Вернулись!

Год на свободе

1137
(обновлено 15:02 23.05.2017)
По-разному сложилась жизнь бывших заключенных грузинских тюрем — Иосив (Сослан) Кочиев стал лейтенантом таможенной службы, Георгий Зассеев женился, Георгий Валиев находится в больнице с тяжелой травмой головы, о жизни Бориса Турашвили Sputnik узнать не удалось

ЦХИНВАЛ, 23 мая — Sputnik, Фатима Плиева. Ранней весной прошлого года четверых граждан Южной Осетии освободили из тюрем Грузии. После одиннадцатилетнего тюремного заключения на родину вернулись Георгий Зассев, Георгий Валиев, Сослан Кочиев и Борис Турашвили. Их возвращению радовались не только родственники и соседи — их встречала вся республика.

Sputnik попытался узнать, как сложилась жизнь на свободе невинно осужденных граждан Южной Осетии, как они строят свою жизнь сегодня на родине.

Сослан Кочиев. В плену свободы

В 2005 году суд Грузии приговорил Сослана к пожизненному заключению. Невиновный 30-летний парень в первое время даже не верил, что отныне его судьбой стало заключение, а домом — грузинская тюрьма. Медленно шли годы, унося с собой надежды на освобождение. Парень смирился со своей судьбой. После 11-летнего заключения ему улыбнулась удача, и он получил долгожданную свободу, которой он, в первое время, и не знал, как распоряжаться.

"Если бы меня освободили через год после ареста, я был бы на седьмом небе от счастья, продолжил бы все, что планировал до этого. Жизнь моя шла в тюрьме, с каждым годом таяли надежды на освобождение и, в конце концов, я смирился и приготовился провести в тюрьме, как минимум, 25 лет. Потому не могу точно предать, что я испытывал при освобождении. Я вернулся в другой Цхинвал. То, что я бережно хранил в памяти, уже не находил в родном городе и терялся в новой жизни", — вспоминает свои первые дни на свободе Сослан

Кочиев провел в тюрьме лучшие годы жизни, власти соседней Грузии отняли у него 11 лет жизни. Парень, который торговал запчастями, и в страшном сне не мог представить, что станет орудием мести грузинских властей осетинскому народу. Ему определили самую тяжелую статью — терроризм.

Редкие посещения родственников, посылки через Красный Крест и редкие кадры из Цхинвала в новостях были единственным связующим звеном с родиной.

Судьба не пожалела ни самого Сослана, ни его семью. Свою семью и родной дом он застал в плачевном состоянии. Мать, больше других ожидавшая возвращения сына, не дожила до этого радостного события. Удары судьбы приковали к инвалидной коляске отца. Во время войны в августе 2008 года был разрушен их дом.

"Работаю, но заработная плата не позволяет своими силами отремонтировать дом. Отец сам нуждается в помощи, больше помощи ждать неоткуда. Я благодарен прежнему руководству за освобождение, городским властям — за помощь в стройматериалах. Но один я не смогу отремонтировать дом. Хочу обратиться к властям, и надеюсь они тоже не оставят мою просьбу без внимания", — заключил он.

Георгий Зассеев. Несломленный

На первый взгляд, схожая судьба и у Георгия Зассева. Он также провел 11 лет в застенках грузинской тюрьмы. И ему судебная система Грузии вынесла приговор — пожизненное заключение, но его душа не смирилась с тюремной судьбой.

К счастью, не оправдалось то, чего он больше всего боялся — когда молодой парень попадет в беду, любимая девушка выходит замуж за другого, друзья отворачиваются, а родные считают чужим. В тюрьме его постоянно навещали родные, и если у друзей такой возможности не было, все равно о нем не забывали, любимая ждала его возвращения 11 лет.

Вернулись!
© Sputnik / Михаил Хасиев

"Ни дня не чувствовал, что обо мне забыли. Я знал, что они делают все для моего освобождения, верил, что я обязательно вернусь в Осетию. Мои родители, сестра часто меня навещали в тюрьме… Затем — свобода. Как только мы проехали Рокский тоннель, сразу почувствовал себя свободным. До сих пор перед глазами картина на площади, когда нас встречали — эта радость до сих пор со мной. Этот год пролетел как одно мгновение", — рассказал Георгий.

Год на свободе не прошел впустую для Георгия — он обзавелся семей, начал осваивать современную технику, верит в будущее.

"Пока я сидел в тюрьме, время, техника двигались семимильными шагами. Теперь я наверстываю упущенное. Два месяца назад мы с Дианой Плиевой связали себя узами брака. Когда я попал в тюрьму, ей было всего 19 лет, и все это время она не переставала меня ждать", — рассказывает молодой человек.

По словам Георгия, в тюрьме помимо родных людей, он тосковал по Дубовой роще, деревьям и траве.

"В первые пять лет тюремной жизни нас выводили во двор всего на 20 минут в день, потом время прогулок увеличилось до часа. Но мы были отрезаны от природы. Сейчас я много времени провожу на природе", — говорит он.

Парень пока без работы, но собирается устроиться куда-нибудь и начать претворять свои планы в жизнь.

"Пока до конца не освоился. Простите мне высокопарный слог, но я хочу найти такую работу, которая бы позволила приносить пользу и семье, и Осетии. Работать в правоохранительных структурах я не могу себя заставить. Но одно я знаю точно — уезжать из Осетии в другую страну я не хочу", — твердо говорит он.

Георгий Валиев. Новая беда

Адаптация Георгия Валиева, к сожалению, проходит очень тяжело.

После бытовой ссоры он попал в североосетинскую республиканскую клиническую больницу в тяжелом состоянии с травмой головы. Позже его перевели из реанимации в палату, но для полного выздоровления нужны длительная реабилитация и помощь.

"Я навестил его в больнице, его жизни ничего не угрожает, но на голове у него большая гематома. По мнению врачей, ему потребуется длительная реабилитация. Нужна помощь, мы делаем попытки сделать ему документы в министерстве здравоохранения для квоты на лечение", — рассказал Георгий Зассеев о своем друге. 

Борис Турашвили. Уехал из Осетии

После освобождения Борис Турашвили уехал в Ростов, где проживают его родственники и осел там. Sputnik не удалось с ним связаться и узнать, подробности его нынешней жизни.

1137
Комментарии
Загрузка...