Береговые объекты на территории газораспределительного центра магистрального газопровода Северный поток-2 в городе Любмин в Германии

"Северному потоку 2" объявлена последняя битва

165
(обновлено 11:47 04.06.2021)
Когда неделю назад в России признали нежелательной деятельность трех неправительственных немецких организаций, в Берлине были возмущены, замечает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Как отмечает автор, озабочен был, например, глава МИД Хайко Масс: "Запрет работы организаций, которые прилагают усилия для укрепления взаимопонимания между нашими странами и гражданами, — это серьезный удар по нашим усилиям в деле улучшения отношений с Россией. Решение Генпрокуратуры России вынести запрет на деятельность в общей сложности трех немецких организаций в сфере гражданского общества в этой связи является особенно странным и неприемлемым".

Вот же эти русские — мы пытаемся наладить с ними отношения, а они запрещают работать у себя в стране энтузиастам, "прилагающим усилия для укрепления взаимопонимания между нашими странами"! Зачем запретили работу "Форума русскоязычных европейцев", "Немецко-русского обмена" и "Центра либеральной современности" — этих поборников немецко-российской дружбы?

Ответ пришел довольно быстро: уже через два дня на сайте одной из этих организаций, Центра либеральной современности, был опубликован комментарий ее создателя и руководителя Ральфа Фюкса. Он поддержал открытое обращение к Ангеле Меркель восьмидесяти политиков и экспертов — понятно, что оно само готовилось до всякого запрета организации в России и вообще никак с ним не связано.

Но имеет прямое отношение к набирающей обороты в Германии предвыборной кампании, в ходе которой основная битва идет между меркелевским ХДС и "зелеными". С последними тесно связан и берлинский ЦЛС, так что его активное участие в обращении к Меркель служит именно целям раскрутки "зеленого" кандидата в канцлеры Анналены Бербок. Нет, она в письме не упоминается — речь там идет о главной проблеме современной Германии.

Что же это? Экономика, евроинтеграция или национальная идентичность? Нет, "Северный поток — 2".

А вы думали, что после того, как на прошлой неделе Джо Байден признал бессмысленность борьбы против уже практически построенного газопровода, все успокоится? И что немцы теперь заняты переговорами, которые сейчас ведет в Вашингтоне делегация во главе с советниками канцлера, чтобы устранить американские претензии по СП-2 и вообще смягчить напряженность в торгово-экономических отношениях ЕС и США?

Ну и что с того, что Байден сказал, что не хочет портить отношения с Германией, — в самой ФРГ достаточно тех, кто будет продолжать борьбу против ее национальных интересов до последнего.
Впрочем, почему только в Германии? Письмо на сайте ЦЛС подписано 80 известными "политиками, учеными и военными" со всего западного света (и даже из "прекрасной России будущего", ведь там есть "видный борец за демократию" Владимир Милов). Очень много поляков и прибалтов, есть бывший глава МИД Украины Климкин, а также масса бывших американских послов. Подписали, конечно, и немцы — например, бывший министр юстиции.

Объединяет подписантов одна простая вещь: это стойкие атлантисты. Столь же стойкие, как и Анналена Бербок, которая уже после выхода этого обращения подтвердила свою позицию: "С одной стороны, делаются заявления о поддержке санкций Евросоюза (против России), а с другой — нынешнее федеральное правительство поддерживает строительство трубопровода "Северный поток — 2", а это как раз и ослабляет эффективность санкций. Подобную неправильную политику нужно немедленно остановить".

Вот и в "обращении восьмидесяти" немецкое правительство хотят убедить "немедленно ввести мораторий в отношении строительства трубопровода". И дают развернутое объяснение того, чем же так опасен СП-2:

— "Он подрывает европейское единство и трансатлантические отношения;

— противоречит новым целям Европы и Германии в области климата;

— угрожает и без того шаткой безопасности Украины;

— противоречит цели общей внешней энергетической политики ЕС".

Тут хороши все пункты, но дальше идет краткий экскурс в историю СП-2, и там тоже все замечательно. Потому что вылезает еще один скрытый пункт — и он касается уже внутреннего устройства России.

Оказывается, проект с самого начала был неоднозначным: ведь соглашение о нем "было подписано вскоре после аннексии Крыма и российской интервенции на востоке Украины" — а сейчас "необъявленная война против Украины продолжается, репрессии против демократического гражданского общества в России становятся все более жесткими". А еще ведь "была целая серия нападок на либеральные демократии Запада" — это когда Трампа избрали? Поэтому "надежды на "Wandel durch Handel" ("Изменение через торговлю") не оправдались", то есть не удалось изменить ни Россию (привести к власти представителей "демократического гражданского общества"), ни ее внешнюю политику.

Собственно говоря, ничего удивительного в таком признании нет — но странно в этом случае возмущаться тем, что в России запрещают работу организаций вроде "Центра либеральной современности". А что с ней делать, если она работает против интересов не только России, но и российско-германских отношений как таковых? Пока Берлин успешно отстаивает пусть и ограниченный, но суверенитет Германии, ему предлагают не просто сдать его, но и поставить Евросоюз в еще большую зависимость от США, точнее — от атлантистов:

"Северный поток — 2" является препятствием для "нового старта" в трансатлантических отношениях, которое давно назрело... Мораторий — это шанс прийти к общей европейской позиции. Наконец, что важно, мораторий послужит четким сигналом для российского руководства о том, что они должны ожидать последствий от продолжающихся нарушений международного права и правил, на которых основан европейский порядок".

Выстрелить себе в ногу — или укоротить поводок атлантического ошейника — для того, чтобы дать русским почувствовать всю мощь европейского порядка? Нет, подписанты даже не замечают всей абсурдности этого предложения — потому что уверены в том, что СП-2 не просто не нужен, но и вреден для Европы. Почему же с ними не согласна большая часть европейской элиты — не говоря уже о простых немцах?

Потому что речь идет о двух разных Европах: одну хотят и дальше видеть зависимой от англосаксонских рулевых, а другая постепенно вернет себе свою самостоятельность. Первая обречена на конфронтацию с Россией — а второй не будет без нормального сотрудничества с великим восточным соседом.

165

Особенности маневров ШОС "Мирная миссия-2021": Центральная Азия сосредоточивается

41
(обновлено 10:02 22.09.2021)
Вероятный прорыв террористов из Афганистана в страны Центральной Азии – остается главной угрозой безопасности региона в обозримой перспективе, пишет военный обозреватель Александр Хроленко 

Командно-штабное учение вооруженных сил государств-членов Шанхайской организации сотрудничества "Мирная миссия-2021" адекватно отвечает на подобные угрозы.

На полигоне Донгуз в Оренбургской области 20 – 24 сентября проходит совместное антитеррористическое командно-штабное учение "Мирная миссия-2021" вооруженных сил государств-членов ШОС. Привлечены 5500 военнослужащих и свыше 1200 единиц техники – из Беларуси, России, Китая, Индии, Казахстана, Кыргызстана, Пакистана, Таджикистана и Узбекистана. Заметим, в ШОС Беларусь имеет статус наблюдателя, и белорусский воинский контингент в "Мирной миссии" участвует впервые за много лет.

Из Казахстана в Оренбургскую область на бронетранспортерах прибыла разведывательно-штурмовая рота регионального командования "Запад", усиленная танками и расчетом БПЛА. К маневрам также привлечены самолеты Су-25 ВВС Казахстана .

Россию представляют армейские подразделения Центрального военного округа, спецназ, летные экипажи из пяти регионов РФ и объединенной российской военной базы "Кант" в Кыргызстане. В маневрах задействованы 30 самолетов и вертолетов: истребители-бомбардировщики Су-34, разведчики Су-24МР, штурмовики Су-25, ударные вертолеты Ми-24, транспортно-боевые Ми-8 и военно-транспортные Ил-76 

Главные цели учения "Мирная миссия-2021" – совершенствование слаженности органов управления коалиционной группировкой войск государств – членов ШОС, обмен опытом противодействия новым тактическим приемам террористических группировок. Задачи антитеррористической операции решаются с учетом сложной военно-политической обстановки в Центрально-Азиатском регионе.

По легенде учения, военнослужащие должны сдержать наступление "незаконных вооруженных формирований", а затем в контратаке – уничтожить "противника". Подразделения отрабатывают методы противодействия тактике международных террористических организаций: учатся сбивать беспилотники, ликвидировать диверсионные группы, предотвращать атаки с использованием химического и биологического оружия.

Особое беспокойство

После стремительной эвакуации (бегства) войск США и НАТО из Афганистана обстановка в этой стране продолжает деградировать. Захват власти талибами открывает перспективы террористической экспансии в страны Центральной Азии, создает угрозы геополитическим интересам России, Китая, Пакистана, Ирана. И нарастающий миграционный кризис – не главная опасность. Странам ШОС угрожают атаки террористов различных группировок, которые располагают огромным количеством оставленного американцами оружия и боеприпасов, наращивают присутствие, влияние и активность на территории Афганистана.

Открывая программу совместного учения "Мирная миссия-2021" на полигоне Донгуз, командующий войсками российского Центрального военного округа Александр Лапин 20 сентября заявил. "На фоне захвата талибами власти в Афганистане, особое беспокойство вызывает усиление позиций ИГ* и других международных террористических организаций, что влечет за собой угрозу их проникновения в приграничные районы наших стран".

Заместитель командующего Сухопутными войсками по боевой подготовке Республики Таджикистан Фатхулло Идоятуллозода также отметил важность совместного учения для укрепления региональной безопасности и для сближения братских народов.

Ранее министр обороны РФ Сергей Шойгу говорил, что при проведении маневров ШОС будет учитываться опыт военных действий в Сирии. Слова военачальников такого уровня имеют особый вес. Очевидно, Афганистан все более беспокоит генеральные штабы вооруженных сил стран ШОС и ОДКБ.

Именно поэтому летчики России и Казахстана под Оренбургом выполняют сегодня авиационную разведку местности, отрабатывают уничтожение выдвигающихся колонн и нанесение бомбовых ударов по зенитным установкам "террористических формирований". Штурмовики Су-25 Республики Казахстан наносят ракетные удары по артиллерийским позициям "противника". Задействованы и вертолеты Ми-8 с системами минирования ВСМ-1, которые позволяют оперативно установить минно-взрывные заграждения на рубежах обороны.

В составе наземных подвижных отрядов заграждения применяются гусеничные минные заградители современной модификации ГМЗ-3. Инженерные подразделения ЦВО с помощью взрывов отрабатывают создание противотанкового рва протяженностью 2 км (для этого требуется около 20 тонн взрывчатых веществ в тротиловом эквиваленте).

Для быстрого продвижения (контрнаступления) боевых порядков коалиционной группировки войск используются инженерные машины разграждения ИМР-3, установки разминирования УР-77, комплекты тяжелых механизированных мостов. И это лишь начало "Мирной миссии-2021", в ходе которой задействуют более 70 артиллерийских и ракетных систем, 4500 реактивных и осколочно-фугасных боеприпасов, противотанковых ракет.

Динамика противостояния

После основания Шанхайской организации сотрудничества страны-участники провели значительную серию совместных антитеррористических учений под общим названием "Мирная миссия". Первые маневры состоялась в августе 2003 года на территории Казахстана и Китая, с участием всех членов организации, кроме Узбекистана. В ШОС изначально поставили высокую планку, и в "Мирной миссии-2005" действовали уже 10 тысяч военнослужащих, стратегическая авиация и ударные корабли ВМФ России и Китая. Со временем состав членов ШОС и участников маневров расширился. Сегодня равноправными членами Шанхайской организации сотрудничества являются девять государств – Индия, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Пакистан, Россия, Таджикистан, Иран (с 17 сентября), Узбекистан.

Государства-наблюдатели при ШОС – Афганистан, Беларусь и Монголия – могут присутствовать на заседаниях, и участвовать в обсуждении повестки без права принимать решения. Кроме того, у ШОС имеются государства-партнеры по диалогу – Азербайджан, Армения, Турция, Камбоджа и Непал, Шри-Ланка, с которыми организация взаимодействует по отдельным направлениям (предусмотренным Хартией ШОС). Все эти страны представляют собой значительный резерв для развития военно-политического сотрудничества в рамках ШОС – факт немаловажный в условиях исторического дрейфа Центральной и Южной Азии от противостояния с террористами относительно мирного к безусловно военному.

* – террористическая организация, з