Сотрудники полиции во время акции протеста в Тбилиси

Страшная месть вышиванки: Россию накажут за секс-скандалы на Кавказе

60051
Две закавказские республики одновременно лихорадит из-за передовой сексуальности, замечает Виктор Мараховский

В Грузии активисты отметили акциями протеста премьеру первой гей-драмы о грузинских народных танцах. Предварительные результаты: одна побитая полицейская машина, пара расколоченных стекол, одна пострадавшая девушка, отмечает колумнист РИА Новости.

В Армении премьер-министру пришлось объясняться перед своими местными активистами по поводу госфинансирования для фильма о тяжелоатлетке-трансгендере. Обошлось без пострадавших. Но самой картины пока еще нет, так что все впереди.

Что тут любопытно для нас с вами.

Во-первых, режиссер (он же сценарист) грузинской гей-драмы — швед, хоть и грузинского происхождения. И фильм свой он снимал, естественно, на западные деньги и для западной аудитории.

Это, отметим, вполне уважаемый западный жанр. Какой-нибудь автор с экзотическими корнями пишет книжку или снимает кино о том, как на его далекой родине тяжело в мракобесном традиционном обществе угнетаемым (нужное вписать). Типичный пример, скажем — это книга американца Хосейни, вывезенного в детстве из Афганистана, о двух свободолюбивых женах одного неприятного мужа. Книга стала бестселлером 2007 года, поскольку обличала бесчеловечность талибов и заканчивалась счастьем, которое принесла американская оккупация: "Кабул очень изменился. Люди сажают деревья, красят дома, копают канавы и колодцы, восстанавливают разрушенное. На каждом углу звучит музыка: рубаб и табла, дутар и гармошка". Сейчас, спустя полтора десятилетия, это читается без энтузиазма, ну так ведь и Афганистан больше не актуален.

Ну а шведский режиссер Леван Акин взял народный грузинский танец и насадил на него историю о двух влюбленных друг в друга джигитах, неспособных открыто выражать себя в гомофобном обществе и выражающих свою страсть в пляске.

Кино с успехом показали в Каннах. А режиссер успел обвинить в грузинской гомофобии в том числе Россию и СССР: "Грузию много раз завоевывали — турки, иранцы, русские. У грузин острая потребность в национальной идентичности, и все, что, как им кажется, ей угрожает, — геев, например — они отторгают". Мы также виноваты в том, что грузинский танец слишком "токсично-маскулинный": "Первоначально он был более мягким и податливым, но в советское время становился все более мужским. Я думаю, это связано с коммунистическими взглядами на гомосексуализм".

Ну, вы поняли. Имперский гнет не давал распоряжаться людям даже собственным организмом, и шрамы все еще мешают наслаждаться свободой.

Что касается Армении, то прототип героини/героя байопика — реальная армянская тяжелоатлетка Мелине Далузян, призерка ряда европейских и мировых чемпионатов. Где-то в начале десятых годов она перестала выступать, затем отбыла на ПМЖ в Нидерланды, сменила пол, переименовалась в Мела Далузяна и отказалась от армянского гражданства. Уже задним числом, в 2018 году, в ее крови на Олимпиаде-2012 нашли допинг и дисквалифицировали. Пути, которыми для фильма о ней было пробито финансирование армянского аналога Фонда кино, не вполне понятны.

Очевидно, в этом смысле армянская творческая тусовка при бюджете не отличается от российской. То есть она вся пронизана передовыми людьми, как какой-нибудь "Гоголь-центр", и все вынуждены страдать под гнетом государства и на его деньги, иногда по-партизански протаскивая ЛГБТ-тематику, упакованную, например, в "спортивную драму".

...А теперь — самое интересное.

Сейчас в постсоциалистических республиках вообще одна из самых больных проблем — это столкновение ревнителей национальных ценностей с ревнителями ценностей передовых, западных. Так сказать, битва вышиванки с радужным флагом.

Штука вся вот в чем. Тридцать лет назад, когда "промосковские" правительства валились всюду, как домино, Запад, естественно, поддерживал тех, кто их валил. Главным для него в вопросе "кого поддерживать" была, конечно, антироссийская и антисоветская ориентация новых политиков. При этом сами антисоветские политики были — за какими-то крошечными исключениями — этническими национал-романтиками. По всему постсоциалистическому пространству в качестве универсальной матрицы внедрялся простой и понятный миф: "Мы (нужное вписать) — древняя нация с уникальной культурой, испорченная гнетом империи. Мы сбросили этот гнет. Сейчас возродим ценности, духовность и обычаи нашего народа и заживем, влившись в рыночную семью свободных народов".

Проблема возникла не сразу. Стоит вспомнить, что 30 лет тому назад и сам Запад был другим. Его не настиг еще кризис рождаемости и традиционной семьи, Европа и Америка были безоговорочно христианскими, а гей-браков не заключали даже в затейливых Нидерландах. Относительно социализма тогда тоже был полный консенсус: свободный рынок — добро, государственное вмешательство — зло. Если бы лидеры Демократической партии 1989 года послушали дебаты современных кандидатов в президенты США от собственной партии, они остались бы в твердом убеждении, что в холодной войне в конце 2019 года побеждает Советский Союз. "Что-что? Раскулачить крупные корпорации? Сделать так, чтобы миллиардеров больше никогда не было? Бесплатное образование и медицина? Левак Берни Сандерс — кандидат в президенты от нашей партии? Вы говорите, он еще и не самый левый? Да вы агенты Кремля — все до одного". Все это было просто немыслимо.

В общем, три десятилетия тому назад ни Вашингтон, ни Брюссель не видели проблемы в том, что на смену коммунистической идеологии в постсоциалистических странах приходят идеологии, скажем так, архаично-сельские. Одетые в вышиванки/бурки/чапаны, интуитивно недолюбливающие все "городское" (неслучайно в ряде новых национал-демократий оставшуюся от СССР индустрию не просто развалили, а раздолбали с торжествующими криками "победим имперского монстра, уничтожавшего нашу экологию". Запад не мешал: во-первых, самоуничтожались конкуренты, во-вторых, дополнительно рвались производственные цепочки, связывавшие республики с Россией).

Однако время шло. Взгляды на Западе пережили драматический и стремительный слом. Политкорректность, явившаяся как простое средство снятия противоречий в разобщенных обществах, стала сама идеологией, причем вполне тоталитарной. Всосав в себя феминизм, активистов секс-меньшинств и университетское левачество, она как-то незаметно пропитала элиты — и теперь диктует сотням миллионов жителей свободного мира, что и как им говорить, кого защищать и что снимать. Наблюдать за этой мутацией Запада тем более захватывающе, что если, скажем, левые одолеют популистов в США и Британии — то через пару лет Россию основные западные медиапушки будут расстреливать уже не за то, что мы проклятые комми, а за то, что мы капиталистические свиньи.

...Ну так вот. Пока все это происходило, Восточная Европа и причисляемые к ней страны провалились в своего рода дыру во времени, в ценности начала XX века. Эти республики в большинстве своем продолжали быть на совесть антироссийскими — но со временем этого оказалось уже недостаточно.

И, например, категорически проамериканской, пронатовской и проевропейской Грузии начали предъявлять новые требования. То есть перековаться уже наконец. Завязать наконец с этим заскорузлым традиционализмом и впустить в себя актуальные ценности.

Причем чем дальше, тем хуже работает отмазка "у нас сложная уникальная ситуация, тяжелое наследие советско-российского империализма, мы пока не готовы, дайте нам еще немного времени". Времени у Запада особо нет. Западные обкомы видят, как традиционализм тут и там переходит в противостояние с ЕС и США. Они видят, как венгерский премьер выражает симпатии русскому президенту, а Турция закупает С-400 и совместно с Россией патрулирует север Сирии, откуда перед этим сбежали американцы. И наращивают давление на всех, кто еще остался.

Описывая противников "первого грузинского ЛГБТ-фильма", Би-би-си уже именует их ультраправыми и даже цитирует тех, кто объявляет их "фашистами".

В общем, прозападные национал-демократические политики Новой Европы и "околоевропы" поставлены в довольно неудобную позицию. Есть мнение, что им не позавидуешь.

...И два слова о нашей стране. У нас, между прочим, разного рода гей- и лесбо-драмы тоже снимаются. Они тоже о тяжелых судьбах меньшинств в нашем нечутком обществе. Они тоже ездят на западные фестивали и вроде бы даже получают там какие-то призы.

Просто у нас их почти никто не смотрит. Потому что помимо интегрированной в международную элиту (то есть надежно изолированной от собственной страны) творческой тусовки — у нас за последние двадцать лет образовалась и прослойка тех, кто работает для российской публики.

Их пока не так уж много. К ним можно предъявлять множество справедливых претензий. Но в них хорошо одно: они не миссионеры зарубежных идеологий, которым наплевать на реалии обрабатываемой страны. Их заказчик, цензор и работодатель — это, собственно, российское общество.

За это нас в передовом мире, надо думать, отдельно не любят и отдельно накажут какими-нибудь санкциями.

60051
Вирус-вымогатель атаковал IT-системы компаний в разных странах

Олимпийско-Навальный скандал: США и Британия спасают самое ценное

37
(обновлено 14:28 21.10.2020)
Выдвинутые Штатами и Великобританией обвинения в кибератаках России на Олимпийские игры в Южной Корее и Японии вызвали в нашей стране несколько озадаченную реакцию, замечает Ирина Алкснис

Причина недоумения проста: очередные голословные инсинуации об абсурдном преступлении Москвы против мира и спорта кажутся бессмысленными — и для продвижения антироссийской повестки, и для принятия мер по "наказанию" России, пишет колумнистка РИА Новости.

С одной стороны, с русофобской медиакампанией у Запада и так все хорошо. Еще инцидент с Алексеем Навальным не до конца отработан. Вроде бы нет никакой необходимости запускать свежую утку, особенно на столь высоком уровне — глав внешнеполитических ведомств и ключевых спецслужб. А с другой — предыдущий опыт, включая и историю с российским блогером, показывает, что на принятие каких-то по-настоящему серьезных и болезненных мер против Москвы можно в любом случае не рассчитывать.

В то же время синхронное выступление Вашингтона и Лондона свидетельствует о наличии общих целей, преследуемых обеими столицами.

Но о чем конкретно может идти речь?

Разгадку, скорее всего, стоит искать в реакции Токио и Сеула на выдвинутые обвинения. Правительство Японии отказалось от комментариев, взяв тайм-аут для сбора "соответствующей информации". Южнокорейские власти также предпочли отмолчаться.

Судя по всему, официальные лица и спецслужбы обеих стран — между прочим, ключевых союзниц Запада в регионе — не были заранее поставлены в известность об американо-британской операции и теперь вынуждены судорожно ориентироваться на местности, чтобы не подставиться и занять в итоге максимально аккуратную позицию. Как это сделал, например, Олимпийский комитет Японии, который заверил, что не ощутил воздействия кибератак на свою работу.

Так что с высокой вероятностью главной целью новой антироссийской кампании, как ни странно, является вовсе не наша страна, а остальной мир — и в первую очередь сам Запад. Русофобская же повестка выступает тут просто в качестве удобного привычного инструмента, а не самоцели.

Информационно-пропагандистское доминирование является важнейшей частью гегемонии США. А Великобритания традиционно составляет им в этом вопросе пару, поскольку именно совокупность самых влиятельных англоязычных СМИ по обе стороны Атлантики принято называть глобальным медиамейнстримом. Про особую же близость двух стран при сотрудничестве в политико-спецслужбистской сфере также давно и хорошо известно.

Постепенная деградация сверхдержавного могущества Соединенных Штатов и отчетливое ослабление закулисного влияния Соединенного Королевства на международной арене в последние годы стали обыденной реальностью. Однако данные процессы затрагивают главным образом экономические, бюрократические и некоторые политические механизмы.

В то же время есть сферы, в которых главенство двух держав до сих пор оставалось неоспоримым. Как невозможно сомневаться в первенстве американской армии в НАТО, так ни одно СМИ континентальной Европы не способно состязаться по влиятельности с британской Times или американским CNN. Не говоря уже о том, что именно за океаном находится центр контроля столь мощных инструментов манипуляции общественным мнением, как Twitter и Facebook.

Жесткая политика Вашингтона против RT или китайского по происхождению TikTok подтверждает, что там прекрасно отдают себе отчет в значимости таких структур. Но к тому, что у геополитических оппонентов есть собственные очень серьезные ресурсы медиавлияния, Штаты уже все-таки привыкли и просто принимают меры по сдерживанию их работы у себя.

Куда чувствительнее для американо-британского спецслужбистского и пропагандистского тандема стало бы появление конкурентов внутри самого Запада. А происходит именно это — и дело Навального стало свидетельством идущих крайне неприятных и нежелательных для них процессов.

Из России скандал вокруг блогера может выглядеть продолжением набившего оскомину хода вещей, но на самом деле он по-своему уникален, поскольку целиком и полностью является творением Берлина.

Да, Германия воспользовалась стандартной русофобской повесткой, но она перехватила ее у "старших партнеров" и использовала в самостоятельной игре.

Немцы контролируют Навального. Он говорит то, что им нужно: от защиты "Северного потока — 2" до шпилек в адрес американцев, не выказывающих ему особой поддержки. Главным источником новостей для мира на несколько дней стали германские издания, а англоязычные СМИ были вынуждены все это цитировать и тиражировать.

В подобном контексте история про русских хакеров из ГРУ, атакующих Олимпиады, приобретает совершенно особый смысл. Фактически с ее помощью американцы и британцы стремятся окончательно вымыть из новостной повестки тему Навального — поскольку это, по сути, проект их конкурентов. Кроме того, Вашингтону и Лондону важно в целом вернуть себе контроль над глобальным медиаполитическим пространством, которое на некоторое время подчинила себе Европа во главе с немцами.

Ну а лучшего способа для этого, нежели выбить клин клином — то есть одну антироссийскую тему другой, — они придумать просто не смогли.

Хотя обе стороны тут используют крайне недружественную нашей стране риторику, по существу их разногласия играют на руку России (и многим другим странам), поскольку усиливают уровень конфликтности внутри Запада и стимулируют дальнейший его упадок.

Ну а тот факт, что Германии впервые удалось — пусть и ненадолго — перехватить контроль над мировым политико-информационным пространством, стоит воспринимать не как уникальное исключение из правил, а как первую ласточку. США и Великобритании имеет смысл потихоньку готовиться к утрате медиадоминирования, поскольку вызов им теперь бросают не только геополитические конкуренты, но и ближайшие союзники.

37

МВФ придумал, как спасти мир: России это угрожает нищетой

83
(обновлено 13:47 19.10.2020)
Судя по заявлениям главы МВФ, крупнейшая наднациональная финансовая организация хотела бы вернуться в 1944 год или как минимум повторить 1944-й под предлогом пандемии Covid-19, замечает обозреватель РИА Новости.

За высокими словами руководства МВФ о необходимости помочь миру преодолеть экономические и гуманитарные последствия эпидемии, вероятно, скрывается нечто большее, а уж в гуманистические соображения лидеров финансовой структуры, чья репутация в развивающихся странах заслуженно находится в глубоком минусе, может поверить только крайне наивный человек, который никогда не видел, как очередные должники этой вашингтонской организации урезали социальные программы и продавали за бесценок государственные предприятия во имя выполнения "требований МВФ по оздоровлению экономики", пишет Иван Данилов.

Надо отдать должное нашим американским оппонентам: все попытки стран, не входящих в элитно-неоколониальный клуб G7, перехватить контроль над МВФ пока не увенчались успехом, несмотря на то, что определенные подвижки в вопросе увеличения влияния Китая (или даже России) в процессе принятия решений внутри организации все-таки были зафиксированы. Но в целом главный кредитор развивающихся стран (а по сути — "главный Шейлок планеты") все еще ориентируется на продвижение той самой версии "глобализма", которую ни при каких обстоятельствах нельзя назвать справедливой.

Если в начале эпидемии Covid-19 западные СМИ и эксперты переживали за жизнь этой версии глобализма и опасались деглобализации, то сейчас "глобальный Шейлок" констатирует, что ему нужна еще одна Бреттон-Вудская конференция, то есть действующая (заложенная вместе с созданием самого фонда в 1944 году) схема глобализации стала главной жертвой эпидемии и, пока труп еще не остыл, на мир нужно срочно спустить новую версию, с улучшенным имиджем, построенным на обещаниях не продвигать совсем людоедскую повестку.

В официальном обращении, формально приуроченному к вступлению в фонд Андорры, директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева объявила о том, что настал исторический момент:

"В то время как мы с нетерпением ждем возможности приветствовать Андорру в качестве нашего 190-го члена, работа МВФ является свидетельством ценностей сотрудничества и солидарности, на которых строится сестринство и братство человечества. Сегодня перед нами встает новый бреттон-вудский "момент". Пандемия, унесшая уже более миллиона жизней. Экономическая катастрофа, которая уменьшит мировую экономику на 4,4% в этом году и приведет к сокращению производства на 11 триллионов долларов к следующему году. И невыразимое человеческое отчаяние перед лицом огромных потрясений и растущей бедности впервые за десятилетия. И снова перед нами стоят две масштабные задачи: бороться с кризисом сегодня и строить лучшее завтра".

С тезисом о необходимости бороться с глобальным экономическим кризисом сегодня спорить не нужно, а вот с концепцией о том, что "лучшее завтра" для всего человечества выстроит МВФ, — можно и нужно, тем более что апелляция к опыту Бреттон-Вудской конференции 1944 года выглядит как что-то хорошее и убедительное только для вашингтонского чиновника. Стоит напомнить один апокрифический эпизод с той конференции, на которой 44 представителя разных стран подписали устав МВФ. Советские дипломаты, приглашенные на конференцию, покинули ее после ознакомления с предложенными правилами работы новорожденного глобального фонда-кредитора, заявив организаторам, что получившаяся структура будет просто "филиалом Уолл-стрит". Предсказание сбылось полностью, причем в таких формах, которые вряд ли могли предвидеть советские переговорщики.

Есть основания подозревать что эдакий "Бреттон-Вудс 2.0" будет работать в соответствии с теми же принципами. Например, директор-распорядитель МВФ на фоне эпидемии и экономической катастрофы, которая терзает развивающиеся страны, почему-то очень озабочена транспарентностью тех долгов, которые эти страны уже набрали. Для того чтобы понять реальную причину беспокойства, потребуются перевод с вашингтонско-бюрократического на русский и небольшой исторический экскурс.

Вот что предлагает МВФ сейчас:

"Мы должны двигаться к большей прозрачности долга и усилению координации кредиторов. Нас воодушевляют дискуссии "Двадцатки (G20)" по поводу "Общей основы урегулирования суверенного долга", а также наш призыв к улучшению архитектуры урегулирования суверенного долга, включая участие частного сектора. Мы вместе с нашими странами-членами поддерживаем их политику".

Вроде бы это "за все хорошее и против всего плохого", но так же как фраза "соблюдение мирового порядка, основанного на правилах" в устах американских дипломатов означает "Россия должна вернуть Крым", так и в этом случае кодовая формулировка "прозрачность долга" — это не про прозрачность, а про Китай. В феврале японское экономические издание Quartz писало о борьбе МВФ и Всемирного банка с ростом китайского влияния в развивающихся странах:

"(МВФ и Всемирный банк. — Прим. ред.) также обеспокоены влиянием Китая, который, хотя и не является крупнейшим кредитором, стал чрезвычайно влиятельным источником капитала в африканских странах, у которых мало вариантов из-за слабых экономических параметров. <...> Китай предлагает удобный пакет финансирования и (последующего. — Прим. ред.) сопровождения через свои государственные предприятия для столь необходимых инфраструктурных проектов по всему континенту. По словам президента Всемирного банка Дэвида Малпасса, проблема заключается в отсутствии прозрачности. "Одна из практических проблем, с которыми мы сейчас сталкиваемся, заключается в том, что некоторые из новых кредиторов не входят в Парижский клуб и поэтому, я думаю, когда мы говорим это, люди должны иногда подразумевать под этим Китай", — сказал Малпасс. "Они (китайские структуры. — Прим. авт.) увеличили объем кредитования, что в некотором смысле хорошо. Мы хотим больше кредитовать развивающиеся страны. Но <...> часто в их контрактах есть пункт о неразглашении, который запрещает Всемирному банку или частному сектору видеть, каковы условия договора".

По большому счету МВФ хотел бы, чтобы вопрос о том, кому Китай, причем не только на уровне государственных структур или банков, но и на уровне частных компаний, будет прощать долги, решался не самим Китаем в двусторонних переговорах, а в рамках какого-то многостороннего формата с участием МВФ и стран Запада. Это выглядит не как попытка построить новое мировое финансовое братство, а как желание любой ценой защитить существующую и, по сути, неоколониальную схему кредитования развивающихся стран, которой Пекин очень сильно мешает. Более того: исходя из тех же соображений, почему бы руководству фонда не потребовать от России "простить" те три миллиарда долларов, которые должна Украина по евробондам? Обвинить Москву в отсутствии транспарентности и в нежелании помочь сильно пострадавшей от ковида стране — это будет вполне в стиле вашингтонского фонда.

Еще один принцип, на котором МВФ собрался строить светлое глобальное будущее, является прямой угрозой российской экономической безопасности и бюджету:
"Подобно тому, как пандемия показала, что мы больше не можем игнорировать меры предосторожности в сфере здравоохранения, мы больше не можем позволить себе игнорировать изменение климата — это наш третий императив.

Мы уделяем особое внимание изменению климата, поскольку оно имеет решающее значение на макроуровне и создает серьезные угрозы для роста и процветания. Это также критично для людей и планеты. <...>

Наши исследования показывают, что при правильном сочетании зеленых инвестиций и более высоких цен на углерод мы можем достичь нулевых выбросов к 2050 году и помочь создать миллионы новых рабочих мест. У нас есть историческая возможность построить более экологичный мир — также более процветающий и богатый рабочими местами. При низких процентных ставках правильные инвестиции сегодня могут принести четырехкратные дивиденды завтра: предотвратить будущие убытки, стимулировать экономические выгоды, спасти жизни и принести социальные и экологические выгоды для всех".

На практике это означает вот что: страны Запада, которые имели возможность 150 лет наслаждаться результатами резкого технологического прогресса, возможного благодаря массовому использованию углеводородов, останутся богатыми, а весь остальной мир будет подвергаться унизительному принуждению к вечной бедности под флагом "защиты климата", которая, по сути, означает запрет на дешевую электроэнергию, доступный бензин, доступные цены на отопление зимой и даже элементарную возможность получать бесперебойное снабжение электроэнергией.

Единственные рабочие места, которые создает зеленая энергетика, — это места работы для международных чиновников, экоактивистов и барыши для акционеров европейских и американских компаний из зеленой энергетики, которые могут насильно продавать свою продукцию по завышенным ценам за счет государства и потребителей. "Высокие цены на углерод", о которых говорит глава МВФ, — это предвестник тех самых "углеродных тарифов", которые Евросоюз периодически угрожает ввести против России в отместку за то, что она имеет наглость иметь свой собственный дешевый газ и свою собственную дешевую нефть.

В случае введения углеродных тарифов против России наши экспортеры (и российский бюджет вместе с социальными программами) будут терять десятки миллиардов долларов в год, но зато фанаты Греты Тунберг и сторонники зеленой экономики будут счастливы. Светлое будущее, которое рисует МВФ, — это антиутопия, написанная эзоповым языком, достойным Оруэла: экология — это бедность, транспарентность — это подчинение Вашингтону и МВФ. Перед нами действительно исторический момент, но не для "Бреттон-Вудс 2.0", а для того, чтобы окончательно прикончить монстра глобализации, который родился в США в 1944 году.

83

Ситуация с COVID-19 на 23 октября: ВОЗ сообщила о рекордном росте заражений за сутки

0
(обновлено 01:22 23.10.2020)
В пятерку стран-лидеров по числу случаев заражения COVID-19 входят США (8,3 миллиона случаев коронавируса), Индия (7,7 миллиона), Бразилия (5,2 миллиона), Россия (1,4 миллиона) и Франция (свыше 1 миллиона).

ЦХИНВАЛ, 23 окт — Sputnik. Общее число случаев заражения коронавирусом в мире достигло 41 524 733, от COVID-19 умерли 1 134 716 человек.

Ситуация в мире

В пятерку стран-лидеров по числу случаев заражения COVID-19 являются США (8,3 миллиона случаев коронавируса), Индия (7,7 миллиона), Бразилия (5,2 миллиона), Россия (1,4 миллиона) и Франция (свыше 1 миллиона).

В десятку стран-лидеров по показателям заражаемости по состоянию на утро пятницы также входят:

  • Аргентина         —     1 037 325          
  • Испания            —      1 026 281                                        
  • Колумбия      —         981 700        
  • Перу                —         876 885      
  • Мексика         —        867 559                                  

Число новых случаев заражения коронавирусом в мире бьет рекорд, за минувшие сутки в мире выявлено 423 819 новых случаев COVID-19 - до этого рекордными становились 412 889 случаев 17 октября. Наибольшее число заражений зарегистрировано в Северной и Южной Америке (19 миллионов), Азии (8,6 миллиона) и Европе (8,5 миллиона).

Число выявленных за сутки случаев заражения коронавирусом в Италии бьет рекорд второй день подряд: впервые за время эпидемии оно превысило 16 тысяч. Накануне было зарегистрировано 15 199 новых случаев. В весенний период наиболее высокий показатель роста случаев не превышал 6,5 тысячи случаев.

В нескольких районах Греции ввели комендантский час из-за COVID-19 - комендантский час водится в районах с высоким уровнем заболеваемости, запрещено передвижение с 00.30 до 5 утра, использование маски становится обязательным как в закрытых помещениях, так и на улице по всей стране.

Ситуация в России

В рейтинге стран с наибольшим распространением COVID-19 Россия находится на четвертом месте после США, Индии и Бразилии.

За прошедшие сутки в России выявили 15 971 новый случай COVID-19. Общее количество зараженных в стране достигло 1 463 306.

Число зафиксированных случаев смертей от COVID-19 выросло до 25 270.

Официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что вторая волна коронавируса в мире может оказаться сильнее первой. Речь идет о всемирной ситуации, взрывной рост заболеваемости повсеместный, добавила она. Она также предупредила граждан, планирующих зарубежные поездки, о резких скачках заболеваемости коронавирусом в ОАЭ, Хорватии и Словении. Захарова обратилась к гражданам с просьбой тщательно взвешивать обстоятельства при принятии решения о своих зарубежных поездках, просчитывать все возможные риски.

С последними данными о ситуации с COVID-19 в России и мире можно ознакомиться здесь>>

Власти Китая 31 декабря 2019 года проинформировали Всемирную организацию здравоохранения о вспышке неизвестной пневмонии в городе Ухань в центральной части страны (провинция Хубэй). Специалисты установили, что возбудителем болезни стал новый коронавирус, позже заболевание получило официальное название COVID-19.

Всемирная организация здравоохранения 11 марта объявила вспышку нового коронавируса COVID-19 пандемией. Согласно данным Университета Джонса Хопкинса (Балтимор, США), коронавирусом заражены свыше 41 миллиона человек на планете, скончались более 1,1 миллиона зараженных.

0
Темы:
Пандемия коронавируса