Дым от атаки дрона на объекты Saudi Aramco в Абкайке

Загадка "атаки дронов": она была выгодна многим, но только не Ирану

126
(обновлено 13:20 20.09.2019)
Атака на саудовскую нефтяную инфраструктуру вызвала не только мини-кризис на мировом нефтяном рынке, но и вскрыла самый настоящий кризис внутри администрации Трампа, которую буквально разрывают противоречивые интересы, замечает Иван Данилов

С одной стороны, окружение американского президента — прежде всего госсекретарь Помпео — выступает за максимальную эскалацию конфликта с Ираном, уже объявленным (без каких-либо серьезных доказательств) виновным в нападении, которое сам Помпео описал как "акт войны", отмечает в своей статье обозреватель РИА Новости.

С другой стороны, поведение главы США пока указывает на крайнее нежелание воевать с Ираном, и, как пишет The Wall Street Journal, "Трамп избегает военного позиционирования в отношении Ирана — президент настаивает на том, чтобы коалиция ООН оказывала давление (на Иран), и усиливает санкции против Тегерана после нападения на саудовские нефтяные объекты". Вероятно, американский лидер просто не хочет ввязываться в очередную ближневосточную военную авантюру, которая может стоить ему победы на выборах 2020 года. Или же подозревает, что его пытаются втянуть в войну, которой не должно быть. Трамп не является профессиональным историком, но в интригах и методах, использующихся для того, чтобы подставить недальновидных руководителей, он эксперт.

Далеко не факт, что профессиональный шоумен и строительный магнат знает или помнит об "инциденте в Тонкинском заливе" — спецоперации, с помощью которой пентагонскими "ястребами" был создан предлог для полномасштабной войны во Вьетнаме. Но, с другой стороны, далеко не обязательно опираться на исторические прецеденты, чтобы заподозрить неладное в сложившейся ситуации: уж очень вовремя случилась столь масштабная и беспрецедентно успешная атака на саудовскую инфраструктуру. Еще за несколько дней до этого "аравийского инцидента" американо-иранский конфликт двигался в направлении именно дипломатического, а не военного решения. Конечно, до сколь-нибудь серьезных договоренностей или даже переговоров было еще далеко, но в качестве мощного посредника и лоббиста американо-иранских переговоров выступил президент Франции Макрон, предложивший даже компромиссный вариант кредитования Ирана для стимулирования нормализации отношений в условиях санкций. В какой-то момент могло показаться, что французский саммит G7 может даже стать площадкой для американо-иранских переговоров. Дополнительным фактором в пользу возможности деэскалации "иранского кризиса" вполне можно было считать скандальное увольнение главного антииранского "ястреба" трамповской администрации Джона Болтона.

Крайне маловероятно, что в этом контексте Тегеран вдруг решил, что пришло самое время настроить против себя всех импортеров нефти и вручить американским сторонникам войны мощнейший козырь в виде иранской атаки на саудовскую нефтяную инфраструктуру. Это выглядит нелогично и контрпродуктивно. Конечно, бывает так, что какая-то страна предпринимает очевидно невыгодные и вредные для себя действия, но все-таки уж очень подозрительно выглядит антииранский нарратив, который сразу же был вброшен в инфополе и в американский дипломатический дискурс.

Показательно, что сам Помпео с первых минут после инцидента демонстрировал железную уверенность в том, что за "аравийским инцидентом" стоит Тегеран и что атака была организована и санкционирована именно иранским руководством. Трамп, в свою очередь, сначала ждал официальных заявлений от саудовских властей, потом заявил о том, что будут введены дополнительные санкции, и подчеркнул, что война с Ираном — это "конечное решение", отметив, что у него есть много других вариантов, которые не предполагают войны, но вполне его устроят.

Возможно, на его сдержанность повлияло то, что атака случилась как раз после увольнения Болтона и появления каких-то надежд на дипломатическое решение, или то, насколько странно выглядит поразительная и подчеркнутая беспомощность саудовской ПВО и нулевое количество жертв при столь масштабных разрушениях.

Нужно признать: у сторонников версии о том, что за атакой на саудовскую инфраструктуру стоит государственный или негосударственный геополитический игрок, заинтересованный прежде всего в провоцировании масштабных военных столкновений между США и Ираном, есть косвенный, но интересный аргумент.

В начале сентября несколько информационных источников, таких как специализированное американское издание Petroleum Economist, иранское информационное агентство Mehr и британская организация Middle East Monitor, сообщили о том, что Китай готовится инвестировать эквивалент десятков или даже сотен миллиардов долларов в иранский нефтегазовый сектор в рамках имплементации договора о стратегическом партнерстве двух стран, подписанного еще в 2016 году.

Схема, несмотря на отсутствие официальных подтверждений, выглядит логично: Китай получает привилегированный доступ к иранским энергетическим ресурсам, а Иран — мощный инструмент обхода американских санкций и восстановления экономики. Если эта информация хотя бы частично соответствует действительности, то нет никакого логического объяснения для версии о том, что атака на саудовскую нефтяную инфраструктуру была инициирована Тегераном, так как ему точно не нужен риск войны и американских бомбардировок иранских нефтеперерабатывающих заводов, в которые могут быть вложены китайские деньги.

А вот для тех ближневосточных или внутриамериканских сил, которые бы хотели сорвать такую перспективу ирано-китайского сотрудничества, "саудовский инцидент" и шанс на последующую силовую акцию или даже полноценную войну с Ираном — это просто подарок судьбы. Или, возможно, даже подарок, который они сами себе сделали.

Американский телеканал CNN жалуется на действия президента, подчеркивая, что "Трампу, который (во время избирательной кампании. — Прим. авт.) поддерживал вывод США из зарубежных военных конфликтов и критиковал участие США в войнах в Ираке и Афганистане, предстоит битва за переизбрание, которая будет осложнена новым конфликтом". Возможно, только электоральная математика сможет убедить американского президента не развязывать новую войну на Ближнем Востоке, основываясь на инциденте, который вполне может оказаться банальной провокацией. С другой стороны, даже в случае отказа от полноценной войны Трамп обязательно воспользуется этим инцидентом для того, чтобы оказать на Иран максимально возможное дипломатическое и санкционное давление.

126
Разбитая фигура Статуи свободы

Выгодна ли России американская смута?

6
(обновлено 12:07 08.07.2020)
Новая стадия американского кризиса, продолжающегося в открытой фазе уже скоро четыре года и в последние недели перешедшего в открытую смуту, ставит перед нами простой вопрос: какая Америка нам нужна?

"Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, нам следует помогать России, если будет Россия, нам следует помогать Германии, и пусть они как можно больше убивают друг друга".

Эти слова, сказанные Гарри Трумэном 23 июня 1941 года, хорошо известны. То, что сенатор (и будущий президент) тогда продолжил фразу — "хотя мне ни при каких условиях не хочется увидеть Гитлера в победителях" — мало что меняет, пишет колумнист РИА Новости Петр Акопов. 

Америка — а позиция Трумэна была близка не только немалой части элит, но и большинству рядовых американцев — не испытывала никакого желания участвовать в разгоравшейся в Европе войне. И если симпатизирующих Германии было немало, и не только в элите (все-таки вклад немцев в "американскую кровь" превышает даже английский), то уж за коммунистическую Россию болели совсем немногие. "Пускай они убивают друг друга как можно дольше" — было еще и стратегическим расчетом той части англосаксонской американской элиты, которая видела в мировой войне верный шанс выйти на первые роли на планете, окончательно оттеснив материнскую цивилизацию, Великобританию. Пускай убивают — англичане, немцы, русские в ходе войны в любом случае ослабнут, и тогда Америка станет править миром. Так, в принципе, и произошло — за исключением того, что не всем миром, а его большей частью: Советский Союз вышел из войны сверхдержавой, распространившей свое влияние на Европу и Азию.

Потом было сорок лет противостояния — пока СССР внезапно не занялся непродуманным и крайне неудачным реформированием своего внутреннего устройства (а заодно и своей внешней политики) и не развалился. США тут же объявили себя победителем в холодной войне — и попытались стать мировым гегемоном. Точнее, мировым гегемоном хотели быть транснациональные элиты (большая часть которых имеет англосаксонское происхождение), использующие США в качестве инструмента. Но "мир по-американски" плюс глобализация всей Земли очень быстро зашли в тупик — как потому, что несостоявшийся гегемон надорвался (а выстроенная транснационалами финансовая система все больше походила на мошенническую пирамиду), так и вследствие роста сопротивления держав-цивилизаций, имеющих собственное представление о будущем мироустройстве.

Формальную точку в мире по-американски в 2013-2014 годах поставили Сноуден и Крым — Россия уже не просто бросила открытый вызов гегемону, она проверила его на прочность, и иллюзия всемогущества рассеялась уже и у всего остального мира. Невыдача Сноудена и возвращение Крыма в ответ на попытку увести Украину — после этого мир стал другим.

Но и в Америке вскоре начался тяжелейший внутренний кризис — формальным поводом для него стала победа Дональда Трампа на президентских выборах в 2016-м, но, по сути, все давно уже шло к тяжелому внутреннему разлому и конфликту. К 2020 году ситуация в Штатах стала уже совсем малоуправляемой — приближающиеся выборы взвинчивают ставки и провоцируют взрыв. Сконструированные богатыми белыми элитариями-транснационалами "Жизни черных важны" используются не просто для сноса Трампа, сколько, как кажется многим, для демонтажа старой Америки. Но зачем? Что собираются строить на ее месте? Или речь не о демонтаже, а о том, чтобы, поменяв форму, сохранить содержание, причем не внутреннее содержание, а внешнюю функцию, глобальную цель?

И что делать России в этой ситуации? Поддержать одну из сторон? Спокойно наблюдать за американским бардаком — надеясь на то, что он растянется по времени и еще больше ослабит Штаты?

Понятно, что в массовом сознании у нас распространена позиция Гарри Трумэна — пускай они воюют между собой как можно дольше. "Чума на оба ваши дома", "чем хуже, тем лучше", война демократов и республиканцев на взаимное уничтожение — неудивительно, что в России очень плохо относятся к США как таковым. Не к народу — а к той элите, с которой наша страна имела дело в послевоенный период. Если Штаты станут слабее, это только нам на руку. Но мало кто задумывается: а какие Штаты?

Есть еще, правда, некоторая часть отечественных западников, которая постоянно предупреждает: пускай Америка — плохой полицейский, но другого глобального жандарма все равно нет, а вообще без старшего в мире нельзя, все пойдет вразнос, мы слабы, нас подомнет Китай (или кто еще — хотя когда и кто нас подминал после того, как Русь вышла из-под ордынского ига?), так что России невыгодно быстрое падение США. Эта постоянная мантра разделялась частью нашей публики, но чем больше сходила с ума Америка, чем безответственнее и абсурднее становилось поведение ее элиты, тем меньше оставалось доводов в пользу подобной позиции.

Дело ведь не просто в том, что все годы борьбы с Трампом американский истеблишмент использует Россию как пугало, а в том, что подобное шельмование перешло уже все возможные границы. Почему русских сейчас обвинили в выплате талибам вознаграждений за убитых американцев? Потому, что нужно было сыграть на противопоставлении: пока мы, хорошие люди, боремся с расизмом, насилием полиции и "привилегиями белых" у себя дома, в Америке, наш президент-предатель не заботится даже защитой наших прекрасных солдат, воюющих далеко от дома! Когда мы говорим о том, что "жизни черных важны", мы на самом деле хотим защитить всех американцев, а Трампу не важны вообще никакие американские жизни! Потому что он — предатель и русская марионетка! Да заодно давайте еще и новые санкции против России введем!

Беда не в том, что в американской внутренней политике Россия стала разменной монетой, а в том, что вся американская внешняя политика оказывается заложницей внутреннего конфликта. Да, внутренние расклады всегда влияли на внешнюю политику США — но до определенного уровня. Сейчас же внутриполитические противоречия приводят к размыванию самого понятия "американская внешняя политика", потому что отношения с Китаем, Россией, Европой понимаются противоборствующими сторонами совершенно по-разному.

Да, слова (например, "санкции") они могут употреблять одни и те же, но вкладывать в них совершенно разные понятия. Потому что они преследуют разные цели: Трампу нужна сильная Америка, а его противникам нужен сильный лидер глобализирующегося мира. Во втором случае не имеет значения ни состав населения, ни история, ни название страны: переименуют США в "Новое всеобщее государство" — и вперед, снова "пасти народы". Другое дело, что сил на это у новой Америки будет еще меньше, чем у старой, но это как раз тот случай, когда раненый зверь смертельно опасен.

А если победит Трамп? Тогда у Америки появится шанс снова стать нормальным государством — имеющим и отстаивающим свои национальные интересы. С таким государством можно договариваться, враждовать, дружить, потому что у него есть национальные интересы и национальная элита, понимающая границы своих возможностей и учитывающая в первую очередь интересы своего населения, частью которого она себя, безусловно, осознает.

Победа такой Америки отвечает интересам России — с другой, глобалистской Америкой у нас не может быть ничего, кроме смертельного противостояния. Надеяться на то, что американская перестройка погрузит США в смуту, превратив тем самым в безопасное для окружающих государство, не приходится. Наоборот, антитрамповское восстание направлено на сохранение той самой Америки, которую весь мир очень хочет потерять.

"Ни один из них не держит данного слова", — говорил в 1941 году Трумэн о Сталине и Гитлере. Ни Байден, ни Трамп не держат своего слова (хотя Дональд ничего не смог сделать в отношениях с Путиным совсем не по своей вине) — России нет смысла иметь с ними дело? Однако дело не в личностях политиков, а в тех исторических тенденциях, которые они выражают. Трамп — это уходящая Америка, белая Америка прошлого? Нет — это шанс и на освобождение Америки от пут глобализации, и на появление национального государства США. Это, по сути, единственный путь для сохранения США как государства — в противном случае, предприняв еще одну попытку удержать мировую гегемонию, Штаты окончательно надорвутся и развалятся, свалившись в смуту. Но так это же выгодно России?

Нет — потому что на пути к этому обрыву под руководством либеральных интервенционистов-глобалистов США могут попытаться раздуть реальный мировой пожар. Такой сосед нам не нужен, пускай лучше у Трампа получится "сделать Америку снова великой".

6
Танки Т-14 Армата. Архивное фото

"Армата" уходит на экспорт: кто первым получит новейший российский танк Т-14

23
(обновлено 12:07 08.07.2020)
Россия продолжает теснить конкурентов на международном рынке вооружений, и продвигает образец, не имеющий аналогов в мире – танк "Армата" Т-14 третьего поколения. Это свидетельствует об успешном развитии российского ОПК, и технологическом совершенстве боевой машины.

Директор российской Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Дмитрий Шугаев 6 июля заявил, что Москва намерена экспортировать новейшие танки "Армата" Т-14. Россия продает исключительно надежные и эффективные образцы вооружений, которые будут пользоваться спросом, и потеснят конкурирующие изделия.

Интрига состоит в том, что это единственный в мире танк третьего послевоенного поколения. Даже Минобороны России успело законтрактовать пока 132 единицы уникальной бронетехники (танки Т-14 и тяжелые боевые машины пехоты Т-15 на платформе "Армата"). Поставки ожидаются до конца 2021 года. Продажи за границу начнутся после выполнения заказа Минобороны РФ и утверждения экспортного облика машины (специалисты решают, что может пойти за рубеж, а какие элементы будут использоваться исключительно российскими войсками).

Высокотехнологичный танк стоит недешево – до 7 млн. долларов за единицу, при этом интерес к "Армате" уже проявили Египет, Индия, Китай (получены предварительные заявки). Кстати, известные зарубежные танки – американский "Абрамс", французский "Леклерк", немецкий "Леопард", израильский "Меркава" – продаются в ценовом диапазоне 6 – 12 млн. долларов.

Танк Т-14 Армата
Фотохост-агентство
Танк Т-14 "Армата"

Вероятные заказчики

Ранее Египет решил приобрести 400 – 500 новых российских танков T-90МС и, вероятно, в перспективе закажет Т-14. Индия планирует приобрести до 1770 современных танков, рассматривая и "Армату", сумма контракта предварительно оценивается в 442 млрд. рублей. Наверняка не останется в стороне и Китай.

Объемы экспорта новейшего российского танка в ближнее зарубежье пока не определены. Безусловно, Т-14 послужит укреплению обороноспособности стран СНГ. Ранее активно приобретали бронетехнику российского производства Армения, Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Узбекистан.

Россия мирно завоевала около трети мирового рынка вооружений. В портфеле "Рособоронэкспорта" сегодня заказы на 55 млрд. долларов (второе место в мире после США). Около 15% российского оружейного экспорта приходится на сухопутную технику. РФ сумела стать признанным лидером на рынке новых танков. Неслучайно на Западе танк Т-90 назвали "смертоносным хитом российского оборонного экспорта", в ближайшие годы "Уралвагонзавод" отправит заказчикам около 2500 танков Т-90МС. Новейший Т-14 обещает стать достойным продолжателем экспортных побед.

Технологическое превосходство

Т-14 предназначен для боя в непосредственном соприкосновении с противником, поддержки наступления мотострелковых подразделений, уничтожения фортификационных сооружений, живой силы противника, расположенной в укрытиях и на открытой местности. Танк "Армата" проверен в боевой обстановке на территории Сирийской Арабской Республики, а в начале июля успешно прошел испытания в беспилотном режиме.

Уникальная боевая машина имеет необитаемую башню, бронекапсулу для экипажа, орудие калибра 125-мм (превосходящее танковые 120-мм пушки НАТО), модульную конструкцию, и открытую цифровую архитектуру - основу для роботизации. Будущее – за безэкипажными (беспилотными) танками с электромагнитными пушками, которые успешно разрабатываются в России.

В Т-14 наводчик-оператор и командир танка управляют вооружением через цифровые интерфейсы (триплексы ушли в прошлое). Основу огневой мощи танка составляет 125-мм гладкоствольная пушка повышенного могущества 2А82-1М (в боекомплекте имеются снаряды и управляемые ракеты нового поколения, всего 40 единиц).

Эшелонированная система защиты танка Т-14 включает комплекс активной защиты "Афганит" (единственный в мире, способный бороться с реактивными и ракетными противотанковыми боеприпасами и бронебойными подкалиберными снарядами), автоматическую систему постановки завес от боеприпасов с любыми системами наведения (во всех ракурсах, включая верхнюю полусферу), а также комплекс динамической защиты "Малахит" (парирует пробивное действие кумулятивных и кинетических боеприпасов). Последний рубеж – комбинированная, многослойная броня с рациональными углами наклона.

"Армата" – первый в мире танк принципиально новой конструкции, и он первым получил "стелс-технологии" снижения заметности во всем электромагнитном спектре. Машина оснащена унифицированной бортовой информационно-управляющей системой (БИУС), способной интегрироваться с другими управляющими системами. То есть, каждый экипаж Т-14 на поле боя действует не сам по себе, а в Единой системе управления тактического звена. Кроме того, на унифицированной гусеничной базе тяжелой категории "Армата" созданы технологически "родственные" боевая машина пехоты Т-15 и бронированная ремонтно-эвакуационная машина Т-16.

Идею танка, конструктивно сходного с Т-14, специалисты ведущих стран вынашивают два десятилетия. Движение вперед есть, но готовое серийное изделие может представить только Россия. Для сравнения, в США лишь разрабатывают унифицированную гусеничную платформу Future Ground Combat System (наземная боевая система будущего), а колесная боевая бронированная машина "Страйкер" (MobileGunSystem) с необитаемой башней – танком все же не является.

Прямых конкурентов или аналогов "Арматы" в мире нет. Т-14 в минувшем году признан лучшим из лучших 12 машин самых развитых государств. Россия в одиночку совершила эту, без преувеличения, технологическую революцию в области танкостроения, и по праву рассчитывает получить значительные экономические и военно-политические дивиденды.

23
Показательные учения на полигоне Дзарцем

Военных Южной Осетии обучают локализации вооруженных конфликтов на границе

11
(обновлено 13:56 08.07.2020)
В учениях участвует мотострелковая рота Вооруженных сил республики, ей поставлена задача не допустить разрастания приграничного столкновения с условным противником

ЦХИНВАЛ, 8 июл — Sputnik. Министерство обороны Южной Осетии проводит на своем войсковом полигоне учебные сборы. Военные отрабатывают операцию по локализации приграничных вооруженных конфликтов, также они выполняют задачи на различных тактических направлениях.

Сборы мотострелковой роты продлятся до 19 июля, сообщает пресс-служба оборонного ведомства.

Занятия также проводятся с корректировщиками, саперами, санинструкторами (фельдшерами) и представителями других военных специальностей из состава мотострелкового батальона.

Медицинской службой ведомства предварительно была проведена санитарно-эпидемиологическая проверка и дезинфекция района проведения сборов, мест размещения личного состава.

11