Ацамаз Кайтати

Ацамаз Кайтати о футболе, удивительных совпадениях и интересе испанцев к Осетии

299
(обновлено 13:55 23.09.2019)
Корреспондент Sputnik Анна Кабисова поговорила с главой осетинской диаспоры в Мадриде о том, что связывает осетин и испанцев, о любимых книгах, экологическом сознании и новых образовательных и культурных проектах

Ацамаз Кайтати родился в Северной Осетии, а потом с родителями переехал в Испанию. Закончил магистратуру в дипломатической школе Испании и с 2014 года работал старшим референтом представительства Россотрудничества в Испании. В том же году возглавил осетинскую диаспору в Мадриде и осуществил ряд культурных проектов в области налаживания связей между Испанией и Северной Осетией: организовал Дни Осетии в Испании, тематические выставки, а также внес значительный вклад в установку памятника Героя Советского Союза Хаджи-Умара Мамсурова в пригороде Мадрида во Фуэнлабраде, за что указом главы Северной Осетии был награжден почетной грамотой.

Последние годы Ацамаз Кайтати живет между Мадридом и Владикавказом: в 2018 году возглавил отдел делового сотрудничества и развития инновационной деятельности Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Хетагурова, в 2019 году отдел внешних связей СОГУ, в настоящий момент является постоянным представителем СОГУ в Испании.

Меньше, чем за год, команде Ацамаза Кайтати удалось реализовать ряд значительных проектов, среди которых соглашение о сотрудничестве с шестью ведущими вузами Испании, а также вступление университета во Всемирную туристскую организацию (ЮНВТО).

"Изменить мир, друг мой Санчо, это не безумие и не утопия, это просто справедливость"

Дон Кихот Ламанчский

– Вы из интеллигентной семьи. Дедушка – известный писатель, Сергей Тимофеевич Кайтов, а бабушка Алла Матвеевна Цаллагова – первая женщина на посту министра культуры в СО АССР. Расскажите о том, как они повлияли на ваше формирование.

– Я часто рассказываю, как в детстве после школы любил приходить к бабушке на работу в здание правительства – тогда она работала в отделе наград при Ахсарбеке Хаджимурзаевиче Галазове, и наблюдать за всем происходящим. И даже сейчас, когда я прохожу мимо здания правительства, то выискиваю глазами ее окно – кабинет бабушки был на втором этаже. А с дедушкой мы всегда гуляли по набережной. Кто его знал, всегда вспоминает, что Сергея Кайтова часто можно было увидеть на набережной. Также мы часто ходили с ним в музеи и театры.

– Чувствовали на себе литературное влияние Сергея Тимофеевича?

– У меня по сей день в кабинете на столе стоит маленький бюст Коста, как у него когда-то. Помню, что часто наблюдал за тем, как он работает. Просто садился рядом и старался не шуметь, так как меня предупреждали, что я не должен его отвлекать. Любовь к литературе и театру наверно были заложены во мне уже тогда, хотя писателем я не стал.

Делегация СОГУ на генеральной ассамблее всемирной туристской организации (ЮНВТО) в г. Санкт-Петербурге
Из личного архива Ацамаза Кайтати
Делегация СОГУ на генеральной ассамблее всемирной туристской организации (ЮНВТО) в г. Санкт-Петербурге

Если от дедушки было больше литературно-театральное влияние, то благодаря бабушке я стал любить кино. До того, как стать министром культуры и возглавить отдел наград, она была начальником управления кинофикации республики. Бабушка часто рассказывала мне про кино, про то, сколько у нас было кинотеатров и какие тогда показывали фильмы. Во мне нет ностальгии по тому времени, потому что я не застал его, но все равно, когда слышишь, сколько всего делалось, то начинаешь понимать тех, кто испытывает ностальгию. Кстати, я заметил одну вещь – очень часто многие ссылаются на то, как было раньше хорошо, но я не понимаю, а что всем нам мешает делать что-то сейчас?

– Есть книги, которые стали для вас главными?

– Скажу честно, что в детстве я не особо любил читать. Мне много читали вслух, но вот чтобы сам… Первая книга, которую я прочитал полностью самостоятельно и с удовольствием, – это "Нартские сказания". Когда мы уже жили в Испании, мой отец сделал умную вещь. Он знал, что я не особо люблю читать, но однажды принес мне эту книгу, а она была для меня в тот момент символом чего-то родного, осетинского. Я начал читать и уже не остановился, пока не дочитал до конца.

Недавно с коллегами мы говорили о том, а почему "Нартский эпос" не входит в список нематериального наследия ЮНЕСКО, как например тюрский эпос "Деде Горгуд"? Тоже самое касается танца "симд" и осетинских пирогов. Испанский танец "фламенко" и традиционные испанские закуски "тапас" также включены в нематериальное наследие ЮНЕСКО.

Коллектив Российского центра науки и культуры г. Мадрид
Из личного архива Ацамаза Кайтати
Коллектив Российского центра науки и культуры г. Мадрид

– Потому что испанцы работают над этим, а мы – нет. Но вернемся к эпосу. Как вы считаете, есть в нас сегодняшних что-нибудь от нартов?

– Трудно сказать, но наверно, в первую очередь, это уважение к старшим. Как человек, который часто бывает в разных европейских городах и странах, могу сказать, что осетин там уважают. Однажды в Испании я оказался в компании, где были представители разных стран и один из них меня спросил: "ты откуда?" Я сказал, что из Осетии. "А, ты iron", – сказал он мне в ответ. Разговор был на английском и я не сразу понял, что он имеет ввиду национальность и знает, кто такие осетины. Так вот, в нас есть уважение к старшим и другие качества, которые нас выделяют. И важно сохранить их и достойно идти с ними по жизни.

– Когда вы поняли, чем вам интересно заниматься в жизни?

– Я очень любил играть в футбол и чуть ли не спал с мячом. Как и все в то время, я болел "Аланией" – именно "болел", посещал все игры, собирал наклейки, коллекционировал мячи. Если можно я отвлекусь и расскажу историю о встрече с Зауром Хаповым. Это было в 2008-м году, тогда я работал в Испании в английской компании, которая занималась футбольными сборами. На две недели туда приехал "Локомотив" и на тот момент в составе команды было четыре осетина: игроки Алан Гатагов, Дмитрий Камболов, Ника Плиев и тренер вратарей Заур Хапов. Я встретился с ними и Хапов говорит: "как приятно, осетин в Испании", а я ему в ответ: "Заурбек, если бы вы знали, что вы для меня значите. Для маленького ребенка в Осетии был Большой Бог, Святой Уастырджи, а потом Заур Хапов".

Даже сейчас я рассказываю об этом и меня переполняют эмоции. Футболистом в итоге я не стал. Я закончил Европейский университет Мадрида и получил степень бакалавра в бизнес администрировании, работал в гостиничном бизнесе и мне все нравилось. Но когда пришел в сферу международных отношений, то понял, что вот это точно мое – я очень люблю общение.

После окончания дипломатической школы при министерстве иностранных дел Испании, я начал работать в представительстве Россотрудничества (Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству – ред.). И в какой-то момент я узнал, что в советское время это агентство являлось ССОДом (Союз советских обществ дружбы – ред.). А бабушка мне часто рассказывала о Нине Поповой, которая возглавляла ССОД, являлась депутатом Верховного совета СССР и депутатом от Пригородного района, а бабушка была ее доверенным лицом. Вот такие совпадения.

Выпускники Дипломатической школы при МИД Испании, 2013 г.
Из личного архива Ацамаза Кайтати
Выпускники Дипломатической школы при МИД Испании, 2013 г.

– Как началось ваше сотрудничество с СОГУ?

– В Россотрудничестве я занимался культурными и образовательными проектами, которые касались, в том числе, и Осетии. Мы проводили несколько раз презентацию Осетии в Испании: все мои инициативы там всегда поддерживались.

Посол России в Испании Юрий Петрович Корчагин, а также представитель Россотрудничества в Испании Эдуард Анатольевич Соколов, награждены медалями "Во славу Осетии". Также я общался с Русланом Галазовым, который был председателем осетинской диаспоры в Мадриде и у нас было много планов касательно налаживания связей с республикой. К сожалению, в 2014 году Руслан ушел из жизни и мы не смогли вместе воплотить все задуманное.

Сегодня через диаспору нам удалось наладить регулярные контакты с различными ведомствами и министерствами республики и когда у меня появилась возможность приехать на длительное время в Осетию, то я начал работать в Отделе делового сотрудничества и развития инновационной деятельности СОГУ.

– За сравнительно небольшой срок СОГУ удалось наладить сотрудничество с шестью ведущими вузами Испании, как это удалось?

– В СОГУ более ста студентов изучают испанский язык – это приличная цифра и мы задумались о том, чтобы расширить существующие связи с Испанией. В апреле состоялась рабочая поездка делегации СОГУ в Испанию во главе с ректором Аланом Урузмаговичем Огоевым, подписаны соглашения о сотрудничестве – обмене студентами и преподавателями.

Мне кажется очень важной практика обмена именно преподавателями, потому что такой опыт в итоге станет очень важным для студентов. Во всех этих начинаниях нас активно поддерживает посольство Испании в России.

Возле Северо-Осетинского государственного университета им. К. Хетагурова
Из личного архива Ацамаза Кайтати
Возле Северо-Осетинского государственного университета им. К. Хетагурова

 

– Скажите, а почему испанские вузы заинтересованы сотрудничать с североосетинскими?

– Испании важно открывать для себя новые территории, к тому же уровень российского образования высоко котируется в мире. Один из наших испанских партнеров прямо сказал нам, что мы им интересны в двух сферах – математике и инженерных технологиях. И сейчас, когда мы установили личные контакты – руководители испанских вузов познакомились с ректором СОГУ Аланом Урузамговичем Огоевым и возникло доверие и понимание, что это долгосрочное сотрудничество, мы убедились, что им это действительно интересно. Одно дело – переписка и дистанционные отношения, а другое дело – личное знакомство и общение. Вскоре мы ожидаем, что к нам приедут делегации из Испании.

А если говорить в целом об отношении Испании к Осетии, то нас объединяет общая история. Многие удивляются, когда я рассказываю, что большинство испанцев знают, кто такие аланы. Да, они не сразу могут определить, что аланы – это выходцы с территории Кавказа, чтобы сопоставить нас, современных осетин, и наших предков алан, но в целом они знакомы с нашей историей. Испанцы знают, что аланы в пятом веке прошли по Иберийскому полуострову и даже добрались до севера Африки и с удовольствием слушают, когда им рассказываешь, откуда пришли аланы. Им это интересно. В центре Мадрида есть Национальный археологический музей, который является одним из основных музеев Испании, и на большинстве стендов в этом музее рассказывается об аланах. И таких примеров очень много. Например, у знаменитых испанских художников Франсиско Гойи и Диего Веласкеса есть много картин, на которых изображены аланские собаки. И как со всем этим не считаться?

– Я знаю, что вы применяете в университете экологические принципы в делопроизводстве, например, призываете по возможности не использовать офисную бумагу там, где можно обойтись электронной формой документов. Есть еще какие-то примеры экологического сознания, которые мы могли бы перенять у Испании?

– На самом деле таких, как я, если говорить о бережном отношении к окружающей среде, в университете немало. Вы наверно слышали, что у нас возникло экодвижение Sansara, которое внедрило систему раздельного сбора мусора на территории СОГУ. Собранное сырье затем отправляется на переработку в Краснодар. В команду Sansara входят и студенты и преподаватели.

Что касается других примеров экологического сознания, которые Осетия могла бы перенять у Испании, то расскажу о парках. Например, в Испании есть парки, в которых на входе каждому прогуливающемуся предлагают взять специальную палочку с "щупальцами" на конце. И люди охотно берут их, особенно пожилые, которые никуда не спешат. И вот они гуляют, и не утруждая себя и не наклоняясь, по пути собирают этой палочкой мусор. Это стало даже неким увлечением и возможностью проявить свою социальную ответственность. А что касается бумаги в делопроизводстве, то во многих государственных учреждениях и коммерческих компаниях есть строгое правило использовать лист с двух сторон, а если есть возможность, то вообще обходиться без бумаги. Есть люди, которые сознательно пользуются только электронным документооборотом.

На встрече с атташе по образованию посольства Испании в РФ
Из личного архива Ацамаза Кайтати
На встрече с атташе по образованию посольства Испании в РФ

– А испанцы в свою очередь могли бы например поучиться у нас гостеприимству, да?

– Наверно, с испанцами это не лучший пример, потому что они очень доброжелательные и гостеприимные. Я очень часто это говорю (не в обиду французам и другим), но испанцы очень доброжелательны по отношению к россиянам.

– На чем основана эта любовь?

– В первую очередь, это конечно же история гражданской войны в Испании: вклад Советского Союза и конкретно Хаджи-Умара Мамсурова в борьбу против фашистов. Вспомним и детей войны. Когда я заканчивал магистратуру, темой моей дипломной работы были "дети войны" – во время гражданской войны в Испании, Советский Союз принял много обездоленных детей. Впоследствии, кто-то из них вернулся в Испанию, а кто-то остался у нас. Другая причина – это Вторая мировая война и помощь Советского Союза Испании. Любой испанец понимает неоспоримый вклад СССР в окончание войны, и они очень это чтят.

– Вы переехали в Испанию, когда были еще ребенком, расскажите о первых годах своей жизни там, как проходила адаптация?

– Первое время все воспринималось как каникулы: море, все красиво и хорошо. И вот проходит две-три недели, потом месяц и тогда я начал осознавать: половина семьи, друзья и одноклассники остались в Осетии.

– И футбол.

– И футбол. Именно тогда мне пришлось "завязать" с футболом. В Испании нет дворов в нашем понимании. Там улица, здание и все. Нет закрытых дворов, как у нас. И дети не играли в футбол двор на двор (улыбается).

Сборы футбольного клуба “Локомотив” в Испании
Из личного архива Ацамаза Кайтати
Сборы футбольного клуба “Локомотив” в Испании

– Как вам удалось не прервать связь с Осетией?

– Помните, я рассказывал про "Нартский эпос". Папа знал, что делал. И где бы мы ни жили, у меня всегда был свой уголок, своя полка, на которой было все, связанное с Осетией. Бюст Коста, книги осетинских писателей, фильмы, буклеты, журналы. И все, кто приходил к нам в гости, всегда с интересом рассматривали мою полку. Друзья до сих пор вспоминают мой "осетинский уголок". Для меня это было очень важным, и я всегда знал, что это мое. Это сам я. Так что связь с Осетией никогда не прерывалась.

– Сегодня вы работаете в Осетии. Какие сферы, помимо образования, могли бы вы отметить, как сильные?

–Я уже рассказывал о том, что Испания очень уважает Россию, им интересна наша история – революция, Великая отечественная война. Также им интересна и Осетия – они с удовольствием приезжали бы в республику посмотреть не только нашу природу, но и познакомиться с историей революции в Осетии. Мне кажется, что было бы интересно разработать по этой теме туристический маршрут.

Если продолжать тему туризма и наших преимуществ, хотел бы рассказать о своих впечатлениях от Северной Испании. Астурия – горный регион в Северной Испании, единственный, который не был завоеван маврами. Когда мавры завоевали всю Испанию и дошли до севера, то свободной осталась только Астурия и именно оттуда началась реконкиста Испании. Это интересная параллель в контексте и нашей истории – после татаро-монгольского нашествия те аланы, которые остались в живых, укрылись в горах… И вот я нахожусь в Астурии, там очень красиво, но при этом все время думаю о том, что у нас в Осетии не хуже, если не лучше. И они умеют с этой красотой работать – туристы в большом количестве бывают там в течение всего года.

Ацамаз Кайтати
© Sputnik / Анна Кабисова
Ацамаз Кайтати

Астурия была известна как шахтерский регион. Потом там, как и в других регионах Европы, закрыли шахты, потому что это перестало быть выгодным. Долгие годы все было закрыто и запущено, пока местный муниципалитет не создал экомузей на том самом месте, где базировалась шахта. Они сделали абсолютно современный музей с интерактивными картами, там функционирует паровозик, который возит туристов в саму шахту, переделанную в музей, эксурсовод расказывает историю этого места. Помимо туристов со всего мира, экомузей посещают абсолютно все школьники и студенты, потому что это входит в образовательную программу. И помимо всех образовательных и культурных преимуществ этого проекта, регион себя финансово полноценно обеспечивает за счет туристического потока.

– Вам многое удалось сделать за время своей работы, наверняка приходилось преодолевать инертность и сопротивление среды. Как удается не унывать и не терять вдохновение?

– Мне очень запомнилась фраза Сергея Лаврова, которая звучит так: "не должно быть запредельных эмоций. Надо приходить и работать". Такой принцип я и стараюсь применять в своей работе: неважно, что кто-то тебе испортил настроение, или охоту вообще что-то делать, но если у тебя есть цель и ты хочешь ее реализовать, то нужно идти к ней.

299
Комментарии
Загрузка...