Фатима Гамми

Друзья и близкие о Фатиме Гамми: для всех родная и для каждого своя

1349
(обновлено 19:23 13.08.2018)
Близкие, друзья и коллеги журналистки вспоминали, какой она была как человек и профессионал

В субботу 11 августа ушла из жизни известная журналистка из Северной Осетии Фатима Гамми. Она работала корреспондентом на телеканале "Россия 2", журналистом в "Спорт день за днем", редактором в компании "ВГТРК", а также сотрудничала с Российским футбольным союзом.

О смерти Фатимы на ее странице в социальной сети "фейсбук" сообщила сестра Альбина:

"Сегодня нашей любимой девочки Фати не стало. Очень неожиданно, еще позавчера мы строили планы, делали интернет покупки для ее фотосессии (хотя она и была уже больна — не лежала, но была нездорова). Она очень хотела красивых фотографий, но не случилось. Я открыла ее страницу для публикаций, без ее разрешения, потому что знаю, как много у нее прекрасных друзей. Она не говорила о своей беде, не хотела… Размещайте здесь Фатины фотографии с вами, пусть это станет ее фотосессией. Я верю, что она все узнает".

О том, какой была Фатима, как человек и как профессионал, вспоминают ее близкие, друзья и коллеги:

Диана Ревазова:

Я не могу назвать себя подругой Фати: мы не сидели с ней часами за чашкой кофе и не были на постоянной связи. Но, говоря о ней сейчас, я, оказывается, так много могу о ней рассказать, как-то очень четко ощущая, что и чужой она мне все эти годы не была… Это человек (не хочу писать "был"…) какой-то особой формации. Много с кем сталкиваешься на своем жизненном пути, особенно, когда работаешь в ежедневной газете корреспондентом. И в большинстве случаев эти люди оказываются "случайными прохожими", но Фатя настолько выбивалась из общей массы своей неординарностью и яркостью, что любой неизменно оказывался во власти ее обаяния — окончательно и бесповоротно. Ее личность — как матрешка: можно было до бесконечности открывать в ней новые и новые грани… Самая большая, внешняя "матрешка" в ней — это ее талант: он был заметен всем. Ее репортажи и статьи никогда не вписывались ни в какие "каноны" журналистики — это были удивительные повествования, поражавшие нестандартностью мышления, точностью и остротой формулировок. Никогда не забуду фразу, которую она употребила, будучи ведущей какого-то детского турнира в 50-й владикавказской школе: "Ну ребята, вы нахватали "горчичников" (имелось в виду желтых карточек) на целый лазарет!".

Перед тем, как начать рассказывать о Фате, я решила найти письма и фото, которые она мне присылала, когда я готовила материал о ней, как о журналисте одного из передовых спортивных изданий страны. К моему большому разочарованию, эти письма за давностью лет не сохранились на моей электронной почте — как свидетельство того, что мы переписывались, остался только адрес, посредством которого мы держали связь тогда: mishka_fatya@yahoo.com… В этом вся она — Мишка Фатя, известная как Гамми. Редко кто помнит, что на самом деле она Цирихова. По-детски непосредственная, искренняя, доверчивая, открытая миру, даже выражение лица, с вечно смеющимися глазами, всегда ребяческое — она действительно словно мультяшный персонаж, каких в реальной жизни не встретишь. Оттого люди, привыкшие делить все тона на черные и белые, при встрече с ней оказывались сбитыми с толку: радужная личность, не поддающаяся никаким "классификациям" — значит, странная. А она была самая что ни есть настоящая — как источник, который излучал позитив, энергию, радость, готовность помочь каждому. И этот источник иссяк — как это оказалось возможным?!

Столько воспоминаний нахлынуло: вот Фатя — ведущая программы "Нараспашку", где она интервьюирует заезжих звезд российской эстрады для одного из местных каналов. Вот мы с ней вместе организовываем для мальчика с кардиостимулятором встречу его мечты с кумиром — на тот момент тренером ЦСКА Валерием Газзаевым (кто бы мог подумать!)… Вот мы полночи висим на телефоне — вроде как собирались созвониться для интервью, а разговор как-то сам собой вышел за рамки стандартной схемы "вопросы-ответы": Фатя и стандарты — понятия несопоставимые… Да, мы не были подругами, но у меня была особенная Мишка Гамми, какой не было ни у кого. Такая эта наша Фатима — для всех родная и для каждого своя…

Фатима Гамми
Из личного архива Ф.Гамми
Фатима Гамми

Белла Тайсаева:

Она никогда не была легкой и простой, но всегда искренней и настоящей. Она всегда выигрывала во все игры: в слова, города; быстрее всех решала кроссворды, хорошо играла в баскетбол. Фатима раньше всех узнавала о новом завозе пластинок в магазин "Мелодия". Дома у Фатимы была шикарная библиотека, трехцветная кошка Чара и всегда в наличии сахарная пудра, которую мы на тихую подъедали… Мы сидели за первой партой в третьем ряду и в начале учебного года часто ссорились, но всегда мирились в день ее рождения 13 ноября. Она окончила школу на медаль, и ее сочинения хвалил сам Карен Альбертович Дзатцеев. А потом были даже выступления на сцене, участие в концертах, шикарные тексты и репортажи — и во всем этом поиск себя. Здесь, в республике ей было тесно и не всегда уютно.

Батраз Тигиев:

Фатиму я запомню, как одного из самых добрых людей, которых я знал. Порой казалось, что она живет в своем мирке. На многие вещи ее взгляд кардинально отличался от общепринятого. В работе она не стеснялась экспериментировать и нестандартно мыслить. И это почти всегда срабатывало. Фатима страстно любила футбол и "Аланию", ради которой могла пожертвовать очень многим. Вообще, самопожертвование было ей свойственно. Добрый, отзывчивый, душевный и щедрый человек. Да, с непростым характером, но кто из нас с простым? Причем, Фатима умела расположить к себе любого человека: разговаривала на равных и с высочайшими чиновниками, и с футбольными звездами, и с простыми ребятами с трибуны.

Помню, как каждую неделю пытался выиграть шарф "Алании" в розыгрыше, который проводился в ее авторской передаче о футболе "Не хоккей". Не пропускал ни одного выпуска и ее радиоэфиров. Пару раз даже бывал в студии, что было для меня величайшей честью.

Фатима много раз помогала мне и в жизни, и в работе. Узнав, что я перебираюсь в Москву, она открыла сумочку, достала ключи от квартиры на Академической и протянула их мне, сказав, что я могу пожить у нее первое время, только не должен забывать кормить кота. А когда я приезжал на Анталийское побережье обозревать сборы российских команд, то Фатима всячески помогала мне с контактами и житейскими делами (к тому времени она уже жила в Турции). Для меня неудивительно, что мало кто знал о ее болезни. Да, эта новость ударила обухом по голове каждого, кто знал Фатю. Но в наших сердцах она останется тем улыбчивым и добрым мишкой Гамми, которого мы все так ценили и любили.

Тимур Кусов:

Фатя приносила с собой жизнь. Много жизни! Фонтанируя идеями, креативом, проектами… С ней хотелось работать, дружить, говорить о сокровенном… Мало сейчас таких, настоящих, в нашей профессии, да и вообще в жизни… За ее детской улыбкой и мультяшными интонациями часто скрывалась боль, но о ней она не говорила. Вот и свою страшную болезнь скрыла от нас… Оберегала от своих проблем этот мир, в котором пыталась бороться с несправедливостью, жестокостью, бездушием…

Фатима Гамми (слева)
Из личного архива Ф.Гамми
Фатима Гамми (слева)

Галина Камболова:

Футбол для меня как молекулярная физика, в разные периоды жизни разные мужчины моей семьи пытались объяснить законы притяжения мяча в ворота, многообразие лиг, турниров и переходов, но бесполезно. Фатима это поняла, она увлеченно рассказывала о шансах, провалах и перспективах команд, а я спросила… про Воронина. Он приезжал в Турцию, и она выложила фотки с ним. Ну, я сказала, что он классный, а она — что ему пора уходить на тренерскую работу, возраст поджимает. Потом она лукаво посмотрела на меня и сказала: "Да он тут расхаживал как греческий бог, даже мужики, разинув рты, на него смотрели". Больше мы в футбольные нюансы не углублялись. Да и не нужно было.

Внутри Фати была целая вселенная, в которой для каждого находилось что-то свое, именно ему предназначенное. Если у нее не получалось делать что-то от души, она это вообще не делала, а если приходилось — злилась и бурчала. Ее профессионализм был и есть вне конкуренции. Любые ее тексты на любые темы читаются как поэмы, но мне ближе ее путевые заметки о христианской Турции, в которую она влюбила всех, кто с ней путешествовал. Последние несколько лет ее выводила из себя феодальная раздробленность, которая наступила повсюду — и в Осетии, и в Турции. Что-то надломилось и в ней самой, ей было очень грустно, хотя она все понимала, но по Франклину Бенджамину не принимала человеческой глупости, которая заставляет забывать всех о том, что мы всего лишь раса однодневок, живущих от рассвета до заката — 18 часов. Жаль, что естественный ход вещей не дал ей увидеть следующий день, обсудить его и насладиться им с друзьями, которых у нее много и для которых она была просто Мишка. Это такая редкость сейчас — оставаться самой собой, быть неправильной, бунтаркой, но примириться в душе и стать опорой и утешением для тех, кто, не ведая финала, ползет вверх по листу белой бумаги и старается растолкать и опередить других, даже не представляя, как и когда он упадет.

Для меня Фатя навсегда останется ангелом из фильма "Майкл" — большой, щедрой, добродушной, иногда кажущейся очень наивной, а иногда мудрым старцем, гурманом, сладкоежкой, модницей. К ней, как к источнику, тянулись люди и вся живность. С ней можно было спокойно говорить по душам и быть уверенным, что это никуда не уйдет, и в любой момент ради тебя она расправит крылья, вступит в баттл или просто подставит плечо.

Фатима Гамми
Из личного архива Ф.Гамми
Фатима Гамми

1349
Комментарии
Загрузка...