Андрей Цориев

Андрей Цориев о связи с Осетией, вере в Бога и росте заболеваний раком

2901
(обновлено 12:54 02.04.2018)
Именитый медик Андрей Цориев рассказал в интервью корреспонденту Sputnik Анне Кабисовой, как стал врачом, ощущает ли себя осетином, действительно ли болезни попускаются Богом и в чем причина роста онкологических заболеваний

Андрей Цориев — главный специалист по лучевой диагностике управления здравоохранения администрации города Екатеринбурга, доцент кафедры нервных болезней и нейрохирургии Уральского государственного медицинского университета, ассистент кафедры лучевой диагностики Уральского Государственного медицинского университета, консультант Свердловской областной клинической больницы №1, консультант голландского телерадиологического сайта (занимает второе место в рейтинге предпочтений пациентов), член российского общества радиологов и рентгенологов, член радиологической ассоциации Северной Америки, член Европейской ассоциации радиологии, член Европейской ассоциации нейрорадиологии. Родился и вырос в Екатеринбурге.

—  Почему вы решили получить медицинское образование? Как все началось?

— Ужас! Я только сегодня подробно об этом рассказывал своим ученикам, которых я месяц обучал на курсах по МРТ!
Если кратко — я хотел стать железнодорожником, потому что любил поезда, стук колес, запах шпал и станции. В 8-м классе мой друг одноклассник Кирилл сказал мне, когда мы шли домой с тренировки по легкой атлетике: "Давай поступим в медучилище! Там — анатомия и ТРУПЫ!" Услышав про трупы, я сразу согласился, потому что с детства люблю, как сейчас принято говорить, жесть. И "тяжелый металл" уже тогда слушал, а там тексты тоже все про смерть и трупы.

В итоге, родители отговорили меня от медицинского училища, сказав, что я лишь потрачу лишний год и лучше сразу после школы поступать в медицинский институт. Я согласился, и поступил, набрав 13 баллов из 15: получил 4 по физике, 4 по русскому языку (сочинение) и 5 по биологии.

—  Расскажите в какой должности вы сейчас работаете, какие научные работы написали?

— Я врач лучевой диагностики, или рентгенолог, занимаюсь в основном магнитно-резонансной томографией, ну и всеми остальными методами по мере необходимости: КТ, ПЭТ, рентгенография, ангиография. Работ написал много — больше 50. В основном, это описание редких случаев с анализом литературных данных, ну и методические публикации о том, как и что правильно делать простому врачу нашей специальности и в каких случаях.

Вообще, я сторонник разработки простых вещей и простых алгоритмов для простого врача, а высокая, академическая наука — не мое. Хотя диссертацию кандидата наук я защитил, но исключительно благодаря настойчивому, грамотному и современному руководству профессора Ольги Михайловны Лесняк, — моему прекрасному и любимому руководителю.

Как я ощутил на практике, — наличие диссертации придает твоему мнению вес и всем, кто сомневается, защищать диссертацию или нет, я рекомендую ее даже не начинать писать. Тот, кто точно защитит диссертацию — не сомневается, а пишет и защищает. Ну и еще у меня есть внештатная должность главного рентгенолога Екатеринбурга, которая звучит круто, но мало что значит, ибо внештатная.

—  В чем заключается успех правильной диагностики?

— Про диагностику в общем я говорить не буду, хотя и здесь мне есть, что сказать. Скажу о лучевой диагностике: адекватная и настроенная аппаратура, правильный отбор пациентов на конкретный метод исследования, для чего врачам необходимо знание возможностей методов, короче говоря, понимание, — при какой ситуации какой метод имеет наибольшую информативность, а не просто "иди на МРТ, там все напишут". Это — примитивизация реальности.

Врач-лучевой диагност должен быть анатомом, патологоанатомом, клиницистом и физиком. Он должен знать нормальное строение человеческого тела в норме, со всеми многочисленными вариантами, а при патологии знать отличия разных патологий, уметь использовать все возможности аппаратуры и подстраивать ее под конкретные задачи. Ну и, наконец, он должен знать пределы метода, а именно то, что данный метод не может. Тогда и ошибаться будет меньше.

Считается, что допустимый процент ошибок находится где-то между 3 и 6 процентами, и если диагност ошибается реже — слывет профессионалом и дорога к нему не зарастет, а если чаще и, особенно, намного чаще — репутация необратимо портится.

Андрей Цориев
Из личного архива Андрея Цориева
Андрей Цориев

—  Если говорить о вере и болезнях, как вы для себя понимаете слова о том, что болезни попускаются Господом с целью, чтобы человек задумался о своей жизни?

— Любая болезнь — это или плата за злоупотребление, или задача, ниспосылаемая человеку с целью укрепить его душу и усилить его личность. Ныть и плакать — допустимо и не редкость, но это неконструктивно. Надо относиться к болезни, как к поставленной цели (выздоровление), которую нужно достичь, если способы для достижения есть, либо смириться и понять, что тебе придется жить с этой болезнью и привыкнуть к ней, как к своей родной, если речь идет о не смертельных, хронических болезнях, или умереть с ней (от нее), если речь идет о болезнях неизлечимых. Пугаться, закатывать истерики, бегать взад-вперед, терять самообладание — все это не приносит никакой пользы, а даже снижает защитные силы организма и лишает человека возможности выздороветь, которая сохраняется при здравом подходе.

Ну, а смерть — это необратимый исход, результат жизни и к ней надо относиться спокойно и с уважением. Человеку вообще свойственно стремиться к чему-то законченному: произведению, картине, результатам научных изысканий. Он уважает достигнутое и гордится им, поэтому и к смерти хорошо бы относиться так же и сделать этот итог достойным тебя и всей твоей жизни, сделать ее завершенной и красивой, — уйти с честью. Тем более, что жизнь — она вечная, и этот малый биологический отрезок жизни — лишь призван позволить человеку войти во вкус и подготовиться к встрече с Богом. А с такой важной и желанной Личностью надо встречаться во всеоружии: с арсеналом добрых дел, с массой ходатаев за тебя, которым ты от души и бескорыстно помог, и с искренним желанием такой встречи и отсутствием страха от нее.

—  Известно, что многие монахи не разрешали себя лечить, предпочитая отдаться воле Господа. Как вы относитесь к этому, с точки зрения врача?

— Отлично отношусь. Человек сам волен выбирать, какой жизнью жить и как. Но вот убивать себя он не волен. Жизнь — не его собственность, а дар ему, а даренное — не дарят. И не выбрасывают.

—  Как вы пришли к вере?

— Будучи циником, наслаждался своим цинизмом. Ровно до тех пор, пока не стал отцом. Циник воспитывать детей не может, он может их только непоправимо испортить. Искал любовь и нашел ее во Христе, — что еще может называться любовью, как не, будучи Богом, стать человеком и, показав личным примером, как надо жить, — за это умереть? Бог долгие тысячи лет говорил человеку сверху, как надо, но человек так, сверху, не понимает. Более того, многие из-за указаний сверху раздражаются и делают с точностью до наоборот. Тогда Он снизошел до человека, став им, и продемонстрировал на практике, что все, что Он называет правильным, — выполнимо. А потом сказал — следуй за Мной. Просто и со вкусом. Противостоять этому я не считаю возможным и честным.

—  Как выглядит ваш обычный рабочий день?

— Многие тысячи срезов человеческого тела, пролистываемые на компьютере, валящиеся из телефона, компьютера, ноутбука, рабочей станции, томографа, вопросы "что это" от коллег и пациентов, мучительные поиски правильных ответов, радость от найденного и скорбь от невозможности найти правду, радость от поставленного правильного диагноза и мучение от ошибки.

Многократное разжевывание коллегам того, что для меня очевидно, как Божий день. Сбор интересных случаев для лекций и семинаров. Подготовка конференций и выступлений на съездах и конгрессах. Консультации руководства на тему "как и что нужно сделать в том или другом случае". Чтение, чтение, чтение и чтение постоянно публикуемых в огромном количестве научных статей, литературных обзоров, новостей из мира медицинской науки, обновленных клинических рекомендаций.

Ну и, конечно, езда на велосипеде на работу и с работы, невзирая на погоду.

  • Андрей Цориев
    Андрей Цориев
    Из личного архива Андрея Цориева
  • Андрей Цориев
    Андрей Цориев
    Из личного архива Андрея Цориева
  • Андрей Цориев
    Андрей Цориев
    Из личного архива Андрея Цориева
  • Андрей Цориев
    Андрей Цориев
    Из личного архива Андрея Цориева
  • Андрей Цориев
    Андрей Цориев
    Из личного архива Андрея Цориева
  • Андрей Цориев
    Андрей Цориев
    Из личного архива Андрея Цориева
  • Андрей Цориев
    Андрей Цориев
    Из личного архива Андрея Цориева
  • Андрей Цориев
    Андрей Цориев
    Из личного архива Андрея Цориева
  • Андрей Цориев
    Андрей Цориев
    Из личного архива Андрея Цориева
  • Андрей Цориев
    Андрей Цориев
    Из личного архива Андрея Цориева
1 / 10
Из личного архива Андрея Цориева
Андрей Цориев

—  Что нужно делать человеку, чтобы не болеть?

— Ничего не сделаешь, — болеть все равно будешь. Но надо вести "здоровый образ жизни". Тогда есть шанс уменьшить вероятность возникновения заболеваний. Ведь, как я уже говорил выше, болезнь, нередко, — следствие злоупотребления едой, питьем, спиртным, куревом, спортом, азартом, лежанием на диване, сидением за компьютером.

Об этом можно говорить бесконечно, и так и не рассказать всего интересного. А вообще, проще всего, чтобы не болеть, надо считать болезнь особой формой здоровья и относиться к ней со смирением: можно вылечить — спокойно лечить, нельзя вылечить — спокойно болеть. Главное — не терять спокойствия и уверенности в том, что Бог тебя не оставит и твой путь по Его воле — единственно верный, но и не грешить.

—  Почему в мире растет статистика онкологических заболеваний? В чем природа этой болезни?

— Онкология — это мутации, нарушение структуры гена, который отвечает за синтез белка. Неправильная работа этой системы — неправильное деление клеток и, как результат — их чрезмерное разрастание. Ну и, не надо забывать, что увеличение числа онкозаболеваний — это еще и статистический феномен: чем старше население, тем выше шанс развития опухоли, — раньше люди не доживали до своего рака, теперь все чаще доживают.

У меня пес помер от рака, прожив 16 лет. Старый был. У нас был случай, когда пациент умер не от рака, будучи около 90 лет от роду, и у него потом нашли 4 рака разных органов! Короче говоря, рака становится больше еще и за счет увеличения продолжительности жизни. И еще один феномен — более точная диагностика, она тоже приводит к увеличению выявленных случаев рака и, значит, отрицательно влияет на его статистику.

—  Правда ли то, что лекарство от рака есть, но его "не делают", потому что это не выгодно тем корпорациям, которые зарабатывают на "лечении" онкологии?

— Бред.

—  Какой процент в потенциальной возможности заболеть отводится роли питания, стрессов и экологии?

— Огромный. Посмотрите на кавказских аксакалов и сравните их с жителями, скажем, Череповца или Магнитогорска. Спокойная, праведная, чистая, добрая и в чистой среде жизнь, длится дольше. Есть, конечно, и исключения, но правило — таково.

Андрей Цориев
Из личного архива Андрея Цориева
Андрей Цориев

—  Ощущаете ли вы себя осетином? В чем это проявляется? Какие качества своего характера приписываете именно осетинской крови? И как бы вы описали среднестатистического осетина?

— На удивление, ощущаю… Я люблю рассказывать про своих прабабушку и прадедушку — добрых мусульман, и про своего папу, который до трех лет не говорил по-русски, живя в Дигорском ущелье, — он умел говорить только по-дигорски.

Кстати, это позволяет легче найти общий язык с мусульманами, видимо, благодаря общим религиозным и культурным корням: ни я, ни друзья-знакомые мусульмане не считаем друг друга чужими и мне искренне хочется верить, что это действительно так, а не просто акт вежливости со стороны моих многочисленных, прекрасных и неповторимых друзей-мусульман.

Мне нравится знать, что осетинский язык — язык иранской группы, то есть, во мне есть часть великой персидской культуры, и, может быть, даже дальнее родство с Абу Али Ибн Сенной — причина того, что я пошел в лекари?

Среднестатистический осетин — представитель малого народа, с присущими малым народам чрезмерной гордостью за национальность, как таковую, с ревностью к тем, кто не признает величие осетин (хотя я считаю, что величие есть у любого народа без исключения, его делают великие личности, которые есть в любом народе), с недовольством властями.

По моим наблюдениям, с властями в Республике Северная Осетия-Алания ситуация далеко не идеальная, но дальше вдаваться в политику и вопросы местного самоуправления мне бы не хотелось по двум причинам. Не хочу провоцировать острые дискуссии среди тех, у кого мало реальной информации, и вообще не считаю нужным полагаться на власти, отдавая им должное в той смелости, которую они на себя взяли, решив управлять столь сложной и огромной страной и ценя то, что они делают хорошего для моей жизни и работы.

Я предпочитаю, все-таки, жить с ними параллельно, рассчитывая на круг людей, которым я лично доверяю и которые доверяют мне, которые не обманут и которые и есть — соль земли.

У меня впечатление может быть и не верное, что осетины обиделись и живут с чувством обиды. Даже если под этим есть основание, я не считаю, что жить с обидой — правильно и хорошо. Обида тормозит, она — деструктивна и не позволяет развиваться.

А вообще, осетин — это свободный, самодостаточный, с чувством глубокого человеческого достоинства, гостеприимный, справедливый, смелый и отважный, всегда готовый прийти на помощь, и самоотверженный, человек.

—  На каком этапе жизни вам стало интересно узнать, откуда родом ваш дедушка? Подвигло ли это вас изучать какие-то книги по истории и культуре Осетии?

— Я всегда знал, что мой дед — осетин и всегда радовался этому, ощущая себя частью великого Кавказа. Кавказская история — это и моя история. В детстве у меня было две книги осетинских сказок: толстая с черно-белыми картинками и тонкая, с цветными. Уастырджы, Уаиг — это друзья моего детства. Я читал и Черчесова, и Хетагурова, и проштудировал всю Википедию. Интересуюсь политикой и экономикой своей родины, даже переписывался в "фейсбуке" с бывшим премьером республики, — Сергеем Керменовичем Такоевым.

У меня в "Инстаграм" много подписчиков-осетин, и мы с ними плодотворно сотрудничаем, но хотелось бы еще плодотворнее. В скором времени планирую осуществить визит в Северную Осетию с мастер-классом — коллеги давно просят.

—  Что вы знаете о своих корнях?

— Почти все, что можно прочитать. Я знаю даже то, что мой родственник, будучи милиционером, погиб, выполняя профессиональный долг и его именем, именем Цориева, названа улица в селе Чикола, откуда родом мои прабабка и прадед — Айжа и Магомет, и мой дед — Ибрагим Магометович. И, что другой мой родственник, скульптор, строил памятник отцу туркмен-баши Сапармурада Ниязова, который воевал с фашистами под Чиколой!

Перечислять все, что я знаю о своих корнях — займет много страниц, но я не думаю, что это интересно многим, так что позволю на этом себе прерваться. Корни свои ощущаю физически, так, что жена всегда улыбается, глядя на меня, когда я вдруг слышу или встречаю что-то осетинское, или вообще кавказское — взгляд мой оживляется и умиляется.

Семья Андрея Цориева
Из личного архива Андрея Цориева
Семья Андрея Цориева

—  Были ли вы когда-нибудь в Осетии? Почувствовали связь с этой землей?

— Был проездом в 1992 году, когда ехал на автобусе из Сочи в Тбилиси по военно-грузинской дороге и находился во Владикавказе около часа. Тогда нас тщательно проверяли силовики на выезде из города, а соседи по автобусу не рекомендовали рассказывать в Грузии о своей фамилии (тогда уже был конфликт между осетинами и грузинами). Но, это оказалось ненужным, никому в Грузии не было дела до моего осетинского происхождения и меня принимали просто, как принято, — как дорогого гостя, за что я до сих пор благодарен моим грузинским друзьям.

Насчет связи с землей, я не то чтобы ее почувствовал — она ворвалась в меня помимо моей воли. Я сразу понял, что это — мой дом, пусть не единственный, ибо во мне много национальностей, но, настоящий мой дом. Слушаю осетинские песни, слушаю новости на осетинском языке и радуюсь, хоть ничего и не понимаю…

—  Как ваши родители оказались на Урале?

— Отца матери перевели по долгу службы в Свердловск с Дальнего Востока, где он воевал против Японии, будучи моряком. Русские бабка и дед отца убежали со Смоленщины от раскулачивания, живя там под Вязьмой, отдав только что построенный дом большевикам под школу. Жили они в Асбесте, в бараках, но прадед мой, Илья Лаврентьевич Тимофеев, не имея образования, умудрился стать не только директором первой асбестовой фабрики, но и сесть в тюрьму, распорядившись выдать мешок зерна одинокой матери с детьми, — начальство сочло это своеволием и растратой.

Умерли они оба в Асбесте, где и похоронены, прадед прожил 100 лет, прабабка, Пелагея Спиридоновна — не помню точно, к своему великому стыду, по-моему, 88.

—  Расскажите о своей семье. Чем увлекаются дети, как вы их воспитываете, что самое главное в воспитании?

— Жена — моя лучшая половина, я с ней живу на всем готовом и очень ей благодарен за все, что она для нас делает и за то, что она есть. Без нее я себя вообще не представляю. И даже если нужно куда-то ехать по работе, то стараюсь ездить вместе с Ириной. Сын учится на втором курсе медицинского университета, пока не знаю, что из этого выйдет, дай Бог, станет врачом с большой буквы. Знает английский, что уже радует, работает и зарабатывает, что тоже радует.

Средняя дочь увлекается живописью, на мой взгляд — пишет прекрасные картины, ну и недавно увлеклась корейской музыкой и, как следствие, языком. Хочет поступать на факультет иностранных языков, на восточные языки: корейский, китайский, японский, кстати, у нас университет местный — силен в этом, хорошие связи с этими странами и возможность стажировки в них. Марш на восток! Я ее всячески поддерживаю.

Младшая — прекрасно танцует (ходит в студию танца, выигрывает конкурсы), играет на фортепиано (выигрывает конкурсы), самостоятельно научилась и учится играть на гитаре, играет в футбол, бегает кроссы, завоевала золотой значок ГТО, побеждает в школьных и районных спортивных соревнованиях, не пропустила ни одной Лыжни России, болеет за российских спортсменов — единственная из нашей семьи!

Главное в воспитании — взаимное уважение детей и родителей, любовь. А именно: беспрекословное выполнение просьб родителей, высказываемых уважительным тоном. Умение слушаться и выполнять просьбы — многого стоит. Своей совести у детей нет и, до определенного момента, родители им ее протезируют: как сверчок Джимини был совестью Пиноккио.

Я не считаю правильным давать выбор, а точнее иллюзию выбора, малым детям. Нужно четко формулировать задачи и добиваться их выполнения. А разговоры при окончании визита в гости типа "Ну что, сыночек, пойдем домой?" — это просто обман! Ведь решение пойти домой уже принято и мальчика обманывают, создавая иллюзию, что если он скажет "нет", то домой не пойдут. Честность, любовь, субординация и упорядоченность. И воспитание ответственности: сказал — сделал. Ведь единственное, чем отличается ребенок от взрослого (не беря в расчет анатомию и физиологию) — это ответственность.

Поэтому бывают "взрослые дети" и "дети-взрослые". Ну и Бог и Церковь. Но к этому каждый приходит самостоятельно и по доброй воле. Вообще это — дар Божий. Почему и кому его Он дарит — я не знаю. Спросите у Бога.

Дети Андрея Цориева
Из личного архива Андрея Цориева
Дети Андрея Цориева

—  Какие у вас есть увлечения?

— Работа — мое главное хобби. Велосипед. Музыка. Литература. Политика. Иногда — кино.

—  Назовите пять любимых книг и пять любимых фильмов.

— "Похождения бравого солдата Швейка" Ярослава Гашека, "Золотой теленок" Ильфа и Петрова, "Трое в лодке, не считая собаки" Джером К. Джерома (читать в оригинале!), "Снежные люди" Ахмедхана Абубакара, "Посмертные записки Пиквикского клуба" Чарльза Диккенса (читать в оригинале!). Думал, какие же книги любимые? Перечислил те, которые перечитывал более двух раз. Фильмы: "Криминальное чтиво" и "Бешеные псы" Тарантино, "Брат" и "Брат-2" Балабанова, "Белое солнце пустыни" Мотыля, "Сталкер" Тарковского. Та же история — перечислил те, которые смотрел более двух раз и которые точно еще посмотрю.

—  Какую музыку слушаете?

— Электроника (минимал техно, минимал хаус, электро, IDM), рэп/хип-хоп, прогрессивный рок/арт рок: Jethro Tull, King Crimson, Genesis, Yes, Emerson, Lake and Palmer, Gentle Giant, Van Der Graaf Generator, Roxy Music, Eloy, Can. Пойду 26 апреля на концерт Jethro Tull — моя любимая арт-рок группа. Иногда слушаю метал: Slayer, Death, Cannibal Corpse, Suffocation, Metallica, Accept.

—  Как предпочитаете отдыхать? Отвлекаться от работы?

— Велосипед, диван с книгой/планшетом/дача с кроватью и сном. Очень люблю спать.

—  Следите за новостями из Осетии?

Да.

—  Назовите известных осетин, которых знаете.

— Коста Хетагуров, Алан Черчесов, Эдуард Кокойты, Феликс Царикати, Дзамболат Цориев, Таймураз Цориев, Валерий Гергиев, Арсен Фадзаев, Валерий Газзаев, Исса Плиев.

2901
Комментарии
Загрузка...