Армен Гаспарян

Армен Гаспарян: имена многих героев исчезли из истории

68
(обновлено 14:41 04.05.2016)
Накануне празднования 71-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне Sputnik пообщался с писателем, публицистом, членом Центрального совета Российского военно-исторического общества Арменом Гаспаряном.

—  Прежде всего, зачем было создано Российское военно-историческое общество, чем занимается его Центральный совет? 

— РВИО является преемником Императорского Русского военно-исторического общества, которое существовало в начале XX века. В 1914 году все члены общества ушли на фронт, и оно было закрыто. У РВИО много векторов работы, пожалуй, самый главный из них — это просветительская деятельность, которой и я занимаюсь: это программы на радио и телевидении, встречи с читателями.

—  Уроки военной истории везде учат одинаково плохо?

— Не соглашусь. Белоруссия и Армения — примеры, которым надо подражать. Там никогда не ставились смелые эксперименты, странных спикеров не делали догмой общественного сознания. Там исключено появление в публичном пространстве человека типа Игоря Чубайса, который скажет, что блокады Ленинграда не было. Его просто никто не будет приглашать на эфир, он станет изгоем. К тому же там регулярно выходят фундаментальные научные исследования. Они есть и у нас, но в меньшем количестве. Из Армении я привез неподъемный том "Вклад армянского народа в ВОВ", в котором перечислены все фамилии воевавших солдат, найденные в архивах. У нас были поисковые отряды и региональные книги памяти, но на федеральном уровне такая работа не проводится.

—  В чем же секрет исторической памяти Белоруссии и Армении?

— Каждый четвертый белорус погиб на войне, в стране были детские лагеря смерти, там пересмотра истории не может быть в принципе. Ежегодно проводится десяток научных конференций и мероприятий, посвященных памяти жертв Второй мировой войны.

—  Почему Минобороны России до сих пор держит закрытыми много документов по истории Великой Отечественной войны? Есть опасения, что всплывут какие-то неприятные для устоявшегося российского взгляда на историю войны факты?

— В СССР умудрились написать крайне рафинированную историю Великой Отечественной войны. Подавляющее большинство проблем, с которыми столкнулось наше общество в 90-х, связаны с политизацией Великой Отечественной войны — спасибо за это советскому агитпропу. Помните формулировку про «незначительное число отщепенцев, алкоголиков и уголовников»? Так назывались коллаборационисты.

В 90-е открываются архивы и выясняется, что их было больше миллиона. Архивы долго не хотели рассекречивать, потому что понимали: война совсем получилась не такой, какой ее задумывали изначально. Готовились воевать малой кровью на территории противника, а получилось совсем иначе.

Наконец, возник фактор участия в истребительной политике. У нас все время считалось, что расстреливали и убивали только немцы. Потом выяснилось, что значительную часть карательных операций выполняли соотечественники: украинцы, латыши, эстонцы, русские. Самый яркий пример — Хатынь. Мы привыкли думать, что эта трагедия — дело рук только немцев. И мало кто знает, что секретарь ЦК КП Украины Щербицкий попросил, чтобы факт участия украинского народа на стороне палачей не предавался огласке…
Когда архивы были рассекречены, старое поколение историков не могло дать ответы на возникшие у людей вопросы, в силу того, что они были заточены под идеологию ЦК КПСС. Первая реакция в 90-е — шок, непонимание, отрицание.

Сегодня уже сформировался круг историков, чьим исследованиям можно доверять, они не заточены под идеологию. Это — Александр Дюков, Владимир Симендей, Алексей Исаев, Дмитрий Шеин, Валерий Замулин. В результате усилия 20 ученых, предпринятые за последние 11 лет, дали результат, но пока скромный. Трудно противостоять массовой фальсификации истории.

—  Назовите самые вопиющие примеры фальсификации.

— Герберт Цукурс — национальный герой в Латвии. Это один из палачей рижского гетто, который кричал, что хочет напиться еврейской крови. В результате его ликвидировал Моссад.
В Литве есть свои "герои" — "Литовский фронт активистов", устроивший еврейские погромы в конце июня 1941. В Эстонии героизируют солдат двух эстонских дивизий СС.

—  Кто стоит за раскручиванием этих персонажей и формированием их позитивного имиджа?

— Местные политические элиты. Ни одно государство не может существовать без идеологии. Современные лидеры ищут стержень для государственной опоры заявляя, что они жертвы "кровавой русской оккупации", а значит, борцы с ней автоматически становятся героями. То, что эти герои — военные преступники, никого не заботит. Недавно, посещая Латвию, я купил конверт, посвященный Цукурсу, на котором была марка с его изображением и надпись: "Латыш, когда тебе будет плохо, думай о том, что Цукурсу было еще хуже".

—  Сколько времени нужно, чтобы изменить историческое сознание? Ведь живы очевидцы, которые знают, что на самом деле представляют собой эти организации.

— Как показывает практика, десяти лет достаточно для кардинального изменения исторической памяти. Старое поколение, очевидцы, о которых вы говорите, остаются на задворках. Им не дают слова, как это происходит в Латвии или на Украине. Агитаторам же предоставляется доступ к СМИ, политическая поддержка, право выступать на научных конференциях. Так они задают вектор развития обществу.

—  Если сознание можно изменить за 10 лет, возможен ли разворот к ультраправым идеям в стране, победившей фашизм, при условии прихода к власти новой элиты?

— В 90-е годы мы это уже проходили. Ультраправые настроения — естественный ответ на национальное унижение. Гитлер пришел к власти как ответ немецкого общества на позорный Версаль.

Сейчас ультраправые настроения в Германии снова нарастают, и это логично. Когда улицы заполонили непонятные люди, которые не хотят ассимилироваться, работать, учиться, а хотят лишь получать пособие, немецкие обыватели говорят: мы и так кормим греческих, итальянских и португальских дармоедов, сколько можно?

Нынешняя власть Германии делает все, чтобы на место правых консерваторов, ПЕГИДА, пришли радикалы. Посмотрите ролики с последних митингов в Берлине. Представьте их в черно-белом цвете, и вы поймете, что было в 30-х годах прошлого столетия. Когда толпа стала петь Deutschland über alles, мне это напомнило митинг на партийном съезде в Нюрнберге. А ведь еще несколько лет назад обстановка была спокойной.

—  Где-то празднуют Победу 8 мая, где-то — 9-го. В некоторых странах праздник называют победой во Второй мировой войне, в некоторых — в Великой Отечественной. А как, на ваш взгляд, правильно?

— В момент, когда все участники приема Акта о безоговорочной капитуляции Германии поставили подписи, в городе-герое Москве уже было 9 мая. Все дело в банальной разнице часовых поясов.
9 мая всегда отмечали очень пышно, это — всенародный праздник. За этот день мы заплатили цену в 27 миллионов человеческих жизней. Победа является одним из объединяющих стержней для русского народа и народов, населяющих Россию. То, что День Победы отмечает и стар, и млад — правильно. Гораздо страшнее, если мы перестанем это делать — к забвению нас призывали в 1990-е и начале 2000-х: зачем вы проводите парады? Вы этим угрожаете мировой безопасности!

День Победы — наша великая традиция, нравится это кому-то или нет. Если страны Балтии против, это их проблемы.

—  Что нужно делать, чтобы молодежь больше приобщалась к истории?

— Необходима просветительская работа. В СССР помимо изучения истории существовал целый идеологический фронт: на ЦТ выпускались документальные фильмы, историческая литература выходила тиражами от 100 000. Сейчас для книги об истории 4000 — запредельный тираж.

—  Как вы оцениваете роль Сталина в Великой Отечественной войне? Возможен ли сегодня объективный, беспристрастный взгляд?

— Это фигура сложная, она не умещается в такие условности, как "эффективный менеджер" или "тиран".
Да, в 30-е годы были массовые репрессии, глупо это отрицать. Была при этом и Победа со Сталиным — верховным главнокомандующим. Рекомендую всем ознакомиться с дневниками посещений кабинета вождя. Вы поймете, в каком режиме человек работал, в годы войны у него было 3-4 часа на сон.

Сталин — продукт своей эпохи. Это классический старый большевик со всеми его плюсами и минусами. Как Ленин искренне полагал: нравственно все, что идет на пользу делу революции, так и Сталин разделял его взгляды. Иосиф Виссарионович — человек без образования, который сделал себя сам.

Приказ № 227 «Ни шагу назад», который ставят Сталину в укор, существовал и в эпоху Временного правительства. Кто-нибудь помнит об этом? В мае 1917 года начинается создание заградотрядов. Точно такой же приказ — "Ни шагу назад" был у Гитлера, только он ему не помог, потому что был издан поздно — в ноябре 1944 эта мера была, что мертвому припарка. Геббельс в своих дневниках отдает приказу № 227 должное, а это умный враг, которого надо поискать. Не будь этого распоряжения, фронт рухнул бы. Победить в войне на уничтожение можно было только полной мобилизацией сил, а армия панически отступала перед противником. Знаете ли вы, что Смерш не имел права расстреливать людей? Многие солдаты, задержанные контрразведкой, прошли через инфильтрационную комиссию и вернулись на фронт. Приказ № 227 — вселенская боль любого либерального человека. Но иначе нельзя было привести в чувство Рабоче-крестьянскую Красную армию.

—  Остались ли белые страницы в истории войны? Какие аспекты малоизучены?

— 90% архивов, связанных с деятельностью Смерш, не рассекречены. Но это контрразведка, во всем мире деятельность контрразведки является сверхсекретной.
В целом история войны изучена хорошо, за 71 год огромный пласт документов введен в оборот. В ЦАМО — Центральном архиве Министерства обороны РФ хранятся тысячи бумаг. Остались темы, недостаточно освещенные в общественном сознании, но это другая история.

—  Что это за темы?

— Мы мало знаем о том, за что вообще сражались советские люди. Мы забываем, что это была война на уничтожение, истребление. Нас с вами сегодня не было бы, если бы не подвиг наших предков, и это не фигура речи.


Другой интересный аспект — как работала советская пропаганда во время ВОВ? Мало кто хорошо знает про работу Совинформбюро. Имя его первого руководителя, Щербакова, таинственно исчезло из истории, это просто чудовищно.

Надо больше говорить о журналистах, которые внесли свой гигантский вклад в Победу. Я настоятельно советую рассмотреть работу партизан в тылу. Они секретно печатали и распространяли информационные листовки — это ярчайшая страница победы.

Кто-нибудь в состоянии рассказать, как работала советская промышленность в годы ВОВ? А каким было общество в тылу? Чем жили эти люди? И где было тело Ленина в годы войны? Во время парада 7 ноября 1941 года Сталин стоит на трибуне, а мавзолей пуст. Ленина увезли из Москвы.

Все рассуждают про блокаду Ленинграда: стоило сдаться или нет. А как работало радио в городе во время оккупации? Кто помнит имя Лазаря Мограчева, радиожурналиста, фронтового корреспондента, благодаря которому люди заряжались энергией для борьбы? Он был местным Левитаном. Не надо говорить, мол, документов нет. Их полно — будете читать до пенсии, и даже вашим внукам хватит.

После возвращения Крыма интерес к национально-патриотической тематике в России заметно возрос. Люди стали покупать больше исторических книг. Значит, рано или поздно мы и про Мограчева всем расскажем. Так победим! 

68
Комментарии
Загрузка...