Борис Джонсон с супругой Мариной Уилер

Смотрите, кто вернулся: какой сюрприз готовит Борис Джонсон

769
(обновлено 16:44 22.08.2018)
Борис Джонсон, прославившийся своими резкими антироссийскими заявлениями в бытность его работы главой МИД, в ближайшее время может стать самым "пророссийским" политиком Британии, считает колумнист РИА Новости Владимир Корнилов

Не поверите, но он возвращается. Борис Джонсон, один из самых худших министров иностранных дел в истории Великобритании, которого все уже считали "сбитым летчиком", снова на первых страницах тамошних газет и стремительно набирает популярность среди сторонников правящей Консервативной партии. Это при том, что на тех самых первых страницах его в основном просто смешивают с грязью за… исламофобию.

Комментируя феномен Джонсона, Пол Гудман, редактор сайта ConservativeHome, практически являющегося идеологической онлайн-платформой тори, на страницах газеты The Times заявил: "Если неделя — это долгий срок в политике, то месяц — это эпоха".

Да, еще месяц назад возрождение консерватора, провалившего британскую внешнюю политику и оскандалившегося на весь мир в деле Скрипалей, казалось многим невозможным. Опрос, проведенный тогда фирмой YouGov, показал, что Джонсон, некогда самый популярный в глазах сторонников Консервативной партии, проигрывал почти всем потенциальным кандидатам на пост лидера. Опрос на упомянутом выше сайте ConservativeHome, где постоянно голосует актив тори, выявил в начале июля, что министр-неудачник получил бы всего восемь процентов голосов в борьбе за лидерство, уступив трем ведущим кандидатам, включая двух действующих членов правительства.

И вот прошла та самая "эпоха длиною в месяц" — и новый опрос ConsevativeHome выявил, что Джонсон является абсолютным лидером во внутрипартийной гонке за популярностью. Теперь его поддерживает почти треть сторонников Консервативной партии и он солидно опережает ближайших конкурентов.

А ведь он ничего для этого не делал, удалившись в Италию на месяц в отпуск и не светясь в новостях. За него все делали премьер Тереза Мэй и ее правительство, погрязшее в нескончаемых склоках по поводу формулы грядущего Brexit.

И вот Джонсон возвращается домой и предстает перед прессой с еще более распущенными волосами (а он так делает обычно в период предвыборных кампаний). И тут же в газете The Daily Telegraph появляется колонка экс-министра, вызвавшая необычайный скандал и обвинения в исламофобии. Самое поразительное, что колонка была посвящена критике решения правительства Дании о запрете в стране паранджи, никаба и иных предметов одежды, полностью закрывающих лицо.

То есть британский экс-министр заявил, что лично он считает "абсолютно постыдным тот факт, что люди вынуждены ходить, выглядя как почтовый ящик", но в то же время заявил, что женщина вправе сама решать, в какой одежде ей появляться на публике в свободное от работы время.

Сравнение женщин в мусульманских головных уборах с почтовыми ящиками и вызвало бурное возмущение. Джонсона начали требовать исключить из партии, лишить депутатского мандата, вынудить навсегда уйти из политики или, на худой конец, извиниться. Логично, что больше всех стараются СМИ, поддерживающие Лейбористскую партию (к примеру, The Guardian), которую, в свою очередь, консерваторы регулярно обвиняют в антисемитизме. Но свою лепту в требования наказания Джонсона внесли и отдельные консерваторы, поддерживающие Мэй, — видно, что стремительный рост популярности обиженного министра значительно напугал их.

И тут выявляется самое забавное: оказывается, первыми публично сравнили женщин в бурках с почтовыми ящиками именно колумнисты The Guardian, а не Джонсон, пусть даже в сатирической колонке. Из чего можно предположить, что Борис тщательно обдумал эту якобы "необдуманную фразу", сознательно пошел на данную провокацию, с тем чтобы вернуться на первые страницы газет, но в конечном итоге снова представ в роли жертвы неоправданных обвинений.

До тех же журналистов The Guardian это начало доходить — там уже появились статьи, где говорится о том, что заявление о бурках — это "расчетливый шаг Бориса в шествии на вершину". А когда Джонсон в минувшее воскресенье вышел в более чем забавном виде к репортерам, дежурившим у его дома, с подносом, на котором были расставлены заранее заготовленные чашки чая, стало понятно, что его кампания в борьбе за пост главы Консервативной партии (а соответственно, за пост лидера всея Британии) в разгаре.

И тактика Джонсона уже начинает работать: 53% опрошенных британцев заявили, что Джонсона нельзя наказывать за его высказывание о почтовых ящиках. Нет сомнений в том, что провокационные заявления Джонсона продолжатся и он будет делать все, чтобы оставаться на первых страницах газет.

Пока неясно, вступил ли бывший министр в контакт со своим давним приятелем, гуру британских политтехнологий сэром Линтоном Кросби, который тесно работал с Джонсоном во время успешной борьбы того за пост мэра Лондона (поговаривают, что именно Кросби сотворил знаменитую прическу Бориса). Но, судя по использованию тех же технологий (провокация, чай, вид полного фрика), которые применял Кросби в ходе предвыборных кампаний, исключать их нового союза нельзя.

И не удивляйтесь, если в ближайшее время Борис Джонсон, прославившийся своими резкими антироссийскими заявлениями в бытность его работы главой МИД, вдруг предстанет в роли самого "пророссийского" политика Британии.

Да, сейчас такое предположение кажется смешным — еще памятны его призывы с трибуны парламента идти пикетировать посольство России или осуждение коллег за появление на российских каналах. Однако не надо забывать, что до того, как стать министром-лузером, успешный мэр Джонсон писал вполне прагматичные колонки с заголовками "Браво Асаду" или "Мы должны работать с Владимиром Путиным и Башаром аль-Асадом в Сирии".

В том-то и дело, что Джонсон — типичный популист, готовый подстраивать свои взгляды и убеждения под ситуацию, необходимую для восхождения во власть. Сейчас его цель (и он этого особо не скрывает) — уничтожить Терезу Мэй и занять ее кресло. Но для этого ему необходимо все время совершать эпатажные поступки и заявления. Чтобы не исчезнуть с первых полос газет. Так что ждите от него самых невероятных пиар-шагов.

769
Протесты в Америке

Революция бархатная и вместе с тем наждачная

30
(обновлено 13:43 02.06.2020)
Смятения народов в США, спусковым крючком для которых послужило дурное обращение полицейского Шовена с недостаточно социабельным афроамериканцем Флойдом, приведшее к смерти последнего, приобрели всеамериканский размах.

Грабежи, поджоги, погромы и насилие — все в знак протеста против полицейского произвола — распространились от Восточного побережья до Западного и от Мексиканского залива до канадской границы. Для борьбы с бунтом в 21 штате задействована Национальная гвардия. Президента Трампа по протоколам безопасности на несколько часов спрятали в бункер, пишет колумнист РИА Новости Максим Соколов.

Устроенный Шовеном шовинизм зримо начинает перерастать в революцию. Чем она кончится, никто не знает — первая русская революция (как она именовалась в советской историографии), или смута 1905-1907 годов (так она именовалась в охранительной традиции), была все же подавлена, и до сокрушительного катаклизма дело тогда не дошло. Но и 1905 год принес немалый ущерб империи.

Самое же главное — это брутальный характер бархатной революции. Бархат начинает зримо приобретать фактуру крупнозернистого наждака.

Тут, конечно, нет ничего особенно нового. Французские революции 1789-1794 годов, 1830 года, 1848 года — все сопровождались грабежами и насилием. "С дворцов срывая крыши, чернь рвалась к добыче вожделенной". Тюильри был капитально разграблен и в 1792-м, и в 1830-м, и в 1848 году, а при Парижской коммуне 1871 года и вовсе сожжен. Да и в других странах было не лучше. Негры, борющиеся против произвола, и вышедшие с ними плечом к плечу белые американские либералы с молотовскими коктейлями действовали в рамках старинной традиции.

Прежде эксцессы революционной борьбы рассматривались как нечто само собой разумеющееся. "Революция — не тротуар Невского проспекта", "Насилие — повивальная бабка истории", "У нас будет и смута, и пьяные мужики с дубьем". Однако — "Слушайте музыку революции".

Но со временем вкус к таким эксцессам стал несколько утрачиваться, тем более что в ряде случаев такая родовая травма носила долгоиграющий характер. "Лихо косой только первый взмах сделать".

И уж с потребностями саморекламы случаи острой борьбы с поджогами и грабежами плохо сообразовывались. Это относится практически ко всем странам, но сугубо и трегубо — к Америке, объявившей себя Сияющим Городом на Холме, несущим свет свободы и демократии всему миру.

Ответом на такое противоречие стало учение о бархатных, они же ненасильственные, революциях. Удрученные злоупотреблениями власти, бархатные, они же оранжевые, революционеры выходят на улицы, бессильный противостоять массовому порыву режим капитулирует, учреждается власть новая, настает всеобщая фисгармония, а равно музыка революции — и никаких пьяных мужиков с дубьем. Методическая брошюра Джина Шарпа как раз пропагандировала этот светлый путь.

Но когда дело дошло до практического внедрения построений Шарпа в американский быт, вышло не очень ладно. Вместо вышедших на улицы добродетельных граждан США, властно скандирующих: "Смирись перед великим народом!", получился форменный сумбур вместо музыки и вообще черт знает что.

Причем вышли американцы, то есть люди, живущие в самой свободной и процветающей стране мира, люди, которым присуща самая высокая и сознательная гражданственность, — в противном случае какой же этот Сияющий Город?

Но если у людей высшего сорта, обильно наделенных всеми добродетелями, получается такое антиобщественное и крайне маловысокохудожественное зрелище, то какое же зрелище получится в других странах, когда на улицы выйдут люди, не столь услажденные свободой и процветанием и даже отягощенные тысячелетним рабством?

Когда возникают такого рода опасения, вирусологи, например, сперва испытывают изобретенное ими чудодейственное средство на собачках или иной живности. Если вольнолюбивые граждане США добровольно взяли на себя роль подопытных собачек, честь им и хвала. А равно благодарность других народов: ведь отрицательный результат испытаний — тоже результат.

30

Не мытьем, так Китаем Россию снова пытаются заманить в западный капкан

30
Очень сложно смириться с тем, что правила игры и повестку в отношениях с Россией определяет не куда более сильный на сегодня Запад, пишет колумнист Петр Акопов

Россия сейчас нужна Западу больше, чем Запад нужен России, и чем дальше, тем сильнее это будет проявляться — эту банальную мысль очень сложно усвоить не только нашим западникам, но и самим западным лидерам. Очень сложно смириться с тем, что правила игры и повестку в отношениях с Россией определяет не куда более сильный на сегодня Запад, но это непонимание само по себе свидетельствует о том, что атлантический мир уходит в прошлое, оставляя за собой лишь привычные штампы, пишет автор РИА Новости Петр Акопов.

Вот Трамп в понедельник опять позвонил Путину, чтобы позвать присоединиться к западному клубу. В этом году президент США будет хозяином встречи "Большой семерки" — она планировалась на июнь, но Трамп подумывает перенести ее на сентябрь, потому что не все европейские лидеры (например, Меркель), готовы сейчас приехать в Штаты. Вот президент и решил протащить свою старую идею о необходимости возвращения России к западному столу. Еще в прошлом году, накануне саммита "Большой семерки" в Квебеке, Трамп говорил об этом, но тогда никто, кроме итальянского премьера, открыто его не поддержал. Теперь Трамп решил зайти с другой стороны. В минувшие выходные он рассказал сопровождавшим его в полете из Флориды журналистам, что "Большая семерка" устарела.

"Мне не кажется, что "Большая семерка" верно отражает происходящее в мире".

Поэтому стоит отложить ее до сентября и обсудить на ней будущее Китая, но не с Си Цзиньпином, а с Путиным. Пригласить Россию, а заодно и Южную Корею, Австралию и Индию — "А что у нас есть? У нас под руками хорошая группа стран".

Идея замечательная во всех отношениях: обсудить Китай, который назначен Трампом главной угрозой миру, и вернуть Россию, которую назначил на эту роль предыдущий президент США. То есть помириться с Россией, к чему уже давно призывает Трамп, и начать вместе с ней бороться с Китаем, за что уже давно выступают некоторые американские стратеги. А Россия-то хочет участвовать в этом празднике?

Ну куда она денется — у нее же есть тщательно скрываемый страх перед китайской экспансией. Да и вообще у русской элиты совершенно прозападный менталитет, и она мечтает вернуться в клуб "мировых лидеров". Но только без потери лица, чтобы мы им уважение продемонстрировали, тогда им деваться некуда будет, они ведь и сами этого хотят. Так что вся проблема сейчас в том, чтобы нам, то есть Западу, не слишком много пряников давать Путину, а то русские зазнаются и посчитают себя победителями. Кнутом и пряником нужно действовать — тогда никуда не денутся.

Удивительно, но такая картина мира существует в головах не только западных стратегов, но и некоторых отечественных аналитиков — причем как прозападных, так и якобы патриотических. Россия ничего не может сама, мы стали сближаться с Китаем только потому, что поссорились с Западом, если сейчас конфронтация закончится, наши антинациональные элиты тут же вернутся к вожделенной для них роли младших партнеров Запада — подобные представления не так уж и редки в нашем обществе. И поэтому нам нельзя принимать никакие приглашения "Большой семерки" — пропадет Россия!

Принимать действительно нельзя, но совсем по другой причине. Не потому, что элиты сдадут Россию, — Путин серьезно изменил как состав, так и умонастроения элит. Те, кто считает, что Россией сейчас, как и в 90-е, правят люди, считающие Запад образцом и старшим учителем, а русских — неудачной ветвью европейской цивилизации, живут в каком-то иллюзорном мире. У России масса проблем с элитой и с воспитанием национального самосознания, но никаких сомнений в самостоятельности нашего руководства нет. Как и в том, что оно понимает, что такое национальные интересы, знает историю и географию, то есть геополитику, исходит из русского исторического опыта и ведет свою игру на мировой арене. Стратегическую игру, в которой есть много раундов, меняются обстоятельства и окружающая атмосфера, но остается неизменной цель. Сильная, самодостаточная Россия, страна-цивилизация, выступающая как один из центров силы, который будет определять миропорядок в XXI веке. Ни на что меньшее Россия, вышедшая в XVIII веке на первые роли на мировой арене, просто не может согласиться — сомнут.

Как поможет достижению этой цели сближение с Западом? Никак — даже тактическая игра может только навредить нам. И не потому, что после развала СССР Запад продолжил наступление на нас, откусывая по куску все, что было можно, пока не добрался до немыслимого для нас, то есть до Малороссии, до Украины. Нет, тут все понятно — никаких компромиссов по так называемому постсоветскому пространству быть не может: атлантизация Украины, ее закрепление в геополитическом поле Запада невозможна в принципе и необсуждаема.

Но еще важнее другое: с каким Западом сближаться России, даже если бы она захотела этого? Единого Запада больше нет — процесс его развала идет уже несколько лет и полностью отвечает нашим национальным интересам. Мы можем наводить мосты с элементами, составными частями Запада, — с отдельными европейскими странами, да и с Евросоюзом в целом (но после того как он обретет геополитическую самостоятельность), даже с антиглобалистской Америкой Трампа (если она вдруг состоится). Но мы не можем строить планы на будущее с атлантическим Западом — пока еще живым — и потому, что он является нашим непримиримым геополитическим даже не противником, а врагом (будучи заинтересован в изоляции и ослаблении России), и потому, что у него нет будущего.

Наша стратегия в отношении атлантического Запада очень проста: мы исходим из того, что столетия господства Запада как такового подошли к концу, а атлантический мир сменяется миром тихоокеанским и евразийским. При непосредственном и важнейшем участии России, начавшей разворот на Восток и Юг не потому, что поссорилась с Западом, а потому, что понимает законы истории и геополитики.

"Большая семерка" давно уже пуста — и хотя Трамп не сможет просто так похоронить ее, даже когда переизберется, она постепенно будет превращаться в площадку для выяснения отношений между обреченными на развод сторонами. "Большая восьмерка" (то есть формат с участием России), замороженная Западом после Крыма, не может быть восстановлена в принципе — и не потому даже, что Россия за эти годы укрепила стратегический альянс с Китаем. Запад плюс Россия не могут определять правила игры в мире — для этого нужны все ключевые игроки. Естественно, Китай и Индия, но и региональные интеграционные союзы, представляющие Юго-Восточную Азию, арабский мир, Южную Америку, Африку. Самый близкий к этому формат — "Большая двадцатка". Ее нужно просто довести до ума, включив представителей региональных союзов (тем более что в нее уже входит ЕС).

Вместо этого Трамп предлагает создать нечто среднее между "Большой семеркой" и "Большой двадцаткой" — группу из 11 стран. Если сравнить G-11 с G-20, то кого же в ней не окажется, кроме Китая, против которого все и затевается? Южной Америки (Мексика, Аргентина и Бразилия), Африки (ЮАР) и исламского мира (Турция, Саудовская Аравия и Индонезия) — то есть опять западный междусобойчик (с привлечением англосаксонских (Австралия) или геополитически зависимых стран (Южная Корея)), к которому почему-то должны присоединиться Россия и Индия. Но Путин и Моди представляют самостоятельные государства-цивилизации, которым смешно даже предлагать поучаствовать в подобной игре, тем более носящей откровенно антикитайский характер.

При этом вежливо остановить Трампа будет очень сложно. Как хозяин саммита он имеет право приглашать кого угодно, и даже возражения Великобритании или Германии против участия Путина может не учитывать. Это ведь не восстановление "Большой восьмерки" — а так, встреча в расширенном составе.

Но, конечно, Владимир Путин не поедет ни на какой формат встречи с "Большой семеркой" — даже если бы его позвали восстанавливать "Большую восьмерку". Высказанное им прошлой осенью замечание о "Большой восьмерке", что мы не против никаких форматов взаимодействия, имело очень важную оговорку: так как западные лидеры в 2014 году сами отказались приезжать в Россию на очередной саммит, то если теперь "наши партнеры хотят к нам приехать, мы будем рады". Приезжайте к нам в Крым, одним словом.

При этом в сентябре в Нью-Йорке все-таки может состояться важнейший саммит этого года, если удастся собрать предложенную Путиным еще в январе встречу "Большой пятерки": первые в истории переговоры глав пяти ядерных держав, постоянных членов Совбеза ООН. Ее предварительно планировалось приурочить к началу работы юбилейной сессии Генассамблеи ООН, то есть к середине сентября.

Однако набирающие силу американские нападки на Китай осложняют саму возможность контактов между Трампом и Си Цзиньпином даже в многостороннем формате. Впрочем, в этом году они все равно увидятся, когда в ноябре соберется саммит "Большой двадцатки" в Саудовской Аравии. Трамп приедет туда уже переизбранным президентом, если победит и если победу признают его противники. А у Путина и Си к этому времени состоится уже не одна двусторонняя встреча — и среди прочего лидеры тысячелетней России и трехтысячелетнего Китая, конечно, будут обсуждать и будущее Америки. Хотя зачем говорить о мимолетном и грустном…

30
Сергей Кудряшов

Кудряшов: западные ученые не отрицают решающий вклад СССР в Победу

0
(обновлено 15:19 03.06.2020)
Государственная дума приняла закон об общероссийской минуте молчания в День памяти и скорби, 22 июня. Историк Сергей Кудряшов рассказал радио Sputnik о значении этого закона
Кудряшов о ВОВ: западные ученые не отрицают решающий вклад СССР в Победу

Авторами инициативы выступили представители всех фракций: вице-спикер Ирина Яровая, первый вице-спикер Иван Мельников, вице-спикер Игорь Лебедев, первый зампред фракции "Единая Россия" Андрей Исаев, первый замруководителя фракции "Справедливая Россия" Михаил Емельянов и первый замруководителя фракции КПРФ Николай Коломейцев.

"Общая минута молчания современной России будет вечно живым напоминанием миру об агрессии против нашей страны и о несгибаемой воле и мужестве нашего многонационального народа, не покорившегося фашизму и подарившего миру победу во Второй мировой войне", — объяснила Яровая.

Закон также предусматривает возможность публиковать в Сети списки с фамилиями погибших в Великой Отечественной войне. До этого их можно было размещать исключительно в СМИ.

"Минута молчания 22 июня оправдана. В тот день началась война, погибло много людей", - говорит историк.

0