Петр Хубежов

Мне бы в небо...

538
(обновлено 11:01 09.02.2016)
Житель Цхинвала Петр Хубежов строит свой самолет, чтобы воплотить давнюю мечту, стать летчиком.

ЦХИНВАЛ, 9 фев — Sputnik, Андрей Тадтаев. Петр Хубежов всегда хотел летать. Еще в младших классах по дороге домой (школа была в шести километрах от родного села) он садился на пригорок и думал: вот бы уметь летать, долететь до того холма, побывать где захочешь!

Много лет спустя, так и не сумев воплотить свою мечту стать летчиком, Хубежов решил построить свой собственный самолет. Он задумал сделать легкий штурмовик с поршневым двигателем. Выбрать военный вариант летательного аппарата заставило время — это были 90-е годы, когда Южная Осетия с трудом отбивалась от грузинских вооруженных формирований. У молодой республики и стрелкового оружия не хватало, а уж самолет, пусть и с довольно скромным вооружением (пулемет и несколько неуправляемых ракет под крыльями), был бы в то время просто незаменим.

Началось все еще в 60-е годы, когда из-за Карибского кризиса над миром нависла угроза ядерной войны. Советские ВВС усиленно к ней готовились, а учебные полеты на низкой высоте проводились и над Южной Осетией. Взрослые с тревогой смотрели вслед боевым самолетам, с ревом проносящимся над селом Петра, у детей же звенья истребителей, чуть ли не задевавшие в полете вершины холмов, вызывали неописуемый восторг. Тогда-то мальчик твердо решил стать летчиком.

"Мы жили в селе и время от времени моя мать привозила в Цхинвал на рынок овощи с нашего огорода. Она всегда брала меня с собой, и однажды, возвращаясь домой, мы проходили мимо газетного киоска, на его прилавке я увидел журнал с рисунками самолетов — "Крылья Родины". Я уговорил маму купить его и потом перечитывал журнал постоянно. Там был чертеж модели самолета, и я решил его собрать", — вспоминает Хубежов.

Специальных материалов у него не было, поэтому Петр решил смастерить модель из дощечек, которыми в Осетии делали кровли сельских домов — их как раз осталось достаточно, после того, как отец поменял крышу. Модель получилась не хуже нарисованной в журнале, не было только моторчика, поэтому летать она не могла, и Петр подарил ее другу. Смастерить что-то своими руками для него никогда не было проблемой — лыжи, санки, машинки получались у мальчика так хорошо, что и сверстники, и взрослые только диву давались. А в пятом классе Петр построил машину на педальном приводе, причем вся она, кроме металлической цепи от велосипеда, была из дерева.

"В старших классах я решил, что пора воплощать мечту в реальность, но возможности поступить в летное училище тогда не было, поэтому записался в училище ПВО во Владикавказе. Дома эту идею не одобрили, потом я и сам подумал, что это не совсем то, о чем я мечтал. Поэтому, увидев, что к школе подъезжает машина из военкомата, я спрятался в туалете", — смеется Хубежов.

Позже он поехал в Тбилиси, чтобы поступить в гражданское авиаучилище, но не прошел комиссию — незадолго до этого Петр работал на токарном станке, и отлетевшая металлическая стружка попала в глаз, став причиной небольшого воспаления. В советской Грузии, да еще в Тбилиси, осетин не очень жаловали, поэтому для отказа хватило даже такой мелочи.

Но своей мечты он не оставлял. Спустя несколько лет Петр вместе с другом снова поехал в Тбилиси учиться на инструктора-дельтапланериста, но пробыл там недолго — уже близок был развал СССР, а в Грузии набирал силу национализм.

"Тогда я и решил построить самолет. Уже шла война, поэтому я подумал, что у самолета должно быть вооружение — один пулемет и до четырех неуправляемых ракет. На таком можно было бы набрать высоту, выключить двигатель и бесшумно подлететь к цели, атаковать ее и, уже пролетев над противником, снова включить мотор и вернуться обратно", — так Петр представлял себе тактику применения своего детища.

Он начал собирать материалы, нужен был авиационный алюминий. Случай достать его представился, когда в горах республики совершил вынужденную посадку грузинский вертолет Ми-8. Экипаж и пассажиры сразу же ушли, а спустя некоторое время у покореженной машины появился Петр с товарищем.

"Мы несколько раз ходили туда, перетащили на себе все, что можно было и что подходило для моего замысла. Но через горы много не унесешь, да и времени это занимало много. Словом, этого мне хватило только для начала", — рассказывает Хубежов.

Когда в 1992 году в Южную Осетию вошли смешанные (российско-грузино-осетинские) миротворческие силы, он вступил в их ряды, долгое время служил в комендатуре в Цхинвале.

Грузинский миротворческий батальон располагался в Никози на месте перебазировавшегося в Россию вертолетного полка. Там еще оставались две аварийные машины — одна из них при посадке потеряла управление и получила повреждения, покалечив еще и другую на земле.

"Их то я и решил перевезти в Цхинвал по частям. Но там располагались грузинские миротворцы, естественно они бы мне ничего не разрешили вывезти. Помог комендант из российского батальона, которому я рассказал о своих планах. Тогда идея строить легкий штурмовик была уже неактуальна, поэтому он просто проникся идеей помочь построить самодельный самолет", — продолжает Хубежов.

Комендант дал ему взвод автоматчиков и грузовой "Урал" для перевозки снятых с вертолета деталей. Грузины мешать не стали, но прознав в чем дело, дали по корпусу вертолета очередь из автоматической пушки БМП, а потом еще и протаранили его. Но даже после этого Хубежов решил не отказываться от своей цели и довез таки вертолет до Цхинвала — пока его хвост, потом корпус.

"Я начал собирать самолет в одном из ангаров около Цхинвала. Крылья привез из Пятигорска, они были от Ан-2. Двигатель от снегохода. Фюзеляж собрал из вертолетной обшивки. Передняя стойка шасси тоже от вертолета. Много чего вытачивал сам, заказывал детали, когда на это были деньги, но до конца собрать машину все же не получилось", — вспоминает Петр.

Недостроенный самолет Петра Хубежова.
© Sputnik / Руслан Тадтаев
Недостроенный самолет Петра Хубежова

После войны в августе 2008 года ангар, где он собирал аппарат, снесли. Недостроенный самолет практически оказался в поле, а Петр об этом узнал только, когда множество деталей, в том числе с таким трудом добытые крылья, растаскали на металлолом.

Сейчас Хубежов работает водителем в правительстве Южной Осетии. Ему осталось несколько лет до пенсии, выросли дети, родился внук. Недостроенный самолет стоит у дальней стены его гаража. Рядом лежит так и не установленный на свое место двигатель.

"Я возьмусь за него снова, когда выйду на пенсию. Дострою потихоньку. Это кропотливая работа, требует много времени и терпения, но я обязательно подниму его в небо!", — говорит Петр.

Дело может пойти быстрее, если бы проекту помогли финансово — чтобы построить самолет, пусть и самодельный, нужны деньги. По нынешним временам — не очень большие, но для Хубежова неподъемные…

Но если бы они все-таки нашлись, в воздух Южной Осетии мог бы подняться первый в ее истории отечественный самолет.

538
Комментарии
Загрузка...