США снова хотят учить всех жизни. Россия и Китай приглашаются особо

68
(обновлено 13:41 30.03.2021)
Президент США почти одновременно вводит новые санкции против Китая и приглашает Владимира Путина и Си Цзиньпина принять участие в запланированном на 22-23 апреля виртуальном саммите по вопросам глобального изменения климата.

Конференция, на которую приглашены четыре десятка мировых лидеров, будет транслироваться в прямом эфире.

Стоит отдать должное новой администрации в Вашингтоне: идея проведения подобного мероприятия весьма остроумна, поскольку нацелена убить даже не двух, а целый десяток зайцев, пишет обозреватель РИА Новости Ирина Алкснис.

Фокусирование на климатической повестке позволяет демократам подчеркнуть разрыв с политикой предыдущего президента, который всеми возможными способами выражал пренебрежение проблемами экологии. После возвращения США в Парижское соглашение по климату, откуда страну вывел Трамп, у Джо Байдена в ходе саммита будет возможность продемонстрировать, что Соединенные Штаты готовы идти дальше и вновь взять на себя роль мирового лидера в данном вопросе.

При этом климатическая проблематика давно стала удавкой, с помощью которой американцы и европейцы пытаются сдерживать развитие своих конкурентов — как экономических, так и геополитических. Более того, в современном мире, где Запад быстро теряет свое главенствующее положение, тема экологии остается одной из немногих, монополию на которые он пока удерживает и, как следствие, стремится использовать по максимуму.

Например, в 2023 году ЕС вводит углеродный налог на импортную продукцию с большими выбросами парниковых газов. К таковым среди прочего относятся нефть, газ, металлы, удобрения, цемент — в общем, значительная часть российского экспорта, что станет серьезным вызовом для отечественных производителей.

Однако, помимо глобально-долгосрочных аспектов, у готовящегося саммита есть и оперативные, из которых Белый дом стремится извлечь максимум выгоды для себя.

Приглашение к участию в саммите поступило российскому и китайскому лидерам в момент, когда не только отношения двух стран с Западом находятся на низшей за многие десятилетия точке, но и когда претерпевают огромные — и недобрые — изменения международные отношения как таковые, когда трансформируются представления о возможном, подобающем и должном в них.

Нет ничего особенного в том, что между государствами существуют жесткие трения по одним вопросам и продуктивное сотрудничество по другим. Наоборот, это вполне нормально. Но происходящее ныне выходит далеко за рамки складывавшихся столетиями традиций. Российский министр иностранных дел, комментируя последние события, сказал, что на Западе просто "разучились применять классическую дипломатию", которая представляет собой "умение слушать друг друга, умение слышать друг друга и умение находит баланс интересов".

И если удивительные заявления Джо Байдена о российском президенте в ходе интервью еще можно объяснить индивидуальными особенностями американского президента, то нарушение протокола и открытое хамство госсекретаря США в адрес Китая на двусторонней встрече в Анкоридже невозможно расценить иначе, нежели осознанную политику Вашингтона.

Ситуация для КНР тем более неприятна, поскольку с приходом нового президента в Белый дом связывались надежды на сворачивание или хотя бы на смягчение антикитайского курса предыдущего президента. Да и сам Джо Байден заявлял о своем намерении уйти от трамповской конфликтности к "предельной конкуренции" в отношениях с Пекином.

Но пока ситуация только ухудшилась. Причем если Трамп играл главным образом на экономическом поле, в частности, вводя заградительные пошлины для китайских товаров, то демократы оседлали любимого конька единственно верной идеологии и опять рвутся учить окружающих демократии, правам человека и экологической ответственности.

На Китай обрушилась новая волна обвинений, где главный удар сейчас наносится по уйгурской теме. Пекин в долгу не остается, в результате чего раскручивается новый маховик взаимных санкций — Штаты по привычке назвали ответные китайские меры безосновательными. Причем самые тяжелые последствия грозят даже не официальным лицам, попавшим в черный список, а брендам, которые поддержали антикитайскую кампанию. H&M, Nike и Adidas стоят на грани потери гигантского рынка.

Организуемый климатический саммит тут играет Вашингтону на руку еще и потому, что защита окружающей среды входит в базовый набор ценностей и штампов либерально-глобалистской идеологии и обеспечивает тем самым дополнительные рычаги влияния на оппонентов. Соответственно, приглашением на мероприятие администрация США пытается поставить российские и китайские власти во всех отношениях в проигрышную ситуацию.

© AP Photo / Damian Dovarganes
Если Путин и Си проигнорируют конференцию, их можно будет обвинить в безответственности, пренебрежении интересами человечества и собственных стран, а заодно в трусости: мол, не рискнули участвовать в мероприятии только потому, что оно организовано Соединенными Штатами.
Если же российский и китайский лидеры примут участие в саммите, нет сомнений, что американцы сделают все возможное, чтобы продемонстрировать свое превосходство и даже создать какие-то унизительные для Москвы и Пекина ситуации. После скандальных переговоров на Аляске рассчитывать на соблюдение Штатами дипломатического протокола просто не приходится, а онлайн-формат с прямым эфиром тем более предоставит Вашингтону как организатору массу возможностей для свинских выходок.

Впрочем, в своем хитроумном плане США упустили один очень важный аспект. Своими последними действиями Запад добился упрочения российско-китайского союза. Недавний визит Сергея Лаврова в Китай продемонстрировал это максимально ясно.

Так что любым интригам и ловушкам Вашингтона Россия и Китай будут противостоять совместно, что может повлечь уже для самих американцев неприятные сюрпризы.

68

Душанбе с афганским привкусом: что обсуждали страны-участницы ОДКБ

37
(обновлено 16:36 17.09.2021)
Состоявшийся 16 сентября в Душанбе саммит ОДКБ был посвящен во многом афганской проблематике – президенты и премьеры решали, как вместе работать с исходящими из Афганистана угрозами и возможностями.

Геворг Мирзаян, доцент Финансового университета при правительстве РФ – для Sputnik

Тесно координируемся

Саммит проходил в очном режиме, но за одним исключением – президент России Владимир Путин не смог лично прибыть в столицу Таджикистана из-за выявленных случаев заболевания коронавирусом в его окружении.

"Теперь приходится в течение нескольких дней соблюдать режим самоизоляции", - пояснил российский лидер, которому пришлось участвовать в мероприятии удаленно, через видеосвязь.

Что же касается повестки саммита, то на нем обсуждались весьма интересные инициативы.

Например, президент Кыргызстана Садыр Жапаров предложил разработать механизм реагирования при нападении одной страны ОДКБ на другую (имея в виду, вероятно, конфликт между Киргизией и Таджикистаном).

Однако главной темой саммитов стала все-таки ситуация в Афганистане. "Все были едины во мнении, что афганская проблематика непосредственно влияет на ситуацию в Центрально-Азиатском регионе коллективной безопасности", - заявил номинальный хозяин саммита, президент Таджикистана Эмомали Рахмон.

Уход американцев и последующий захват власти в Кабуле Талибаном* создал новую реальность, чреватую новыми угрозами и новыми же возможностями. Соответственно, странам нужно было понимать, как к этим угрозам и возможностям адаптироваться.

Причем желательно именно коллективно – с дипломатической, военной и гуманитарной точек зрения.

"В нынешних условиях как никогда востребована сама тесная координация и сплоченность государств — членов ОДКБ", - подчеркнул Владимир Путин.

Афганское перепутье

Так, всем уже очевидно, что Талибан* – это новые правители Афганистана, причем правители на обозримый период. В стране нет сил, которые смогли бы сейчас свергнуть талибов, а силы внешние – те же Россия, Китай и Иран – вряд ли введут войска в Афганистан для того, чтобы установить там более комфортное для них правительство.

По словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, никто не собирается вмешиваться в происходящие в Афганистане события. Так что у государств-соседей есть три варианта поведения.

Первый – объявить талибам тотальный бойкот и выстроить вдоль его границ санитарный кордон. Не самый лучший вариант, поскольку он предлагает объявление самой настоящей холодной войны Талибану* – со множеством рисков и издержек.

Второй путь – это проводить субстантивные переговоры с талибами, но без их непосредственного признания (напомним, что Талибан* признан террористической организацией, хоть и не является джихадистской структурой, заточенной на экспорт радикального исламизма в соседние страны). Путь решения конкретных проблем без дипломатических рисков, который, однако, создает стеклянный потолок на пути развития экономических и политических отношений с Афганистаном.

Наконец, третий путь – это полноценное дипломатическое признание, которое, однако, требует проведения серьезной подготовительной работы. Как со стороны самих соседних стран (например, изменение у себя общественного мнения в отношении Талибана* через информационную работу с населением), так и самого Талибана*, который должен доказать, что всерьез намерен бороться с терроризмом на своей территории, не пускать в Афганистан джихадистские организации, заинтересованные в экспорте "зеленой революции" (и выгнать те, которые там осели при американцах), а также сокращать объемы наркотрафика. Ну и по возможности, конечно, продемонстрировать всем свое компромиссное лицо – для чего страны-участницы ОДКБ и призвали "все вовлеченные в конфликт афганские стороны как можно скорее начать субстантивные переговоры по мирному урегулированию". При этом прекрасно понимая, что с каждым днем афганских сил, еще способных вести переговоры с Талибаном, остается все меньше.

Договаривайся, но вооружайся

Собственно, на сегодняшний день большинство соседей Афганистана – в том числе и страны ОДКБ– выбрали второй путь с перспективой когда-нибудь перейти на третий. Однако в то же время они предпринимают все меры для укрепления собственной безопасности.

Например, в военной сфере. Страны-участницы саммита договорились ускорить принятие целевой программы по укреплению афгано-таджикской границы (приняли бы и по афгано-узбекской, но вот незадача – Ташкент на сегодняшний день в ОДКБ не входит, поэтому вынужден решать свои проблемы самостоятельно), а также провести в Таджикистане через месяц масштабные учения.

Меры вполне нужные и правильные – даже не столько для предотвращения возможного вторжения, сколько для более эффективной борьбы с наркотрафиком (значительная часть которого из Афганистана в Россию идет именно через Таджикистан). В этом плане было бы идеально вообще вернуть на границу российских пограничников, однако Душанбе такое решение принять непросто – в том числе и по политическим причинам.

Кроме того, страны ОДКБ приняли решение переоснастить Коллективные силы быстрого реагирования современным вооружением. Скорее всего, российским. Вероятно, на это участников подвигло именно количество брошенного Штатами оружия в Афганистане, благодаря которому армия Талибана оказалась сильнее, чем все вооруженные силы Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана вместе взятые.

Что же касается гуманитарной ситуации, то страны-участницы ОДКБ договорились не заниматься политкорректной ерундой и не принимать у себя афганских беженцев, поток которых в ближайшее время может возрасти.

"По нашим наблюдениям, обстановка в Афганистане развивается в сторону серьезной дестабилизации, чреватой гражданской войной", - сказал лидер Казахстана Касым-Жомарт Токаев.

И дело не в том, что лидеры стран не жалеют афганских беженцев – еще как жалеют, все же люди. Поэтому с радостью помогли бы им перебраться в страны, которые поспособствовали разрушению их домов – то есть в Европу. Однако европейцы этих беженцев почему-то принимать не хотят и желают сбросить их на плечи соседних с Афганистаном среднеазиатских стран. Прекрасно понимая, что беженцы несут с собой проблемы для рынков жилья и труда, а также радикализацию и исламизацию – ведь под видом тех самых беженцев в другие государства могут проникать террористы.

После окончания саммита ОКДБ делегации, однако, из Душанбе не уехали. Ведь уже 17 сентября начался новый саммит – Шанхайской Организации сотрудничества, в которой все страны ОДКБ принимают участие либо как члены, либо как наблюдатели, либо как партнеры по диалогу.

И на саммите ШОС (юбилейном, между прочим) будет, скорее всего, рассматриваться ровно тот же вопрос – что всем делать с Афганистаном и как дальше рядом с ним жить.

*Террористическая организация, деятельность которой запрещена в России и ряде других стран

37

Саммит единомышленников: как ШОС поступит в отношении Афганистана?