Протесты в Тегеране

Американские СМИ: в противостоянии Трампа с Ираном выиграл Путин

78
(обновлено 12:56 11.01.2020)
Развитие ближневосточного кризиса, а также скорость, с которой будет (или не будет) происходить эскалация конфликта по линии Вашингтон — Тегеран, едва ли поддается адекватному прогнозированию.

Слишком много обстоятельств могут измениться очень быстро, отмечает обозреватель РИА Новости Иван Данилов. И слишком много факторов, которые лидеры всех конфликтующих сторон используют для принятия решений, не являются сейчас достоянием гласности.

Однако все эти ограничения не останавливают наших западных коллег: если анализировать те выводы о действиях США в Ираке и Иране, которые предлагают своим читателям и слушателям американские источники, то нельзя не заметить, что с их точки зрения победитель уже определен — это Владимир Путин. В западном инфополе нет консенсуса по поводу того, каким именно образом Россия извлечет выгоду из американо-иранского конфликта, но заокеанские СМИ предлагают своим читателям очень широкий спектр возможных вариантов, методов и сценариев.

Справедливости ради нужно отметить, что такая позиция — результат определенной эволюции, то есть первоначальные впечатления в нью-йоркских и вашингтонских редакциях были совсем другие. Например, 7 января агентство деловой информации Bloomberg, которое не очень любит Дональда Трампа, опубликовало крайне нехарактерный для себя материал, опорным тезисом которого было утверждение "Путину сейчас нужен "план Б" по Ирану. Смерть Кассема Сулеймани может привести к изменениям в российских расчетах по Сирии, Ирану и Турции".

В поисковой системе Google эта статья фигурировала под восторженным заголовком "Трамп взорвал генеральный план Путина на Ближнем Востоке".

Логику тех, кто верил в срыв планов России на Ближнем Востоке из-за агрессивных действий Трампа, при большом желании понять можно. Если излагать максимально схематично, то расчет выглядел так: после убийства Сулеймани Тегеран будет просто вынужден ответить максимально жестким образом, что заставит администрацию Трампа нанести еще более жесткий удар по Ирану. Эскалация в конце концов нанесет Ирану такой ущерб, который сделает его абсолютно неспособным играть нынешнюю роль ведущей региональной державы. В этом сценарии, на который указывал Bloomberg, у России якобы не осталось бы другого выбора, как "сдать" Сирию и ее лидера Башара Асада.

Практика оказалась сложнее теории, а апокалиптический для ближневосточных планов России сценарий провалился сразу в двух ключевых пунктах. Во-первых, Иран выбрал эдакий "хирургический" вариант ответных действий, просто обозначив свои военные возможности. Во-вторых, администрация Дональда Трампа не стала поднимать ставки и бомбить иранские НПЗ или "объекты культурного наследия" (то есть в том числе знаменитые мечети), несмотря на призывы влиятельных функционеров Республиканской партии и обещания самого Трампа.

Проанализировав сложившуюся ситуацию, американские СМИ начали наперебой объяснять читателям, что Россия стала или вот-вот станет едва ли не главным бенефициаром нового витка кризиса на Ближнем Востоке. Иногда намекают и на то, что Дональд Трамп фактически помог Владимиру Путину.

Специализированный журнал Foreign Policy считает, что эскалация конфликта США с Ираном "предоставляет Путину новые возможности для достижения двух своих давних целей: подрыв доверия к США и расширение присутствия России на Ближнем Востоке".

В качестве экспертной оценки журнал приводит мнение Андреи Кендалл-Тейлор, научного сотрудника "мозгового центра" Center for a New American Security и бывшего специалиста по России и Евразии в Национальном совете по разведке (структуре, координирующей стратегическое планирование американских спецслужб): "Путин считает, что противодействие односторонним действиям США является его личной задачей, и он крайне склонен пользоваться изменяющимися обстоятельствами. Поэтому он будет стремиться извлечь выгоду из любой возможности использовать убийство Сулеймани и любую последующую нестабильность, чтобы запятнать репутацию Вашингтона в регионе".

Оставляя за скобками уверенность американского эксперта в своей способности читать мысли российского руководства, стоит отметить, что для подрыва репутации США в регионе не требуются усилия Москвы или какой-то другой внешней силы. Действий самого Вашингтона вполне достаточно. Главное — не мешать.

Американское издание The Slate может себе позволить выражаться более прямолинейно: "Единственный победитель противостояния США и Ирана — Россия. Это кризис, прекрасно подходящий для Владимира Путина".

Позиция авторов The Slate более логична и довольно последовательна. Они исходят из того, что одним из вероятных последствий убийства Сулеймани станет вывод войск США из Ирака под давлением местных властей. А дальше последствия вполне предсказуемы. "Если в Ираке не будет войск, Соединенным Штатам будет трудно поддерживать (военное) присутствие в Сирии. Эта пустота может дать Москве большое пространство для маневра в регионе, по сути, укрепив ее положение в качестве регионального игрока с серьезным политическим влиянием. Помимо укрепления позиции России, удар по Сулеймани способствует целям России — вбить клин между Вашингтоном и его партнерами, а также продвигать глобальное восприятие Соединенных Штатов как непредсказуемых и желающих войны. Москве уже удалось подорвать отношения США с ближневосточными союзниками". То есть неприятности для США наступят даже в том случае, если они все-таки сохранят в Ираке своих солдат.

Поразительно, насколько заокеанские эксперты уверены, что без российского президента западные союзники США неспособны сами прийти к выводу, что Вашингтон — это очень нестабильный, ненадежный, эгоистичный и крайне агрессивный игрок на геополитической арене. По большому счету, для того, чтобы прийти к таким выводам, не нужны какие-то тесные контакты с Москвой: достаточно просто почитать новости и послушать представителей Госдепа и Пентагона, а также ознакомиться с твиттером Трампа.

Агентство Associated Press фактически указывает на то, что это не Кремль пытается кого-то в чем-то убедить и куда-то привлечь, а европейские (и не только европейские) лидеры обращаются к России, вероятно, видя в нашей стране надежного и предсказуемого партнера для диалога:

"Визит Путина во вторник в Сирию символизирует реальность, сформировавшуюся за последние месяцы: американская стратегия на Ближнем Востоке — загадка для многих союзников США, а Россия более чем готова заполнить любой вакуум. Это изменение ситуации во многих отношениях оставило союзников Соединенных Штатов в затруднительном положении — или (заставило их) обратиться к России в поисках партнера. Путин был первым мировым лидером, с которым говорил президент Франции Эммануэль Макрон, узнав об атаке американского беспилотника в пятницу. Тем временем канцлер Германии Ангела Меркель едет в Кремль, чтобы обсудить кризис на Ближнем Востоке".

Независимо от того, какие предсказания наших западных оппонентов по информационной войне станут реальностью, уже сейчас очевидно, что действия США не находят былой поддержки даже среди самых близких их партнеров. На это жалуются и американские официальные лица, но им придется привыкнуть именно к такой ситуации. Рано или поздно поведение Вашингтона должно было привести к тому, что все пострадавшие (включая союзников) начнут искать способы дистанцироваться от США и как-то защититься от американского эгоизма, совмещаемого с манией величия, экономическим шантажом и военными авантюрами.

Эта тенденция окажет самое серьезное влияние на геополитические расклады не только наступившего года, но и следующих десятилетий. С заокеанскими экспертами нельзя не согласиться в одном: Россия от этого только выиграет.

78
Флаги Турции и Азербайджана. Архивное фото

Для чего Турция вводит войска в Азербайджан

115
(обновлено 12:08 24.11.2020)
Ввод турецких войск в Азербайджан под предлогом миротворчества отражает стремление Анкары нарастить военно-политическое влияние на Южном Кавказе и в Прикаспийском регионе, укрепить позиции Турции на международной арене в целом.

Для решения подобных задач одного года будет наверняка недостаточно. Мы наблюдаем очередной, по-восточному затейливый этап расширения присутствия НАТО на постсоветском пространстве, замечает военный обозреватель Александр Хроленко.

Министр национальной обороны Турции Хулуси Акар 21 ноября заявил, что сухопутные войска страны завершили подготовку, и вскоре будут переброшены в Азербайджан военно-воздушными силами республики. Военачальник также говорил о "лидерстве Турции на международной арене", на пути к которому "турецкие вооруженные силы переживают один из самых напряженных периодов в истории республики".

Количественный и качественный состав турецкого военного контингента в Азербайджане пока остается тайной. Заметим, что подразделения армии Турции перманентно и практически постоянно присутствуют в Азербайджане – в рамках военного и военно-технического сотрудничества Анкары и Баку. Отправка очередной группы офицеров для работы в рамках российско-турецкого центра по контролю за прекращением огня в Нагорном Карабахе вряд ли требовала президентского указа и обсуждения в турецком парламенте.

Анкара и Москва 11 ноября подписали меморандум о центре по контролю за перемирием в Нагорном Карабахе, и в этом документе нет ничего о создании совместных миротворческих сил. Однако в дальнейшем президенты Азербайджана и Турции Ильхам Алиев и Реджеп Тайип Эрдоган не раз заявляли о "совместной миротворческой миссии" с участием турецких войск.

Очевидно, просьбу Москвы – не вводить в "горячий" регион турецкие войска – Анкара и Баку мягко проигнорировали. Сухопутные войска Турции на азербайджанской территории явно готовятся к чему-то, кроме взаимодействия с Россией в рамках "невыездного" мониторингового центра в составе нескольких десятков специалистов.

Арбитраж успеха

У Турции нет стратегических резонов инициировать на Южном Кавказе масштабный конфликт с Россией (здесь успех маловероятен, а негативные последствия Анкаре гарантированы). Гораздо эффективнее и безопаснее – последовательное проникновение в регион под удобным предлогом двустороннего военно-технического сотрудничества с Азербайджаном или под флагом "миротворческой миссии". С другой стороны, содействие Баку может стать платой за турецкую помощь в карабахском вооруженном конфликте, с прицелом на будущее.

Действия турецких войск в Нагорном Карабахе не предусмотрены ни одним соглашением, включая и трехстороннее (Азербайджан, Армения, Россия). Само присутствие турецких военнослужащих в Азербайджане юридически оформлено постфактум, ведь по данным авторитетных военных экспертов РФ, с конца сентября на азербайджанской территории присутствовали около 1500 турецких военнослужащих. В качестве советников турецкие генералы и офицеры действовали во всей вертикали управления – от Генштаба азербайджанской армии до штабов полкового звена. Однозначная военная поддержка Анкарой азербайджанской стороны конфликта совершенно не позволяет турецкой армии претендовать на роль миротворца в Карабахе, и какое-либо участие в совместном патрулировании линии разграничения. Однако варианты возможны.

Фактически Турция уже прочно закрепилась в Азербайджане. В дальнейшем турецкие войска могут годами находиться на азербайджанской территории, на основе двусторонних соглашений. Это не нарушит норм международного права, но и мира не гарантирует. Поскольку ни одна страна мира не признала суверенитет НКР, у Баку и Анкары может возникнуть иллюзия вседозволенности и по отношению к армянскому населению Нагорного Карабаха. МИД Турции уже заявил о неких дополнительных "наблюдательных отделениях на местах". Настораживает отсутствие информации о вывозе из Азербайджана протурецких боевиков из Сирии. В такой ситуации важно, чтобы "арбитраж успеха азербайджанских братьев" (выражение министра Хулуси Акара) не превратился в головокружение от успехов.

Очертания будущего

Анкара имеет глобальные планы строительства "тюркского мира". В перспективе не исключена проекция турецких интересов и силы за пределы Азербайджана – в Каспийский регион и в страны Центральной Азии.

Обладая достаточно мощными вооруженными силами – 355 тысяч военнослужащих, более 2600 танков, 270 многоцелевых истребителей F-16, и заслуженное 11-е место в мировом рейтинге Global Firepower – Турция активно наращивает собственное производство самолетов, беспилотников, ракет, танков. За минувшие полтора десятилетия количество турецких оборонных предприятий выросло с 56 до 1500, правительство управляет программами ВПК на сумму свыше $75 миллиардов. Анкара закупает много иностранного оружия. Оборонный бюджет Турецкой Республики составляет более $18 млрд – около 13% общих расходов в бюджете 2020 года.

Турция активно применяет военные инструменты на севере Сирии, в Ливии. Вопреки интересам других стран претендует на значительные участки Средиземного моря (добыча углеводородов). Таким образом, Азербайджан (обладающий значительными запасами нефти) становится площадкой для развития вполне определенной, экспансивной и агрессивной внешней политики Турции. Ситуация подобного "братания" опасна еще и тем, что "за спиной" Анкары маячит Североатлантический альянс, молчаливо поддерживающий "бузу" Эрдогана в любой географической точке.

Российские миротворцы восстанавливают мир и порядок в Нагорном Карабахе, а Турция пытается создать в Азербайджане некую военную инфраструктуру и утвердить свое право на военное вмешательство в регионе Южного Кавказа. Карабахский проект Анкары омрачает лишь логистика. У Азербайджана и Турции имеется маленький участок общей сухопутной границы на стыке турецкой провинции Ыгдыр и достаточно изолированной от "большого Азербайджана" Нахичеванской автономной республики. Доставку войск, вооружений и припасов самолетами ВВС (очень дорогое удовольствие) придется согласовывать с Арменией, Грузией (наиболее вероятный маршрут) или Ираном. И при любом геополитическом раскладе, Турции придется учитывать прочные позиции России – на Кавказе и на Ближнем Востоке.

115
Отражение мужчины на фоне флага ЕС

Демократия уничтожает Европу. Убьет ли Европа демократию первой?

40
(обновлено 13:28 20.11.2020)
Вчера состоялся очередной онлайн-саммит ЕС. Первоначально на нем предполагалось обсудить только положение дел с COVID-19. Эпидемическая ситуация практически во всех европейских странах резко ухудшается, что требует от властей принятия все более жестких мер.

Однако это наталкивается на общественное сопротивление — причем граждане категорически возражают не только против полномасштабного локдауна, они недовольны и более мягкими ограничительными мерами.

Манифестация против вводимых ограничений, разогнанная водометами пару дней назад в Берлине, представляет собой иллюстрацию цугцванга, в котором власти европейских государств зажаты между необходимостью не допустить коллапса системы здравоохранения, смягчить последствия для экономики и справиться с недовольством населения, пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

Однако реальность внесла свои коррективы в планы саммита, и в повестку оказался внесен еще один чрезвычайно острый вопрос, возникший на днях: два "анфан террибль" ЕС — Польша и Венгрия — подложили новую свинью Брюсселю, заблокировав бюджет союза на 2021-2027 годы (1,074 триллиона евро) и программу восстановления европейской экономики (750 миллиардов евро).

Европа рассчитывала с помощью данных бюджетных планов наказать Варшаву и Будапешт за отступление от высоких демократических стандартов. Однако в итоге она сама угодила в выкопанную яму.

Наказывать предполагалось очевидным и самым болезненным способом — финансовым. Польша и Венгрия как реципиенты субсидий ЕС находятся в достаточно привилегированном положении, что среди прочего обусловлено геополитическими факторами.

Проблема в том, что лишить их денег не так-то и просто.

До недавнего времени механизмов такого рода в единой Европе вовсе не существовало. К тому же в основу принятия важнейших решений в ЕС положен принцип консенсуса, то есть общая всех членов союза позиция. Ситуация, когда обе страны проголосовали бы за лишение себя существенных средств европейского бюджета, представляется фантастической.

В результате Брюссель в последние месяцы реализовал сложносочиненную комбинацию. На июльском саммите ЕС было продавлено решение, которое увязало грядущие выплаты с соблюдением стандартов правового государства и базовых европейских ценностей. А в конце сентября Еврокомиссия выпустила соответствующий доклад, главными героями, вернее, злодеями которого стали все те же Варшава и Будапешт.

И вот когда остался последний шаг до воплощения задуманного в жизнь, две скандальные столицы заблокировали процесс, дав понять, что прекрасно осознают происходящее и не допустят "политически мотивированного" распределения средств из европейских фондов.

Так что теперь Брюссель вынужден вновь искать управу на поляков и венгров, которые обратили против ЕС его же собственные правила.

Именно в этом заключается самый ценный урок происходящего.

Запад по обе стороны Атлантики вовсе не на пустом месте десятилетиями служил примером для подражания и моральным авторитетом для остальной планеты. Демократические институты и процедуры, права и свободы граждан там действительно работали, выступая доказательством его превосходства над "несвободным миром". А политико-управленческий механизм Европейского союза стал прямо-таки апофеозом западной демократии.

На любые же сомнения скептиков по поводу того, что подобная система неспособна быть эффективной и даже просто жизнеспособной в долгосрочной перспективе, следовали насмешки энтузиастов: но вот же она — работает уже много лет. И не только работает, а процветает, служит магнитом для десятков стран и миллионов людей. А потому что это — настоящая демократия, такая, какая она должна быть!

Куда менее привлекательная изнанка евросоюзной системы последние годы проявлялась все чаще. Очевидными становились отсутствие полноценных полномочий у громкоголосых политических институтов вроде Европарламента и концентрация реальной власти в руках анонимных брюссельских бюрократов. Зародилось подозрение, переросшее в твердую уверенность, что для бесперебойного функционирования пресловутого принципа консенсуса наиболее влиятельные члены союза прибегают к методам подковерного принуждения, давления и шантажа в отношении "младших партнеров". Достаточно вспомнить, как это было с антироссийскими санкциями: сразу несколько европейских стран открыто препятствовали их введению, поскольку те гарантировали болезненный удар по их экономикам, но когда дело дошло до принятия решения, они безропотно проголосовали "как все".

И вот две страны — причем из разряда небольших, небогатых и всеми осуждаемых изгоев в стройных демократических европейских рядах — ныне с легкостью ломают данную систему просто потому, что оказались достаточно упрямыми, чтобы стоять на своем и не бояться идти против течения.

Кстати, есть еще одна оборотная сторона европейской демократии, которая стала очевидной, — высокая значимость "ручного" управления. Но теперь и оно все чаще дает сбой.

Эксперты полагают очень вероятным выход из ЕС Польши и Венгрии, которые уже получили максимум выгод от пребывания в союзе, и чем дальше, тем меньше заинтересованы в сохранении статус-кво. В свою очередь, для Брюсселя и западноевропейских столиц уход из Евросоюза не поддающихся дрессировке "бунтарей" тоже может оказаться наиболее удобным выходом из ситуации.

Вот только самый тяжелый удар при этом будет нанесен по западной демократии — как в реальности, так и в прекраснодушных представлениях о ней у огромного числа людей по всему миру. Слишком уж часто на ней стал появляться штамп "не работает".

40
Дрова.

Красный Крест обеспечит малоимущие семьи Южной Осетии дровами на зиму

0
(обновлено 14:24 26.11.2020)
Всего организация распределит 500 кубов дров на 125 семей с низким доходом, живущих в сельской местности - каждая семья получит по 4 куба дров.

ЦХИНВАЛ, 26 ноя — Sputnik, Фатима Плиева. Миссия МККК в Цхинвале обеспечивает малоимущие семьи Южной Осетии дровами на зиму. Гуманитарная акция проходит при содействии управления лесного хозяйства при комитете природных ресурсов, рассказала Sputnik специалист по связям с общественностью миссии Марина Тедети.

Всего организация распределит 500 кубов дров на 125 семей с низким доходом, живущих в сельской местности.

"Из этих 125 семей мы уже обеспечили запасом дров 110 семей. Остаются еще 10 семей в Знаурском и пять семей в Ленингорском районах, которым мы до конца месяца тоже окажем помощь. Каждая семья получит по 4 куба дров. Получатели нашей продуктовой помощи также пожилые и инвалиды", — отметила Тедети.

Представитель миссии Красного Креста добавила, что 240 семей в Южной Осетии ежеквартально получают продукты и средства гигиены от организации в рамках социальной помощи. Эту гуманитарную программу МККК проводит ежегодно.

0