Девушка возле баннера Национальной службы здравоохранения Великобритании

Запад созрел: COVID-19 это Гитлер, а значит, время для союза с Россией

56
(обновлено 11:39 11.01.2021)
Происходит нечто крайне интересное: Запад на глазах производит разворот в своем отношении к российским разработкам в области создания вакцин против COVID-19, заметила колумнистка РАИ Новости Ирина Алкснис.

За последние дни в самых влиятельных изданиях косяком пошли публикации, которые утверждают, что русская вакцина не так уж и плоха и более того — она, вероятно, вполне себе эффективна, пишет автор.

И это после многих месяцев, когда глобальный мейнстрим сначала был заполнен насмешками на тему "Москва вообще ничего не сможет создать", а затем преисполнился тревог по поводу опасности российского препарата "Спутник V", созданного в кратчайшие сроки и не прошедшего необходимые испытания до запуска в широкий оборот. Факт, что работа над абсолютно всеми вакцинами против коронавируса — в том числе в западных лабораториях — идет по ускоренной процедуре, там, разумеется, никого не смущал.

Однако внезапно агентство Bloomberg выпустило материал, в котором журналист Сэм Фазели перечислил причины, благодаря которым можно доверять "Спутнику V".
Еще дальше пошел московский корреспондент газеты New York Times Эндрю Крамер. Он не только похвалил российский препарат, назвав его "подлинным достижением", но и сам им привился, отдельно отметив впечатляющий уровень организации процесса вакцинации и ее доступности гражданам.

Совсем уж удивительная статья вышла в британском журнале Spectator, поводом для которой стала новость о телефонном разговоре Владимира Путина и Ангелы Меркель, обсудивших возможность производства российской вакцины в Германии. Автор материала сравнил COVID-19 с Гитлером и объяснил, что раз тогда — почти 80 лет назад — Запад в лице Черчилля и Рузвельта объединился со Сталиным против общего врага, то нет ничего страшного в том, чтобы и сейчас пойти тем же путем.

Тут, конечно, трудно удержаться от ерничества над логикой и особенностями памяти западных партнеров, которые много лет старательно вдалбливают своей аудитории пропагандистскую ложь "Сталин не лучше Гитлера, а СССР в равной с Третьим рейхом степени несет ответственность за Вторую мировую войну", но быстренько вспоминают, как все было на самом деле, когда оказываются в тупике.

А похоже, именно в нем Запад сейчас и находится.

Несколько дней назад посол Британии в США Карен Пирс сделала скандальное, но и по-своему честное заявление, сказав, что Россия и Китай не должны выйти победителями из пандемии коронавируса.

Дипломат имела в виду не только вакцину — чей препарат окажется лучшим и будет создан быстрее. Эпидемия COVID-19 стала также проверкой на прочность и эффективность самых разных сфер общественной жизни и государств как управленческих машин в целом.

Пресловутой "победой" над коронавирусом может считаться не его уничтожение (это невозможно — теперь человечеству предстоит с ним жить), а нормализация жизни — с минимальными ограничениями для граждан и без захлебывающихся систем здравоохранения.

У каждой страны свои особенности борьбы с эпидемией. Китай, как известно, пошел по пути жестких, но точечных мер. Буквально пару дней назад там закрыли на недельный строжайший локдаун два очередных города (общей численностью около 18 миллионов жителей) — и все из-за обнаруженных 137 случаев ковида и 197 бессимптомных носителей. Зато остальная почти полуторамиллиардная страна живет относительно обычной жизнью.

У России свои ноу-хау, в результате которых система здравоохранения справляется с нагрузкой, а количество вакцинированных перевалило за миллион. Да и статистика заболеваемости в последние дни внушает оптимизм, хотя, конечно, радоваться рано: надо подождать, что будет после закончившихся новогодних каникул.

Как бы то ни было, на Западе все обстоит куда хуже. Если в США из-за внутриполитических пертурбаций тема борьбы с эпидемией пока отошла на третий план, то в Европе это самый больной вопрос в настоящий момент.

Наиболее тяжелая ситуация в Британии, где власти пошли на введение в Англии локдауна, по жесткости аналогичного самому первому, весеннему. На континенте ситуация немногим лучше — ограничения ширятся и усиливаются, а власти прогнозируют, что ближайшие недели станут самыми тяжелыми, и грозят карами нарушителям.

Причем вакцинация-то там началась, но с ней связано слишком много разочарований и опасений. Ее скорость довольно низкая, поскольку темпы производства и поставок физически не позволяют удовлетворить имеющийся спрос. Вокруг самих препаратов формируется довольно негативный информационный фон — тут и сообщения о неожиданных смертях получивших прививку (хотя связь между событиями, разумеется, не подтверждена), и новости об особенностях вакцин, которые сами по себе затрудняют и тормозят весь процесс. Например, для основной на Западе на данный момент вакцины Pfizer и BioNTec таковой является обязательность хранения при температуре ниже минус 70 градусов по Цельсию (для сравнения: у "Спутника V" этот показатель составляет минус 18 градусов).

А еще есть огромная общественная усталость и недовольство — и это, возможно, самая большая проблема для властей европейских стран.

Тут наиболее показателен, пожалуй, пример Германии, которая весь прошедший год служила образцом успешной работы в условиях кризиса. Правительство там действовало уверенно и энергично, а имеющиеся в его распоряжении ресурсы позволяли быстро решать возникающие проблемы. Немецкая система здравоохранения успешно выдержала стресс-тест, там не было дефицита больничных коек и ИВЛ, а самая богатая и развитая экономика континента смогла развернуть мощнейшую программу социальной помощи своим гражданам.

Казалось бы, все прекрасно. За одним только но: именно в ФРГ общественное недовольство государственной ковид-политикой — самое масштабное и активное, и проявляется оно, в том числе, в виде многотысячных манифестаций, которые приходится разгонять водометами.

В результате прямо сейчас и федеральное правительство, и власти земель, и лично Ангела Меркель находятся в фактически патовой ситуации. С одной стороны, они вынуждены сохранять локдаун, потому что перед ними ежедневно ложатся сводки, свидетельствующие об ухудшении ситуации и требующие поддержания экстренных мер. А с другой стороны — немецкое общество все больше приходит в бешенство от повсеместных ограничений, сидения по домам и испорченного Рождества — и никакие аргументы, что все делается ради его же блага, уже просто не работают.

Похожие настроения усиливаются и в других странах. Почему глубоко несвободные Россия и Китай проявляют гибкость в ограничительных мерах, чтобы насколько возможно сохранить для граждан обычный образ жизни, а светоч демократии Европа не знает иных методов, кроме как все наглухо закрыть и запретить? Почему у Москвы и Пекина получилось создать вакцины и спокойно запустить процесс массовой вакцинации, а на Западе что ни день, то скандал с прививками? За что людьми платятся бешеные европейские налоги?

А подобные настроения опасны.

Последние годы неоднократно доказали Западу, что его технологии манипуляции общественным мнением имеют свои пределы, а также особенность отказывать в самый неподходящий момент, оборачиваясь непрогнозируемыми и крайне неприятными последствиями.

В свете же нарастающей в мире турбулентности контроль над системой и сохранение ее управляемости становится критически важным. Для той же немецкой правящей элиты на кону сейчас стоит куда большее, нежели просто итоги очередных выборов.

Неудивительно, что сотрудничество с Москвой по вопросу производства вакцины перестало быть для Европы категорически неприемлемым и перешло в разряд решения достаточно выгодного, чтобы о нем стоило поразмыслить.

56

Зачем американская "банда четырех" ищет русский след в "штурме Капитолия"

5
(обновлено 12:21 21.01.2021)
Власть в Америке перешла к "банде четырех", но со временем мы разобьем ее собачьи головы — так мог бы на прощание сказать покидавший Белый дом Дональд Трамп, если бы воспользовался китайским политическим языком 45-летней давности

Но хотя в отношении самого Трампа уже успешно применяют и язык ненависти, и тоталитарные методы, а он сам намекает на китайские связи Байдена, термин "банда четырех" пока что не используется в американской политической борьбе, пишет колумнист РИА Новости Петр Акопов. 

А ведь он очень подходит для описания новой конфигурации власти — с той только разницей, что в оригинальной "банде" было трое мужчин и одна женщина (жена Мао Цзян Цин), а в американской версии все ровно наоборот.

Компанию 78-летнему президенту Байдену составляют не только 56-летняя Камала Харрис, но и 80-летняя Нэнси Пелоси и 73-летняя Хиллари Клинтон. Первые трое даже формально занимают первые три строчки в американской иерархии власти — а бывшая первая леди имеет полное право на место в четверке как человек, у которого украли победу на прошлых президентских выборах. Украл Трамп — при помощи или даже по поручению Владимира Путина.

Да, такова официальная версия истории Компартии, то есть, извините, Демократической партии США. Причем не только истории — даже после ухода Трампа из Белого дома демократы собираются продолжить поиски русского следа. То есть призрак Путина будут искать в Вашингтоне не менее тщательно, чем в предыдущие четыре года.

Это стало понятно после публикации во вторник разговора Хиллари Клинтон и Нэнси Пелоси, состоявшегося в рамках подкаста "Ты да я", который ведет бывшая первая леди. Дамы обсуждали Трампа и не могли не вспомнить про Путина. Но самое любопытное — это то, в связи с чем они его вспомнили.

Разговор зашел о "штурме Капитолия" — и Клинтон посетовала, что истинная глубина ненависти Трампа к демократии, возможно, так и не вскроется. Но выразила надежду на то, что однажды станет известно, кому президент "обязан" и "кто дергает за его ниточки":

"Мне бы хотелось послушать его телефонные записи и узнать, разговаривал ли он с Путиным в тот день, когда повстанцы штурмовали Капитолий".

Надо провести отдельное расследование бунта 6 января, так же, как в свое время событий 11 сентября 2001 года, сказала Клинтон, поинтересовавшись у Пелоси ее мнением на этот счет.

Спикер горячо поддержала эту идею и напомнила, что уже говорила Трампу о том, что "с вами, господин президент, все дороги ведут к Путину":

"Я не знаю, что у Путина на него есть в политическом, финансовом или личном плане, но произошедшее на прошлой неделе — подарок для него, ведь Путин хочет подорвать демократию в нашей стране и во всем мире. И эти люди, возможно, без их ведома, являются марионетками Путина. Они делали путинское дело, когда совершали это по подстрекательству к восстанию со стороны президента США".

То есть теперь Трампа не просто попытаются привлечь за попытку мятежа и захвата власти (об этом и так уже велись разговоры) — его попытаются привлечь за то, что он делал это по наущению или в координации с Путиным.

То, что Трамп не говорил с Путиным 6 января (в Кремле уже сообщили, что никакого разговора, естественно, не было), никого не волнует: есть заказ, значит, будут искать. Вот только зачем это нужно "банде четырех"?

Внутриполитические мотивы понятны — нужно уничтожить Трампа, которого четыре года обвиняли в связях с Путиным и Россией. Причем обвиняли не просто бездоказательно — сама идея поиска "русских связей" Трампа была частью самого настоящего заговора против сначала кандидата в президенты, а потом и избранного президента США.

Расследование этого заговора, в ходе которого фабриковались фальшивые свидетельства "русского следа", всячески инициировал Трамп — и даже после его ухода республиканцы в конгрессе не оставят попытки докопаться до истинных заказчиков "охоты на Трампа".

Понятно, что заговор против Трампа возник не в самих спецслужбах, нити не могут не вести в Белый дом, то есть в администрацию Обамы — Байдена и штаб Хиллари Клинтон. Чтобы не дать докопаться до истины, чтобы самим не предстать перед судом, нужно продолжать кричать "Трамп — марионетка Путина".

Именно этим сейчас и будет заниматься — с подачи Клинтон — взявшая власть "банда четырех". Причем расширение темы "русского вмешательства" с событий 2016 года на события января 2021-го позволяет сменить фокус. Если в виртуальное "путинское вмешательство" в прошлые выборы верят далеко не все американцы, да и из тех, кто верит, далеко не все придают ему большое значение, то с кадрами с "штурмом Капитолия путинскими марионетками" можно начинать новое шоу.

То, что эффективность подобной пропаганды будет не просто сомнительной, а разрушительной для сохранения остатков единства американского общества (ведь понятно же, какую реакцию вызовут у избирателей, голосовавших за Трампа, рассказы о том, что "бывший президент устроил штурм Капитолия по заданию Путина"), Клинтон не волнует.

Она настроена на тотальную зачистку трампистов как таковых — например, уже призывала уйти в отставку тех сенаторов и конгрессменов, которые поддержали заявления Трампа о фальсификации выборов. То есть "банда четырех" сошла с ума и делает ставку на раскол общества?

Но в том-то и дело, что как минимум часть "банды" — Клинтон и Пелоси — верят, что результатом углубления классовой борьбы, то есть чисток и охоты на трампистов, станет не раскол общества, а укрепление власти демократов, то есть демократии. Вряд ли Байден разделяет подобную, в буквальном смысле слова, безумную и самоубийственную веру — но тут уже вопрос в том, кто в "банде" главный.

Понятно, что и формально, и фактически главным является сам Байден — да и степень его личной разумности, несмотря на все возрастные проблемы, куда выше, чем у "бешеных бабок" Клинтон и Пелоси. Но вот только в чьих руках будет инициатива, кто будет задавать тон в политике новой администрации?

Конгресс и так уже за годы Трампа был превращен демократами в настоящий "штаб революции" — и сейчас вошедшая во вкус Пелоси, тем более в паре с Клинтон, может попытаться навязать уже и демократическому Белому дому свое либретто "революционной оперы".

В любом случае Байдену придется для начала утвердить свою власть в рамках "банды четырех", то есть сделать так, чтобы спятившие с ума старухи (а как еще назвать дам, верящих в то, что Путин руководил Трампом?) своими репрессиями не довели США до реальной смуты масштаба "культурной революции" (а хаос, вызванный ею в Китае, удалось обуздать только с помощью армии). На фоне внутриполитических проблем для Байдена меркнет и второе измерение плана Клинтон — Пелоси — внешнеполитическое.

Оно, конечно, тоже присутствует, потому что раскрутка темы "штурм Капитолия — на совести Трампа и Путина" осложняет и так напряженные российско-американские отношения, ограничивает свободу действий Байдена на этом направлении, что тоже отвечает задумке Клинтон — Пелоси.

Понятно, что в Кремле уже привыкли к тому, что из Путина сделали пугало для американской внутренней политики и относятся к этому как к проявлениям болезни, как к неизбежному злу, причем злу, наносящему вред в первую очередь тому, кто уже не может обойтись без "поисков происков Путина".

То есть разговаривать с Байденом будут в любом случае — даже если версия о "путинском участии" в штурме Капитолия прозвучит уже и из уст нового президента. Однако разговор этот будет, скажем так, не очень равный — ведь сложно будет всерьез относиться к человеку, который не просто подозревает тебя в попытке устроить переворот в его стране, но и вслух говорит про тебя очевидные глупости.

И, что еще важнее, не способен отстаивать собственный политический курс — ведь понятно же, что Байдену абсолютно не нужен еще один пункт для споров с Москвой.

Поэтому проверкой как самостоятельности Байдена на посту президента, так и его подхода к американо-российским отношениям (которые нуждаются в самом примитивном, но уже практически отсутствующем: в установлении нормального диалога) станет не продление СНВ-3 — оно и так произойдет, а реакция на идею поискать "русский след" в "штурме Капитолия".

Почти наверняка Байден не поддержит идею Клинтон — Пелоси, ведь он хочет править самостоятельно, а не как ведомый член "банды четырех".

5
Международные военные учения Достойный партнер в Грузии

НАТО и Грузия: игра в одни ворота

21
(обновлено 11:29 21.01.2021)
Сигналы новой администрации из Вашингтона свидетельствуют о развитии антироссийской повестки, желании создать вокруг РФ "огненное кольцо" проблем. Корректируются планы "сдерживания" России. Будут задействованы и бывшие советские республики, замечает Александр Хроленко.

Президент Грузии Саломе Зурабишвили 20 января улетела с визитом в Брюссель, где намечены официальные встречи с лидерами ЕС и НАТО. Накануне этой знаковой командировки с заранее проработанной повесткой и подготовленными вариантами решений генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил о вероятном вступлении Грузии в альянс как о деле почти решенном: "Грузия хочет стать членом НАТО, и Россия не сможет этому помешать. Станет ли Грузия членом НАТО – решать Грузии и Североатлантическому альянсу, и только им, потому что все остальное будет нарушением суверенных прав суверенного государства. Не России решать, как будет вести себя Грузия".

Саломе Зурабишвили еще в 2018 году определила приоритетами своего президентства обеспечение вступления Грузии в ЕС и НАТО. Вместе с тем она отмечала: "Грузия бомбила свое население в 2008 году, на что нет права ни у одного президента". Уроженка и до выборов гражданка Франции Зурабишвили на заре грузинского президентства могла быть недоинформированной и противоречивой в высказываниях, но прошло два года. Наступило время взвешенных и судьбоносных для Грузии решений.

Затянувшийся диалог

22 января грузинский лидер будет участвовать в заседании комиссии НАТО – Грузия, но Брюссель вступление республики в альянс не гарантирует. Здесь необходимо вспомнить непростой путь протяженностью более трех десятилетий. В 2001 году парламент принял постановление о начале процесса вступления страны в Североатлантический альянс. Прошло еще 19 лет, а Грузия находится на стадии сотрудничества "интенсивный диалог". До вступления в альянс остается подготовительный "план действий по членству", который все более напоминает линию горизонта – видимую и недосягаемую из-за скептического отношения к Грузии ряда европейских государств НАТО. Тенденция тревожная для генерального курса. Что-то пошло не так. Признать ошибки – страшно, остановиться – позорно, продолжать – опасно.

Альянс официально считает Россию главной военной угрозой – сегодня и на перспективу до 2030 года (вторую позицию занимает Китай, третью – международный терроризм). НАТО готовится к обновлению своей Стратегической концепции, в которой Россия и Китай будут прямо названы врагами Запада. При этом западные стратеги традиционно предпочитают воевать с РФ опосредствованно, чужими руками. Вступление в НАТО гарантирует грузинскому народу не безопасность, а скачок военно-политического напряжения в регионе, рост вероятности вооруженных конфликтов на абхазском и юго-осетинском направлениях. С другой стороны, легко представить реакцию Вашингтона на вступление суверенных Мексики или Канады в организацию типа ОДКБ.

Не учитывать позицию России по вопросу расширения НАТО на постсоветском пространстве невозможно. Если альянс имеет некое право на размещение своей передовой линии обороны в Афганистане, Ираке, Ливии, то и Россия имеет такое же право – и оно уже реализовано в Сирии. Возможно, в Тбилиси питают иллюзии, что иностранные войска альянса однажды вернут Абхазию и Южную Осетию. Вероятность такого развития событий практически равна нулю, и август 2008 года – яркое тому подтверждение.

В свете особых отношений с Россией важный союзник НАТО – Турция – совершенно не заинтересована в эскалации конфликтов в Черноморском регионе. Напомню, влиятельная абхазская диаспора в Турции активно поддерживала Сухум в ходе войны с Грузией, и эта кровная связь с годами лишь крепнет (мухаджиры иногда возвращаются). Анкаре удобнее планомерно подчинять Тбилиси экономическими методами, нежели отвоевывать для Грузии жизненное пространство и новый статус в НАТО.

Расходный материал

Реальные угрозы подстерегают Грузию исключительно со стороны Североатлантического альянса. За примерами пренебрежительного и циничного отношения старших партнеров к младшим далеко ходить не надо. Так, Соединенные Штаты планово выводят свои войска из Афганистана, а грузинский 32-й батальон 3-й пехотной бригады в составе более 870 военнослужащих в начале января убыл в порядке ротации (американскими бортами) из аэропорта Тбилиси в Исламскую республику – для защиты авиабазы Баграм, в рамках небоевой миссии НАТО "Решительная поддержка".

Если американцы уходят из страны, в которой талибы идут к власти (уничтожая существующий государственный проект ЕС и США), кого же там в течение шести месяцев будут поддерживать грузинские военнослужащие под командованием подполковника Тариела Махарашвили? Очевидно, они с большим риском для жизни лишь прикрывают отход союзников. Достаточно унизительная миссия охранников афганского аэродрома не имеет никакого отношения к обеспечению безопасности Грузии.

Еще одна опасная особенность НАТО – навязывание младшим партнерам максимально возможного для их бюджета количества дорогостоящего американского оружия. Это программный приоритет альянса на ближайшие 10 лет. И Тбилиси ежегодно закупает несоразмерное военно-политической обстановке количество вооружений – противотанковых гранатометов, систем ПВО и других. Даже если в Грузии станет много больше американского оружия и объектов альянса, республика вряд ли когда-нибудь займет полноправное место в рядах НАТО.

Идет "игра в одни ворота". Иностранные войска десятилетиями используют грузинскую территорию для дестабилизирующих регион маневров и создания "опорных точек". Грузия не имеет Военно-морских сил, их функции выполняет Служба береговой охраны МВД. На фоне пандемии коронавируса особенно настораживают деятельность биологических лабораторий Пентагона на грузинской земле и защита Центра Лугара президентом Зурабишвили.

Как уже отмечалось выше, грузинские солдаты много лет защищают интересы Пентагона в Афганистане. В качестве благодарности звучат заклинания об исторической роли Грузии в мировой политике, уверения в наличии "общих ценностей" и в приверженности альянса территориальной целостности и суверенитету республики. Старшие партнеры даже безвизовый въезд в ЕС для грузинских граждан организовали. Небольшая и небогатая Грузия с населением 3,7 миллиона человек тратит около 2% своего ВВП на военные нужды, а дальше – неизбежное возвращение в реальность – тупик вне ЕС и НАТО.

21
Сергей Зассеев

Зассеев: волонтерское движение активно зарождается в республике

0
Председатель комитета по молодежной политике и спорту Сергей Зассеев рассказал в эфире радио Sputnik о волонтерском движении в период пандемии
Зассеев: волонтерское движение активно зарождается в республике

Почти год медики борются с тяжелой и неизведанной болезнью. В момент, когда они уже не могли справиться с огромной нагрузкой, руку помощи им протянули волонтеры. Это во многом выправило тяжелую ситуацию. Свою активную помощь оказали и сотрудники комитета по молодежной политике и спорту.

"Ребята комитета помогали разгружать и переносить кислородные баллоны. Наша сотрудница Евгения Терлеева работала и как психолог, а также проводила дыхательную гимнастику", - рассказал председатель комитет Сергей Зассеев.

Зассеев отметил, что сложнее всего было обеспечить безопасность волонтеров от заражения COVID-19. Также была организована "горячая линия" для психологической поддержки больных коронавирусной инфекцией.

0