Информационная панель биржи NASDAQ. Архивное фото

Коррупция властей остается безнаказанной

102
(обновлено 15:00 19.04.2021)
Недавняя смерть в тюрьме видного махинатора Берни Мейдоффа напоминает об истинных масштабах коррупции в США. Его многолетняя афера не только разорила десятки тысяч людей, но и способствовала экономическому кризису 2008 года.

Но строил свою пирамиду и грабил граждан Мейдофф не в одиночку. Ему активно помогали коррумпированные друзья из высших эшелонов власти, замечает колумнист РИА Новости Виктория Никифорова.

"Криминальный талант", "волшебник лжи", "преступный интеллектуал" — как только ни называли впоследствии Мейдоффа американские газеты. Однако на деле схема его мошенничества была очень проста.

Еще в 1970-е годы инвестбанкир стал предлагать своим клиентам совершенно неслыханные прибыли — до 48% годовых. Берни Мейдофф был одним из создателей электронной биржи NASDAQ, крутился в высшем обществе Нью-Йорка, работал под крышей легендарного банка JPMorgan, был видным филантропом.

Клиенты клюнули на все это великолепие и понесли Мейдоффу свои денежки. Через фонд прошли сотни миллиардов долларов. Среди ВИП-клиентов банкира оказались богатейшие люди Америки и Европы, а также звезды уровня Стивена Спилберга и Джона Малковича. Параллельно Мейдофф окучил множество пенсионных и благотворительных фондов.

Идея была в том, что сведущий в новейших технологиях банкир сумеет так инвестировать накопления клиентов, что те действительно смогут получить огромные проценты. Однако Мейдофф ничего и никуда не инвестировал. Он просто выплачивал дивиденды старым клиентам из денег, которые приносили новые. Крупнейший в мире хедж-фонд Madoff Investment Securities был банальной пирамидой типа "МММ".

По идее, все это было легко пресечь в самом начале. В Соединенных Штатах существуют специальные регуляторы, отслеживающие подозрительные сделки на рынках. Прежде всего это Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC).

Однако никакие регуляторы хедж-фонд Мейдоффа не трогали десятилетиями.

"Мы такими делами не занимаемся", — ответило руководство нью-йоркского отделения SEC своей сотруднице Кейтлин Фьюри, когда та обратила его внимание на подозрительную активность Madoff Investment Securities.

Мейдофф наладил тесные дружеские связи со всем руководством SEC. В 2007 году он выдал свою племянницу замуж за одного из топ-менеджеров комиссии. А незадолго до этого его самого чуть не выбрали главой SEC.

Руководство банка JPMorgan годами закрывало глаза на то, что хедж-фонд Мейдоффа, работавший с ним, вообще не занимался никакими инвестициями. В 2014-м банк был вынужден выплатить 2,6 миллиарда долларов штрафа, официально признав, что потворствовал махинациям банкира.

Непотопляемость Мейдоффа объясняется просто: он дружил с самыми влиятельными людьми США. В роскошную квартиру Берни на Аппер-Ист-Сайд регулярно захаживали ведущие американские политики и, как он выражался, "вечно клянчили денег".

В 80-90-е Мейдофф взял на содержание элиту Демпартии. Среди получавших от него деньги были сенаторы Чак Шумер и Джефф Меркли, губернатор Нью-Джерси Джон Корзайн и будущая первая леди США Хиллари Клинтон.

О своих взаимовыгодных отношениях с политиками Мейдофф откровенно рассказывал журналистам. "Представительный такой парень, — вспоминал он Чака Шумера. — По два раза в год заходил ко мне (в офис. — Прим. ред.) просто сказать привет и забрать свои деньги".

"Он был невероятно умный", — рассказывал Мейдофф про конгрессмена Рона Уайдена. Политик по просьбе Берни добился сохранения на прежнем уровне брокерских комиссий — этот вопрос дебатировался в конгрессе США. "А потом мы дали Уайдену денег, — признавался Мейдофф в интервью. — Ну нет, не в уплату, а просто за то, что он потратил свое время, чтобы разобраться в этом вопросе".

Немудрено, что с такими влиятельными друзьями бизнес Мейдоффа процветал. Пирамида рухнула только в 2008 году. Мейдофф остался должен вкладчикам около 65 миллиардов долларов. Разорились десятки тысяч семей и целые пенсионные фонды. В 2009-м Мейдоффа приговорили к 150 годам тюрьмы. Что любопытно, из его семьи — а он вовлек в свои аферы всю родню — практически никто не пострадал. Не посадили никого из его сотрудников. За решетку попал только его брат Питер.

В любой цивилизованной стране мира к политикам — подельникам Мейдоффа — возникли бы вопросы у правоохранительных органов. Их затаскали бы по допросам, под микроскопом изучили бы их налоговые декларации. Тут же появились бы независимые журналисты и активисты, которые распиарили бы тему. С политической карьерой заподозренным гражданам пришлось бы проститься навсегда. А при вмешательстве американского посла дело могло бы кончиться Майданом.

Но в США, как гласит либеральный консенсус, "коррупции нет". Поэтому никому и в голову не пришло выяснять, а сколько конкретно и за какие именно услуги получили от мошенника Чак Шумер или Хиллари Клинтон. Журналисты даже не пытались что-то расследовать. Правоохранительные органы назначили Берни единственным ответственным за все, и никаких вопросов от общественности не последовало.

Коррупционные схемы в Штатах продолжили процветать на самом высоком уровне. Просто называются они по-другому. Распилы и откаты позиционируются как "лоббирование". Это вполне респектабельная деятельность, ею, например, долго занимался нынешний госсекретарь США Энтони Блинкен. Пользуясь связями в правительстве, он устраивал госконтракты для фирм ВПК.

Торговля гостайной и разведданными называется "консультированием". Этим занимался советник президента Соединенных Штатов по нацбезопасности Джейк Салливан в лондонской фирме Macro Advisory Partners.

Банальные взятки выглядят как элегантные "гонорары". И никого не удивляет, что супруги Обама, например, получают по несколько сот тысяч долларов за одну-единственную лекцию и десятки миллионов за одну книгу, написанную литературными неграми.

Самого слова "коррупция" — применительно к своим руководителям — дрессированные американские СМИ боятся как огня. Это понятие просто уничтожено в том информационном пузыре, в котором проживают американцы. "Коррумпированные режимы" — это где-то там, далеко, за океаном, но только не в Штатах.

Неудивительно, что в рейтинге "восприятия коррупции" США занимают комфортное 22-е место, а Россия обретается на 136-м. Это как раз и отражает ту реальность, что в России коррупция воспринимается как проблема. С ней борются, об этом говорят, это больная тема. Едва ли не каждую неделю мы наблюдаем, как очередного высокопоставленного взяточника препровождают под белы рученьки за решетку.

Американцы настолько привыкли к этому злу, что уже его и не воспринимают. Им кажется, что все это в порядке вещей — когда высокопоставленные взяточники десятилетиями откровенно их грабят. Дело Мейдоффа доказывает, что там за такие преступления не то что не сажают, они вообще не воспринимаются как преступления.

Американский режим "борется с коррупцией" во всех странах, кроме своей собственной. Сколько уже неугодных правительств было снесено по всему свету из-за мифических "дворцов" и "золотых батонов". Причем сразу после падения "коррумпированного" режима падала и вся экономика, а подопытная страна погружалась в хаос и нищету.

С коррупцией вообще не так все просто. В капиталистической экономике она — один из симптомов здоровой экономической активности. Мы в России отлично знаем, как это бывает. В конце концов, чуть не весь Санкт-Петербург выстроен на откатах Александру Даниловичу Меншикову. Показательно, что в преддефолтном 1997 году в рейтинге восприятия коррупции Россия была всего на 49-м месте. Параллельно росту своего богатства страна стремительно покатилась вниз в рейтинге.

Патриотическая общественность, регулярно разражающаяся кличем на тему "всех расстрелять, как в Китае", в упор не видит того очевидного обстоятельства, что, невзирая на все расстрелы и "срока огромные", число видных взяточников в КНР не уменьшается. Через казино Макао и банки Гонконга деньги продолжают утекать из страны в совершенно промышленных масштабах, превращаясь в канадские дома и манхэттенские пентхаусы китайских скоробогачей.

Однако когда экономика показывает рост около 18%, как она сделала это только что, коррупция становится злом, с которым рядовые китайцы готовы — нет, не мириться, а вдумчиво и старательно бороться, примерно так же, как это происходит и в России. Вот только на США в этой борьбе ориентироваться не стоит. Там все совсем запущенно.

102
Вадим Тедеев

Ректор ЮОГУ Вадим Тедеев: признание государственности Южной Осетии отмене не подлежит

181
(обновлено 16:29 26.07.2021)
Глава Юго-Осетинского университета рассказал, почему в последнее время провокаторы все чаще пугают тем, что Россия будет вынуждена пожертвовать Южной Осетией в обмен на "грузинскую лояльность", и есть ли основания у таких заявлений

Вадим Тедеев, ректор Юго-Осетинского государственного университета

В Южной Осетии 8 августа пройдут памятные мероприятия, приуроченные к очередной годовщине вероломного нападения Грузии на Южную Осетию в 2008 году, а 26 августа народ будет праздновать один из самых важных праздников в своей истории – 13-ю годовщину признания государственности нашей страны со стороны Российской Федерации.

В последнее время актуализировалось мнение по так называемой "проблематике государственности Южной Осетии". Провокаторами от политологии указывается, что в перспективе Россия будет вынуждена пожертвовать Южной Осетией в обмен на аморфную "грузинскую лояльность". Этот тезис кочует в рамках одной экспертной сети из одного канала в другой. Таким образом, создается не только ложно-ангажированное экспертное мнение, но оказывается попытка давления на политическую элиту России.

Но под этими заявлениями нет ничего объективного и реального, потому что факт признания государственности Южной Осетии отмене не подлежит ни при каких обстоятельствах.

И дело не только в престиже Российской Федерации как мировой державы и, соответственно, сильного субъекта международного права, инициировавшего этот процесс признания, а еще и в том, что государственность Южной Осетии признали реально независимые от Запада сильнейшие государства Латинской Америки и Ближнего Востока. Отзывают признание только слабые государства, а таких среди установивших дипломатические отношения с официальным Цхинвалом нет.

Государственность Южной Осетии, путь к которой начался с 1920 года, когда осетины столкнулись с геноцидальным оскалом грузинского национализма, состоялась ценой большой крови. С тех пор, в правовом и политическом сознании осетин, грузинский фактор ассоциируется исключительно с убийствами, грабежами и дискриминацией. Именно поэтому я хочу задать вопрос ангажированным политологам: "А как должно вести себя Государство Алания с соседним государством-убийцей?!" Народ Грузии не только не покаялся, но и продолжает героизировать Гамсахурдиа, Саакашвили, Джугели, Жордания и других.

И как должна вести себя Россия, миротворцы которой первыми подверглись атаке грузинских фашистов?! Это был настоящий удар в спину.

История и реальная политика уже расставили все на свои места – кто у России в Закавказском регионе враг, а кто друг. Мой посыл очевиден – Россия является надежным гарантом государственности Южной Осетии. Тем более, что нападение грузинских войск на Южную Осетию в августе 2008 года, подлое убийство мирных граждан, российских миротворцев привело к тому, что осетинами, совместно с союзниками была одержана победа в Отечественной войне 1989-2008 года. Российская Федерация признала государственность Южной Осетии 26 августа того же года, Россия стала впервые за постсоветский период диктующей мировой державой, а не слушающей, а Южная Осетия, как государство-победитель, стала проводником собственной международной политики.

Осетины – народ, который входит в число постоянных союзников России. Это обстоятельство вызывает зависть, гнев и злость у наших недругов, для которых солнце встает то с Севера, то с Запада. Уверен, что русско-осетинские отношения уже давно выдержали экзамен на прочность. Южная Осетия всегда будет верна братской России и никому не удастся нарушить единство наших народов.

181
Ленингор

Занятой официант и обиженный продавец: появится ли сервис в Южной Осетии?