Тристан Бестаев.

Тристан и Людмила: как живет семья, которую граница "отрезала" от Осетии

924
(обновлено 14:58 03.10.2019)
С 2012 года несколько жителей приграничного села оказались за линией разграничения. Об их непростой жизни читайте в репортаже Sputnik

ЦХИНВАЛ, 2 окт – Sputnik, Фатима Плиева. Пять семей в селе Зардиата уже семь лет живут в приграничной "зоне отчуждения" между двумя далеко не дружественными государствами. Жизнь здесь течет в специальном режиме – людям приходится украдкой пробираться в собственный сад, в Осетию можно попасть лишь по определенным часам, а с родственниками видятся только через сетчатое ограждение.

В 15 километрах от столицы Южной Осетии на равнинных землях Цхинвальского района разместились села Хелчуа и Зардиата. К въезду в первое из них ведет асфальтированная дорога, большие дома стоят близко друг к другу, огороды и сады полны осенних даров, а бродячие собаки с недоверием смотрят на гостей.

Адрес – буферная зона

С Хелчуа соседствует село Зардиата. С 2012 года "благодаря" тем, кто занимался обозначением линии границы, пять семей уже не считаются жителями Южной Осетии – их адрес теперь "буферная зона".

Тристан Бестаев также оказался в плену между двумя границами – кран с питьевой водой остался в Южной Осетии, его огород теперь считается территорией Грузии, а сам он проводит свои дни на стыке двух враждебных стран, в ожидании лучшей жизни. Дети посещают его редко – в приграничную зону не так-то просто попасть.

"Дочь живет в селе Дменис, я не часто ее вижу. Даже когда она меня навещает, мы общаемся через сетку. Сюда пускают только тех, чьи фамилии есть в списке, но внести ее в этот список не получается. А сын живет во Владикавказе", – говорит  Тристан.

Селение Хелчуа
© Sputnik / Наталья Айриян
Госграница между Южной Осетией и Грузией

Окно в Осетию

Тристан пожимает гостям руки через специальную дыру в сетке. Так местные прорубили себе "окно в Осетию".

"Мы проделали эту дыру, чтобы могли здороваться и пожимать руки нашим гостям – ведь пригласить к себе мы их не можем. А переходить на другую сторону можно только с 8 до 10 часов утра и с двух до четырех днем. Граница опозданий не прощает", – рассказывает сельчанин.

Поскольку огород Тристана остался на территории Грузии, судьба его урожая зависит от настроения грузинских военных. Правда, в этом году урожай небогат, несколько раз по селу летом прошелся град.

"Осенний урожай меня тоже не радует. Огород остался за грузинским постом, раньше нас почти без проблем пропускали, но после того, как в Грузии участились протестные митинги, правила здесь тоже ужесточили. Весь мой урожай переворачивают, а потом и вовсе не пропускают. Приходится искать пути, как обойти посты. Еще одна проблема – перейти границу и отвезти выращенное на рынок в Цхинвал", – рассказывает Тристан о своих проблемах.

Селение Хелчуа
© Sputnik / Наталья Айриян
Тристан Бестаев

Неприятности сельчан начались в 2012 году, когда грузины решили перенести свой пост из Мерети прямо к границе села. После этого местные пограничники тоже поставили свой пост поближе к грузинскому.

"До этого здесь бывал высокопоставленный военный, он говорил, что граница проходит за пределами села, даже карту с собой носил. Но через некоторое время он уехал, а новые границы не принесли нам никакой пользы", – добавил сельчанин.

"Похороните меня за границей"

Большой проблемой для сельчан бывает организация похорон. Совсем недавно они проводили в последний путь своего соседа. Одно из сельских кладбищ находится на территории Южной Осетии, там несколько лет назад похоронили и его жену.

Чтобы выполнить завещание родителей, дети заранее перенесли гроб с телом отца через границу. Столы также поставили по обе стороны - покойного провожали в последний путь и из Осетии, и из буферной зоны.

Селение Хелчуа
© Sputnik / Наталья Айриян
Госграница между Южной Осетией и Грузией

Тристан и Людмила

Несмотря на проблемы, Тристан не теряет жизнерадостность, привык он и к "гостям". Вокруг них часто расхаживают наблюдатели ЕС.

"Они постоянно ходят туда-сюда. Сперва поставили здесь палатку, писали какие-то договора, там решали нашу судьбу, но мы ничего хорошего не увидели. Они пили кофе, ели десерт и уходили", – вспоминает Тристан.

Тристан живет здесь с супругой Людмилой. Он гордится своим именем, признается, что хотел взять в жены Изольду, чтобы полностью соответствовать литературному персонажу.

"Изольда мне так и не досталась. Не согласилась выйти за меня замуж, и я привел Людмилу из Дмениса", – смеется он.

Мужчина не впервые сталкивается с нестабильностью, в 90-х годах прошлого века ему уже пришлось покинуть свой дом.

"Тогда на этих землях орудовали грузинские неформалы, они забрали все, что было у людей, сжигали целые села. Мы все оставили, бежали отсюда, семь лет я жил в Цхинвале, потом меня и оттуда выслали – дом, в котором я жил, раньше принадлежал грузину, и меня заставили вернуть его прежнему хозяину. Оказалось, что и тогда у грузин было больше прав, чем у меня", – рассказал Тристан.

Когда в 2012 году грузинские силовики выставили здесь свой пост, сельчане обратились за помощью в Цхинвал - такое соседство пугало людей. Тогдашнее руководство обещало им построить новые дома, подальше от поста, или же дать жилье в микрорайоне "Московский". Но их положение до сегодняшнего дня так и не изменилось.

924
Комментарии
Загрузка...

Орбита Sputnik