Федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель на саммите глав государств и правительств Евросоюза в Брюсселе

Меркель летит в Москву за помощью. Срочной помощью

307
(обновлено 14:15 11.01.2020)
Сегодня в Москву на переговоры с Владимиром Путиным прилетает Ангела Меркель. Визит привлек к себе внимание внезапностью. Ну а некоторая рассогласованность в действиях сторон только усилила впечатление, что поездка канцлера носит по-настоящему срочный характер.

Дело в том, пишет колумнист Sputnik Ирина Алкснис, что первым о предстоящем событии сообщил 6 января Кремль. В официальном сообщении было прямо сказано: в ходе переговоров планируется обсудить "эскалацию напряженности на Ближнем Востоке в результате авиаудара США по аэропорту Багдада". Правила дипломатической риторики однозначны — выделяется главная тема.

Однако спустя пару дней Берлин заявил, что убийство Касема Сулеймани вследствие ракетного удара, как и в целом ирано-американская эскалация, не были "причиной и поводом к визиту", готовившемуся еще с конца минувшего года. И вообще, по словам немцев, лидеры затронут широкий спектр тем — от Сирии до Украины, хотя Иран также может быть включен в повестку переговоров.

Пресс-секретарь российского президента подтвердил: гибель Сулеймани не была причиной готовящегося приезда канцлера в Москву. Впрочем, это вполне логично, поскольку убийство стало просто этапом резкой эскалации напряженности в отношениях между Вашингтоном и Тегераном, начавшейся еще несколько недель назад.

В то же время обнародованный немцами факт, что договоренности о поездке датируются западным Рождеством (едва ли не главным европейским праздником, когда откладываются любые дела, кроме чрезвычайных), только сильнее высвечивает стремление германских партнеров сохранить хорошую мину при плохой игре и затушевать откровенно безотлагательный характер визита Ангелы Меркель в Москву.

И, без сомнения, обострение на Ближнем Востоке является главной его причиной.

Правда, возникает закономерный вопрос: почему лидер федеративной республики, если у немцев так припекает из-за Ирана и Соединенных Штатов, летит в Россию?

Собственно, суть проблем, возникших у Берлина, хорошо известна: Иран — одна из ключевых тем, по которой позиции Европы и США расходятся кардинально. Если администрация Трампа нацелена на продолжение политики жесткого давления на Тегеран и изоляции "страны-изгоя", то европейцы заинтересованы в урегулировании и восстановлении полномасштабного сотрудничества — просто потому, что это сулит колоссальную отдачу от инвестиций и мощный стимул для европейской экономики.

После заключения ядерной сделки в 2015-м в Иран хлынули европейские, в первую очередь немецкие деньги. Соединенные Штаты, с 2017 года пытающиеся вернуть статус-кво, создают этому взаимодействию серьезные проблемы. Но Европа выбрала стратегию, которая позволяет уклоняться от прямого противостояния с Вашингтоном и выстраивать механизмы, обеспечивающие в том числе продолжение сотрудничества с Тегераном.

В принципе, это разумный подход. Гегемония США постепенно расшатывается, их возможности по принуждению партнеров к желаемым действиям падают. В подобном положении проще не форсировать процесс, идя на прямую конфронтацию и увеличивая риски для себя, а действовать обходными путями, дожидаясь, когда американцы ослабеют настолько, что перестанут представлять значимую угрозу.

Вот только последние события указали на критическую уязвимость данной позиции. В распоряжении Европы и конкретно Германии есть очень серьезные инструменты влияния на ситуацию — политические, дипломатические, экономические, финансовые, правовые…

Но все они гроша ломаного не стоят, когда державы начинают общаться языком ракетных обстрелов.

А как раз военных и военно-политических рычагов у Европы просто нет. Срочно покидающие Ирак из-за нынешней эскалации воинские контингенты европейских стран служат тому ярким доказательством — попасть в замес, где от тебя ничего не зависит, никому не хочется.

Пойдя по линии военного обострения с Ираном, Соединенные Штаты нащупали действительно болезненную для немцев и остальных европейцев точку, и как раз тут стоит искать разгадку нынешнего визита Ангелы Меркель в Москву.

За последние годы Россия стала влиятельнейшей военно-политической силой на Ближнем Востоке. У нее налажены связи по военной линии с ключевыми игроками региона, включая Иран, США, Израиль, Турцию и далее по списку. Авторитет нашей страны в этой области ныне столь высок, что мнение Кремля точно будет услышано и принято во внимание всеми.

Причем, в отличие от Соединенных Штатов, которым в силу их географической отдаленности может быть вполне выгодно, чтобы Ближний Восток полыхнул по полной программе, Москва заинтересована в его умиротворении. В этом цели России и Германии (как и Европы в целом) совпадают.

Так что вполне понятно, почему канцлер ФРГ срочно летит в Москву. Именно здесь теперь хранится ключ от германских инвестиций в Иран и в целом от роли Европы в ближневосточных раскладах.

307
Флаги Турции и Азербайджана. Архивное фото

Для чего Турция вводит войска в Азербайджан

115
(обновлено 12:08 24.11.2020)
Ввод турецких войск в Азербайджан под предлогом миротворчества отражает стремление Анкары нарастить военно-политическое влияние на Южном Кавказе и в Прикаспийском регионе, укрепить позиции Турции на международной арене в целом.

Для решения подобных задач одного года будет наверняка недостаточно. Мы наблюдаем очередной, по-восточному затейливый этап расширения присутствия НАТО на постсоветском пространстве, замечает военный обозреватель Александр Хроленко.

Министр национальной обороны Турции Хулуси Акар 21 ноября заявил, что сухопутные войска страны завершили подготовку, и вскоре будут переброшены в Азербайджан военно-воздушными силами республики. Военачальник также говорил о "лидерстве Турции на международной арене", на пути к которому "турецкие вооруженные силы переживают один из самых напряженных периодов в истории республики".

Количественный и качественный состав турецкого военного контингента в Азербайджане пока остается тайной. Заметим, что подразделения армии Турции перманентно и практически постоянно присутствуют в Азербайджане – в рамках военного и военно-технического сотрудничества Анкары и Баку. Отправка очередной группы офицеров для работы в рамках российско-турецкого центра по контролю за прекращением огня в Нагорном Карабахе вряд ли требовала президентского указа и обсуждения в турецком парламенте.

Анкара и Москва 11 ноября подписали меморандум о центре по контролю за перемирием в Нагорном Карабахе, и в этом документе нет ничего о создании совместных миротворческих сил. Однако в дальнейшем президенты Азербайджана и Турции Ильхам Алиев и Реджеп Тайип Эрдоган не раз заявляли о "совместной миротворческой миссии" с участием турецких войск.

Очевидно, просьбу Москвы – не вводить в "горячий" регион турецкие войска – Анкара и Баку мягко проигнорировали. Сухопутные войска Турции на азербайджанской территории явно готовятся к чему-то, кроме взаимодействия с Россией в рамках "невыездного" мониторингового центра в составе нескольких десятков специалистов.

Арбитраж успеха

У Турции нет стратегических резонов инициировать на Южном Кавказе масштабный конфликт с Россией (здесь успех маловероятен, а негативные последствия Анкаре гарантированы). Гораздо эффективнее и безопаснее – последовательное проникновение в регион под удобным предлогом двустороннего военно-технического сотрудничества с Азербайджаном или под флагом "миротворческой миссии". С другой стороны, содействие Баку может стать платой за турецкую помощь в карабахском вооруженном конфликте, с прицелом на будущее.

Действия турецких войск в Нагорном Карабахе не предусмотрены ни одним соглашением, включая и трехстороннее (Азербайджан, Армения, Россия). Само присутствие турецких военнослужащих в Азербайджане юридически оформлено постфактум, ведь по данным авторитетных военных экспертов РФ, с конца сентября на азербайджанской территории присутствовали около 1500 турецких военнослужащих. В качестве советников турецкие генералы и офицеры действовали во всей вертикали управления – от Генштаба азербайджанской армии до штабов полкового звена. Однозначная военная поддержка Анкарой азербайджанской стороны конфликта совершенно не позволяет турецкой армии претендовать на роль миротворца в Карабахе, и какое-либо участие в совместном патрулировании линии разграничения. Однако варианты возможны.

Фактически Турция уже прочно закрепилась в Азербайджане. В дальнейшем турецкие войска могут годами находиться на азербайджанской территории, на основе двусторонних соглашений. Это не нарушит норм международного права, но и мира не гарантирует. Поскольку ни одна страна мира не признала суверенитет НКР, у Баку и Анкары может возникнуть иллюзия вседозволенности и по отношению к армянскому населению Нагорного Карабаха. МИД Турции уже заявил о неких дополнительных "наблюдательных отделениях на местах". Настораживает отсутствие информации о вывозе из Азербайджана протурецких боевиков из Сирии. В такой ситуации важно, чтобы "арбитраж успеха азербайджанских братьев" (выражение министра Хулуси Акара) не превратился в головокружение от успехов.

Очертания будущего

Анкара имеет глобальные планы строительства "тюркского мира". В перспективе не исключена проекция турецких интересов и силы за пределы Азербайджана – в Каспийский регион и в страны Центральной Азии.

Обладая достаточно мощными вооруженными силами – 355 тысяч военнослужащих, более 2600 танков, 270 многоцелевых истребителей F-16, и заслуженное 11-е место в мировом рейтинге Global Firepower – Турция активно наращивает собственное производство самолетов, беспилотников, ракет, танков. За минувшие полтора десятилетия количество турецких оборонных предприятий выросло с 56 до 1500, правительство управляет программами ВПК на сумму свыше $75 миллиардов. Анкара закупает много иностранного оружия. Оборонный бюджет Турецкой Республики составляет более $18 млрд – около 13% общих расходов в бюджете 2020 года.

Турция активно применяет военные инструменты на севере Сирии, в Ливии. Вопреки интересам других стран претендует на значительные участки Средиземного моря (добыча углеводородов). Таким образом, Азербайджан (обладающий значительными запасами нефти) становится площадкой для развития вполне определенной, экспансивной и агрессивной внешней политики Турции. Ситуация подобного "братания" опасна еще и тем, что "за спиной" Анкары маячит Североатлантический альянс, молчаливо поддерживающий "бузу" Эрдогана в любой географической точке.

Российские миротворцы восстанавливают мир и порядок в Нагорном Карабахе, а Турция пытается создать в Азербайджане некую военную инфраструктуру и утвердить свое право на военное вмешательство в регионе Южного Кавказа. Карабахский проект Анкары омрачает лишь логистика. У Азербайджана и Турции имеется маленький участок общей сухопутной границы на стыке турецкой провинции Ыгдыр и достаточно изолированной от "большого Азербайджана" Нахичеванской автономной республики. Доставку войск, вооружений и припасов самолетами ВВС (очень дорогое удовольствие) придется согласовывать с Арменией, Грузией (наиболее вероятный маршрут) или Ираном. И при любом геополитическом раскладе, Турции придется учитывать прочные позиции России – на Кавказе и на Ближнем Востоке.

115
Отражение мужчины на фоне флага ЕС

Демократия уничтожает Европу. Убьет ли Европа демократию первой?

40
(обновлено 13:28 20.11.2020)
Вчера состоялся очередной онлайн-саммит ЕС. Первоначально на нем предполагалось обсудить только положение дел с COVID-19. Эпидемическая ситуация практически во всех европейских странах резко ухудшается, что требует от властей принятия все более жестких мер.

Однако это наталкивается на общественное сопротивление — причем граждане категорически возражают не только против полномасштабного локдауна, они недовольны и более мягкими ограничительными мерами.

Манифестация против вводимых ограничений, разогнанная водометами пару дней назад в Берлине, представляет собой иллюстрацию цугцванга, в котором власти европейских государств зажаты между необходимостью не допустить коллапса системы здравоохранения, смягчить последствия для экономики и справиться с недовольством населения, пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

Однако реальность внесла свои коррективы в планы саммита, и в повестку оказался внесен еще один чрезвычайно острый вопрос, возникший на днях: два "анфан террибль" ЕС — Польша и Венгрия — подложили новую свинью Брюсселю, заблокировав бюджет союза на 2021-2027 годы (1,074 триллиона евро) и программу восстановления европейской экономики (750 миллиардов евро).

Европа рассчитывала с помощью данных бюджетных планов наказать Варшаву и Будапешт за отступление от высоких демократических стандартов. Однако в итоге она сама угодила в выкопанную яму.

Наказывать предполагалось очевидным и самым болезненным способом — финансовым. Польша и Венгрия как реципиенты субсидий ЕС находятся в достаточно привилегированном положении, что среди прочего обусловлено геополитическими факторами.

Проблема в том, что лишить их денег не так-то и просто.

До недавнего времени механизмов такого рода в единой Европе вовсе не существовало. К тому же в основу принятия важнейших решений в ЕС положен принцип консенсуса, то есть общая всех членов союза позиция. Ситуация, когда обе страны проголосовали бы за лишение себя существенных средств европейского бюджета, представляется фантастической.

В результате Брюссель в последние месяцы реализовал сложносочиненную комбинацию. На июльском саммите ЕС было продавлено решение, которое увязало грядущие выплаты с соблюдением стандартов правового государства и базовых европейских ценностей. А в конце сентября Еврокомиссия выпустила соответствующий доклад, главными героями, вернее, злодеями которого стали все те же Варшава и Будапешт.

И вот когда остался последний шаг до воплощения задуманного в жизнь, две скандальные столицы заблокировали процесс, дав понять, что прекрасно осознают происходящее и не допустят "политически мотивированного" распределения средств из европейских фондов.

Так что теперь Брюссель вынужден вновь искать управу на поляков и венгров, которые обратили против ЕС его же собственные правила.

Именно в этом заключается самый ценный урок происходящего.

Запад по обе стороны Атлантики вовсе не на пустом месте десятилетиями служил примером для подражания и моральным авторитетом для остальной планеты. Демократические институты и процедуры, права и свободы граждан там действительно работали, выступая доказательством его превосходства над "несвободным миром". А политико-управленческий механизм Европейского союза стал прямо-таки апофеозом западной демократии.

На любые же сомнения скептиков по поводу того, что подобная система неспособна быть эффективной и даже просто жизнеспособной в долгосрочной перспективе, следовали насмешки энтузиастов: но вот же она — работает уже много лет. И не только работает, а процветает, служит магнитом для десятков стран и миллионов людей. А потому что это — настоящая демократия, такая, какая она должна быть!

Куда менее привлекательная изнанка евросоюзной системы последние годы проявлялась все чаще. Очевидными становились отсутствие полноценных полномочий у громкоголосых политических институтов вроде Европарламента и концентрация реальной власти в руках анонимных брюссельских бюрократов. Зародилось подозрение, переросшее в твердую уверенность, что для бесперебойного функционирования пресловутого принципа консенсуса наиболее влиятельные члены союза прибегают к методам подковерного принуждения, давления и шантажа в отношении "младших партнеров". Достаточно вспомнить, как это было с антироссийскими санкциями: сразу несколько европейских стран открыто препятствовали их введению, поскольку те гарантировали болезненный удар по их экономикам, но когда дело дошло до принятия решения, они безропотно проголосовали "как все".

И вот две страны — причем из разряда небольших, небогатых и всеми осуждаемых изгоев в стройных демократических европейских рядах — ныне с легкостью ломают данную систему просто потому, что оказались достаточно упрямыми, чтобы стоять на своем и не бояться идти против течения.

Кстати, есть еще одна оборотная сторона европейской демократии, которая стала очевидной, — высокая значимость "ручного" управления. Но теперь и оно все чаще дает сбой.

Эксперты полагают очень вероятным выход из ЕС Польши и Венгрии, которые уже получили максимум выгод от пребывания в союзе, и чем дальше, тем меньше заинтересованы в сохранении статус-кво. В свою очередь, для Брюсселя и западноевропейских столиц уход из Евросоюза не поддающихся дрессировке "бунтарей" тоже может оказаться наиболее удобным выходом из ситуации.

Вот только самый тяжелый удар при этом будет нанесен по западной демократии — как в реальности, так и в прекраснодушных представлениях о ней у огромного числа людей по всему миру. Слишком уж часто на ней стал появляться штамп "не работает".

40
Волонтеры из красной зоны

Были и положительные моменты: волонтер из Цхинвала о работе в "красной зоне"

9
(обновлено 15:55 26.11.2020)
Житель Цхинвал Марат Багаев пошел в "красную зону", после того, как его друг рассказал, что в больнице катастрофически не хватает рук.

ЦХИНВАЛ, 26 ноя — Sputnik, Фатима Плиева. Помощь волонтеров в "красной зоне" республиканского многопрофильного медицинского центра не ограничивается погрузкой и разгрузкой кислородных баллонов. Добровольцы помогают транспортировать пациентов из одного отделения в другое, или же сопровождают их до реанимобиля, рассказал Sputnik один из активистов Марат Багаев.

Багаев пошел в "красную зону" после того, как его друг Инал Захаров рассказал, что в больнице катастрофически не хватает рук. Сам Захаров стал волонтером после того, как его мать госпитализировали в медучреждение с коронавирусом. Из-за нехватки медперсонала молодой человек сам остался ухаживать за матерью.

Самая большая сложность, по словам Багаева, заключается в защитном костюме, вернее в его неудобстве.

"Я смог выдержать в нем только два часа, потеет в нем человек очень сильно. Я приходил помогать в ночное время суток, и обходился только защитной маской", — говорит Марат.

По его словам, ситуация в "красной зоне" значительно улучшилась после того, как к палатам подвели кислородные линии, однако до этого ситуация была сложная.

"Несмотря на сложную ситуацию — нехватка персонала, лекарств, рук и так далее — в работе в "красной зоне" были и свои положительные моменты. К примеру, когда мы провожали выздоровевшего пациента", — отмечает волонтер.

В Южной Осетии число выявленных случаев заражения коронавирусом составляет почти 1,8 тысячи. Выздоровели более 584 пациентов. В республике до 15 декабря действуют ограничительные меры, в частности, закрыты все учебные заведения, запрещено проведение массовых мероприятий.

9
Темы:
Пандемия коронавируса