Инаугурация

Бибилов: Южная Осетия хочет провести референдум о вхождении в РФ

1572
(обновлено 13:39 02.06.2017)
Анатолий Бибилов рассказал когда и при каких условиях возможен референдум о вхождении Южной Осетии в состав России, а также об экономических и военных аспектах жизни республики

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов в рамках Петербургского международного экономического форума рассказал в интервью РИА Новости о перспективах референдума о присоединении республики к РФ, о том, как Цхинвал собирается выходить на самоокупаемость, и о том, есть ли в Южной Осетии российские ракетные комплексы С-300.

—  Анатолий Ильич, вы и до, и после выборов заявляли о необходимости воссоединения осетинского народа, о необходимости присоединения к России. Когда все-таки состоится референдум по этим вопросам?

— Во-первых, это не я заявлял, а заявляет народ Южной Осетии, начиная с 1921 года. В активную фазу эта проблема вошла во время развала Советского Союза, потому что было понятно, Грузия не оставит своих реваншистских настроений. И для народа Южной Осетии это может быть трагичным финалом, что в принципе и происходило, к этому и шло. Поэтому инициатива об объединении осетинского народа и о вхождении Южной Осетии в состав РФ родилась не во время политической деятельности Анатолия Ильича Бибилова. Это была идея народа за все время существования разделенного осетинского народа.

Что касается референдума, то, конечно, я считаю, что его надо проводить. Но в то же самое время, когда у нас была возможность провести референдум — об этом я заявлял еще в 2014 году, — тогда, к сожалению, мы упустили эту возможность. Сегодня надо все заново начинать делать. Все надо привести к тому, чтобы этот референдум нам принес, конечно, результат.

То, что в прошлом году была договоренность с экс-президентом Республики Южная Осетия, что мы должны провести в 2017 году после выборов референдум, она, конечно же, актуальна. Но без консультаций с политическими силами Южной Осетии, без консультаций с политическими силами РФ, с руководством России, пока мы не проведем консультации, не определим своеобразную "дорожную карту" нашего будущего, конечно, будет тяжело какие-то шаги предпринимать. Но опять-таки заявляю: никто не отрицает идею проведения референдума, народ Южной Осетии хочет его провести, и к этому мы рано или поздно придем. От этого мы никуда не денемся.

—  То есть, этот вопрос не решить до конца года? Он может быть отложен на более долгосрочную перспективу?

— Вы знаете, сегодня мир так быстро изменчив, что ничего нельзя исключать. И мы должны понимать ту ситуацию, которая складывается вокруг Южной Осетии, понимать, что у Южной Осетии сложились экономические отношения с некоторыми, скажем так непризнанными странами, что не учитывать их интересы Южная Осетия не имеет права, потому что Южная Осетия вчера была в той же ситуации и в том же состоянии, что находятся они. И поэтому мы не должны забывать о них, проводить с ними консультации, на тему, что будет, если мы проведем референдум и войдем в состав России. Еще раз подчеркиваю: время летит быстро, мир меняется очень скоротечно и, конечно же, вопрос этот будет обсуждаться и будем принимать решение. Какой вопрос будет, конечно вы, журналисты, узнаете первыми.

—  Не секрет, что бюджет Южной Осетии во многом формируется за счет России. Как долго будет продолжаться такое положение дел? Есть ли возможность у Южной Осетии стать, так сказать, самоокупаемой республикой? За счет каких ресурсов?

— На сегодняшний день мое участие здесь на форуме как раз говорит о том, что мы находим какие-то пути для того, чтобы выйти из этой ситуации. Сегодня те соглашения, которые действуют с федеральными властями (РФ), те соглашения, которые подписаны о союзничестве и интеграции между двумя президентами — Южной Осетии и РФ — они должны претворяться в жизнь. Как это делать? Сегодня нам надо налаживать отношения с регионами РФ, и мы это уже делаем. На сегодняшний день есть инвестиции с Владимирской областью, она фактически вошла в Южную Осетию. В рамках форума мы встречались и разговаривали с президентом Татарстана, тоже есть проекты, которые можно реализовать на территории Южной Осетии.

Есть проекты, которые можно реализовать на территории Южной Осетии, очень много проектов и с другими регионами, которые мы будем, конечно же, реализовывать. И делать так, чтобы Республика Южная Осетия переходила от абсолютной зависимости к более-менее самостоятельности. Это не говорит, конечно же, о какой-то политической независимости, но ведь это необходимо и самой Российской Федерации тоже. И если мы хотя бы сделаем так, чтобы собственные доходы республики увеличились за короткое время, лет за пять, хотя бы до 40-50%, то считаю, что это будет очень хорошим результатом. К этому мы будем стремиться, тем более Россия сама вкладывает деньги в развитие Южной Осетии: и в экономику, и в инфраструктуру.

Лучшего инвестора, чем Россия, у Южной Осетии нет. И все руководители регионов РФ, с кем мы встречались (на ПМЭФ и не только), они всегда готовы прийти, инвестировать, делать совместные предприятия. Думаю, что мы найдём этому применение. Сегодня со многими субъектами мы эту "дорожную карту" обсуждали.

—  О какого рода новых проектах идёт речь, например, с тем же Татарстаном?

— Татарстан сегодня в принципе уже присутствует в Южной Осетии. Строительные компании уже работают в республике. Государственный драматический театр в Южной Осетии строит как раз Татарстан, и, исходя из этого, уже зная Южную Осетию, они должны прислать своих специалистов, чтобы они на месте ознакомились с возможностями развития экономических отношений с Южной Осетией.

—  Возможно ли открытие транзита через Южную Осетию из России в Грузию? На каких условиях? Что для этого нужно?

— Я бы не ограничивался понятием транзита из России в Грузию. Кроме Грузии, в Закавказье есть ещё Азербайджан, Армения, кроме того, есть Иран и Турция. Конечно, дорога через Южную Осетию самая удобная и для Турции, и для Азербайджана, и для Армении, и для Грузии в принципе.

Для того чтобы открыть дорогу, нужно политическое решение, в первую очередь, самой Грузии. С нашей стороны, я не считаю, что могут быть какие-то проблемы. Единственная проблема, на которую может ссылаться грузинская сторона — это статус Южной Осетии. Конечно же, мы не позволим, и этого без сомнения не будет, чтобы Южная Осетия в этой "дорожной карте" связи Европы с Азией выступала не как равноправный партнёр. Южная Осетия должна выступать равноправным партнёром, должна участвовать в этом точно так же, как и другие государства. А в принципе, для Южной Осетии никаких проблем нет.

Меня иногда обвиняют в том, что из-за этой дороги, мол, нет политических отношений, ещё они не подписали меморандум о неприменении силы. Но мы в первую очередь должны думать о тех людях, которые проживают в Армении, в Азербайджане, о тех, кто хочет торговых отношений с Россией в Иране, Турции. Мы не должны зацикливаться на Грузии. Другое дело, что на сегодняшний день Россия и Грузия не имеют дипломатических отношений, однако экономические отношения развиваются, и поэтому я никаких проблем, в принципе, не вижу. Если Грузия будет настаивать на том, чтобы Республика Южная Осетия не была равноправным партнёром, то, конечно, необходимо будет проводить какие-то консультации, переговоры и объяснять, что это далеко не так. Мы — республика, и мы будем равноправным партнёром.

—  Вы сами служили миротворцем в Южной Осетии. Сейчас там расположена российская база. Достаточно ли только этой базы, ее вооружений для надежного обеспечения безопасности республики? Что еще нужно? И правда ли, что в Южной Осетии размещены российские комплексы С-300?

— Вы знаете, иногда журналисты любят раздувать. Говорят, что у нас есть и "Тополь-М", и аэродром для стратегических бомбардировщиков, и так далее. Конечно, нет. Того вооружения, которое есть в Республике Южная Осетия, и того контингента военнослужащих, которые есть, в том числе и в пограничном управлении ФСБ РФ, достаточно для того, чтобы сохранять безопасность Южной Осетии. Плюс вооружённые силы республики. Их вполне достаточно, чтобы дать отпор возможному агрессору.

Дополнительно мобилизовать какие-то силы из РФ или внутри Южной Осетии абсолютно нет никакой необходимости. В Южной Осетии есть вооруженные силы, сейчас проходит призывная кампания, практически все мужское население Южной Осетии в возрасте от 25 лет прошло войну, каждый из них в индивидуальной подготовке довольно высоко обучен. Мы проводим сборы в рамках тех законов, которые есть в республике. Боевая готовность вооруженных сил Южной Осетии обеспечена, обучение военнослужащих проходит в рамках боевой подготовки вооружённых сил Южной Осетии. В итоге те силы, которые сегодня есть на территории республики, полностью гарантируют безопасность Южной Осетии. Причём вы, наверное, знаете, что на сегодняшний день разработан план комплексной безопасности территории РФ и Южной Осетии в части ее границ. Она сегодня полностью обеспечена, договоры между нашими военными ведомствами подписаны, дополнительные соглашения подписаны, и в рамках этих соглашений ведётся работа по обеспечению контурной безопасности Южной Осетии и РФ в части границ Южной Осетии.

1572
Комментарии
Загрузка...