнего, приобрели всеамериканский размах.

Грабежи, поджоги, погромы и насилие — все в знак протеста против полицейского произвола — распространились от Восточного побережья до Западного и от Мексиканского залива до канадской границы. Для борьбы с бунтом в 21 штате задействована Национальная гвардия. Президента Трампа по протоколам безопасности на несколько часов спрятали в бункер, пишет колумнист РИА Новости Максим Соколов.

Устроенный Шовеном шовинизм зримо начинает перерастать в революцию. Чем она кончится, никто не знает — первая русская революция (как она именовалась в советской историографии), или смута 1905-1907 годов (так она именовалась в охранительной традиции), была все же подавлена, и до сокрушительного катаклизма дело тогда не дошло. Но и 1905 год принес немалый ущерб империи.

Самое же главное — это брутальный характер бархатной революции. Бархат начинает зримо приобретать фактуру крупнозернистого наждака.

Тут, конечно, нет ничего особенно нового. Французские революции 1789-1794 годов, 1830 года, 1848 года — все сопровождались грабежами и насилием. "С дворцов срывая крыши, чернь рвалась к добыче вожделенной". Тюильри был капитально разграблен и в 1792-м, и в 1830-м, и в 1848 году, а при Парижской коммуне 1871 года и вовсе сожжен. Да и в других странах было не лучше. Негры, борющиеся против произвола, и вышедшие с ними плечом к плечу белые американские либералы с молотовскими коктейлями действовали в рамках старинной традиции.

Прежде эксцессы революционной борьбы рассматривались как нечто само собой разумеющееся. "Революция — не тротуар Невского проспекта", "Насилие — повивальная бабка истории", "У нас будет и смута, и пьяные мужики с дубьем". Однако — "Слушайте музыку революции".

Но со временем вкус к таким эксцессам стал несколько утрачиваться, тем более что в ряде случаев такая родовая травма носила долгоиграющий характер. "Лихо косой только первый взмах сделать".

И уж с потребностями саморекламы случаи острой борьбы с поджогами и грабежами плохо сообразовывались. Это относится практически ко всем странам, но сугубо и трегубо — к Америке, объявившей себя Сияющим Городом на Холме, несущим свет свободы и демократии всему миру.

Ответом на такое противоречие стало учение о бархатных, они же ненасильственные, революциях. Удрученные злоупотреблениями власти, бархатные, они же оранжевые, революционеры выходят на улицы, бессильный противостоять массовому порыву режим капитулирует, учреждается власть новая, настает всеобщая фисгармония, а равно музыка революции — и никаких пьяных мужиков с дубьем. Методическая брошюра Джина Шарпа как раз пропагандировала этот светлый путь.

Но когда дело дошло до практического внедрения построений Шарпа в американский быт, вышло не очень ладно. Вместо вышедших на улицы добродетельных граждан США, властно скандирующих: "Смирись перед великим народом!", получился форменный сумбур вместо музыки и вообще черт знает что.

Причем вышли американцы, то есть люди, живущие в самой свободной и процветающей стране мира, люди, которым присуща самая высокая и сознательная гражданственность, — в противном случае какой же этот Сияющий Город?

Но если у людей высшего сорта, обильно наделенных всеми добродетелями, получается такое антиобщественное и крайне маловысокохудожественное зрелище, то какое же зрелище получится в других странах, когда на улицы выйдут люди, не столь услажденные свободой и процветанием и даже отягощенные тысячелетним рабством?

Когда возникают такого рода опасения, вирусологи, например, сперва испытывают изобретенное ими чудодейственное средство на собачках или иной живности. Если вольнолюбивые граждане США добровольно взяли на себя роль подопытных собачек, честь им и хвала. А равно благодарность других народов: ведь отрицательный результат испытаний — тоже результат.

30

Не мытьем, так Китаем Россию снова пытаются заманить в западный капкан

31
Очень сложно смириться с тем, что правила игры и повестку в отношениях с Россией определяет не куда более сильный на сегодня Запад, пишет колумнист Петр Акопов

Россия сейчас нужна Западу больше, чем Запад нужен России, и чем дальше, тем сильнее это будет проявляться — эту банальную мысль очень сложно усвоить не только нашим западникам, но и самим западным лидерам. Очень сложно смириться с тем, что правила игры и повестку в отношениях с Россией определяет не куда более сильный на сегодня Запад, но это непонимание само по себе свидетельствует о том, что атлантический мир уходит в прошлое, оставляя за собой лишь привычные штампы, пишет автор РИА Новости Петр Акопов.

Вот Трамп в понедельник опять позвонил Путину, чтобы позвать присоединиться к западному клубу. В этом году президент США будет хозяином встречи "Большой семерки" — она планировалась на июнь, но Трамп подумывает перенести ее на сентябрь, потому что не все европейские лидеры (например, Меркель), готовы сейчас приехать в Штаты. Вот президент и решил протащить свою старую идею о необходимости возвращения России к западному столу. Еще в прошлом году, накануне саммита "Большой семерки" в Квебеке, Трамп говорил об этом, но тогда никто, кроме итальянского премьера, открыто его не поддержал. Теперь Трамп решил зайти с другой стороны. В минувшие выходные он рассказал сопровождавшим его в полете из Флориды журналистам, что "Большая семерка" устарела.

"Мне не кажется, что "Большая семерка" верно отражает происходящее в мире".

Поэтому стоит отложить ее до сентября и обсудить на ней будущее Китая, но не с Си Цзиньпином, а с Путиным. Пригласить Россию, а заодно и Южную Корею, Австралию и Индию — "А что у нас есть? У нас под руками хорошая группа стран".

Идея замечательная во всех отношениях: обсудить Китай, который назначен Трампом главной угрозой миру, и вернуть Россию, которую назначил на эту роль предыдущий президент США. То есть помириться с Россией, к чему уже давно призывает Трамп, и начать вместе с ней бороться с Китаем, за что уже давно выступают некоторые американские стратеги. А Россия-то хочет участвовать в этом празднике?

Ну куда она денется — у нее же есть тщательно скрываемый страх перед китайской экспансией. Да и вообще у русской элиты совершенно прозападный менталитет, и она мечтает вернуться в клуб "мировых лидеров". Но только без потери лица, чтобы мы им уважение продемонстрировали, тогда им деваться некуда будет, они ведь и сами этого хотят. Так что вся проблема сейчас в том, чтобы нам, то есть Западу, не слишком много пряников давать Путину, а то русские зазнаются и посчитают себя победителями. Кнутом и пряником нужно действовать — тогда никуда не денутся.

Удивительно, но такая картина мира существует в головах не только западных стратегов, но и некоторых отечественных аналитиков — причем как прозападных, так и якобы патриотических. Россия ничего не может сама, мы стали сближаться с Китаем только потому, что поссорились с Западом, если сейчас конфронтация закончится, наши антинациональные элиты тут же вернутся к вожделенной для них роли младших партнеров Запада — подобные представления не так уж и редки в нашем обществе. И поэтому нам нельзя принимать никакие приглашения "Большой семерки" — пропадет Россия!

Принимать действительно нельзя, но совсем по другой причине. Не потому, что элиты сдадут Россию, — Путин серьезно изменил как состав, так и умонастроения элит. Те, кто считает, что Россией сейчас, как и в 90-е, правят люди, считающие Запад образцом и старшим учителем, а русских — неудачной ветвью европейской цивилизации, живут в каком-то иллюзорном мире. У России масса проблем с элитой и с воспитанием национального самосознания, но никаких сомнений в самостоятельности нашего руководства нет. Как и в том, что оно понимает, что такое национальные интересы, знает историю и географию, то есть геополитику, исходит из русского исторического опыта и ведет свою игру на мировой арене. Стратегическую игру, в которой есть много раундов, меняются обстоятельства и окружающая атмосфера, но остается неизменной цель. Сильная, самодостаточная Россия, страна-цивилизация, выступающая как один из центров силы, который будет определять миропорядок в XXI веке. Ни на что меньшее Россия, вышедшая в XVIII веке на первые роли на мировой арене, просто не может согласиться — сомнут.

Как поможет достижению этой цели сближение с Западом? Никак — даже тактическая игра может только навредить нам. И не потому, что после развала СССР Запад продолжил наступление на нас, откусывая по куску все, что было можно, пока не добрался до немыслимого для нас, то есть до Малороссии, до Украины. Нет, тут все понятно — никаких компромиссов по так называемому постсоветскому пространству быть не может: атлантизация Украины, ее закрепление в геополитическом поле Запада невозможна в принципе и необсуждаема.

Но еще важнее другое: с каким Западом сближаться России, даже если бы она захотела этого? Единого Запада больше нет — процесс его развала идет уже несколько лет и полностью отвечает нашим национальным интересам. Мы можем наводить мосты с элементами, составными частями Запада, — с отдельными европейскими странами, да и с Евросоюзом в целом (но после того как он обретет геополитическую самостоятельность), даже с антиглобалистской Америкой Трампа (если она вдруг состоится). Но мы не можем строить планы на будущее с атлантическим Западом — пока еще живым — и потому, что он является нашим непримиримым геополитическим даже не противником, а врагом (будучи заинтересован в изоляции и ослаблении России), и потому, что у него нет будущего.

Наша стратегия в отношении атлантического Запада очень проста: мы исходим из того, что столетия господства Запада как такового подошли к концу, а атлантический мир сменяется миром тихоокеанским и евразийским. При непосредственном и важнейшем участии России, начавшей разворот на Восток и Юг не потому, что поссорилась с Западом, а потому, что понимает законы истории и геополитики.

"Большая семерка" давно уже пуста — и хотя Трамп не сможет просто так похоронить ее, даже когда переизберется, она постепенно будет превращаться в площадку для выяснения отношений между обреченными на развод сторонами. "Большая восьмерка" (то есть формат с участием России), замороженная Западом после Крыма, не может быть восстановлена в принципе — и не потому даже, что Россия за эти годы укрепила стратегический альянс с Китаем. Запад плюс Россия не могут определять правила игры в мире — для этого нужны все ключевые игроки. Естественно, Китай и Индия, но и региональные интеграционные союзы, представляющие Юго-Восточную Азию, арабский мир, Южную Америку, Африку. Самый близкий к этому формат — "Большая двадцатка". Ее нужно просто довести до ума, включив представителей региональных союзов (тем более что в нее уже входит ЕС).

Вместо этого Трамп предлагает создать нечто среднее между "Большой семеркой" и "Большой двадцаткой" — группу из 11 стран. Если сравнить G-11 с G-20, то кого же в ней не окажется, кроме Китая, против которого все и затевается? Южной Америки (Мексика, Аргентина и Бразилия), Африки (ЮАР) и исламского мира (Турция, Саудовская Аравия и Индонезия) — то есть опять западный междусобойчик (с привлечением англосаксонских (Австралия) или геополитически зависимых стран (Южная Корея)), к которому почему-то должны присоединиться Россия и Индия. Но Путин и Моди представляют самостоятельные государства-цивилизации, которым смешно даже предлагать поучаствовать в подобной игре, тем более носящей откровенно антикитайский характер.

При этом вежливо остановить Трампа будет очень сложно. Как хозяин саммита он имеет право приглашать кого угодно, и даже возражения Великобритании или Германии против участия Путина может не учитывать. Это ведь не восстановление "Большой восьмерки" — а так, встреча в расширенном составе.

Но, конечно, Владимир Путин не поедет ни на какой формат встречи с "Большой семеркой" — даже если бы его позвали восстанавливать "Большую восьмерку". Высказанное им прошлой осенью замечание о "Большой восьмерке", что мы не против никаких форматов взаимодействия, имело очень важную оговорку: так как западные лидеры в 2014 году сами отказались приезжать в Россию на очередной саммит, то если теперь "наши партнеры хотят к нам приехать, мы будем рады". Приезжайте к нам в Крым, одним словом.

При этом в сентябре в Нью-Йорке все-таки может состояться важнейший саммит этого года, если удастся собрать предложенную Путиным еще в январе встречу "Большой пятерки": первые в истории переговоры глав пяти ядерных держав, постоянных членов Совбеза ООН. Ее предварительно планировалось приурочить к началу работы юбилейной сессии Генассамблеи ООН, то есть к середине сентября.

Однако набирающие силу американские нападки на Китай осложняют саму возможность контактов между Трампом и Си Цзиньпином даже в многостороннем формате. Впрочем, в этом году они все равно увидятся, когда в ноябре соберется саммит "Большой двадцатки" в Саудовской Аравии. Трамп приедет туда уже переизбранным президентом, если победит и если победу признают его противники. А у Путина и Си к этому времени состоится уже не одна двусторонняя встреча — и среди прочего лидеры тысячелетней России и трехтысячелетнего Китая, конечно, будут обсуждать и будущее Америки. Хотя зачем говорить о мимолетном и грустном…

31
Семилетняя Ева Геладзе из Осетии, побив мировой рекорд, попала в книгу рекордов Гиннесса

Семилетняя спортсменка из Осетии попала в Книгу рекордов Гиннесса

22
(обновлено 14:12 03.06.2020)
Спортсменка сделала 25 приседаний на одной ноге за одну минуту - ей удалось превзойти свой собственный рекорд, который составлял 22 приседания.

ЦХИНВАЛ, 3 июн — Sputnik. Юная тхэквондистка из Северной Осетии Ева Геладзе установила новый мировой рекорд и попала в Книгу рекордов Гиннесса, сообщает пресс-служба Минспорта республики.

Отмечается, что спортсменка сделала 25 приседаний на одной ноге за одну минуту - ей удалось превзойти свой собственный рекорд, который составлял 22 приседания. По словам тренера юной рекордсменки, они шли на этот результат на протяжении двух месяцев.

Первая попытка установления рекорда не была засчитана, поскольку были некоторые ошибки. Вторую попытку Ева выполнила безупречно, после чего ее внесли в Книгу рекордов России, а затем и Гиннесса.

22