Генеральный прокурор Южной Осетии

Генпрокурор: моим первым шагом стало новое расследование преступлений Грузии

254
(обновлено 12:28 28.06.2016)
О своих первых шагах в должности руководителя надзорного ведомства и приоритетах в дальнейшей работе рассказал генпрокурор Южной Осетии Урузмаг Джагаев.

В апреле 2016 года на должность генпрокурора Южной Осетии был назначен Урузмаг Джагаев. О том, как работало ведомство до его назначения, резонансных уголовных делах и дальнейших планах Джагаев рассказал корреспонденту Sputnik.

—  Урузмаг Фридонович, какую оценку Вы бы дали работе Генпрокуратуры до вашего назначения?

— Учитывая все проблемы, которые стояли перед Генеральной прокуратурой и в целом в республике после 2008 года, в том числе недостаточное материальное обеспечение и несовершенство законодательной базы, могу сказать, что работа ведомства велась на достаточно хорошем уровне. Удалось сохранить коллектив, и ведомство в целом отвечало поставленным задачам. С первого дня своего назначения я детально изучаю работу, которую удалось проделать моим предшественникам.

—  Каковы были Ваши первые шаги на должности генерального прокурора? И каков план работы ведомства на ближайшее будущее?

— Возглавив генеральную прокуратуру, первое, что я сделал, это возобновил расследование военных преступлений Грузии против народа Южной Осетии в августе 2008 года. Сегодня мы собираем видеоматериал по этим делам.

Работа идет не только в республике, но и за ее пределами. Мы собираем даже то, что сняли на свои телефоны сами очевидцы событий. Позже они в качестве еще одних доказательств дополнят всю картину преступлений Грузии. Мы собираемся привлечь к этой работе и кинематографистов, чтобы подготовить по собранным материалам документальный фильм.

Наши российские коллеги также возобновили эту работу, Следственный комитет РФ издал книгу "Белая книга преступлений Грузии против российских миротворцев и гражданского населения Южной Осетии и Абхазии. Август 2008 года", книга издана и на английском языке. Всем этим можно будет воспользоваться и на встречах в Женеве, изданные материалы будут переданы в республиканскую библиотеку и архив. Кроме того, часть своих материалов мы уже передали в Национальный музей, где готовится новая экспозициям по теме геноцида осетинского народа.

—  Как продвигается работа по уголовным делам коррупционной направленности? Сколько всего дел было возбуждено, какие из них переданы в суд и какую сумму удалось вернуть в бюджет республики?

— У нас еще очень много работы, чтобы дать ясную картину того, как использовалась российская финансовая помощь. К нам обращается множество людей с жалобами на деятельность и качество работы тех государственных и коммерческих структур, которые были временно образованы после 2008 года.

О финансовых средствах я пока говорить не буду в интересах следствия. До моего прихода Генпрокуратура возбудила более 50 уголовных дел по хищениям и нецелевому использованию финансовых средств, которые Россия выделила в качестве помощи после войны 2008 года. Следственные действия тормозились из-за того, что руководители многих подрядных и других организаций, которые фигурировали в этих делах, находились за пределами республики. Кроме того, те, кто работали здесь на ответственных должностях, тоже не были гражданами Южной Осетии, а приезжими специалистами.

Поэтому мы передали нашим российским коллегам более 50 дел, чтобы их фигуранты, скрывающиеся на территории РФ, понесли наказание. С 2012 года расследование этих дел замедлилось, в деле возвращения в казну похищенных средств также нет больших продвижений. Эта работа, как на месте, так и в России, по непонятным причинам тормозилась. Теперь взаимодействие снова активизировалось, мы активно сотрудничаем с руководством Генпрокуратуры и Следственного комитета РФ. По этим уголовным делам есть арестованное имущество и банковские счета.

—  Как идет расследование самых резонансных преступлений, и какое из них Вы считаете наиболее важным?

— Обстановка в республике сегодня спокойная и резонансных дел не так много. Одним из них является расследование гибели Анны Санакоевой. Наши сотрудники проделали большую работу, проведено много экспертиз. Уголовное дело основательно расследовано, установлены все обстоятельства и дело снова направлено в суд, но уже с обвинительным заключением. В убийстве женщины обвиняется Мурман Кулухов. Окончательное решение вынесет уже суд.

—  Расследование некоторых уголовных дел зачастую затягивается из-за того, что практически все экспертизы приходится делать в России. Появятся ли в будущем у югоосетинских правоохранительных органов необходимое оборудование и квалифицированные специалисты?

— У Генеральной прокуратуры есть такое оборудование, главное — обучить наших сотрудников с ним работать. К сожалению, у нас нет лаборатории для прохождения наркологической экспертизы. Мы уже подготовили одного специалиста, но в Россию все равно приходится отправлять много материалов на экспертизу. На это уходит много времени и средств.

В соответствии с соглашением о сотрудничестве между Генпрокуратурами Южной Осетии и России, а также со Следственным комитетом РФ, девять наших сотрудников проходят курсы повышения квалификации. Один из них уже вернулся.

Кроме того, группа сотрудников Генпрокуратуры приняла участие в учениях российских экспертов в Новороссийске и получила хороший опыт в проведении судебно-баллистических экспертиз. Еще одна группа поедет учиться в сентябре.

Мы и в дальнейшем будем стараться отправлять наших сотрудников на повышение квалификации, и я надеюсь, что через один-два года наша работа выйдет на более высокий уровень и мы сможем оперативно и качественно проводить все мероприятия на месте.

254
Комментарии
Загрузка...