Стало известно, как Россию лишают будущего

127
(обновлено 10:56 18.05.2019)
Вначале новости. Как сообщали вчера заголовки отечественных СМИ, у российской науки нет будущего. В буквальном смысле, замечает колумнист РИА Новости Виктор Мараховский

"Родители российских школьников не захотели для своих детей работы в науке". "Россияне не хотят видеть своих детей работающими в науке". "Россияне категорически не хотят отдавать своих детей в науку".

Это торжествующее уныние основано на исследовании РАНХиГС, результаты которого были распространены накануне.

Согласно результатам, в 2018 году российские родители хотели бы, чтобы их дети трудились в:

— Информационных и компьютерных технологиях (40 процентов)

— Медицине (35 процентов)

— Силовых структурах и армии (34,5 процента)

— Инженерных специальностях (29,5 процента)

и так далее.

Еще есть — отдельно от медицины, информационных технологий, компьютеров, инженерии, искусствоведения, истории, психологии, образования, педагогики, экономики и "гуманитарных специальностей" — графа "естественнонаучные специальности".

Так вот, в них своих детей хотят видеть, действительно, всего 6,2 процента российских родителей.

Это даже не про всю науку вообще — это про фундаментальные дисциплины естествознания. И этого даже не мало. Каждый шестнадцатый родитель в стране хотел бы, чтоб его ребенок занимался не просто медициной, а глубинной молекулярной биологией. И не просто айти и инженерией, а квантовой физикой.

Это миллионы родителей и миллионы, соответственно, детей, потенциальных будущих ученых (не считая тех, что намерены пойти в науку без воли на то своих мам и пап, и тех, кто откроет для себя фундаментальное знание в ходе обучения профильным специальностям).

Дурной новости просто нет. Она отсутствует в той реальности, что мы по-стариковски привыкли считать объективной.

Но обширной части аудитории желательнее прочесть о том, что все не только плохо, а что стало даже хуже, чем было. Поэтому для них (информационный же век на дворе) услужливо самовозникает другая реальность. Она мрачна и безнадежна, и в ней им комфортно.

Кстати, вчера же топ Яндекса взяли заголовки о том, что "две трети россиян оказались вообще без сбережений".
Реальность: 65 процентов граждан не откладывают, сбережения имеют 35 процентов. Число тех, что сбережениями располагают, увеличилось с 2010 года на шесть процентов, последние пару лет — не падает, держится на одном уровне.

Но обширной части аудитории желательнее читать о том, что все катится в бесконечный хаос, пробивая днище за днищем.

Но вот что бросается в глаза.

Условный "социальный пессимизм" — очень слабо связан с личными достижениями и надеждами его носителей. Я лично знаю десятки граждан, предпочитающих читать и думать, что их страна с гиканьем несется в тартар, — но при этом вполне успешных и деятельно укрепляющих свое благосостояние в государственных и окологосударственных структурах.

Встречается также обратная картина — граждане, удручающе неблагополучные лично и борющиеся с нуждой в одиночку, тем не менее верят, что Родина "развивается в правильном направлении". Этих, правда, меньше, но тут виновата чистая статистика: несчастливыми себя считают лишь 14 процентов наших соотечественников. То есть несчастных — меньшинство среди всех: и "социальных оптимистов", и "социальных пессимистов".

Иными словами, взгляд на Россию как на бесконечно убиваемого Кенни не привязан к повседневной действительности современника. Вечногибнущая Родина для таких граждан — даже не повод бежать немедленно куда глаза глядят (цифры эмиграции по любым оценкам — на фоне прочих постсоветских республик ничтожные).

Есть, однако, один нюанс, который не дает нам просто пожать плечами и сказать: "ну что делать, у нас традиция такая".

Штука вся в том, что — судя по информационному пространству страны, — главным коллективным потребителем Гибнущей России является аудитория тех СМИ, что принято считать элитными: деловых, финансовых и прочих. Ведущие телеграм-каналы, торгующие Гибнущей Россией вразнос с бешеной интенсивностью, — также ориентированы не на сферического уральского заводчанина в вакууме.

Все это приводит нас к диковатому предположению. А именно: Гибнущая Россия, небо над которой раскрашено в 50 оттенков коричневого и никогда не светлеет, — это, некоторым образом, элитное мировоззрение.

Не самого высшего чиновничества и бизнеса — им сейчас вообще, спасибо санкциям и "новой холодной войне", положено Родину любить пожизненно. Но второму-третьему эшелонам элиты и их многочисленной родне с домочадцами — верить в Гибнущую Россию столь же естественно, как дышать. Это очевидно просто по факту: если бы Россия-Кенни не была бы востребована этими прослойками, то ее не сервировали бы для них каждое утро бессчетные информационные официанты.

Результатом этого коллективного "патрио-пессимизма" становится очень специфическое мировоззрение, пронизывающее примерно в равной степени и так называемых либералов, и так называемых левых, и так называемых лоялистов. Оно, коротко говоря, сводится к тому, что, в принципе, безусловный венец удачного жизненного пути — это эвакуация с Родины.

Куда — понятно: в места, где тепло и качественно, под аналоги "пленительного неба Сицилии" из хрестоматийного некрасовского стиха, — либо во все более труднодоступные Благоустроенные Цивилизованные Города.

При этом эвакуироваться, согласно такому представлению, достоен не всякий: нищим Туда отправляться глупо, и длинный список "беглецов-от-Путина", прозябающих без работы на пособиях и халтурках, известен всем. Нет, нужно основательно упаковаться и набрать ништяков Здесь — и лишь за тем, кто упакован, приплывут условные алые паруса и отвезут его в истинную небесную заграницу.

Тут нельзя не отметить, конечно, гигантский прогресс. Еще в 1970-1980-х валинором у приличных людей по определению считалось все капиталистическое зарубежье. Герои ныне забытых и полузабытых звезд отечественной беллетристики плыли в Турцию на надувных матрацах, в Хайфу на прогулочных лодках и вплавь, пробирались в Финляндию с рюкзаками и воспринимались при этом как полноценные победители жизни. Сейчас же достойными настоящей Небесной Заграницы считаются лишь те, кто сумел унести туда в клюве достаточное количество нулей.

В чисто практическом измерении это в итоге порождает горькие констатации правоохранителей вроде: "По "Роскосмосу" работаем уже лет пять. Там конца и края не видно, там миллиарды воруются. Миллиарды. Причем технология очень простая: сначала деньги (за границу. — Прим. ред.) переправляются, семья, а потом сам фигурант".

Но беда в том, что мировоззрение этой части отечественных элит — как и элитное мировоззрение вообще — имеет свойство инфицировать общество в целом. Причем круги, полагающие себя передовыми и наиболее продвинутыми, инфицируются в первую очередь.

И это ставит перед Россией, строго говоря, довольно серьезную проблему: можно ли стране нормально развиваться с "авангардом общества", видящим конечную цель своих множественных личных успехов в эвакуации из нее.

И если нет — то не пора ли ввести в престижное российское мировоззрение пункт о том, что Россия будет всегда и куда круче не сбежать из нее, а остаться в ней и передать ее своим детям.

127
Коронавирус

Полгода пандемии: почему Россия борется лучше других

108
(обновлено 15:10 02.07.2020)
В России продолжается устойчивая тенденция снижения числа новых случаев заражений COVID-19. Страна постепенно выходит из режима противоэпидемических ограничений

Остались в прошлом как общественные страхи первых недель эпидемии, когда был неясен масштаб угрозы, с которой пришлось столкнуться, так и моральная усталость людей от долгого пребывания в четырех стенах ближе к окончанию режима самоизоляции.

И хотя врачи настоятельно рекомендуют не расслабляться, предупреждая о возможности второй волны, текущая ситуация дает основания для подведения определенных итогов — как минимум общественных и государственно-политических, пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

Ведь эпидемия — это не только медицинская проблема. Это также всегда испытание для общества и государства, проверка на прочность множества систем, а далеко не только здравоохранения. Коронавирус же стал вызовом такого масштаба, с каким человечество не сталкивалось уже очень давно.

На данный момент в мире зафиксировано 10,4 миллиона случаев COVID-19, более полумиллиона человек скончались.

Вклад России в эту печальную статистику: более 650 тысяч заболевших и около 9500 умерших. Страна находится на третьем месте в мире по числу заболевших (а вернее, выявленных случаев инфицирования) и на двенадцатом по количеству жертв. Показатель летальности у нас один из самых низких в мире: около 1,4 процента.

За сухими цифрами скрывается титаническая работа государства. Взять хотя бы сравнительно большое число выявленных зараженных. Это ведь означает в первую очередь эффективность созданной системы диагностики — от изготовления тестов анализов до максимально широкой и плотной медицинской сети, охватывающей население.

Многие европейские страны, где ситуация оказалась наиболее тяжелой, не скрывают, что их катастрофически высокие показатели летальности (Испания — более 11 процентов, Великобритания и Италия — около 14 процентов, Бельгия — почти 16, Франция — свыше 18 процентов) связаны главным образом с отсутствием массового тестирования. А у них этого не было просто потому, что не хватало возможностей и ресурсов.

В разгар эпидемии в российском обществе обрели чрезвычайную популярность дискуссии, сравнивавшие преимущества различных социально-экономических укладов в условиях чрезвычайных ситуаций: что лучше справляется с экстренными обстоятельствами — социализм с его плановостью, директивными методами управления и развитой системой общественного здравоохранения или капитализм с его гибкостью и опорой на частную инициативу?

Коронавирус продемонстрировал полную бессмысленность подобных сравнений.

Соединенные Штаты, оплот мирового капитализма, несколько недель не могли справиться с дефицитом базовых потребительских товаров, включая туалетную бумагу. При этом США действительно очень быстро организовали мощную систему тестирования на COVID-19, но это весьма слабо им помогло в борьбе с эпидемией. Икона же европейского социализма — Швеция — вовсе отказалась от карантинных ограничений, действуя по принципу "пусть выживут сильнейшие", — и закономерно получила самую мрачную среди соседей эпидемическую картину.

Так что нет, дело вовсе не в социально-экономическом укладе, а в приоритетах общества и государства — и в способности эффективно действовать в чрезвычайных ситуациях, используя все имеющиеся в распоряжении ресурсы и справляясь с многозадачностью.

Эпидемия коронавируса стала очередным доказательством, что Россия это умеет.

В кратчайшие сроки отечественная система здравоохранения переключилась на борьбу с заболеванием, включая строительство с нуля новых больниц. По всей стране многократно увеличилось производство самых необходимых изделий — от простейших средств индивидуальной защиты до ИВЛ, причем не только обеспечили ими себя, но и нарастили экспорт. Параллельно ученые форсировали разработку вакцины и уже вышли на стадию тестирования на людях. Отечественные препараты по лечению вируса также запущены в производство.

Для решения возникающих задач привлекли все возможные силы: от армии до волонтеров. А страна узнала имена новых героев — врачей и медсестер, оказавшихся на передовой борьбы с эпидемией.

При этом соцопросы снова — далеко не в первый раз — подтвердили зрелость российского общества, которое с пониманием отнеслось и поддержало принимаемые меры, хотя это стало непростым испытанием для многих семей и их бюджета. Кстати, ситуация не изменилась и ныне. Исследования показывают, что абсолютное большинство респондентов считает адекватными решения, принятые из-за эпидемии о грядущих вскоре ЕГЭ и сегодняшнем голосовании по поправкам к Конституции.

То же, судя по поступающим данным, справедливо и в отношении самого голосования по поправкам: в обществе есть единство, общество не раскололось. Общество не поддалось ни на одну из провокаций и не повелось ни на одну из предлагавшихся массовых истерий. Общество сохранило мир и получило бесценный результат — спасенные жизни.

В то же время мир наблюдает просто поразительные события за океаном — с продолжающимися массовыми протестами, плавно перетекшими в беспорядки. Все это выглядит сюрреалистичным бредом в свете тяжелейшей ситуации с COVID-19 в США (около 130 тысяч умерших при 2,6 миллиона инфицированных) и катастрофическими прогнозами специалистов, которые обещают увеличение ежедневного прироста случаев коронавируса до 100 тысяч.

Вторая волна эпидемии, которой пугают медики, на глазах становится реальностью именно в Америке — а Россия продолжает наращивать успехи в системной борьбе с коронавирусом.

Правы те, кто видит в этом глубокий символизм и отражение множества иных процессов, охвативших наш мир.

108
Операция Несокрушимая свобода в Афганистане

Американцы опять мерят русских по себе и в ущерб своим интересам

39
(обновлено 12:53 30.06.2020)
Американцев в Афганистане убивают не русские деньги и не ГРУ, а афганцы, которые устали от почти двух десятилетий оккупации их страны

Что знают американцы об Афганистане? То, что за 18 с лишним лет войны в этой стране США потеряли почти 2500 человек убитыми — жертвы среди афганцев толком не известны, но исчисляются многими десятками, а то и сотнями тысяч, пишет колумнист РИА Новости Петр Акопов. Америка потратила триллионы долларов на афганскую операцию — и уже много лет пытается выбраться оттуда.

Сначала хотели уйти так, чтобы остаться — сохранив влияние и пару военных баз, теперь уже в принципе готовы просто уйти. В конце февраля Соединенные Штаты даже подписали соглашение о выводе войск с теми самыми талибами, ради свержения которых они вторглись в страну в конце 2001 года.

Талибы сейчас контролируют большую часть Афганистана и спокойно ждут, когда американцы покинут их страну, чтобы вернуться в Кабул. Но перед уходом Вашингтон хочет увидеть начало процесса примирения, чтобы сотрудничавшие с американскими оккупантами афганцы договорились с теми, кто не признает американскую оккупацию, то есть с талибами. Переговоры, которые должны были начаться вскоре после февральского соглашения, до сих пор не стартовали, а ведь именно от их итогов зависит и график вывода американских войск.

Подавляющее большинство афганцев хочет, чтобы американцы ушли из их страны, большинство американцев — тоже за вывод войск. Президент Трамп — как раньше Барак Обама — обещает вернуть солдат домой. Он много раз говорил об этом публично, но есть и свидетельства его высказываний на эту тему в кулуарах. Вот что, например, пишет бывший помощник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон в своих мемуарах, вспоминая один из разговоров в Белом доме.

"ИГИЛ* все еще находится в Афганистане", — сказал Мэттис (бывший министр обороны). Трамп ответил: "Пусть Россия позаботится о них. До нас семь тысяч миль. Все это только шоу ужасов. В какой-то момент нам нужно выбраться оттуда". Коутс (бывший директор Национальной разведки США) предположил, что Афганистан является проблемой для безопасности американских границ, но Трамп его не слушал. "Мы никогда не выйдем так. Это сделал глупец по имени Джордж Буш — сказал он мне. — Миллионы людей убиты, триллионы долларов, и мы просто не можем этого сделать".

Так кто же виноват в том, что американцы не могут уйти из Афганистана? Болтон? Но его уже нет в Белом доме. Генералы и вашингтонские ястребы? Но большая часть американских генералов никогда не была в восторге от афганской авантюры. Если бы не The New York Times, мы бы так и не узнали настоящих виновных. В публикации на прошлой неделе маски были сорваны: против вывода войск играет Россия!

Удивлены? А зря, именно это написано в нашумевшей статье "Разведка США: Россия тайно предлагала афганским боевикам вознаграждение за убийство американских военных". Понятно, что этот текст предназначен для внутриамериканского использования: показать, как страшное ГРУ, которое избрало Трампа и пыталось убить Скрипаля, платит талибам за нападения на американских солдат в Афганистане. Трампу об этом рассказывают спецслужбы, а он, боясь Путина, никак не реагирует!

То, что сама информация о русском заказе фейковая, то, что никакого доклада Трампу не было, никого не волнует. В американском Белом доме и русском Кремле могут сколько угодно называть статью The New York Times лживой — противники Трампа будут использовать "сенсацию" для новых нападок на него. А заодно и для призывов к новым санкциям против России — без этого сейчас в Штатах никак.

При этом в США все же далеко не все сошли с ума, поэтому логично было бы ожидать, что многие после прочтения "сенсации" зададутся простым вопросом. Хорошо, Россия так ненавидит Америку, что заказывает убийства ее солдат всем, кому только можно, но зачем она делает это в Афганистане? Ответ The New York Times поражает.

"Хотя, по словам чиновников, они убеждены в достоверности данных американской разведки о том, что российские агенты предлагали и платили афганским боевикам вознаграждения за убийство американцев, они не смогли точно сказать, насколько высокие должности в российском правительстве занимали лица, отдавшие приказ о проведении этой секретной операции, и какой могла быть ее цель.

Некоторые чиновники предположили, что русские, возможно, хотят отомстить силам НАТО за сражение, которое произошло в Сирии в 2018 году и в ходе которого американские военные убили множество российских наемников, попытавшихся захватить американскую базу. Чиновники также предположили, что русские, возможно, пытаются сорвать мирные переговоры, чтобы Соединенные Штаты не смогли покинуть Афганистан".

То есть американские спецслужбы на полном серьезе предполагают, что Россия хочет, чтобы США остались в Афганистане, и поэтому платит талибам за убийство янки? Это не просто извращенная логика, это ненаучная фантастика.

Для России Афганистан — по сути, приграничное государство: с ним граничит наш военный союзник по ОДКБ Таджикистан, влияние ситуации в Афганистане на все бывшие советские среднеазиатские республики огромно. России нужен мирный Афганистан — само собой, без американских войск и баз. Понятно, что нам не нужно, чтобы после ухода американцев в Афганистане стало еще хуже, чем при них, но именно поэтому Россия ведет дела и с Кабулом, и с разными афганскими фракциями и национальностями, и с талибами.

В последние годы Москва уже открытым текстом говорит о том, что американцы должны уйти. Так зачем же России срывать соглашение между США и "Талибаном"*, если это в корне противоречит нашим национальным интересам?

У России есть опыт восьмилетней войны в Афганистане, в ходе которой мы вмешались во внутриафганский конфликт, не оценив в полной мере масштабы внутренних противоречий и игру внешних сил. А потом США сделали все для того, чтобы организовать, обучить и вооружить афганскую оппозицию — моджахедов, которые воевали против советских и афганских правительственных войск, в том числе и с территории соседнего Пакистана. То есть Штаты буквально платили моджахедам за убийство советских солдат — это исторический факт.

При этом Вашингтону не было никакого дела до будущего Афганистана — ему важно было только, чтобы СССР как можно глубже увяз в афганской войне (что позволяло еще и вести против нас пропаганду в исламском мире, призывая его к джихаду против неверных и коммунистов, на этом фоне обеляя собственную репутацию главного друга Израиля и, соответственно, врага всех мусульман).

То есть сегодня Штаты примеряют собственный опыт к современной российской политике — Москва мстит Вашингтону за 80-е годы и действует теми же методами? Никаких доказательств, никакой логики — зачем это нужно России? Чтобы США поглубже увязли в Афганистане? Но они и так там застряли, и чем дольше будет откладываться вывод войск, тем сложнее потом будет договариваться между собой афганцам.

А Россия кровно заинтересована в том, чтобы внутриафганское примирение произошло малой кровью, потому что в отличии от США мы находимся рядом с Афганистаном и вопросы безопасности в Центральной Азии являются вопросами нашей национальной безопасности. Спокойный, нейтральный, свободный от иностранного военного присутствия Афганистан в составе Шанхайской организации сотрудничества — вот единственный рецепт мирного будущего этой страны.

А американцев убивают не русские деньги, не ГРУ, а афганцы, которые устали от почти двух десятилетий оккупации их страны. Чем быстрее американские войска вернутся на родину, тем лучше будет для всех, в том числе и для все более разделенных внутри себя Соединенных Штатов. Альтернативой организованному отходу будет только бегство, подобное тому, что было весной 1975-го из южновьетнамского Сайгона.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

39
Страхи

Подкаст "Страхи/Ошибки": как общаться с манипуляторами и агрессорами

0
(обновлено 18:36 29.06.2020)
Они везде: в метро, магазинах, родительских чатах, за стенкой и даже в соседней комнате. Агрессоры нападают внезапно, манипулируют нами, чтобы добиться своего
Подкаст "Страхи/Ошибки": как общаться с манипуляторами и агрессорами

Агрессия — эволюционно встроенный в нас механизм, который помогает защитить личные границы от вторжения. Поэтому не стоит сразу относить эту эмоцию к отрицательным. Вопрос лишь в том, как ее правильно использовать и как реагировать на агрессивное поведение других.

Вместе с психологом, тренером, блогером Ириной Масловой-Семеновой и психологом, бизнес-тренером Сергеем Насибяном даем конкретные приемы, которые помогут поставить агрессора на место и разрешить конфликт.

Слушайте подкасты РИА Новости.

0
Темы:
Подкасты РИА Новости