Красный крест в Южной Осетии

Красный Крест в Южной Осетии: как на войне бороться за жизнь

188
(обновлено 20:32 09.09.2018)
В десятую годовщину "пятидневной войны" работники миссии Международного комитета Красного Креста вспоминали события августа 2008-го, когда организация мобилизовала ресурсы - финансовые и человеческие, чтобы начать оказание "ковровой" помощи населению Южной Осетии

Ян Габараев

Вопреки здравому смыслу, "августовская война" 2008-го стала для многих неожиданностью: в обещаниях грузинского президента за несколько часов до начала массированного артобстрела спящего Цхинвала, уставшие от долгих лет нестабильности мирные жители увидели надежду на долгожданную передышку.

"Олимпийские игры в Пекине, время отпусков, никто из нас тогда и не думал о возможности кризиса, который потребует от нас быстрого реагирования. Полсотни сотрудников были мобилизованы из штаб-квартиры в Женеве", — возвращается мыслями в август 2008-го сотрудник МККК Франсуа Бланси.

В условиях, когда риск массовых жертв среди мирного населения приобретает отчетливые формы, роль гуманитарных организаций как никогда насущна.

Организовать гуманитарный коридор, наладить поставку питания и лекарств, преодолеть недоверие населения, распаленного адреналином и ненавистью — малое из того, что возлагается на их плечи.

Красный крест в Южной Осетии
МККК
Красный крест в Южной Осетии

Пока не стихли пушки

"Офис на тот момент стал прибежищем большому количеству сотрудников, которые работали практически круглые сутки, спали на рабочих местах в спальниках", — вспоминает свой август 2008-го Ванда Болатаева, в то время — помощник главы миссии МККК в Цхинвале.

Утром, 8 августа, работники миссии уже не вышли на работу, а оставались в подвалах своих домов. Связи с внешним миром не было; когда Ванде удалось зарядить телефон, с ней связался руководитель делегации МККК в Тбилиси с вопросом, где остальные сотрудники и все ли с ними в порядке.

Дежурный охранник офиса Артур Кабисов в этот день оставался на посту.

"Он сообщил мне, что офис стоит, а в подвале здания укрываются от обстрела жильцы ближних домов", — рассказывает Болатаева.

В подвале офиса на тот момент собрались десятки детей и взрослых. Перебежками люди возвращались в свои дома за провизией и водой, и снова возвращались в укрытие.

Красный крест в Южной Осетии
МККК
Красный крест в Южной Осетии

Чувство неопределенности и страх за себя и близких, которые идут рука об руку с боевыми действиями, подталкивали людей на опрометчивые действия: в какой-то момент неизвестные попытались поджечь здание миссии.

"Была попытка поджечь офис группой вооруженных людей. Это было понятно, хотя, важно, чтобы в войне люди сохраняли свой облик, ведь страдают все. Страдают от потерь, страха за себя и близких. Мы объяснили, что отвечаем за сохранность офиса и что в подвале укрываются гражданские — соседи, которым негде спрятаться", — говорит Кабисов.

После многочисленных переговоров на разных уровнях колонна МККК двинулась из Владикавказа в Цхинвал с первым грузом гуманитарной помощи.

Первыми на место прибыли коллеги из ближних офисов на Северном Кавказе: Владикавказа, Нальчика и Грозного. Спустя пару дней их ряды пополнили сотрудники из Армении, Киргизии, Узбекистана, Украины, Монголии и Молдовы.

Сотрудники Миссии в Цхинвале продолжали нести дежурство до приезда группы чрезвычайного реагирования.

"Я в МККК с 2004 года, было интересно видеть организацию в действии. Совсем другой опыт. Ездили по селам, искали престарелых и немощных, чтобы помочь им связаться с родными. Было нелегко", — делится Кабисов.

Красный крест в Южной Осетии
МККК
Красный крест в Южной Осетии

"В войне нет правых и виноватых"

Роману Парамонову, теперь уже сотруднику миссии МККК в Афганистане, поездка в Южную Осетию в 2008 году принесла тяжелый, но ценный опыт — Цхинвал для него стал своеобразной "школой молодого бойца".

"Когда услышал, что срочно требуется помощь коллегам, работающим в патовом режиме в Южной Осетии, то, конечно, сразу согласился. Было очень жарко, спали на полу и работали по 15 часов в сутки. На улицах лежали трупы, вокруг разруха, боль, слезы и разбитые судьбы", — рассказывает он.

Война 2008-го, замечает Роман, научила его критически относиться к информации в условиях, когда агрессивно навязывается удобная кому-либо картина событий.

"У каждого своя правда и понимание событий. Но для меня самым важным открытием было не делать скоропалительных выводов из того, что нам показывают по телевизору. И еще, что в войне нет правых и виноватых", — говорит он.

Красный крест в Южной Осетии
МККК
Красный крест в Южной Осетии

"Знаем мы вашу нейтральность"

В современных войнах гуманитарные структуры регулярно становятся объектом подозрений, в особенности, если организация, хотя бы отдаленно, связана с той страной или регионом, откуда происходит угроза. Поэтому, принцип нейтральности, который лежит в фундаменте гуманитарных НПО, организациям часто приходится отстаивать.

"Блокпост Каралети. Наши машины с логотипом подъезжали со стороны Цхинвала, привозили по большей части стариков, которые хотели добраться до родственников в Тбилиси или Гори. Мы проходили досмотр у российских военных", — рассказывает сотрудник МККК Анастасия Иссюк.

Анастасия вспоминает, как ей поступил звонок от майора с блокпоста: выяснилось, что к ним попал мальчик семи лет, прибывший на попутке из Гори, без документов — искал пропавших родственников.

"Майор спросил, займемся ли мы осетинским мальчиком или мы только грузинам помогаем. Я, в свою очередь, воспользовалась возможностью и объяснила, мы помогаем всем, кто пострадал, независимо от того, на чьей стороне люди нуждаются в помощи. И, конечно, ребенку мы поможем", — рассказывает она.

С того момента, по ее словам, майор помнил имена всех сотрудников миссии.

"Когда мы прощались, он пожал руку и сказал: "Спасибо. Я в разных горячих точках воевал, много чего видел, но только тут и сейчас поверил, что вы и на самом деле нейтральны", — добавляет она.

Красный крест в Южной Осетии
МККК
Красный крест в Южной Осетии

"Жизнь возвращается"

Работу гуманитарных организаций невозможно представить в отрыве от человеческих судеб, подчас трагичных, а иногда со счастливым концом. Одной из таких поразительных историй, где отчаявшийся обретает надежду на жизнь, делится сотрудник МККК Валентина Ким.

"В одну из поездок обнаружили одинокого мужчину в опустевшем селе. Он прятался в своем доме, отсиживался в страхе получить новости о том, что потерял своих сестер. Мы помогли ему связаться по телефону с сестрой. Выяснилось, что родные живы. Мужчина плакал от радости. А в благодарность подарил книжку Есенина и килограммы сочных яблок из своего сада", — вспоминает она.

Несмотря на беспощадность, беспринципность войны, раны затягиваются, слезы высыхают и жизнь, в конечном счете, всегда одерживает победу.

"Утро, конец сентября, впервые увидела детей на улице Цхинвала. Стало сначала страшно за детей, а потом стало понятно, что жизнь возвращается в город", — заключает она. 

Красный крест в Южной Осетии
МККК
Красный крест в Южной Осетии

Миссия Международного комитета Красного Креста действует в Южной Осетии с августа 2008 года. Она была создана спустя несколько дней после завершения "пятидневной войны".

За первые два месяца чрезвычайной операции МККК в 2008 году доставил самое необходимое: воду, еду и теплые вещи 15 тысячам человек.

188
Комментарии
Загрузка...