Разоблачен грязный секрет знаменитого писателя с негритянкой

Разоблачен грязный секрет знаменитого писателя с негритянкой

299
Нынешнюю архитектуру передового мира сейчас лихорадит по всем фронтам. Прогнозом о том, что будет дальше делится в своей колонке Виктор Мараховский

Вначале — новости передовой культуры. Британские СМИ оживленно обсуждают новую пьесу создателя "Трех билбордов на границе Эббинга" Мартина Макдоны, пишет Виктор Мараховский в статье для РИА Новости.

Темами пьесы являются все актуальные темы передовой западной мысли: сексизм, колониальное прошлое и разоблачение превосходства европейской культуры над богатством прочих культур планеты.
Внимание СМИ привлек тот факт, что тупыми белыми ублюдками в пьесе являются:

1) Ганс Христиан Андерсен,

2) Чарльз Диккенс.

Оба эти персонажа на самом деле ничего не написали. Высокомерный расист Андерсен держит у себя на чердаке в плену конголезскую пигмейку на деревянной ноге, которая сочиняет все его сказки. Идиот и бабник-домогатель Диккенс держал у себя ее сестру, но та умерла, из-за чего у Диккенса творческий кризис.

Мы не будем гадать, что хотел сказать режиссер Макдона. Варианта три: то ли он толсто троллит передовую мысль, доводя ее абсурд до полного идиотизма. То ли искренне считает, что безответных классиков можно вывалять в смоле и перьях в рамках идеологической борьбы за добро. То ли без всякой мысли пляшет на актуальных темах с целью "чиста порофлить".

Интересно тут другое. Перечисленные темы — действительно являются нервом общественной дискуссии сегодняшнего Запада. Мы уже писали о смелой пиар-акции профессора черного искусства Лондонского университета Сони Бойс, которая добилась снятия из Манчестерской галереи сексистского полотна позапрошлого века "Гилас и нимфы", призвав бороться со лживым викторианским искусством. Периодически ленты новостей приносят известия о новых репрессиях против титанов западной литературы, исключаемых из библиотек и школьных программ за расизм, сексизм и гомофобию.

Иными словами — армия активистов (преследующих, как правило, глубоко личные пиарные цели) движется по культурному пространству, выжигая все на своем пути и оставляя за собой развалины реальной истории.

И вот что странно. Наша страна тоже пережила пару подобных крестовых походов против культуры: сначала в первоначальный период советской власти, а затем — в первоначальный период накопления капитала. То, что разворотили борцы с проклятым наследием после Гражданской войны, потом пришлось долго и мучительно восстанавливать. От идей же ранних 1990-х у нас по сей день остался феномен "Мавзолея, исчезающего по праздникам", и периодическая реанимация на разных уровнях тезиса о "Победе вопреки".

Но в обоих случаях это стирание культурной истории было связано с полным, кардинальным, революционным переворотом всего жизненного уклада. В 1920-х культура, сформированная столетиями, аннулировалась не просто так, а ради создания принципиально нового человека. Предполагалось, что человеческая душа есть табула раса. То есть чистая доска или, вернее, палимпсест, с которого можно (и даже нужно) соскоблить каракули прежних времен и нарисовать поверх новые скрижали, превращающие темного и порочного человека прошлого в светлого и сознательного человека будущего.

В 1990-е, как ни странно, мотивация была решительно той же — новые аятоллы активно занялись Искоренением Совка в гражданах, чтобы те выкинули из головы иллюзии прежних десятилетий, содрогнулись при виде Истинного Лица советской истории и с энтузиазмом встретили новых крепких хозяев, в перспективе несущих процветание.

Внимание, вопрос: что за революция происходит с Западом? Какой такой реальный переворот политического, экономического, жизненного уклада там происходит? Идеологическим сопровождением чего является нынешний их крестовый поход против проклятого культурного наследия?

У меня есть, честно говоря, только одна версия. Стирание культурного фона населению передовых стран происходит во имя самого стирания. Потому что понятно, что этот культурный фон драматически не совпадает с текущей реальностью — но какой станет эта реальность завтра, пока ни у кого нет четкого представления.

В том, что нынешнюю архитектуру передового мира сейчас лихорадит по всем фронтам (от социального до религиозного и демографического) — сомнений нет ни у кого. А вот далее может случиться что угодно: мы живем в невероятный момент, когда более половины молодых американцев "предпочитают социализм капитализму" — но при этом богатейшие семьи той же Америки уверенно уходят в отрыв от нищебродского большинства. Меньшинства продолжают свой победный марш за права — но новой "контркультурной модой" становится ядреный консерватизм.

Поэтому целью культуртрегеров становится сама "чистая доска" в головах аудитории. А там видно будет: случится ли "киберфеодализм" из модных антиутопий или "киберкоммунизм" из модных утопий — она в любом случае пригодится.

Нам тут остается только надеяться, что наша страна — как обычно, отстающая от передового Запада на десятилетия — успеет посмотреть на его результаты и не повторить его ошибок.

299

У Америки есть план перестройки: он страшен

28
(обновлено 12:34 12.07.2020)
Наблюдая за сегодняшними США, сложно не отметить параллели между тем, что происходит в Вашингтоне сейчас, и тем, что происходило в эпоху позднего СССР.

Понятно, что политические и экономические системы разные, но бывает так, что даже очень разные по конструкции державы (и кстати, у СССР и США больше общего, чем может показаться на первый взгляд) умирают похожим образом.

Среди очевидных параллелей — потеря общественного уважения к базовым ценностям и идеологии, на которых была основана страна, а также очевидный (и очень острый) конфликт поколений — американская молодежь по большей части искренне ненавидит свою страну, ее историю, ее ценности и старшее поколение, которое представляется ей воплощением косности, преступной идеологии и вообще воспринимается как "седое препятствие на пути светлого будущего".

Зуд в плане сноса памятников и переименования улиц — тоже нечто знакомое, как и периодически вскрывающийся факт того, что американской нации, по сути, нет, а есть примерно восемь протонаций, которые друг друга не очень любят и не очень понимают, ибо их объединяет лишь язык, доллар, федеральный подоходный налог и уголовная статья, запрещающая сецессию.

Восемь квазинародов США — это не гипербола, чтобы усилить похожесть на поздний СССР с его национальной враждой, а сухая констатация факта, которой еще в 1981 году была посвящена культовая книга журналиста и кембриджского исследователя Жоэля Гарро "Девять народов Северной Америки" (в США живут восемь народов, а девятый — это жители провинции Квебек). За прошедшие 40 лет это культурное (и местами этническое) разделение стало только острее.

Единственный элемент, которого не хватало для того, чтобы схожесть с эпохой угасающего СССР стала совсем полной, — это некий аналог перестройки, которая в силу специфики исполнения и изначальных концептуальных недостатков добила и экономику, и саму сверхдержаву. В качестве возможной версии "американской перестройки" можно было обосновано воспринимать программу Александрии Окасио-Кортес и ее союзников "Новая зеленая сделка для Америки", но все-таки этому псевдоэкологическому манифесту немного не хватало мейнстримной поддержки, да и с привлекательностью — даже для верных сторонников Демократической партии — у нее были определенные сложности.

Однако на фоне массовых беспорядков и моральной паники, которая начала раскручиваться в американском обществе после убийства рецидивиста-наркомана Джорджа Флойда, проект "американской перестройки" обрел эдакое второе идеологическое крыло. Если раньше программа, которую продвигали наиболее радикальные демократы, имела чисто зеленый оттенок с небольшим привкусом дурно понятого социализма, то сейчас американской аудитории в специальном проекте The New York Times представлена еще и расовая версия программы реформирования американской экономики. И тут уже жителю США, как и американским элитариям, не отвертеться: в случае поражения Трампа на выборах, а его совершенно нельзя исключать, мало кто сможет сопротивляться именно этой программе из-за риска оказаться одновременно "врагом планеты и ее климата" и "системным расистом".

Конечно, предложения, опубликованные в The New York Times, нельзя считать официальной программой Джо Байдена или Демократической партии, но по большому счету этого и не требуется. The New York Times выполняет функции внешнего мозга и морального компаса на аутсорсе для многих американских избирателей и значительной части управленческой элиты, и если эта газета вышла с очень объемным спецпроектом (растянутым на сколько номеров) под названием "Америка, которая нам нужна" и программными статьями, написанными как самой редакцией издания, так и знаковыми "левыми" или "прогрессивными" экономистами, активистами и бизнесменами, можно смело делать вывод о том, что если не буква, то дух изложенных предложений будет присутствовать в американском экономическом будущем.

В Атланте новая волна протестов: полицейские убили афроамериканца при задержании
Ruptly / @KevinxSanchez / Департамент полиции Атланты / Бюро расследований штата Джорджия

Как и следует ожидать от проекта "американской перестройки", на фоне сравнительно небольшого количества здравых (или, по крайней мере, теоретически благонамеренных) идей сверкают брильянтами чистого безумия целые созвездия таких мер, которые приведут или к социальному взрыву, или к серьезным экономическим проблемам, или к комбинации этих последствий.

Перечислим несколько наиболее ярких и знаковых предложений авторитетного издания и его экспертов:

— простить все долги черных американцев, включая долги по потребительским кредитам;

— изменить закон о Центральном банке США, обозначив в качестве критерия оценки деятельности Федрезерва уровень безработицы среди черных американцев (на практике это будет означать, что Центробанк будет из печатного станка субсидировать синекуры для расовых меньшинств, одновременно разгоняя инфляцию для всех остальных граждан).

Также предлагается сделать все банковские услуги бесплатными для черных, сделать только для черных ипотеку под ноль процентов, а для черных владельцев бизнеса — кредиты на его развитие под ноль процентов. Легко догадаться, из чьих процентных ставок и налогов будет субсидироваться столь щедрая программа. А для того чтобы социальная справедливость совсем расцвела, предлагается резко увеличить размер налога на наследство, что позволит заняться более активным перераспределением собственности, причем — по очевидным причинам — это будет "белая" собственность.

Предполагается, что пострадают от такого увеличения налогов только самые богатые, но и снос памятников в США должен был задеть только расистов-рабовладельцев, а почему-то снесли памятники Колумбу и Рузвельту.

А для того чтобы никакие консерваторы никогда больше не смогли этому помешать, предлагается провести серию реформ избирательной системы, которые приведут к тому, что демократы будут править вечно, в том числе с помощью массового "голосования по почте", которое пользуется заслуженной репутацией инструмента масштабного электорального жульничества. В качестве примера можно привести недавний случай: в мае 2020 года на муниципальных выборах в городе Пэтерсон, штат Нью-Джерси, 20 процентов (!) бюллетеней оказались поданы с нарушениями — то есть были или вброшены, или подделаны, или были настоящими, но с поддельными подписями.

Эта программа только кажется невозможной в силу очевидной токсичности ее последствий. Это будет не первый и не последний случай в мировой истории, когда часть элиты конкретной страны ставила свои внутриполитические интересы и желание зацементировать свою власть выше интересов страны, экономики и общества в целом.

И даже если Трамп победит, то вряд ли это решит проблему. Запрос на "американскую перестройку" под предлогом борьбы за экологию и расово-социальную справедливость останется, как и тот сегмент американской элиты, которой именно такая "перестройка" нужна для того, чтобы окончательно и бесповоротно победить в борьбе за власть. А самое важное — это то, что примерно половина американских избирателей готова доверить судьбу страны именно "перестройщикам".

Кстати, экономическая программа Трампа и экономических националистов из его окружения тоже не поддается реализации без деструктивных последствий, хотя и строится на гораздо более логичных принципах.

Возможно, американским избирателям стоит посочувствовать этой осенью: у них нет по-настоящему хорошего выбора, выбирать придется между перестройкой с привкусом "шампанского социализма" и джингоистской версией экономического национализма, основанного на мифе об американской исключительности во всем, что связано с деньгами, армией и наукой. То есть выбирать придется между иллюзией справедливости и иллюзией национального величия, а значит, хорошего выбора, который приведет в реальное хорошее будущее, у них нет.

28
Мужчина за ноутбуком

В СМИ сменяются лидеры? Что показал анализ публикаций о коронавирусе в России

16
(обновлено 12:35 12.07.2020)
МИА "Россия сегодня" представило исследование "Осьминог 2.0. Коронавирус в России", посвященное образу страны в западных (и не только) СМИ. Результаты проанализировала колумнист Sputnik Ирина Алкснис.

На этот раз в фокус внимания исследователей попала пандемия, а охвачены оказались топовые медиа не только "Большой семерки", но и Китая, где произошла первая вспышка заболевания.

Пополнение оказалось весьма удачным, поскольку статистика по китайским медиа обеспечила довольно неожиданный фон для транслируемой западными изданиями картины мира.

В целом "Осьминог 2.0" не преподнес особых сюрпризов: COVID-19 был использован западными СМИ как еще один информационный повод для продолжения антироссийской пропаганды.

Безоговорочным лидером тут стали американцы — 58% публикаций по теме в пяти самых значимых (по охвату аудитории) американских СМИ имели негативную тональность. У следующих за ними германских медиа этот показатель составил 44%, у канадцев — 41%, а у британцев — 38%.

В то же время у оставшихся трех государств "семерки" доля негатива в отношении России по этой теме заметно ниже: у Японии — 33%, у Италии — 28%, а у Франции и вовсе впечатляющий 21%.

Правда, с позитивом у них у всех обстоит не очень — от одного до пяти процентов. Исключением является разве что Италия, где аж девять процентов упоминаний России и коронавируса имели положительную интонацию. Легко предположить, что именно помощь, оказанная россиянами итальянцам в борьбе с эпидемией (с отправкой медицинских ресурсов и врачей) обеспечила в их СМИ более высокую долю благоприятных публикаций.

Однако в этих цифрах любопытнее, пожалуй, иной аспект: они наглядно проявляют самые актуальные геополитические тренды текущего момента. С одной стороны, англосаксы (что из Старого Света, что заокеанские) остаются на острие антироссийской атаки, являясь ее движущей силой. Но с другой — они явно теряют поддержку даже ближайших союзников, которые стараются выдерживать более нейтральный подход и не усердствовать в русофобии, что вполне логично: времена-то изменились и на дворе давно не 2014 год.

Одновременно цифры вскрывают, в насколько сложном — в первую очередь для самой себя — положении находится Германия. Активная антироссийская позиция ведущих немецких СМИ явно противоречит государственно-политической линии, где Берлин не только продвигает и защищает совместные проекты с Москвой, но и последовательно избавляется от полуоккупационной зависимости от США. Однако в медиасфере очевидно сохраняется жесткая подчиненность и безоговорочная лояльность ключевых изданий не национальным интересам, а вашингтонскому сюзерену.

Что касается конкретных тем, которые использовались в антироссийско-ковидной пропаганде, то они не отличались оригинальностью, так или иначе сводясь к двум давно и хорошо знакомым лейтмотивам: Россия в очередной раз гибнет, как никогда раньше, но и она же представляет собой огромную угрозу всему миру.

В частности, это вылилось в критику и общей ситуации в стране, и состояния системы здравоохранения, и действий российских властей в борьбе с COVID-19 — с предсказаниями, что ситуация вновь держится на волоске и может рухнуть в любой момент. Что же касается угрозы остальной планете, то в данном случае ничего нового также придумано не было: главные обвинения — в проведении Москвой кампаний по дезинформации о пандемии, вплоть до утверждений, что Россия коварно внушает человечеству представления о бесполезности мытья рук.

Разумеется, в китайских СМИ картина освещения проблемы отличается разительно, и дело даже не в 20% позитивных публикациях о России в контексте борьбы с коронавирусом и отсутствии негативных. Главной особенностью является само количество статей на данную тему. За рассмотренный период — с марта по июнь — в топ-5 медиаресурсов Китая было опубликовано более 1200 статей о российском противостоянии эпидемии. Для сравнения: за тот же отрезок времени минимальное число текстов оказалось у Канады — 238 штук, а показатели остальных шести стран колеблются между 371 (Италия) и 470 (Япония). Кстати, американцы со своими 428 статьями на пятом месте в общем списке.

Получается, что за три месяца китайские СМИ опубликовали по теме "Коронавирус в России" почти в три раза больше материалов, чем вроде как самые мощные на планете американские медиа. Причем стоит напомнить, что у китайцев 80% из них носили нейтрально-информационный характер, то есть речь по преимуществу просто о новостных сообщениях.

Было бы ошибкой списывать подобную колоссальную разницу на особое внимание и интерес Китая к российским делам. Представляется, что все куда проще и банальнее: дело в более напряженной работе и более высокой эффективности ведущих китайских СМИ, которые перерабатывают и пропускают через себя гораздо больший информационный поток, чем их западные коллеги-конкуренты.

Фактически это подтверждает западные страхи об утрате информационного лидерства. Конечно, для преподнесения аудитории они раздуваются до анекдотичных форм, но по существу имеют под собой основания.

Некогда Запад создал средства массовой информации в современном их понимании, став безоговорочным лидером и образцом для подражания для всех остальных. Свобода слова и распространения информации превратились в одни из главных его козырей в борьбе против идеологических и геополитических противников — и были успешно использованы.

Но прямо сейчас мы наблюдаем нарастающий кризис этой еще не так давно казавшейся незыблемой системы.

Чем дальше, тем сложнее западным СМИ конкурировать с медиа "несвободного мира", будь то Китай или Россия. Можно сколько угодно смеяться над разгоняемой американскими и европейскими политиками паникой о "медиащупальцах Кремля", но RT и Sputnik и впрямь все чаще получают в социальных сетях больший отклик, нежели самые известные и влиятельные новостные ресурсы Европы. Более 1200 сообщений китайских СМИ против менее 450 — у американских всего по одной-единственной теме, причем достаточно узкой и не самой горячей для этих государств, отражают ровно тот же процесс.

Западные СМИ все хуже (в сравнении с подросшими конкурентами) справляются с выполнением своей главной функции — аккумулирования и донесения до аудитории максимально обширной и разнообразной новостной информации. Это касается и содержания, и подачи материала.

Да, Запад пока продолжает удерживать за собой ярлык "самой свободной, честной и профессиональной прессы". Но ведь тут ситуация, как с платьем короля из сказки, — однажды это просто перестанет работать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

16

Гид-переводчик из Осетии об Олимпиаде-80: яркие впечатления остались на долгие годы

14
(обновлено 14:26 12.07.2020)
Заведующий кафедрой политологии и социологии ЮОГУ Инал Санакоев поделился своими воспоминаниями, связанными с "Олимпиадой-80"

Залина Кулумбегова

Олимпиада 1980 года - яркое событие эпохи СССР, которое оставило отпечаток в жизни каждого советского человека.

К олимпийским играм Советский Союз готовился по-особому. Чистота, полный порядок, дисциплина и куча положительных эмоций - такой запомнилась Олимпиада-80 Иналу Санакоеву.

В 1980 году молодой парень из Южной Осетии Инал Санакоев был студентом Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова (МГУ).

"Я учился на историческом факультете отделения стран Запада и у нас было усиленное изучение английского языка. За полгода до олимпийских игр студентов, знавших хорошо иностранные языки, собрали в университете и объявили, что на Олимпиаду приедет много туристов и понадобятся помощники. Тогда переводчиков в стране было мало, в основном они были в "Интуристе", - вспоминает Санакоев.

Организация "Интурист" была тогда старейшей советской и российской туристической компанией, где были заняты профессиональные гиды-переводчики.

"Меня эта идея сразу заинтересовала. Практики разговорного английского языка у  меня, как и у большинства из нас, не было, поэтому  все волонтеры прошли дополнительные курсы, которые провели профессиональные гиды-переводчики компании "Интурист", - вспоминает Санакоев.

Центр "Интуриста" находился в Москве. Именно здесь распределяли какой гид к какой конкретно группе туристов будет прикреплен.

"Меня прикрепили к гостинице "Украина" в Москве, где я находился все время Олимпиады. Я работал с туристами из стран юго-восточной Азии - Индия, Пакистан, Таиланд", - добавил он.

Но не все оказалось просто. Уже при первом общении с иностранными гостями возникли сложности.  

"Когда меня познакомили с новой группой и они заговорили, я спросил переводчика, который меня представил, на каком языке они говорят. У них был сильнейший акцент, и я засомневался - буду ли я их понимать. Через некоторое время я освоился и проблем с общением в дальнейшем не возникало", - рассказывает Санакоев.

По словам Санакоева ему не удалось поработать со спортсменами, так как они были на попечении  профессиональных переводчиков "Интуриста". В его же обязанности входило решение вопросов расселения туристов, их поездки на экскурсии и посещение спортивных мероприятий олимпиады.

"Впечатления остались самые благоприятные. Москву иностранным гостям показали с самой лучшей стороны. На улицах невозможно было увидеть ни бомжа, ни пьяного человека", - вспоминает Инал Санакоев.

Сарафанное радио распространялось быстро. Многие жители Москвы говорили, что всех, кто хоть немного портил имидж столицы отправили в Подмосковье. За знаменитый "101 километр". Чтобы максимально разгрузить город, детей отправляли в детские лагеря для отдыха. По словам Санакоева, было заметно, что перед Олимпиадой город опустел. Возможно,  это было сделано для того, чтобы легче было обеспечивать безопасность гостей и спортсменов.

"Для советского периода, когда жизнь была зажатая и во всем были ограничения, эти две недели олимпийских игр сильно отличались. Появились новые знакомства, впечатления и общение, это было именно то, что нужно было мне, как молодому студенту. Ведь были времена, когда даже подойти простому студенту к иностранцу было опасно, это могло иметь какие-то последствия, а тут открываются новые возможности, в том числе попрактиковать язык, что было очень интересно", – с улыбкой вспоминает он.

По словам Инала Санакоева,  порой и сами туристы проявляли осторожность в общении с советскими людьми.  При этом каждый гид должен был отслеживать поведение членов своей группы.

"Было распоряжение, в случае неадекватного поведения туристов, сообщать об этом работникам охраны гостиницы и не решать проблему самим. Нам надо было четко контролировать свою речь и поведение", - добавил он.

Вся Москва была украшена плакатами с эмблемой Олимпиады-80 – добрым мишкой.

"К сожалению, мне не удалось побывать на олимпийских играх, так как это в мои обязанности не входило.  Я лишь сопровождал свою группу туристов при их перемещениях по Москве. Все время, нам гидам, нужно было быть на подхвате. С этим у нас бывало очень строго. Мы привозили туристов на место и уезжали обратно в гостиницу", -  говорит Инал.

По словам Санакоева с туристами работать было легко.

"Не помню, чтобы возникло какое-нибудь недоразумение. тем более скандал. Лишь когда олимпиада закончилась, все присутствующие на закрытии люди плакали от переполнявших их эмоций. Однако я увидел все это по телевизору в гостинице "Украина", - вспоминает Санакоев.

Преимуществом работы гидов-переводчиков среди студентов, было освобождение от практики в университете.

"Помню, как мои однокурсники поехали на летние сборы в город Владимир и только по завершении олимпиады я присоединился к ним. Я прошел свою практику", - улыбается И. Санакоев.

Спустя некоторое время после закрытия олимпиады столица СССР  начала вновь заполняться людьми. Праздник закончился, но яркие впечатления остались на годы.

"Нам выдали дипломы об окончание курсов "Интурист", а за участие в обеспечении  Олимпиады  – благодарственные письма", – добавил он.

Олимпийские игры продолжались всего две недели, но для Инала Санакоева это время осталось теплым воспоминанием, которое он пронёс через года.

14