Небо

Отдайте долг

190
(обновлено 20:35 13.09.2016)
Лана Парастаева
В России — десятки маленьких благотворительных организаций. Пора и нам перенимать этот опыт. Ведь никакая фея-крестная никому не поможет, нам самим нужно отдавать свой долг.

Помогла бы фея-крестная Золушке, если бы та не была мила и очаровательна?

Этот вопрос донимает меня с особой силой всю последнюю неделю. Вопрос крутился в голове уже давно, с приходом в Добровольческое движение "Даниловцы", со знакомством с группами помощи бездомным и заключенным. Бездомные — это не синеглазые детки, с которыми хочется играть и угощать их конфетами, и уж точно они не милы и не очаровательны, вполне могут и в драку полезть и потоками обсценной лексики обдать. Что уже говорить о заключенных…

И вот люди им помогают. Сказать, что волонтеры — совершенно особенные люди с крыльями за спинами, было бы соврать. Люди как люди. Обычные студенты, офисные сотрудники. Чьи-то крестные, быть может, но не феи-волшебницы.

Так вот, возвращаясь к мысли про Золушку и фею-крестную, стала бы она помогать вредной язве, которая хоть дом и держит в чистоте, но особо не считает нужным быть при этом милой и очаровательной?

Не знаю как феям, но людям это сложно. У меня самой самый долгий опыт общения с бездомным сводится к 10-минутному разговору на остановке и попытке откупиться от него 100 рублями, что вызвало проявление такой искренней благодарности, что еще быстрее захотелось сбежать. Когда мы делаем что-то, что по нашему мнению должно быть воспринято как добро, мы, сознательно или нет, ждем благодарности. Если не ее выражения в виде слов, то хотя бы просто понимания, что мы (тут мы скромно опускаем глаза) сделали столько всего, чтобы помочь тебе. Будь добр, улыбайся! А мы скромно будем отмахиваться от твоей искренней благодарности.

История, которую я рассказала прошлый раз, неоднозначна. И вызвала неоднозначную реакцию. И в целом в ней есть все, чтобы выражать благодарность. Но в ней есть и то, что до скрежета зубовного мне не нравится. Мне не нравится, когда помощи достойны одни и не достойны другие. Когда синеглазые детки нуждаются в защите, а их мамы в черном — нет (это я про историю Марины Карсановой, если кто еще не понял). По моему глубокому убеждению (я открыта к диалогу, впрочем) в данном конкретном случае в защите нуждается семья.

Маленькая семья из мамы и ребенка. Тем более, что им обоим это нужно. По моему глубокому же опять убеждению, нельзя спасать одного, когда есть все возможности помочь обоим.

Я рада, что история получила резонанс. Хотя без резонанса, конечно, было бы проще. Было бы решение суда. И была бы Марина. Она украдкой ходила бы к школе-интернату и через какое-то время ей перестали бы препятствовать. Все довольны. Или перестала бы ходить, потеряв от еще одного удара последнюю связь с реальностью… И опять же все было бы тихо, чинно, мирно…

Ну да ладно. И в лучших семьях случается… Но у этой истории есть, на мой взгляд, еще один актуальный аспект.

Психиатрическое освидетельствование. То самое, которое в Цхинвале не сделают. То самое, для которого Марине Карсановой нужно поехать во Владикавказ, чтобы на законных основаниях (не) видеться с сыном.

Актуальность этого вопроса обостряет и убийство, произошедшее на днях. В убийстве отца подозревают сына. Подозревают опять же психические отклонения…

Я понимаю, что люди с нарушениями психического здоровья — не Золушки, они не милы и не очаровательны, но кто-то должен ими заниматься, кто-то должен и им помогать, чтобы общество, в целом и в частности, было здоровее.

Который год ведутся разговоры о восстановлении психбольницы, и который год люди все так же потихоньку сходят с ума… Одни убивают других, другие убивают себя.

"Братья, наша земля погибает! Она гибнет не от нашествия иноплеменников, она гибнет от нас самих. Уже помимо законного правительства образовалось другое, которое сильнее законного. Уже все в нашей жизни оценено и цены объявлены всему свету. Никакой самый мудрый, самый честный правитель не сможет поправить зло, пока каждый из нас не восстанет против неправды. Я обращаюсь к тем, кто не забыл, что такое благородство мысли. К тем, у кого еще жива душа. Я прошу вспомнить, что есть долг, который нужно отдавать здесь, на земле", — Гоголь, "Мертвые души", монолог генерал-губернатора.

Если мы, самые обычные люди — студенты, журналисты, офисные сотрудники — не будем находить в себе силы ставить эти вопросы, бесконечно к ним возвращаться, то никогда ничего не изменится. В России, в Москве, в частности, — десятки таких маленьких благотворительных организаций. Пора и нам перенимать этот опыт. Ведь никакая фея-крестная никому не поможет, нам самим нужно отдавать свой долг. Здесь. На земле. На нашей родной земле.

190
Комментарии
Загрузка...