Урал-9

Перспективы роботизации российских вооружений

356
(обновлено 13:55 11.02.2016)
Обновление военной техники в России неизбежно откроет эру роботизации, и в этом направлении многое уже сделано, считает Александр Хроленко.

Александр Хроленко, обозреватель МИА "Россия сегодня"

10 февраля 2016 года в Москве откроется 1-я военно-научная конференция "Роботизация Вооруженных Сил РФ".

Минобороны России располагает комплексной программой "Создание перспективной военной робототехники до 2025 года" и концепцией применения робототехнических комплексов военного назначения до 2030 года.

В конференции участвуют представители руководящего состава Вооруженных Сил и Военно-промышленной комиссии, других силовых структур РФ, более 20 организаций Российской академии наук и 80 ведущих предприятий промышленности. На выставочной площадке будут представлены около 100 перспективных образцов оборонной робототехники.

Безэкипажные приоритеты

Накануне конференции начальник Главного научно-исследовательского испытательного центра робототехники Министерства обороны РФ полковник Сергей Попов отметил: "Роботизация является одним из приоритетных направлений развития вооруженных сил и предполагает создание безэкипажных машин в виде роботизированных систем и комплексов военного назначения различных сред применения".

Стремление вывести с линии боевого соприкосновения максимально возможное количество людей понятно. Применение роботов снизит вред жизни и здоровью военнослужащих, сохранит высокую эффективность подразделений. Насколько возможно подобное замещение?

На поле боя робототехнические комплексы военного назначения (РТК ВН) должны обладать технологическими аналогами человеческих качеств — взаимопониманием, взаимовыручкой. Высокий уровень самостоятельности комплекса должен исключать неповиновение человеку-оператору или потерю управляемости. Поэтому приоритеты развития военной робототехники — автономное управление РТК ВН, программно-алгоритмические средства управления в разнотипных боевых порядках, интеллектуальные системы человеко-машинного интерфейса.

Сложнейшая проблема — реализация совместных тактических действий РТК ВН на поле боя. Ни одна роботизированная система не способна быстрее человека впитывать боевой опыт. Тактику сложно программировать, это часть военного искусства, в котором имеются общие принципы и не существует универсальных формул.

Человек на поле боя пока незаменим, и не вполне корректно называть роботом любой дистанционно управляемый объект. Современные робототехнические системы — это мобильные платформы с телеуправлением, программно-аппаратными средствами, позволяющими выполнять ряд задач без участия оператора, но не все возможные задачи.

Устремленные в небо

Дальше других роботизированных комплексов в плане самостоятельности продвинулись беспилотные летательные аппараты, которые стали весомым средством воздушного нападения.

В 2016 году Минобороны РФ получит на вооружение три беспилотных комплекса различного назначения и один стратегический. Еще один сверхзвуковой стратегический беспилотник с дальностью действия около 8 тыс. км российские конструкторы планируют создать и представить на рубеже 2020 года. Вероятно, это комплексы высокой автономности.

Ударные беспилотники доказали свою эффективность во многих горячих точках мира. Самый большой в мире беспилотный летательный аппарат RQ-4 Global Hawk способен на высоте до 20 км перелететь из США в Австралию и обратно. Автономный MQ-9 Reaper для поисково-ударных действий может нести ракеты AGM-114 Hellfire и бомбы лазерного наведения (максимальный взлетный вес — 5 тонн, полезная нагрузка — 1,7 тонны). На высоте 15 км может лететь со скоростью 370 км/ч на расстояние до 6 тыс. км. Российские аналоги ни в чем не уступят американским.

Продвигаются по пути роботизации средства ПВО. Автоматика быстрее человека анализирует обстановку и принимает решения. К примеру, российский зенитный ракетный комплекс С-400 (500) — во многом уже высокороботизированная система. Аналогичные автономные комплексы найдут широкое применение в условиях малолюдной Арктики.

Оснащение Российской Армии и ВМФ новейшими средствами радиоэлектронной борьбы идет с опережением графика, и к 2020 году их доля в войсках превысит 70%. На этом направлении боевым роботам также гарантированы высокая эффективность и большое будущее.

Специализирующийся на военной тематике американский ресурс We are the Mighty отмечает: "Новая система ведения радиоэлектронной борьбы, разрабатываемая в России в настоящее время, вероятно, позволит "отключать" все приближающиеся угрозы, от кораблей НАТО до ракет и даже гиперзвукового оружия будущего".

С учетом комплекса угроз американского "глобального удара", в 2015 году российские войска радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) приняли на вооружение комплекс мобильного поиска и сбора ионизирующих излучений КМ-ПИИ, в состав которого входит робот РД-РХМ. Опытно-конструкторские работы над новым многофункциональным роботом для войск РХБЗ завершатся в 2017 году.

Доля устремленных в небо современных образцов вооружения в Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН) к 2020 году будет доведена до 100%, и здесь тоже имеется простор для роботизации.

Не секрет, что эффективность и автономность надводных боевых кораблей и подводных лодок во многом зависит от физиологии человека. Если сделать максимально роботизированную платформу, можно значительно повысить скрытность, увеличить радиус боевого применения и время похода. Боевое дежурство длительностью до 30 лет станет реальностью.

Недавно на телеэкране "засветилась" секретная ядерная торпеда "Статус-6", воплощение новейших российских подводных технологий. Эта роботизированная платформа создана для транспортировки ядерного заряда большой мощности к побережью противника (на дальность до 10 тыс. км). Возможно, подводный робот способен годами ожидать своего часа в океанских глубинах. Разработка вызвала широкий международный резонанс.

Сухопутные роботы отстают

В 2016 году начнутся испытания российского универсального боевого робота "Нерехта", созданного по модульной схеме для боя, разведки и патрулирования.

Боевые действия на местности сложнее действий в однородной воздушной или водной среде. И наземные роботизированные комплексы развиваются не столь интенсивно. Они могут автоматически передвигаться с учетом рельефа местности, огибать препятствия, ориентироваться за счет собственных технических средств и спутниковой навигации, прокладывать маршрут между двумя пунктами, обнаруживать цели по заданным параметрам. И все же оператор контролирует эти действия, управляет оружием.

Специалисты считают, что в обстановке общевойскового боя достоверность распознавания целей и решение на огневое поражение можно доверить лишь человеку. Полностью автономных комплексов или машин не существует ни в одной стране мира. Сухопутные роботизированные системы армии США также отстают от воздушных. Лишь недавно стартовала новая программа по тактическому автономному наземному аппарату Tactical Unmanned Ground Vehicle (TUGV). А роботизированные танки отсутствуют даже в программах.

История боевых роботов

Первые дистанционно управляемые безэкипажные боевые машины были созданы после Первой мировой войны. В разных странах проектов было много, однако до воплощения в железе и участия в боевых действиях продвинулись только телеуправляемые танки, разработанные в СССР и в Германии.

В Советском Союзе в 1930-е годы два отдельных танковых батальона получили машины на базе легкого танка Т-26. В телегруппе состояли ведомый телетанк ТТ-26 и танк управления ТУ-26 (всего 55 телегрупп). В те времена — новация беспримерная, и все же, без дистанционного управления башней, без автоматики заряжания пушки телетанк ТТ-26 мог только применить огнемет или поставить дымовую завесу дымогенератором. Телетанки РККА участвовали в советско-финской войне 1939—1940 годов и в боях 1942 года под Севастополем.

В период Второй мировой войны Германия активно использовала управляемые по проводам самоходные гусеничные машины "Голиаф" (всего более 7500 единиц). Это были одноразовые, начиненные взрывчаткой устройства, которые не могли принципиально изменить ход боевых действий. В 1943 году вермахт получил дистанционно управляемые по радио малогабаритные гусеничные машины B-IV, несущие на борту сбрасываемый 500-килограммовый контейнер с взрывчаткой (изготовлено 570 единиц).

И советское и немецкое командование невысоко оценили эффективность боевого применения дистанционно управляемых машин. Ограниченные возможности не оправдывали затраченных средств, и в послевоенный период проектно-конструкторские работы на этом направлении были свернуты.

Благодаря технологиям XXI века, горизонт невозможного отодвигается, робототехнические системы все активнее внедряются в сфере вооружений. А развитие боевой робототехники способствует прогрессу средств автоматизации гражданских производственных процессов.

356
Комментарии
Загрузка...