Врач Сергей Кокоев

Несбывшаяся мечта доктора Айболита из Цхинвала

1876
(обновлено 03:21 24.05.2020)
Не каждая мечта детства становится реальностью. Цхинвальский врач Сергей Кокоев о спонтанном решении стать педиатром

Залина Кулумбегова

Сергея Кокоева в городе Цхинвал знают как хорошего врача-педиатра, как человека, который с ответственностью относится к делу, которым занимается.

Стать детским доктором у него и в мыслях никогда не было. В юности все планы на будущее он связывал только с кораблями и морем.

"Когда я учился в школе, у меня даже в мыслях не было стать педиатром. Я бредил только одной идеей - стать моряком, хотел связать свою жизнь с морем. Я видел себя капитаном дальнего плавания", - улыбается Сергей.

Возможно, интерес к мореплаванию у него появился, когда сосед-моряк рассказывал ему интересные истории, связанные с морем. Он делился с Кокоевым книгами и журналами по навигации, по которым учился в мореходном училище.

В классе восьмом юноша решает от грез перейти к осуществлению своей мечты, и отправляется в Одесское училище морского пароходства.

"В один день я собираю свой чемоданчик и еду на автобусе в город Гори, где сажусь на поезд. По дороге в Одессу, где-то в районе города Сухум, меня вернули обратно в Цхинвал", - смеется врач, рассказывая о своей неудачной одиссее.

О море приходится забыть. По окончании школы Сергей задумывается о поступлении в институт, его мечте стать моряком сбыться уже не суждено.

"В десятом классе мой близкий друг предложил мне поступить вместе с ним на медицинский факультет. Наша дружба была очень крепкая и его решение повлияло на мой дальнейший выбор профессии", - добавил Кокоев

Неожиданный поворот судьбы

Сергей выбирает педиатрию. Учеба дается легко, в Северо-Осетинском медицинском институте его знают, как усердного и трудолюбивого студента.

"Когда я первый раз взял в руки ребенка, от которого отказались родители, я почувствовал себя настоящим врачом-педиатром. После этого я часто выходил с такими детьми на прогулку. Выносил четырех новорожденных одновременно, двоих в одной руке, еще двоих в другой", - улыбается Кокоев.

По окончании медицинского института Сергея направляют по распределению в город Грозный, где он работает и набирается опыта.

"Когда заканчивал институт была острая нехватка педиатров в Чечено-Ингушской ССР. Желающих поехать туда было мало. Я, тогда председатель комсомольской организации курса, должен был подать пример. В итоге поехал. Мои первые участки, которые я обслуживал, были поселки, в которых жили семьи буровиков. В Чечне и тогда добывали нефть. В это время у меня было 820 малышей на участке", - вспоминает врач.

По мнению Сергея, лечение детей - более серьезная и ответственная задача, чем лечение взрослых.

"Со стороны кажется, что быть детским врачом легко, но это далеко не так. Ты становишься гарантом здоровья чужому ребенку, а это большая ответственность, в том числе и перед родителями. Приходится работать на уровне экстрима", - поясняет наш собеседник

Работая каждый день с детьми, Кокоев придерживается одного правила – "не навреди". По его мнению, каждый врач должен придерживаться этого постулата. Если же доктор не может помочь больному ребенку, он должен отойти и пустить другого врача, который сможет его вылечить.

Педиатром Кокоев работает уже долгие годы. В его жизни были моменты позитивные и не очень.

Новые цели и идеи

После четырех лет врачебной практики в Чечне Сергей возвращается на родину и начинает работать земским врачом в Цхинвальском районе.

Спустя какое-то время Кокоева вызывают в отдел здравоохранения при Облисполкоме, где сообщают о том, что из Грузии пришла разнарядка и его хотят отправить в Москву на обучение в ординатуру.

"Сказали, что я должен поехать. Я собрал все документы и отправил их в Москву", - рассказывает врач.

Через какое-то время Кокоеву пришла телеграмма, в которой говорилось о том, что он не поедет. Наведя справки, он узнает, что вместо него в Москву едет грузин.

"Я уже к этому времени отправил документы в московский мединститут и настроился на поездку. Честно говоря, меня этот отказ расстроил и оскорбил. И вот я беру свой чемодан и еду прямиком в Москву в институт педиатрии", - рассказывает Сергей.

Молодой врач по приезде находит в столице СССР человека ответственного за поступление в ординатуру.

"Я рассказал, что отправил сюда свои документы для поступления. Женщина, представитель руководства мединститута, нашла мое личное дело, начала его перелистывать. То, что я четыре года проработал в Грозном, не прошло мимо ее внимания, она меня похвалила. Затем я показал телеграмму, присланную из грузинского Минздрава насчет отмены моего поступления. Она взяла ее в руки, прочитала, скомкала этот листок бумаги и сказала, что Грузия ничего не решает, и что я принят", - с улыбкой вспоминает Кокоев.

Даже сегодня, пересказывая эту историю, Сергей не смог сдержать свои эмоции от пережитой тогда радости.

После окончания ординатуры Кокоев вернулся обратно на родину и начал работать в инфекционной больнице. Уже с первых дней он зарекомендовал себя как внимательный и добрый врач с большим сердцем и солидным багажом знаний.

Но начавшаяся в 1990-х годах грузинская агрессия изменила планы врача. Сергей, помимо своих прямых обязанностей, встает в ряды защитников Цхинвала.

В 1996 году Сергей решает заняться обустройством детской молочной кухни и амбулатории для маленьких пациентов. В строительстве ему помог легендарный военный и политический деятель Валерий Хубулов. К сожалению, через некоторое время, в силу ряда причин, молочная кухня приостановила свою работу. В августе 2008 года, во время грузинского вторжения, здание было разрушено. Планы обеспечить малышей молочным питанием отодвигаются на неопределенное время.

Долгие годы не удавалось найти средства для восстановления молочной кухни. Лишь недавно произошли положительные сдвиги. Глава государства Анатолий Бибилов выделил средства на обустройство амбулатории. Но их хватило только на ремонт первого этажа. А ведь необходимо отремонтировать и второй этаж, оснастить здание специальным оборудованием.

"Президент пообещал выделить средства на достройку молочной кухни в ближайшее время. Я надеюсь, что в скором будущем мы сможем воплотить все задуманное, и дети смогут получать сбалансированное и полезное питание", - добавил врач.

Сергею Кокоеву не удалось стать моряком, но он стал хорошим детским врачом, которого любят и маленькие пациенты, и их родители. И которому доверяет здоровье своих детей не одно поколение жителей столицы республики.

А в память о его мечте про дальние моря и страны у него на рабочем столе стоят кораблик из ракушек и глобус.

1876

Четыре новых случая коронавируса выявили в Южной Осетии

74
(обновлено 10:36 01.06.2020)
Вирус был выявлен у граждан республики, находившихся на двухнедельном карантине после возвращения из-за границы

ЦХИНВАЛ, 1 июн - Sputnik, Диана Козаева. В Южной Осетии коронавирус диагностирован еще у четырех человек. Все заболевшие находились на карантине в медучреждениях, сказала Sputnik заместитель главного санитарного врача республики Анна Гаглоева.

С понедельника, 25 мая, власти вновь разрешили въезд своим гражданам, которые по причине ограничений на пересечение границы Южной Осетии с Россией остались за пределами республики. На родину, в том числе, продолжают привозить курсантов российских вузов.

"Инфекция выявлена у четырех человек - женщины, ранее приехавшей из Владикавказа, а также трех курсантов. Все они находились на карантине", - сказала Гаглоева.

Всего в медучреждении на данный момент от коронавируса лечатся 12 человек.

Из общего числа граждан - всего 42 человека, у которых ранее был диагностирован коронавирус, - 30 уже прошли лечение в инфекционном отделении РММЦ, и их выписали из больницы.

Под наблюдением врачей находятся 164 человека, из них 136 - в карантинных зонах.

74
Темы:
Пандемия коронавируса
Реставратор рассказала о любимой работе и о отце, который стал наставником в ее творчестве

Реставрация картин в жизни юной художницы из Цхинвала Марии Лоладзе

301
(обновлено 18:09 31.05.2020)
Реставратор рассказала Sputnik о любимой работе и о отце, который стал наставником в ее творчестве

Залина Кулумбегова

Мария уже не первый год занимается восстановлением предметов, представляющих ценность для культурного наследия. По мнению реставратора – эта долгая, кропотливая и требующая максимума внимания и аккуратности работа. И ей она занимается ежедневно.

Работать Мария начинает с исследования предмета подлежащего восстановлению в прежнем виде. В зависимости от сложности реставрации она использует разные инструменты, которые помогают ей в восстановлении той или иной культурной ценности.

Реставратор из Цхинвала - Мария Лоладзе
© Photo : Из личного архива Марии Лоладзе
Мария Лоладзе

Скальпель, медицинский зонд, шприцы, лупа, бутылочки с резко пахнущими смесями и многое другое на ее рабочем столе напоминают набор медицинских инструментов, которые используют врачи во время операции. Впрочем работа Мари тоже во многом операция ведь реставрация дарит картине новую жизнь.

Дети часто продолжают дело родителей. Любовь к художественному творчеству Марии привил ее отец, художник Коба Лоладзе, который с самого детства был ее наставником.

"Ещё совсем маленькой, лет в 5-6 я видела работы своего отца. Он был хорошим художником, любил рисовать рисунки на тему эпохи возрождения, орнаменты, пейзажи. Помимо этого, он занимался резьбой по дереву, мастерил красивые вещи из дерева и металла ", - вспоминает Мария.

Реставратор из Цхинвала - Мария Лоладзе
© Photo : Из личного архива Марии Лоладзе
Мария Лоладзе

У отца Марии была собственная мастерская, где девочка проводила много времени. Она с большим интересом наблюдала за тем как он рисует и хотела научиться всему тому, что умеет папа.

"Когда я рисовала, отец молча наблюдал за мной, но не оценивал и не комментировал мои работы. Он просто хотел, чтобы я сама разобралась в том, что меня действительно интересует", - рассказывает реставратор.

Мария рисовала много. Посвящала долгие часы рисованию мультяшных героев, пыталась рисовать пейзажи, в свободное время шила, лепила фигурки из пластилина. Уже в подростковом возрасте, видя интерес дочери к рисунку, отец начинает помогать и делиться навыками рисования.

"Он делал для меня постановки, натюрморты, Он мне часто помогал с баннерами и со стендами, которые нужно было делать для школы, учил меня композиции, пониманию перспективы, поправлял мои ошибки. Я всегда наблюдала за каждой им прорисованной линией, мне так нравилось, как он это просто и красиво делал. Нравилось наблюдать за тем, как он смешивал краски в яркую палитру и для меня тогда это было волшебством", - с теплотой вспоминает Мария.

Реставратор из Цхинвала - Мария Лоладзе
© Photo : Из личного архива Марии Лоладзе
Мария Лоладзе

Через какое-то время Марию отдают учиться в музыкальную школу.

"Какое-то время мне нравилось заниматься музыкой, петь, играть, но не смотря на мой юный возраст я понимала, что это все не моё. В результате, я, не окончив музыкальную школу, поступила в Цхинвальское художественное училище имени М. Туганова", - рассказывает Мария.

С первых дней учебы юная ученица вызвала интерес у своих преподавателей. Они разглядели в юной студентке талант к рисованию.

"У меня были очень внимательные и талантливые преподаватели, которые в своё время учились у мастеров-академиков ленинградской или как сейчас говорят петербургской художественной школы. Они с большой любовью передали нам все то, чему их обучили признанные мастер живописи. Я училась четыре года", - вспоминает художница.

Реставратор из Цхинвала - Мария Лоладзе
© Photo : Из личного архива Марии Лоладзе
Реставратор из Цхинвала - Мария Лоладзе

Когда Мария была на третьем курсе ушел из жизни ее очень близкий человек - отец.

"Это стало самым большим ударом для меня. Я потеряла человека, которого любила больше всех. После смерти отца у меня опустились руки, я не хотела больше рисовать; какое-то время я даже начала все это ненавидеть, хотела бросить училище. Мне было очень сложно, но все же смогла найти в себе силы пережить трудное время. Для меня мой отец всегда был и остаётся живым", - с грустью вспоминает Мария.

Большую поддержку в сложный период в ее творческой жизни ей оказал преподаватель Инал Пухаев.

"Он не разрешал мне сдаваться, говорил, что я ради памяти отца должна идти дальше", - вспоминает Мария.

После окончания училища встал вопрос о продолжении дальнейшего образования. Но Мария для себя приняла решение еще учась на первом курсе. 

Реставратор из Цхинвала - Мария Лоладзе
© Photo : Из личного архива Марии Лоладзе
Реставратор из Цхинвала - Мария Лоладзе

" У меня было большое желание продолжить учебу, ведь ещё на первом курсе я говорила всем что обязательно буду дальше учиться. Можно сказать что, я сама себе предсказала своё будущее. Я очень хотела увидеть что-то новое, и это меня не пугало. Я была готова к переменам", – говорит Мария.

В 2014 году Мария Лоладзе подала документы в МГХПА (Московскую художественно-промышленную академию имени С. Г. Строганова), однако вместо факультета живописи, была принята на отделение реставрации монументально-декоративной живописи.

"Я мало что знала о реставрации, истории, памятниках. Первые полтора года мне было очень тяжело учиться, я многое не понимала и очень многое было для меня новым, но я не сдавалась. Сидела ночами, штудировала специальную литературу, рисовала. Когда что-то не получалось ещё больше и усерднее над этим работала. Потихоньку я вникала во все. Я знакомилась с историей древних памятников, храмов, с картинами великих художников, и меня все это очень сильно вдохновляло. Мне очень понравилось реставрировать, дарить новую жизнь картинам, иконам, памятникам, узнавать их историю", - признается девушка.

Мария начала изучать почерк художников, интересоваться их историей. Посещала музеи, выставки, где внимательно рассматривала работы знаменитых мастеров.

Реставратор из Цхинвала - Мария Лоладзе
Из личного архива Марии Лоладзе
Мария Лоладзе

"Было очень интересно возвращаться в прошлое и понимать, как тогда люди развивали культуру, искусство, ведь если бы не было прошлого не было бы настоящего и будущего", - говорит молодой реставратор.

На данный момент Мария является студентом 6-го курса Московского художественного-промышленной академии имени С. Г. Строганова, готовит дипломную работу.

"Я очень хочу, чтобы в дальнейшем у меня появилась возможность собрать команду и поехать в свою прекрасную Осетию и заняться там реставрацией. У нас так много памятников, которые нуждаются в реставрации, в воссоздании.  Ведь таким образом можно сохранить нашу культуру, историю наших предков, передавать все это богатство нашим детям.  Без всего этого достояния мы бы не стали теми, кем являемся сейчас. Нужно изучать, сохранять и передавать нашу историю и традиции дальше, будущим поколениям", - делится художница.

Мария планирует не останавливаться на достигнутом, учиться и заниматься любимым делом уже в родной Осетии. 

301